resonoid : Старик и Мор

20:35  09-09-2006
За давно не мытым окном стелился по траве туман. Багрово-красное солнце постепенно скрывалось за лесом. Большая зеленая муха лениво билась об стекло. За грубо сколоченным столом сидел старик. Его морщинистая рука сжимала стакан с дешевой водкой, сегодня пенсия, сегодня можно. Лицо старика было задумчиво, глаза его, когда- то ярко синие, белесыми бельмами тускло светились в глазницах. Тихо потрескивали догорающие поленья в печи, пахло затхлостью и вселенской тоской.
Старик опрокинул стакан с остатками алкоголя в рот, его выпирающий кадык на тонкой, в седой щетине, шее судорожно дернулся. Откинувшись на спинку дряхлого стула, отозвавшегося жалобным скрипом, старик с наслаждением затянулся «Примой» Моршанской фабрики. И тут в дверь его потемневшей от времени избы постучали.
Шаркая стоптанными тапками, старик пошел открывать. На пороге стояла женщина, в длинной черной кофте. Откинув капюшон и тряхнув золотом густой копны волос, нежданная гостья переступила порог.
-А я к вам. – гостья лукаво поглядела на старика.
-Что- то я вас не припомню. – старик с любопытством уставился на женщину, хотя какая женщина – девушка, и при том довольно смазливая.
-Нет, я точно к вам. Меня зовут Мор. – девушка скинула свою кофту, оставшись в фривольной короткой юбочке и вызывающее обтягивающей высокую грудь майке. Кофта из ее рук переместилась на свободный гвоздь, вбитый в стену, и осталась висеть по соседству с потертой телогрейкой и плакатом азиатки в бикини.
-Ну что ж, Мор так Мор. – сделал в слух умозаключение старик. – Прошу к столу, я сегодня гуляю. Старик не с трудом скрывал радость, не каждый день доводилось ему сиживать с такими красотками. На всю деревню остались только пять старух, да и то одна из них кривая.
-Ну что дед, наливай, погуляем! Дела потом! – девушка облизала кончиком языка свои пунцовые губы, а в ее изумрудно зеленых глазах заплясали бесенята.
-Отчего ж не налить, с тобой красавица я хоть уксус хлебать буду! – старик, кряхтя, полез под стол за непочатой бутылкой. Девушка со странным именем Мор, нравилась ему все больше. Она напоминала ему доярку Дуняшу, с которой он имел роман в молодости. Та же матовость гладкой кожи, те же крутые бедра, такой же задорно вздернутый курносый носик. Старик почувствовал, как паху становилось тепло, началось давно забытое шевеление в штанах.
Бутылка закончилась быстро, за ней последовала вторая. Мор щебетала без умолку, все расспрашивала о житье старика. А тот раскрасневшийся, сидел соколом и бросал жадные взгляды в вырез майки девушки. Отпускал сальные шутки, а Мор хохотала над ними, содрогаясь всем своим крепким телом, и груди ее прыгала под одеждой, норовя порвать ткань остро торчащими сосками. Она была уже изрядно пьяна, и казалось, не заметила, как сухие пальцы старика, просунувшего руку под столом, ухватились за ее круглую коленку. Старый охальник, видя это, шатаясь, поднялся, подошел к Мор и положил свою вспотевшую ладонь на ее грудь. Другой рукой притянул к своему сухому телу и присосался свои беззубым ртом к устам гостьи. Мор часто задышала, но не вырвалась из объятий, а подалась навстречу, бесстыдно сжав проснувшийся от долгого сна член старика.
На лбу старика выступил пот, который, собираясь в крупные капли, скатывался вниз и падал на белую, похотливо изогнутую спину Мор. Она, прижатая к столу и выпятив пышный зад громко стонала. Старик, пристроившись сзади матерился и пытался задвинуть поглубже, шалея от похоти и неожиданной радости обладания таким шикарным телом.
Мор, все более входящая в раж называла старика - мой орел, шептала о том, как давно не испытывала такого блаженства и вела себя как течная сука. Старик уже мало, что соображающий глубоко запускал пальцы в ее зад и пускал слюни.
За окном начинало светлеть. Прокричал петух. И тут старик почувствовал, как его пальцы все глубже проваливаются в плоть Мор. С испугом он увидел, как желанное тело начали покрывать страшные язвы, запахло смрадом и гниющей плотью. С извивающейся под ним Мор начали падать на пол куски мяса, покрытые зеленой слизью, но он не мог остановится, и продолжая буравить членом девушку. Скоро вместо красавицы – любовницы под ним лежал скелет. Старик в ужасе отпрянул, к нему повернулся голый череп и ощерившись большими клыками спросил : «Тебе было хорошо, милый ?». Старик онемел от ужаса.
-Йыыыы…- только и мог выдавить из себя любовник.
-А теперь пора милый! – Мор, глухо стуча костями, неожиданно резво подскочила к двери и вытащила с улицы из-за дверного проема, большую косу с зазубренным лезвием.
Первый рассветный луч отразился на стали и блик от него навсегда застыл в правом глазу старика.
4