Швейк ™ : Встреча школьных друзей

00:30  19-07-2009
Ветер с залива трогал лицо своими невидимыми пальцами. Середина моста подрагивала под колесами ночных машин, заполненных музыкой, сексом и смуглыми таксистами. Подразумевающиеся звезды где-то там зябко ежились в сырой вате питерского неба. Вода северного озера утрамбовывалась гранитом набережных в искрящийся рябой поток, умело инсталлированный в раму из подсвеченных декораций.
Он дрожал. Смех разрушал его изнутри, до тех пор, пока не выплеснулся за перила моста в сторону плавучей очереди железных уродцев и красавчиков, ждущих прохода по фарватеру. Освободившийся смех пинбольно прыгал по воде, отскакивая от щербатых плоскостей набережных и вычурных бортов посудин, набирая невиданные баллы. В нем кувыркался потешный образ полнеющей пергидрольной блондинки, жеманно и призывно намекающей на что-то в прошлом.
Что-то. Знала бы она, чем было для него это Что-то. Он закинул голову вверх, чтоб электрический свет города не испачкал воспоминания.
Книга. Окно. Двор, по которому все сокращают дорогу в школу. Каждое утро. Он, сидящий у окна. И страх. Страх, что она заболела или проспала. И Что-то в нем, при ее появлении. Полминуты. Не больше. Полминуты ее. Он пожирал глазами каждый шаг, каждую заминку, самый слабый блик на ее коже и волосах. Это переполняло, рвалось наружу. Руки ни причем. Они – лишь намек на нее. Но Боже! Как хорошо, как ярко, сладко, горячо! Взрыв в мозгу. Пульсирующее Что-то. Горячие волны. Волшебное спокойствие. Ванна. Портфель и неистовый бег. Дежурный. Завуч. Очередная взбучка за опоздание. Ожидание перемены. Заученное наизусть расписание ее уроков. Причины быть именно там, где проходят ее перемены. Алкоголь случайного прикосновения. Контейнер фрагментов Чего-то, что вечером превратится в фейерверк горячего блаженства. А может и не вечером, может быть сейчас. В туалете.
Напившись морского воздуха, он неспешно двинулся в сторону площади. Таксист молчал. И это было то что надо.
Он сразу пошел в душ. Мылся долго и шумно. После кухня, кофе, сигарета, спальня.
Он присел на край кровати.
- Ты спишь, моя хорошая?
Она, как обычно, молчала.
- Знаешь, сейчас одно существо очень сильно испортило мне настроение. Ах да. Я не сказал тебе. Это была встреча школьных друзей. Так вот. Ее звать также как тебя, мой ангел. Звать… Не поверишь, но мне кажется, она знает что-то про нас с тобой. По крайней мере, мне так показалось.
Он помог ей сесть на край дивана. Потрогал растрепанные русые волосы, поцеловал плечо.
- Ложись. Ты, наверное, устала ждать.
Он укрыл ее. Подошел к комоду. Из стопок аккуратно сложенного белья выбрал белые трусики, носочки, легкие джинсы и клетчатую футболку без надписей.
- Думаю, тебе это понравится.
Он задумчиво подошел к книжным полкам. Корешки книг изобиловали специальными названиями, имеющими отношение к антропологии, судебной медицине, промышленному конструированию, термодинамике, дерматологии, биохимии, кристаллографии, ортопедии, пластической хирургии. Из под груды рисунков, чертежей и схем, он вытащил альбом. Открыл его и долго рассматривал. Воспоминания этого вечера уплывали прочь.
Он, стараясь не шуметь, залез под одеяло, обнял ее и тихо сказал:
- Спи, малыш. Завтра я получаю шарниры. Полгода моего труда. Теперь ты сможешь заниматься гимнастикой и даже играть на рояле.
Он улыбнулся, поцеловал ее волосы, пахнущие детством, прикоснулся к шее.
«Пожалуй не стану менять формулу полимера. Просто сделаю эту кожу чуть более рельефной» - пришла и мгновенно унеслась мысль.
Ее живот теплел под прикосновениями его губ.