Владимир Ильич Клейнин : Вутин

02:38  05-03-2004
Описав жизнь прораба из Химкинского ДРСУ - Бориса Николаевича Ёлкина, а также вкратце рассказав о самом ДРСУ, было бы большой ошибкой не упомянуть об одном, в прямом смысле, обитателе этой достойнейшей организации. Дело в том, что люди в Химкинском ДРСУ преимущественно не жили, а работали. Поэтому странным может показаться то обстоятельство, что, по крайней мере один человек, в Химкинском ДРСУ жил.

Этим человеком был беспризорный мальчик по имени Паша. Паша появился в ДРСУ приблизительно в 1960 году. Он прятался в подвалах данной строительной организации, прячась от зимнего холода. Помимо этого, Паша воровал различные бутерброды и другие пищевые продукты у рабочих ДРСУ, повергая жертв своего ограбления в шок. Рабочие поначалу думали, что все это делают крысы.

По всему ДРСУ было расставлено множество крысоловок, но всё было безуспешно. Еда пропадала даже из ловушек, а ни одна крыса так и не была поймана. Тогда по инициативе одного из рабочих - Паши Свешникова, было решено отравить крыс. Рабочие оставили на ночь довольно приличное количество пищи на видном месте, подсыпали туда мышьяку, а сами спокойно разъехались по домам.

Первым в помещение Химкинского ДРСУ с утра вошел начальник - Борис Николаевич Ёлкин. Открыв дверь, он увидел в коридоре странную картину. Какой-то мальчик катался по полу и, явно находясь в невменяемом состоянии, громко кричал всякую непотребщину. Оказавшись в порыве гуманизма, Ёлкин взял мальчика на руки и побежал к выходу из ДРСУ, как впоследствии выяснилось, побежал он к больнице.

Когда Борис Николаевич Ёлкин пробегал мимо проходной, из неё выскочил сторож - Виктор Николаевич Берёзкин. Берёзкин стоял и с недоумением смотрел на пробегающего мимо Ёлкина. В тот самый момент, Ёлкин споткнулся о камень и упал лицом в большую выбоину у въезда в ДРСУ, которая благодаря изрядному заполнению грязной водой, превратилась в лужу. Паша выскочил из рук Ёлкина и отскочил в лужу. Березкин, все еще не выйдя из состояния шока, стоял и тупо смотрел на все происходящее.

Однако, крики Ёлкина и бульканье тонущего грудника заставили Березкина выйти из кома. Виктор Николаевич вытащил Пашу из лужи и, держа его левой рукой за волосы, стал ему что-то говорить. Являясь знатоком испанского языка, Березкин говорил с Пашой именно на этом языке. Причем говорил он мальчику не совсем цензурные слова. А именно, Березкин называл Пашу - Вуто.

Тем временем Ёлкин пришел в себя, отряхнулся и схватив на руки Пашу побежал больнице. Надо сказать, что Борис Николаевич не зря торопился. Мальчик был отравлен мышьяком и должен был умереть, но благодаря феноменальной живучести, а также благодаря быстрому бегу Ёлкина, Паша выжил.

После выздоровления Паша вернулся в родное ДРСУ. Борис Николаевич Ёлкин разрешил ему жить в подвале. Рабочие стали приносить Паше из дома всяческие объедки. Так как у Пашы не было фамилии и отчества, то их пришлось придумать. В частности отчество Паша взял от Володи Свешникова, благодаря которому ему удалось отравиться мышьяком, а заодно и втереться в доверие к работникам Химкинского ДРСУ. С фамилией же было сложнее.

Однако здесь проявились глубокие познания знатока испанского языка - Виктора Николаевича Берёзкина. Он предложил присвоить Паше фамилию, происходящее от латинского слова Вуто. А для того, чтобы эта фамилия выглядела как можно более патриотичной, слово Вуто было решено объединить с названием колхоза "Вульва Ильича", находящегося в Химкинском районе. Таким образом никому не известный мальчик стал называться Павел Павлович Вутин.

Паша Вутин продолжал жить в подвалах, питаться объедками и старался не попадаться никому на глаза. Вскоре практически все работники Химкинского ДРСУ забыли о его существовании. Не вспоминали о нем более 30 лет, а именно на протяжении всего срока руководства Химкинским ДРСУ Борисом Николаевичем Ёлкиным.

К тому времени Ёлкин постарел и, вероятно от внезапно настигшего его старческого маразма, стал проявлять неярко выраженные сексуальные отклонения. Другими словами он проявлял все признаки старого пидорка. Это было модно среди советских и некоторых других политиков.

…С увольнением из Химкинского ДРСУ бывшего начальника - прораба Бориса Николаевича Ёлкина, а также его подручных - Е.Т. Гайдара, А.Б. Чубайса и других, бывший сторож Виктор Николаевич Берёзкин стал начальником данного ДРСУ. Одновременно с этим, пост сторожа в Химкинском ДРСУ оставался не занятым. ДРСУ было не защищенным от всяческих воров и убийц. Поэтому за срок отсутствия сторожа на территории Химкинского ДРСУ было совершено: 150 разбойных нападений, 6 изнасилований дорожных рабочих и машинистов дорожно-строительной техники, хищение 666 тонн песко-соляной смеси, зафиксировано 22 угона бульдозеров и экскаваторов. К тому же прямо на проходной неизвестный крупными буквами написал слово: "ХУЙ", а в кабине водителя автогрейдера кто-то регулярно срал. Но никто не хотел работать в ДРСУ сторожем.

И тут-то Виктору Николаевичу пришла в голову довольно гениальная идея. Это даже была не идея, а старое воспоминание. Березкин вспомнил про Вутина. Да, да, про того мальчика Пашу, который тридцать лет назад жил в подвалах ДРСУ и с тех пор про него совершенно ничего не было известно. Тут Березкину пришла в голову нехорошая мысль о том, что Паша наверняка давно умер и разложился в подвале. Однако, Виктор Николаевич тут же успокоил себя тем, что при разложении был бы ужасный запах и, вероятно, рабочие почувствовали бы его.

Прокрутив в своей голове, начиненной помимо стандартных знаний, испанским языком, все мысли связанные с фамилией Вутин и именем Паша, Виктор Николаевич спустился в подвал. Пройдя несколько шагов на подвальному помещению, Виктор Николаевич увидел пару ярко светящихся глаз, злобно смотрящих на него.

"Паша?", - спросил вкрадчиво Виктор Николаевич Берёзкин.

Но вместо ответа он услышал какой-то хрип, сопровождаемый рычанием и диким воем. Обладатель светящихся глаз мощным прыжком приблизился к Виктору Николаевичу, сбил его с ног и попытался вцепиться ему зубами в горло. Однако, Виктор Николаевич нащупал лежащую на земле арматуру, схватил ее и со всего размаха ударил арматуриной между глаз. Эффект был моментален. Глаза тут же закрылись, оставив Березкина в полной темноте, а их обладатель упал на пол без сознания.

Виктор Николаевич выволок бессознательное тело из подвала на улицу. Перед его глазами был полудикий, на вид сорокалетний, человек одетый в старые тряпки и оборванные одежки, выброшенные несколько десятков лет назад сотрудниками Химкинского ДРСУ. К тому же этот человек, по всей вероятности, настолько одичал, что разучился говорить. Виктор Николаевич уже успел пожалеть о том, что полез в подвал и том, что вспомнил фамилию Вутин. Но уже было ничего нельзя изменить.
4