Алена Лазебная* : Отцы-матери (два рассказа)

09:58  10-10-2013
Катя-Катерина.

У Кати трое детей и она беременна четвертым. Мужа у Катерины нет и все ее дети от разных мужчин.
Отец у Кати китаец, а мать русская. Катя изящно сложена и маленького роста. Личико у нее круглое доброе, а глаза узкие и злые.
В Москве Катю принимали за эмигрантку, и она уехала жить в Азию.
Катя не баптистка, не сектантка, не буддистка она темпераментна и ей нравится секс без презерватива.
Когда Катя беременеет, она рожает и не рассуждает о последствиях.
Катины мужчины уходят от нее, как только узнают о будущем отцовстве.
Они сожалеют. Сожалеют, о том, что так подставили Катю.
Отцы Катиных детей ей завидуют и не любят.
Друзья-мужчины Катиных мужчин ее осуждают.
Женщины-подруги Катей восторгаются.
Кате все равно, что о ней думают знакомые сплетники.
Ей некогда, Катя рожает, растит детей и работает.
Катя удачлива, предприимчива и каждый новый бизнес у нее успешен.
Катерина требует, чтобы отцы заботились о своих детях, а они не желают.
Рожать детей ума много не надо, твердят Катины самцы.
Катины бывшие иногда болеют и просят у Кати денег на лечение.
Катя денег не дает и мужчины утверждают, что она сука безжалостная.
Все Катины дети живут с ней, а летом Катя отправляет их к бабушке.
Летом Катя тает и у нее появляется новый мужчина.
Осенью Катины мужчины исчезают, а по весне Катя рожает детей.
У Кати очень красивые, умные дети и много друзей.
Катя сильная, ее мужчины хотят, чтобы она их усыновила.
Катя не умеет рожать и усыновлять мальчиков.
У Кати три дочки и она ожидает рождения четвертой девочки.
Катя привыкла к одиночеству, вечером она гладит кошку и смотрит старое кино.
Кате тридцать лет, она ждет ребенка и верит в настоящую, вечную любовь.



Счастье по-еврейски.

- Ты Лэсю помнишь?,- спрашивает у меня Геша, коренной киевский еврей с Подола.
- Эээ… Конечно,- с трудом припоминаю худенькую, юную танцовщицу из стрип-бара на Крещатике.
Года три назад Гена познакомил меня со своей приятельницей.
После работы в своем заведении Леся присоединилась к шумной, уже давно гуляющей компании Генкиных друзей.
Забившись в полутемный угол, девушка, молча, исподлобья глядела на выпивающий народ. Иногда она улыбалась и в нервном, вымученном оскале ее улыбки сквозила ненависть ко всем этим пьяным и зажранным мужчинам, восседающим за столом ресторана.
Иногда она прижималась к Гене и что-то шептала ему на ухо.
- Скоро поедем, — небрежно отмахивался от нее кавалер и продолжал прерванную беседу.
Год спустя Гена пригласил нас к себе домой.
Неожиданно для гостей дверь в квартиру отворила хмурая и недовольная жизнью Леся.
- Разувайтесь, только что полы вымыла,- по-хозяйски обронила девушка и, виляя бедрами, томно поплелась на кухню.
Весь вечер Леся молчала, курила и брезгливо поглядывала на толстоватого, вспотевшего от вина Гену.
Впрочем, нам было все равно, Гена наш давний приятель, друг детства. Много лет назад он уехал жить в Америку, мы давно не виделись и с удовольствием болтали, вспоминали детство и всякие смешные, школьные истории. Все знали, что в далекой стране у Гены есть жена и Лесю воспринимали как временное затмение, кризис возраста стареющего мужчины. На Лесю просто не обращали внимания. Никто и не пытался с ней разговаривать и вовлекать в компанию. По умолчанию считалось, что нечего совать нос в чужие дела и Гена сам знает, что делает.
- Ну, конечно я помню Лесю, как у нее дела? – запыхтела, пытаясь скрыть первичное недоумение от вопроса.
- Родила, — спокойно уведомил Геша, помолчал и скромно добавил.
- От меня…
От неожиданности я открыла рот, и пауза в разговоре затянулась.
- Как назвали?- растерялась и выпалила первый пришедший в голову вопрос.
- Богданчик,- радостно возвестил новоявленный папаша.
- Я вот это не стал настаивать, Мойша-Шмойша, Богданчик, так Богданчик. Лишь бы был здоров!- довольный произведенным впечатлением загоготал Гена.
- Ну да, Ну да. Все правильно. Поздравляю. Лишь бы был здоров, конечно. Здоровье это главное.
- Ааа, как же… Ну, ты в Америку давно ездил?
Геша и Лора были женаты много лет. Давным-давно, влюбленный до обморока в миниатюрную, тонконогую еврейку Гена, отбил ее у русского мужа и вместе с ребенком от первого брака увез в Америку. Гена боготворил свою Лору, уважал за проницательный ум и безумно любил и ревновал. Бог не дал им общих детей и они оба бесконечно баловали и любили дочку Лоры.
- Вы с Лесей поженились? – сформулировала я вопрос, стараясь не произносить имени Гешиной жены. Было так обидно за них, за разрушенную жизнью любовь, за детей, которых у них так и не случилось. Да и просто жаль было Лору.
- Я, наверное, сошел с ума,- серьезно, но радостно произнес Геша.
- Знаешь, у Лэси в этой жизни будет всё, что есть у меня. Ты не понимаешь. Мы не живем вместе, но она дала мне то, на что я даже не надеялся. Я ведь даже не мечтал уже, что у меня будет сын.
- Представляешь, когда он родился, я купил сто ползунков, распашонок и детских костюмчиков. Я теряю рассудок в магазинах игрушек и скупаю все подряд. Я стал сентиментален и прячу слезы, когда играю с сыном. Я бесконечно благодарен этой женщине, которая родила мне ребенка.
- А жена? — Гена задумался и отошел в сторону. Через минуту он вернулся и протянул мне телефонную трубку.
- Поговори с Лорой, ей будет приятно.
- Алло, алло, ой как я рада тебя слышать, — прорывался голос Лоры с другой стороны планеты.
- Как ты? Как здоровье? Все в порядке?- знакомый, полузабытый, подольский говор.
- Ты уже знаешь наши новости? И что? Ты в шоке?- заливистый смех.
- Дорогая, ну и как тебе нравится наш Богданчик? Я так рада за Геночку, он теперь папа.
- Милая, я очень счастлива, можешь нас поздравить, у нас теперь есть мальчик.