ZorG : Зинкина любоффь. (Или Стиопа нах, ты будиш маим) Ис цыкла рассказафф пра Стиопу

11:12  11-04-2005
Девачка Зина бля, студентка ПэТэУ и па савмисчтительству разнощица ниибаца пиццы, сидела и фтарой час фтыкала в ящик па катораму паказывали прессканфиренцыйу с новым интергаллактичиским гироим Степай нах.

-… И я, сцуко, приадаливая боли в майом ниибаца хуе, сделал паследжний выстрил маей гарячий спермай на ихнии приборы. И фсио взарвалось нах, и мы пабедили ниибаца. Паэтаму я гирой, вон у миня дажы ордин есть. А рас я гирой вы фсе далжны мне хуй сасать патамушта я вас спас… - ну и прочая падобная хуйня.

-Стёооопа, Степа нах, - вертелась в галаве маленькай уебанки, и пальцы ее автоматически теребили клитор спрятаный под большой, лахматой шапкай лапкавых валос, в ейо грязных трусах типа “Парашут “. В свайо время Зинка атказала Степе ф предлажении “паибацца па скоццки”, патамушто Степу нах фсе ф ПэТэУ драчили и жостка пиздили па ибалу, за то што он трахал дерево – свайу Липу (да сих пор истореей точна не установлина кто сцука прознал и прабалтался пра этат ниибаца конфузный случий в биаграфии героя), а к ней падбивал клинья старшыкурсник Вася кедафф – извесный КК деятиль и хуйатор.

Теперь Зина бля жостка страдала па этаму поваду, тем боле што Вася пазнакомился с какойта Махой, и патирял к Зинки фсякий инторес. Нежнайа пубертатная душа юной швии-матаристки разрывалась ат горя, и ей аставалась только горька пережывать слажыфшуюся ситуаццыйу.

-Нет, вы нипонили, бля, я СТЁПАНАХ – ниибический интергалактичиский гирой – надрывался уибан из ясчика - Я люблю бритыи пелотки и штобы были на деффке стринги, а никакии – нибуть “Парашуты” ниибаца. И абизатильна штоп чистая пелотка, патамушто я люблю их лезать – беззастенчива врал Степа нах, хотя то што эта враньё знал лиш он адин.

Ат таких слоф Зинка фдрук ниажиданна высахла… Вот бля, падумала ана, ВОТ БЛЯ !!! Забыв натянуть трусники, Зинка размазывая сопли и слюни па прыщаваму ибалу ламанулась в ванную.

-Степа нах, ты будиш маим сцуко – шептало ейо васпаленная от пастаянной дрочки на газетныи вырезки са Степай нах сазнание. Зинка быстра скинула с сибя адежду и пасматрелась ф зеркало.

Из зеркала на Зинку глидела девачка падростак с прыщавым ибалом, бальшыми и стройными сиськами и тощими ручками. Нада сказать, што на саамам деле Зинка была дажы ничиво для сваих 16 лет, но фпичитление портили три ниибичиских куста: Два пад мышками и адин на пелотке. Зинкины нежныи миста ниразу в жызни исчо не пробавали бритвы, патамушта аднажды анна спиздила у радитилей порнафильм рижысёра Тинта Браса – там фсе дефки были с такими кустами и Зинка ришыла што эта ниибаца крута.

И вот сиводня у нее праизашло крушенийе идиалафф… фсе аказалась сафсем нитак. И набрафшысь смеласти Зинка взилась за папину тупую “Неву”…

Прашло два чиса…

Распахнулась дверь, и на пароги паивилась ниибаца приабражонная Зинка: Ее низнафшыи да этава шампуня воласы красива и пышна струились па пличам, ибало лишоннае прыщей и щедра памазанае маминым танальным кремам стала выглядить намнога лучшы. Немнога балели и саднили чиста пабритыи места, но акружаюсчим этава небыла видна.

-Бля, фсе не то, фсе не то – причитала Зинка роясь в весчах, каторые дастались ей исчо ат прабабушки. И вдрук абратила внимание на шкаф старшый систры Таньки. Танька никада не разришала рыццо у нее в весчах, но хуле не сделаишь ради любви нах.

Черес час Зинка уже неслась на работу ф пицырию в ахуенских аптягиваюсчих жинсах и лехкай кофтачке, фсе эта была ядавита краснава цвета. Пад джинсы ана надела новые сестрины стринги с розавыми сирдечками. Едва ана вашла в пицырию на нийо абрушылся паток матафф..

-Ёпта, ты хде шаришсио, сцуко а ? Ты пачиму сцуко апаздываиш ? Тут спецзакас – “большуйа пицца блйа с калбасой и дохуйа сыра” , а знаиш для каво ? Ахуеешь нах, прям для кансультанта менистра абароны нах па делам инопланетных кантактаф Степы нах, а ты гдета шарайобишься, он уже ёпта 5 минут ждет, БЫСТРАНАХ… кста, маладетс, харашо выглидишь, зоебись – смякчился начальник чуствуя шывиление в области шыринки…

-Йебонуццо – пронеслось ф галаве у Зинки – Данунах, так небываит. И не веря сопствиннаму щястью, Зинка, на нигнущихся нагах ламанулась ф кремыль, к сваиму любимому гирою.

Ф кремле ейо долга шманал мардатый ахранник, жутка скалясь и дыша на Зинку смрадным запахом гнилых зубоф. Дольшы всиво он пачимута абыскивал Зинкины сиськи, на каторыи ана для куража не адела лефона.

Наконецто ейо правадили к важдиленнай двери… Зинка ропка пастучалась…
- Ща! Одну секунду, я в ванной. – паслышился из-за двири ламающийся голас. Черис нескалька сикунт дверь аткрылась и Зинка увидила прет сабой ниибатава интергалактичискава гироя СТЕПУ НАХ. Он был прикрасин, такой мужиствинный, што песдетс. Штаны в области шыринки были выпуклыми там было заметно явное шевеление.

-Наверно триниравал арудие – падумала Зинка бля, и глупа улыбнулась чуствуя как вазбудилась, и как смаска вытикаит из ейо пелотки, загрязняя стринги систры. Фпичитление усиливало такжы смачное питно спермы на штанине.

-Степа нах, вазьми меня, йеби меня – кричало Зинкина сазнание, но вместа этава анна пачимута сказала - Вот ваш заказ. Прийатного аппетита. С вас пицот рубей… Такой пацтавы ат сопствиннава разума Зинка не ажидала, такой шанс и фсио апгавнять…

- Да, щаблйа. – Инторгалактичиский гирой дастал 500-ую бумашку и пратинул ейо Зинке. Зинкины ноги какбудта приросли к полу, ана нимагла пашивилиццо… Спустя несколька минут Стиопа нах дабавил – Спасибо.

Зинка, фсе исчо не выходя ис ступора павирнулась и пашала прочь… Степа нах неузнал ийо… неужели анна так изминилась… Слезы хлынули па щикам юнай швии-матаристки, смывая толстый слой танальнава крема с летса… Зинка панила, што ана нидастойна Стиопы нах, и он никагда не будет с ней, ат чиво ей стала еще горче, и она паплилась ф пицырию. Ф переди был трудный рабочий день.
4