Лузер : Сон Пандоры

18:50  22-07-2005
В эту ночь Пандора спала неспокойно. Ее дородное тело беззащитно колыхалось под шелковым покрывалом как освежеванная туша кашалота на палубе китобойного судна. Ее дыхание было не свежо . Молодое вино дображивало в ее желудке. Пандора ворочалась, томно постанывая, и то и дело отрыгивала. От этих движений тучного тела простынь под ней скомкалась и повлажнела от пота. Колыхая тонкое покрывало, с каждым вздохом все четче вырисовывалась под ним могучая пандорина грудь и слегка расплюснутая сфера живота. Зрачки медленно двигались под полупрозрачными голубыми веками. Пандоре снился сон. В ее сне могучий фавн, играя на дудке, гарцующим аллюром бежал по залитой знойным полуденным солнцем лесной поляне. На низком лбу его, над дикими кустами бровей красовался венок из полевых цветов. Оцепенев, она неистово любовалась его полузвериным торсом, его литыми, железобетонными ляжками, а главное тем, что… Нет. Ни за что на свете не решилась бы она взглянуть туда, но глаза сами, точно притянутые магнитом, устремлялись в это самое причинное место. Выжечь бы эти бесстыжие глаза раскаленным железом! Но, о Боги, как завораживала эта картина! Воистину, это чудовищное орудие могло соперничать с фаллосом коня со старинных батальных барельефов! Пандора заворочалась быстрее, ее рука скользнула между услужливо раздвинувшихся ног и коснулась давно нетронутых лобковых кущ, нависающих над самым нежным и сокровенным пределом ее рыхлого тела. Только бы фавн не заметил ее. Заметил! Что же делать! Она сгорала от сладостного стыда. Вот сейчас бы провалиться, с головой уйти в землю, оставив его недоуменно разглядывать воронку среди буйной травы и цветов. Но нет! Он глядит ей в глаза. Его взгляд вовсе не страшен, наоборот как-то насмешливо ласков. Полон снисходительного превосходства. Она переводит взгляд с его глаз на колышущийся фаллос. Краска приливает к ее лицу, но отвести очей уже невозможно. Как бы отвечая на ее внимание, чудовище начинает потихоньку оживать. Надувается, как гигантская жаба, поднимает круглую приплюснутую голову и устремляет свою единственную пустую глазницу прямо ей в лицо. При виде этого, как в гипнотическом дурмане, Пандора падает на колени и припадает жадными губами к подножию мохнатого колосса. Ей хочется вобрать в себя, проглотить это чудное, идеальное и божественно гармоничное творение. Превозмогая боль в челюсти и углах губ, Пандора жадно впивается в источник неги. Она не может произнести ничего кроме сдавленного мычания, но душа ее неистово вопит. Пощадите, о боги! Дайте же мне насладиться этим чудом. Напоите иссохшее горло божественным нектаром. Руки ее беспорядочно бегают по шершавому стволу исполина и массивным морщинистым шарам у его подножия. Она стонет и скулит от нетерпения и вот в рот ей бьет горячая и липкая струя. Она захлебываясь глотает нектар, подставляет под упругие струи раскрасневшееся лицо, растирает влагу ладонями по коже и волосам. Экстаз быстро покидает ее тело. Она вздрагивает внезапной мелкой судорогой, поднимается на ослабевшие ноги, облизывает кровоточащие уголки рта. Фавн, как бы сдувшись, выпустив из себя всю свою силу, вдруг превращается в карлика, а потом и вовсе исчезает в траве. Ошарашенная, Пандора просыпается. Несколько секунд не может решить, где она, и что с ней произошло. Затем, придя в себя, резко откидывает одеяло и, недовольно хлюпая влагалищем, устремляется в ванную комнату. Но добежать не успевает. Ее долго и порывисто тошнит на ковер. С тех самых пор Пандора ненавидит мужчин, но всегда сквозь отвращение оценивающим взглядом прикидывает размеры содержимого их одежд.. Да, да именно там, чуть ниже пояса..
4