Al Pachino Крутой : ВАСИЛИСК

08:52  11-11-2019
В густых лесах до времени Потопа,
Когда легла на землю ночи мгла,
Усталый ящер в поисках тепла
Залёг под ствол гигантского укропа.

Он, гад ползучий, хладнокровный аспид
Устал, как сволочь, за рабочий день.
Ему пошевелиться даже лень,
И хочется пожрать и женской ласки.

Но в гадском древнем допотопном мире
Как раз его покинула жена.
По правде, в том была его вина,
Но он не мог взглянуть на это шире.

Так тяжела работа василиска –
Одним лишь взглядом убивать людей.
Палач, убийца не в чести нигде:
Ни далеко, конечно, и не близко.

И, окружив себя хвостом змеиным,
Он лягушачий подтянул живот.
И в земляной висящий низко свод
Чуть хохолком вонзился петушиным.

Во тьме рычали львы, как будто кошки.
А мысли чёрные всю ночь гнетут.
Тесна его нора. Противно тут.
И всё бегут по телу мандавошки.

Вот завоняли василиска ссаки.
И нету сна. Нет ни в одном глазу.
Ритмично стонут в темноте в лесу
В своих пещерах человечьи самки…

И он рифмует: «Что за жизнь, хуяссе!
Не вынесу я скоро этих мук.
Я сею ужас, ненависть вокруг.
Но я не василиск в душе, я Вася!

Эх, жизнь моя на радость небогата,
Когда б кто душу полюбил мою!
Завёл бы я нормальную семью,
Вокруг играли бы василисята.

Завёл бы дом и всякие примочки,
Давал бы всем по воскресеньям бал.
Но только бы стихов я не писал,
И не читал чужих стихов. Ни строчки!»

Так он заснул, забыв про все заботы.
Изгой, поэт, бездомный словно бомж.
Он мирно спал. Его баюкал дождь.
Ведь рано утром надо на работу.