Летрумов : Статуэтка другого цвета.

06:52  04-02-2020
Матвей сослался на неотложное дело и покинул офис.
Несмотря на начавшийся дождь, решил прогуляться, поднял ворот пальто и не спеша побрёл по проспекту. Мимо него прошла Марина, кивнула в знак приветствия и исчезла в толпе.
Матвей пошёл за ней.
Среди множества зонтов и спин он не упускал из виду знакомый бежевый плащ. Марина обернулась, заметила преследователя и прибавила ходу. Матвей сбил с ног грузчика, выгружающего хлеб у магазина, буханки рассыпались по мостовой, водитель, разразившись матерным ором, и кинулся следом, но Матвей уже скрылся в толпе; весь следующий час он искал её, лелея ничтожную надежду на ещё одну случайную встречу, но Марины нигде не было.
В последний раз он видел её месяц назад; с девятого этажа соседнего дома наблюдал, как она вышла из подъезда с Виктором под руку. Долбанный лифт застрял на каком-то этаже, Матвей кинулся вниз по лестнице, хотел догнать её и рассказать обо всём, остановить, но, выбежав на улицу, увидел, как Мерседес Виктора скрывается за углом дома.
Матвей бродил по городу, не замечая проливной дождь и тяжесть вымокшей одежды; иногда замирал на месте и пустым взглядом смотрел перед собой, и казалось, что он вдруг вспомнил нечто важное либо силился мысленно сформулировать какую-то мысль. Вот остановился у небольшого одноэтажного здания, его внимание привлекла тускло мигающая табличка «оpen», между буквами проблёскивали диодные огоньки; над дверью надпись: «Букинистическая. Книги. Новые и б/у. Недорого».
Матвей поднялся на крыльцо, толкнул хлипкую деревянную дверь и очутился в полутёмном коридоре.
Книги занимали всё свободное место, оставляя лишь узкий проход, по которому Матвей и проследовал в следующий зал.
Дневной свет почти не проникал сквозь нагромождённые на подоконники тома, между которыми виднелся стол, в левом углу комнаты —массивная дверь.
Не собираясь ничего покупать, Матвей снимал с полки книгу, пролистывал и возвращал на место — действовал словно бы механически.
Из глубины зала выступил мужчина лет шестидесяти в клетчатом брючном костюме. Седая борода аккуратно пострижена, а волосы зачёсаны на пробор.
— Вам что-нибудь порекомендовать? — спросил продавец. — Какого-то конкретного автора ищите?
Матвей молчал; он вообще не хотел покупать книги, и теперь вовсе не понимал, зачем вошёл в этот магазин; пришлось прикинуться покупателем.
— Что скажете на счёт этой? – спросил Матвей, снимая с полки случайную книгу.
— Дрюон. «Проклятые короли». Первая из семи книг серии. Не читали? Исторический роман. В свое время популярная вещь...
— У вас все семь книг есть?
— Разумеется.
Продавец негромко прикрикнул:
— Агаточка, принеси Дрюона. Третья полка слева.
Невысокая седая женщина в юбке по щиколотку и в шерстяном вязаном свитере, поздоровавшись, положила на стол стопку из семи книг. Матвей сделал вид, что рассматривает предложенные, старые, но хорошо сохранившиеся издания, и чувствовал себя полным придурком.
— Константин Варфоломеевич, — обратилась женщина к продавцу, — ты б чаю гостю предложил, он, глянь, как продрог. Льёт, как из ведра.
— Нет. Спасибо, — отказался Матвей, — мне пора.
— Что ж, заглядывайте к нам, у нас цены низкие и книги обновляются часто.
Матвей рассчитался и вышел; не собирался покупать, а приобретением своим всё-таки остался доволен. В последнее время он страдал от бессонницы, имея хорошую книгу можно скоротать ночь, а если окажется плохая — появится шанс уснуть.
Матвей вернулся домой, принял ванну, набросил на плечи халат, и, прихватив бутылку французского коньяка, направился кабинет, где выложил книги на стол, развалился в кресле, и пил.
За окнами стемнело, когда Матвей взял в руки первый том. Пролистал книгу, затем — все последующие. На последней странице седьмого тома наткнулся на надписи: аккуратно выведенные (остро заточенным карандашом) буквы и цифры. Матвей пододвинул ближе настольную лампу.
«Двадцатое октября. Одиннадцать тридцать вечера». Затем немного ниже ещё одна надпись: «Матвей, твоего все ждут. Не медли, ты уже и так затянул со всем этим. Звони — 222 555»
Сегодняшняя дата и время совпадают, словно кто-то знал заранее, когда Матвей прочтёт эти строки, стало быть, некто предполагал и то, что он окажется в букинистической лавке, тогда как сам Матвей вошёл туда случайно, и сам не зная зачем.
Матвей поставил перед собой телефон и набрал номер.
— Сорвалось что-то, — ввернул женский голос, — так, на чём я остановилась? А, ну вот: это он! Теперь это точно известно, никаких больше сомнений. Слышишь?! Это он. Он!
— Да, это он, — почему-то согласился Матвей, сам не зная с чем.
Происходящее тем напоминало сон, что Матвей не удивлялся странности: на странице только что купленной книги — ему записка с просьбой выйти на связь.
— Не слышу удивления в твоем голосе, — продолжала женщина, — ладно. Неважно. Ехать к тебе, или встретимся в другом месте? Чего ты всё время молчишь!?
Матвей бросил трубку.
Некоторое время сидел неподвижно, потом встал, потянулся, расправил плечи, начал тереть руками по лицу, словно хотел его начистить до блеска. Прошёлся по комнате, из угла в угол, несколько раз включал и сразу же выключал телевизор, рассматривал собственные статуэтки и картины на стенах. Подошел к бару, достал вторую бутылку, вынул пробку и глотнул с горлышка.
Трель прорубила тишину. Звонил телефон.
Матвей вздрогнул, он не собирался снимать трубку, просто смотрел на аппарат, и ждал, когда тот заглохнет. Раздался сигнал, включился автоответчик. Никто ничего не сказал, вместо голоса, аппарат фиксировал тяжёлое ровное дыхание, а кто-то на другом конце провода терпеливо молчал.
Хотелось встать и выдернуть к чертям штекер, но, Матвей оставался недвижим, словно его вдруг параличом сковало.
Так протянулось несколько неприятных минут.
— Нам нужно кое- что обсудить. Владимирская 50. Квартира 5. И Матвей, прошу тебя, не слишком задерживайся. Мы тут все с ног валимся, вторая ночь без сна, поторопись, пожалуйста, — выпалил вдруг басовитый мужской голос.
— Хорошо, — спокойно ответил Матвей в пустоту, трубку так и не снял.
Матвей не задумался о том, кто ждёт его в указанной квартире