Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Ещё по одной?

Ещё по одной?

Автор: Toshka
   [ принято к публикации 10:17  08-04-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 292]
Ещё по одной?

Ну что, сказал дед Арсений, ещё по одной и разбежались?
Можно, сказал я, я вообще любил этого старика, сейчас он работал сторожем на тракторном заводе, а я был здесь практикантом. Меня направили сюда от техникума, на практику, в принципе я мог спокойно без неё обойтись, но порядок есть порядок. Практика у меня была на протяжении трёх месяцев, и всё это время я должен был учиться слесарничеству у своих старших товарищей. Хотя, честно говоря, всё обучение сводилось к распитию бутылки на троих, либо к обсуждению руководства завода, которое опустило производство завода донельзя, вот то ли было в советское время. Да, действительно есть, что вспомнить. Но чаще всего рассказывал о советском времени дед Арсений, за это я его и любил, тем более он обладал потрясающим врождённым красноречием, чем не отличались другие рабочие завода. Это сейчас дед Арсений был уже на пенсии, но всё никак не мог расстаться со своим любимым заводом, с которым у него были связаны лучшие годы жизни. Ведь он же был передовиком производства, слесарь шестого разряда, а это высочайшая квалификация на заводе. Дед Арсений в своё время всегда занимал место на доске почёта, получал премии, всегда перевыполнял план. Правда все премиальные и естественно зарплату он относил своей ненаглядной, ведь дома это был самый настоящий семьянин, чего нельзя было сказать о его жене, это была ещё та стерва, даже ходили слухи, что она ему изменяла, но разговор сейчас пойдёт не об этом. Дед Арсений так был привязан к своему заводу, что не ведал жизни без него, для него было тяжёлым ударом, когда его, хоть и с почётом, но отправили на пенсию. Он от природы был очень здоровым человеком, практически никогда не болел, даже пил меньше других на заводе, хотя это звучит как абсолютный нонсонс, ведь на заводе пьют все, конечно дед Арсений не являлся исключением, но он всегда знал меру и цену алкоголю. Алкоголь никогда не являлся для него самоцелью, с помощью него он всегда поддерживал разговор, так как в большинстве наших случаев, он только по этой теме и поддерживается. Но дед Арсений не был таким как все, он любил пить глотками и по чуть-чуть, из-за этого всегда задерживал тару, поэтому, чтобы не вызвать недовольства своих коллег, он начинал рассказывать интереснейшие истории. Они действительно были очень интересными, и рассказывали много о прошлом. Особенно дед Арсений любил рассказывать о достижениях завода, если он начинал что-либо рассказывать, все замолкали, и вдохновенно слушали его, ведь это был и их завод, их гордость, каждый считал, что их завод самый лучший, просто он сейчас переживает не лучшие времена. В этом, конечно же опять было виновато руководство, но это отдельная тема. И вот сейчас, когда дед Арсений предложил ещё по одной, он как всегда, смакуя, выпил один глоток, и начал свой очередной рассказ.
Было это в 1943, я тогда пытался всеми силами уйти на фронт, и возраст у меня был подходящий, я чувствовал, что после Сталинграда, да особенно после Курской дуги, нужно бросить все силы, чтобы выгнать всю эту мразь с территории Советского Союза, с территории нашей Родины. Я подавал уже не одно прошение, но все возвращались ко мне отказом, каждый раз, получая отказ, я напивался в усмерть , мне было невыносимо больно и стыдно, что молодые пацаны гибнут, проливают кровь за своё отечество, а я здесь прохлаждаюсь, в тылу. Нет, больше я терпеть не мог. Однажды я решился и поехал в Райком, отпросился с работы, хотя это было очень сложно сделать, ведь фронт ждал гусениц. Кстати, я забыл вам сказать, ведь во время войны наш завод выпускал гусеницы для танков, они были практически на той же основе, что и наши трактора. Ну вот, захожу я в Райком, прошу принять меня, представляюсь, пришёл в общем такой-то, такой-то, разрешите войти.
Председатель Райкома партии принял меня очень тепло, вот говорит, пожаловал наш передовик. Да ладно, сказал я , все же делаем одно дело, боремся с этой проклятой капиталистической гидрой, это не стоит похвалы, это же моя Родина, я за неё готов насмерть стоять. Знаю, знаю, в тебе мы никогда не сомневались, ты же истинный коммунист, да ещё и партийный. Я собственно к вам как раз по этому вопросу. Да, я догадываюсь, пришёл насчёт своей бумаги, так там же ясно написано, отказ. Но почему, я же сильный, здоровый мужик, весь в рассвете сил, хочу воевать, хочу сделать и свой вклад в помощи нашей Родине, хочу также бить этих гадов, разрешите, умоляю. Вот, что я тебе скажу, даже не думай об этом, если ты настоящий коммунист, то ты должен понимать, что твои золотые руки, ой как сейчас нам нужны, ты же пойми, что твои руки здесь намного больше помогут фронту, чем та винтовка, которую ты собираешься держать в тех же руках. Да это будет просто преступление, если я тебя отправлю на фронт, то с меня первого снимут шкуру, ты об этом хоть подумал. Ты сейчас старший мастер, твоя группа постоянно находится в передовых, на кого я их оставлю, а фронту каждый день нужны новые гусеницы. Я обязательно доложу руководству о твоём стремлении на фронт, но ты должен быть здесь, я могу тебя даже об этом на коленях попросить, здесь ты реальная сила, а на фронте просто лишняя винтовка, понял? Я тогда тихо взял со стола свою шапку и побрёл на завод. Мне даже было стыдно поднять глаза на председателя, я понял, что здесь я нужнее, а я припёрся, как последний мальчишка, который захотел повоевать. Честно, мне было стыдно, я сразу не подумал об этом, но в то же время, я был очень горд собой и был очень рад, что меня так высоко ценят. Но это была минутная эйфория, выходя, я уже думал о том, как бы ещё увеличить производство гусениц, теперь это было основной моей задачей, теперь я точно знал, что фронт нуждается во мне. В самом деле, надо откинуть все мысли и посвятить себя только заводу. Так я и вернулся на смену и сразу встал за станок, это и будет моей борьбой, борьбой против фашизма. С того времени наше производство увеличилось, как будто моё желание и стремление передалось всем трудящимся, наш план всегда перевыполнялся, я даже получил орден за заслуги, хотя конечно, что такое орден, по сравнению с нашей общей победой. Мы победили, и я лично принимал в этом участие, вот что было самое главное для меня в тот момент.
Да, вот таким был наш завод, заканчивал дед Арсений, самый передовой в районе, а сейчас что, да тьфу, одна шушера мельтешит. Дет Арсений допил свой стакан, но никто не спешил наливать, все сидели с задумчивыми лицами, каждый думал о своём, да был же у нас завод, чёрт побери, так что мы, хуже что ли? Дед Арсений тихонько привстал и засобирался на вахту.
Погоди, может ещё чего-нибудь расскажешь, забормотали со всех сторон?
Нет уж ребятки, у вас своя работа, а у меня своя, как-нибудь ещё что-нибудь расскажу, а сейчас пора по домам, ну а мне на службу.


Теги:





0


Комментарии

#0 10:24  08-04-2008Француский самагонщик    
Душераздирающая блять история. Ни в пизду, ни к Красную армию. Во всех смыслах.

Я бы, кстати, так рассказ и назвал.

#1 14:50  08-04-2008Toshka    
Если честно, согласен отчасти

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....