Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - La Confession или Валька, Маква , Зульфия...

La Confession или Валька, Маква , Зульфия...

Автор: Sara Leigh
   [ принято к публикации 04:40  19-05-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 413]
( e-mail)

Лёля, ma chere, моя дорогая, незабвенная подруга, в своём e-mail спрашиваешь меня за между прочим, почему я до сих пор не женат, несмотря на свои 45 лет?

Мy dear! Я всей душой люблю семейную жизнь и не женат потому только, что прохвостке судьбе не угодно было, шобы я женился. Жениться собирался я раз 25 и не женился потому, что всё на этом свете, в особенности же моя жизнь, подчиняется случаю, всё зависит от него! Случай — ёкарный бабай! Привожу несколько случаев, благодаря которым я до сих пор влачу свою жизнь в презренном одиночестве...

СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ

Был охренительнейшей вечер в Тель-Авиве.На небе, как всегда, ничего нового. Закат отблескивает на лысинах мароканских горячих парней, торгующих фалафелем. Пейсатые мирненько переминаются перед входом в Бен- Ехуду и записывают входящих в свои блокнотики, как подлежащих клеймению развратников. «Наташки» пихаются со своими фалестинскими подельницами за фартовое место в баре.

Лабухи пели, как по нотам... Мы сидели в углу и пили Дайкири. Местные зоны смотрели на нас так ласково, шептали нам что-то такое, должно быть, очень хорошее, нежное... Рука Вальки Груздовской
(которая теперь за сыном Бирга) покоилась на моих новых джинсах... Щёчки её горели от выпитого, а глаза... О, ma chere, это были чудные глаза! Кабы не след прожитых лет в совке, три эмиграции и злоупотребление польской косметикой, эти бледно-голубенькие
глазки свели бы меня с ума! Я любовался её крашенными под Мерилин Монро волосами и умилялся...

— Жизнь свою, Валентина, посвятил я канадуре,— шептал я, боясь, чтобы её мизинчик не сполз с
моей ширинки.— В будущем ожидает меня модераторство... На моей совести флуд... Жизнь трудовая,
полная забот, высоких... как их... Ну, одним словом, я буду админом... Я честен, Валя... Я не богат, но...
Мне нужна подруга, которая бы своим присутствием (Валюха сконфузилась и опустила глазки; мизинчик
задрожал)... которая бы своим присутствием... Валюша! взгляни на эту бутылку Хортицы! Она чиста...
но и жизнь моя так же чиста и прекрасна...

Не успел мой язык выкарабкаться из этой чуши, как Валька подняла голову, рванула от меня свою руку и захлопала в ладоши.
Навстречу нам шли Додик Гоцман с Фимой. Валька подбежала к ним и, звонко хохоча, протянула к ним свои полные руки... О, что это были за ручки, ma chere! Какие браслеты! Пол Одесского Ювелирторга
ушли на эти браслеты!

— Тер... тер... тер...— заговорили эти халявщики, поднимая стаканы и искоса поглядывая на Вальку.
— Стриптиза стриптиза, стриптиза! — закричала Валька и потянула трусы у молоденького тайманца.

Йеменец был умён не по летам. Он побежал от Валькиной руки к своей бандерше Мане, очень большой и глупой бывшей киевлянки, и, по-видимому, пожаловался ей. Маня растопырила пальцы. Шалунья Валька
потянулась за другим йеменцем. В это время случилось нечто ужасное. Маня, уперев руки в боки и, шипя, как змея, грозно зашагала к Вальке. Валя взвизгнула и побежала, не заплатив за напитки, Манька
за ней. Валюха оглянулась, взвизгнула сильней и побледнела. Её подпитое сороколетнее личико исказилось ужасом и отчаянием. Казалось, что за ней гналось триста чертей.

Я поспешил к ней на помощь и хлопнул по голове Маню менюм ( менем) в деревянной рамке. Мане негодяйке таки удалось цепануть Вальку и заставить ее заплатить за стриптиз с попыткой членовредительства работников Бен Ехуды . Валя с исказившимся лицом, дрожа всеми своими стопятидесятью килограммами, упала мне на грудь...

— Какая вы трусиха! — сказал я.
— Побейте Маню! — сказала она и заплакала...
Сколько не наивного, не детского, а идиотского было в этом испугавшемся личике! Не терплю, ma chere, малодушия! Не могу вообразить себя женатым на малодушной, трусливой женщине! Маня
испортила всё дело... Успокоивши Вальку, я ушёл домой, и малодушное до идиотства личико застряло в моей голове... Валя потеряла для меня всю прелесть. Я отказался от неё.

СЛУЧАЙ ДРУГОЙ

Ты, конечно, знаешь, мой друг Лёля, что я флудер. Боги зажгли в моей груди священный огонь, и я считаю себя не вправе не браться за ноутбук. Я жрец Билла Гейтца... Всё до единого биения сердца моего,
все вздохи мои, короче — всего себя я отдал на алтарь флуда. Я пишу, пишу, пишу... Отними у меня интернет
— и я помер. Ты смеёшься, не веришь...
Клянусь, что так!
Но ты, конечно, знаешь, ma chere, что интернет — плохое место для искусства. Интернет велик и обилен,
но флудеру жить в нем негде. Флудер — это вечный сирота, изгнанник, козёл отпущения, беззащитное дитя...
Человечество разделяю я на две части: на флудеров и завистников. Первые пишут, а вторые умирают от зависти
и строят разные пакости первым. Я погиб, погибаю и буду погибать от завистников. Они испортили мою жизнь.
Они забрали в руки бразды правления на канадуре, именуют себя модерами, админами и всеми силами стараются
утопить нашу братию. Проклятие им!!

Слушай сюда...

Некоторое время я ухаживал за Зульфией Абрамовной. Лёля, ты таки знаешь, конечно, эту флудершу в паранже... Она теперь замужем за каким-то поцем... (но не говори этого Зульфие, она обидится). Зульфия любила во мне флудера. Она так же глубоко, как и я, флудила каждый день. Она жила канадурой. Но мы в один прекрасный день... погибли.

Я жил как во сне. Меня считали женихом, Зульфию — невестой. Я писал, она читала. Что это за критик, ma chere! Она была несправедлива, как третейский судья в арбитраже, и так же остроумна, как ее жoпы с ручками. Флудоизлияния свои посвящал я ей... Одно из этих произведений вдруг сильно понравилось Зуле.
Абрамовна захотела видеть его в «Русском Экспрессе».
Я послал весь свой флуд туда. Послал первого апреля и ответа ожидал через две недели. Наступило 15 мая.
Мы с Зулей прочли в почтовом ящике ответ. Она покраснела, я побледнел. В e-maile напечатано было по моему
адресу следующее: «Село Торонтуевка Онтарийского уезда. Ивану Ахмедовичу Кацману . Таланта у вас ни капельки. Чёрт знает что нагородили!Не тратьте времени понапрасну и оставьте нас в покое. Займитесь чем-нибудь другим».

Ну и глупо... Сейчас видно, что дураки писали.
— Мммммм...— промычала Зульфия.
— Ка-кие мерр-зав-цы!!! — пробормотал я.— Каково? И вы, Зульфия Абрамовна, станете теперь улыбаться моему разделению всех этих эмигрантских отщепенцев на предателей и сионистов?

Зулька задумалась и зевнула.
— Что ж? — сказала она.— Может быть, у вас и на самом-таки деле нет таланта! Им это лучше знать.
В прошлом году БИРГ со мной целое лето на даче грибки мариновал , а вы всё пишете, пишете... Как это скучно!

Каково? И это после бессонных ночей, проведённых вместе над писаньем и читаньем! После обоюдного
жертвоприношения интернету... А?
Зульфия охладела к моему флуду, а следовательно, и ко мне. Мы разошлись. Иначе и быть не могло...

СЛУЧАЙ ТРЕТИЙ

Ты, конечно, Лёлечка, знаешь, что я страшно люблю музыку. Музыка моя страсть, стихия... Имена Витаса, группы "Фабрика", Киркорова и Бьянки — имена не людей, а гигантов! Я люблю русскую попсу. Оперу я отрицаю, как отрицаю балет.

Как я жалею, что я не знаком с певцами! Будь я знаком с ними, я в благодарностях излил бы пред ними свою душу. В прошлую зиму я особенно часто ходил в найт клабы. Ходил я не один, а с семейством Циперовичей.
Жаль, что вы не знакомы с этим милым семейством! Циперовичи раз в год ходят в найт клаб на какой-нибудь концерт с подарочными билетами от Адика, троюродного брата Солта,который служит тут же в найт клабе посудомойщиком... Они преданы музыке всей душой...
Украшением этого семейства служит дочь пиццевоза Солта Циперовича — Маква.

Что это за мадам, я плачу, моя дорогая! Одни её розовые юбки 56 размера способны свести с ума такого человека, как я!
А ее вэлфер, личная комнатушечка в бэйсменте Батурст Стрит с тюльпанчиками над подвальным окошком! ...
Я любил её... Любил бешено, страстно, ужасно! Кровь моя кипела, когда я говорил с ней.

Ты улыбаешься, Лолка... Улыбайся! Тебе незнакома, чужда любовь вэлфераста... Любовь одинокого мечтателя —
Этна плюс Везувий. Маква любила меня... Мы были счастливы.
До свадьбы был один только шаг...

Но мы погибли.

Давали «Коли тебе нема». «Коли тебе нема», ма шери, написал Океан Эльзы, а Океан Эльзы — величайшие лабухи канацкой современности. Идя в Найт Плазу, я порешил дорогой объясниться с Маквой в
любви во время первого отделения на украинском языке, которого я не понимаю. Великий квартет Океан Эльзы напрасно пели на украинском!

Концерт начался. Я и Маква уединились в углу. Она сидела возле меня и, дрожа от ожидания и счастья, машинально играла соткой.
При вечернем освещении, когда не видно ни прыщиков, ни отросших корней волос, ma chere, она прекрасна, ужасно прекрасна!

—"Там, де нас нема" ,— объяснялся я в любви,— навела меня на некоторые размышления, Малка Соломоновна
... Столько чувства, столько... Слушаешь и жаждешь... Жаждешь чего-то такого и слушаешь...

Я икнул и продолжал:
— Чего-то такого особенного... Жаждешь неземного... Любви? Страсти? Да, должно быть... любви...
(Я икнул.) Да, любви...

Маква улыбнулась, сконфузилась и усиленно замахала соткой. Я икнул. Терпеть не могу икоты!

— Малка Соломоновна! Скажите, умоляю вас! Вам знакомо это чувство? (Я икнул.) Малка Соломоновна!
Я жду ответа!
— Я... я... вас не понимаю...
— На меня напала икота... Пройдёт... Я говорю о том всеобъемлющем чувстве, которое... Чёрт знает что!
— Вы выпейте водки!

«Объяснюсь, да тогда уж и закажу»,— подумал я и продолжал:

— Я скажу коротко, Малка Соломоновна... Вы, конечно, уж заметили...
Я икнул и с досады на икоту укусил себя за язык.
— Конечно, заметили (я икнул)... Вы меня знаете около года... Гм... Я честный человек, Малка Соломоновна!
Я вэлфераст! Я не богат, это правда, но...

Я икнул и вскочил.
— Вы выпейте водки! — посоветовала Маква.

Я сделал несколько шагов около дивана, подавил себе пальцами горло и опять икнул. Ма chere, я был в
ужаснейшем положении!
Маква поднялась и направилась в туалет. Я за ней. Впуская её в кабинку, я икнул и побежал в мужской.
После туалета икота как будто бы немножко утихла. Я выкурил джойнт и отправился за столик. Брат Маквы
поднялся и уступил мне своё место,место около моей Маквы. Я сел и тотчас же... икнул. Прошло минут пять
— я икнул, икнул как-то особенно, с хрипом.

Я поднялся и стал у бара. Лучше, ma chere, икать у бара, чем над ухом любимой женщины! Икнул.
Канадол с соседней стола посмотрел на меня и громко засмеялся... С каким наслаждением он, скотина,
засмеялся! С каким наслаждением я оторвал
бы ухо с корнем у этого реднека-мерзавца! Смеётся в то время, когда на сцене поют великую
«Хочу Напитись Тобою»! Кощунство!
Нет, ma chere, когда мы были детьми, мы были много лучше.

Кляня бандеровца канадола, я ещё раз икнул... на соседних столах засмеялись.

— Bis! — прошипел бандеровец.
— Чёрт знает что! — пробормотал пицевоз Солт мне на ухо.— Могли бы и дома поикать, Ваня!

Маква покраснела. Я ещё раз икнул и, бешено стиснув кулаки, выбежал на пятачок. Начал я танцевать .
Танцую, танцую, танцую — и всё икаю. Чего я только не ел, чего не пил! В начале четвёртого утра я
плюнул и уехал домой. Приехавши домой, я, как назло, перестал икать... Я ударил себя по затылку и
воскликнул:

— Икай теперь! Теперь можешь икать, облажавшийся жених! Нет, ты не облажавшийся ! Ты не
облажал себя, а... объикал!

На другой день отправился я, по обыкновению, к Солту. Маква не встала с нами обедать вчерашними
списанными пиццами и велела передать мне, что видеться со мною не может, а Циперович тянул
речь о том, что некоторые ашкелонцы не умеют держать себя прилично в обществе... Болван! Он
не знает того, что органы, производящие икоту, не находятся в зависимости от волевых стимулов.

Стимул, ma chere, значит двигатель.

— Вы отдали бы свою дочь, если бы таковая имелась у вас,— обратился ко мне Соломон
Моисеевич после обеда,— за человека, который позволяет себе в обществе заниматься отрыжкой?
А? Что-с?
— Отдал бы...— пробормотал я.
— Напрасно-с!

Маква для меня погибла. Она не сумела простить мне икоты. Я погиб.

Не описать ли вам ещё и остальные 22 случая?

Описал бы, но... довольно! Жилы надулись на моих висках, слёзы брызжут, и ворочается
пропитая печень... Оооо, в моей эмигрантской судьбе что-то лежит роковое! Позволь,
ma chere, пожелать тебе всего лучшего! Жму твою ручку и шлю поклон твоему Марику. Он,
я слышал, хороший муж и хороший отец... Хвала ему!
Жаль только, что он пьёт горькую и не работает (это не упрёк, ma chere!).
Будьте здоровы, ma chere, счастливы и
не забывайте, что у вас есть верный друг

Иван Ахмедович Кацман

( по мотивам Антона Павлыча)


Теги:





3


Комментарии

#0 16:48  19-05-2008Sara Leigh    
Я бы такой хуеты наваяла бы за 20 минут помешка, кабы не забвение...


чувствую себя в полном творческом одиночестве...


хоть бы нах кто послал... а вроде невидимки... вроде я есть и вроде меня нету

#1 18:06  19-05-2008ося фиглярский    
Ты Маммо почитай...

Тарана...

Яблю...

И пиши потом...

И будет щастье...

#2 22:42  19-05-2008Sara Leigh    
Ося,

я почитала.. маммо скучна....


мне нравятся здесь, из пока прочитанных, только абрамсон и урусхан...


остальное на уровне талды-курганского квна.


Такие креативы, как этот мой рассказик или креативы маммо можно ваять за десять минут, пока сидишь на толчке...

#3 22:47  19-05-2008хан3    
сара, а каво нить ебет шо там те нравиццо?

зы и почему до сих пор фото сизькаф на йобла не высланы.?

сафсем бляць распоясались

#4 23:02  19-05-2008ося фиглярский    
Ну, Сарочка, тогда на Абрамсона равняйся.

Зачотный автор тоже.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:58  18-02-2017
: [10] [Х (cenzored)]


Нашел кот кубик-рубика
И в лапках стал крутить
Собрал уже две стороны
А третью - не сложить

ХитрА, и впрямь, головоломка!...
12:29  18-02-2017
: [0] [Х (cenzored)]

...Случилось это примерно за год до смерти его последней жены, Ефросиньи.

Жена назвала (или обозвала?..) Тита «стручком». Произнесла она это слово так, походя.

В тот вечер она, как обычно, полулежала на диване, сосала малиновые леденцы и пялилась в телевизор....
12:29  18-02-2017
: [13] [Х (cenzored)]
Поддержим, друзья, президента,
Хватит плевать в страну.
С ним 86 процентов.
Это вам не баран чихнул.

Хулящая оппозиция
Стреляет по нашим святыням.
Запоминаю их лица я,
Лоснящиеся словно дыня.

Напились долларской крови
Эти сукиновы сыны,
Но Родина на засове,
От власовцев и демшпаны....
11:45  17-02-2017
: [26] [Х (cenzored)]
Ты не пишешь мне
Из молчания золото
Потоком по голове

Сны меняю на боль
Словно рокотом
Обналичить вполне

У души купить
Теплоты лекарство
А затем забыть

Отвори врата
Молчаливого царства
Нужно просто быть

Можно все отрицать
Смысл жизни
Тебя позвать

Держит руку ветер
Одежда в клочья
Один ночью…
....


Начало здесь:
http://litprom.ru/thread69635.html

И мы приступили к нашему занятию. Окружность сингулярности Васька протаптывал на снегу босыми ногами, он сказал, что потом согреется, потому что внутри окружности, за горизонтом событий, будет всегда лето....