Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Первая глава моей книги

Первая глава моей книги

Автор: Добро
   [ принято к публикации 00:26  16-09-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 559]
Пару слов в качестве предисловия. Книга, первая глава которой изложена ниже, является подлинной историей моей жизни и пока на стадии написания. Выкладываю первую главу, но, скорее всего, она еще будет немного изменена - это так, черновик. Итак,

Глава 1. Рвать или не рвать?

Я бегу по какой-то дороге, мимо меня мелькают стенды с рекламными слоганами «Чем быстрее я бегу, тем меньше становятся мои проблемы» и «Just do it». Картинка то и дело сменяется дорогими и близкими мне людьми, я вижу то Антона, то Ильмира, то обнимаюсь с мамой, то болтаю за бутылочкой TUBORG со своим братом-близнецом Лехой, то устраиваю адский отжиг и жестокие попойки в съемной маленькой однокомнатной квартирке с веселой компашкой девчонок (Катюшенька, Таня, Олеся, ещё одна Катя и Саша), вижу Ксюшку Мордвинцеву и ощущаю всей душой, как я страдаю от расставания с ней, а иногда передо мной стоит с битой мой, теперь уже бывший, шеф Ласкин и хочет разбить мне этой самой битой табло за то кидалово, которое я ему устроил в назидательных целях... Мне вспоминается моё тяжёлое, полное лишений детство, вечно завидующие сверстники, учителя, устраивающие разнос маме по телефону вечером за наши с братом прогулы, использовавшая меня долгое время девушка Валя, её милейшие родители и мой долг в десять тысяч рублей перед ними. Происходит резкая смена декораций, я нахожусь в городе Ульяновск и, спустя трое бессонных суток, пытаюсь восстановить базу данных 1С от сбоя, чтобы спасти открытие магазина компьютерной и бытовой техники в торговом центре Октябрь на улице Марата, я вижу перед собой благодарное лицо шефа Прагмы Блинкова Алексея Юрьевича, тут же оно резко становится высокомерным и недовольным… Вдруг я оказываюсь в Саратове. Я принимаю душ, вдруг заваливается Олег Крылов, мой коллега по работе в Прагме. Он – начальник отдела IT, он говорит мне, что пришла моя очередь, имея в виду шлюшку, которую мы сняли с ним на двоих… С каждой минутой, а может и часом, декорации становятся всё оживленнее, события всё более яркими, а мне почему-то все больше и больше становится грустно. Краски вокруг меня сгущаются, стало шумно, вокруг меня начинается какой-то движняк…
***
… Я просыпаюсь от того, что соседи по плацкарту поезда номер шестьдесят семь Самара-Москва, в котором еду я, начинают оживлённо копошиться в своих вещах. Видимо, скоро пункт назначения. Москва. Чего только я про неё не слышал. И то, что это муравейник, и то, что это гадюшник, и что в Москве живут одни меркантильные звери… В общем, далеко не самое лестное я слышал о ней, проживая ещё в родной Самаре. И сейчас, ранним утром во вторник, 8 мая 2007 года, я, решившись на переезд ещё три дня назад, в субботу, наконец-то приближаюсь к неизведанному. Что толкнуло меня на такой шаг? Не кривя душой, скажу сразу. Деньги и возможности. Я – двадцатидвухлетний молодой перспективный программист, специализирующийся на программных продуктах системы 1С: Предприятие. Кто не в курсе, программа 1С является СУБД (системой управления базами данных) и предназначена для ведения бухгалтерского, торгово-складского, финансового, кадрового и других видов учета в организации. Я безумно люблю свою работу и не знаю более привлекательного мира, чем корпоративный. Моя жизненная цель – стать предпринимателем силового плана, но все это хоть уже и видится передо мной, но пока ещё весьма и весьма размыто. Меня зовут Станислав Миронов, родился я 15 января 1985 года в городе Самара. И остался всего лишь час до ворот в мой новый мир – Москву.
Всю мою сознательную жизнь я слышал нечто вроде «Москва отстой, Самара рулит». В столице я ещё ни разу не был, и у меня пока ещё нет здесь знакомых. На сегодня назначено два собеседования, и я абсолютно уверен, что сегодня же устроюсь на работу.
В прошлую субботу я, устав от своей ставшей обыденностью работы в Группе компаний Регион-63, вышел рано утром на работу с целью поиска новых вакансий. Ха, как весело. Прийти на работу с целью поиска работы. Таких как я, видимо, много. То и дело на протяжении своей карьеры я наблюдал в разделе «Недавние документы» меню «Пуск» компьютеров различных сотрудников файлы с именами «Резюме.doc», «Моё резюме.doc» или «Резюме Вася Пупкин.doc». А теперь я и сам ищу работу подобным образом. Я прихожу в офис. Охранник без проблем меня впускает – для меня выход на работу в субботнее утро является такой же обыденностью, как и для нормальных людей в понедельник. Сколько себя помню, я всегда работал по максимуму, практически не давая себе отдохнуть. Отпуском для меня служили частые смены работы. Что поделать – не могу себя изменить. Ещё ни в одной фирме я не задержался больше чем на восемь месяцев. Порогом ухода служило обладание информацией и опытом. И не только в разрезе моей сферы деятельности внутри фирмы, но и сферы деятельности остальных подразделений. Мне, как человеку, видящему себя в обозримом будущем бизнесменом, было интересно всё, что связано с фирмами: их система работы, система продаж, взаимодействие между отделами, структура управляющего аппарата и многое другое, что могло бы мне пригодиться в будущем. И как только мне становилось ясно, что больше ничего я от этой фирмы, кроме серых будней и зарплаты, не увижу, я сразу уходил без оглядки, зачастую сжигая за собой мосты, с легкостью прощаясь со своим прошлым. Если я хоть немного задерживался в одной из фирм после порога ухода, меня мгновенно поглощала глобальная апатия, и жизненной необходимостью для меня становилось менять в моей жизни всё, что только смогу.
Итак, в ГК Регион-63 я задержался, по моим подсчетам, месяца на два. Мотивацией задержки послужило повышение зарплаты с восемнадцати тысяч рублей до двадцати пяти, а также удачно повешенная на меня моим начальником Ваней Ласкиным задача из разряда вечных. Я постоянно получал люлей от Вани за невыполнение своих обязанностей, хотя он и сам, видимо, четко понимал, что моей-то вины нет как таковой. Но об этом позже.
Я прихожу на работу в 9.00. Сажусь за свое рабочее место, отодвигаю вечный хлам на моем столе в сторону, устраиваюсь поудобнее, включаю компьютер, а точнее, снимаю с него блокировку (мне всегда было лень включать и выключать комп, на это уходит слишком много времени), запускаю Internet Explorer, набираю в адресной строке www.job.ru, в поиске указываю ключевые слова «Программист» и «1С», выбираю рубрику «Информационные технологии», все остальные пункты оставляю в виде «не имеет значения». Нажимаю кнопку «Поиск» и менее чем через полминуты наблюдаю результаты на своем жидкокристаллическом дисплее.
Я пролистываю вакансии различных организаций. Кто-то предлагает слишком низкое жалование, какая-то фирма мне кажется нелояльной к своим сотрудникам ввиду недоразвитой инфраструктуры. В общем, я ищу крупные организации с громкими именами и с высокими зарплатами. А что, имею право. Я уже довольно долго работаю программистом, у меня большой опыт и широкий кругозор по причине частых смен мест работы. Да и ГК Регион-63 считается одним из лучших работодателей в Самаре. На низшие условия я не пойду, а значит, придется брать очень высокую планку. Я пропускаю непонятным образом оказавшиеся в этом списке объявления из других городов, таких как Тольятти, Ульяновск, Саратов, Пенза, Новосибирск… Вдруг в моем горле встает ком, и я впадаю в ступор. Я читаю заголовок объявления: «Программист 1С. З/п от $1500». Я очень амбициозный человек, и это объявление меня очень сильно заинтересовало. Я щелкаю по ссылке на «тело» объявления, читаю свои стандартные обязанности, заранее потирая руки и представляя себя зарабатывающим полтора кило зелени вместо одного, и ощущаю разочарование после прочтения названия работодателя. В этой графе значилось «Компания БИТ, г. Москва». Минуту я переполняюсь различного рода раздумьями, вспоминаю свой путь с грузчика и дворника до высококвалифицированного программиста, вспоминаю, как я действовал всегда вопреки стереотипам и страхам, шагая в неизведанное… И на этот раз я решил испытать судьбу, взять планку еще выше намеченной. С дрожью в руках я пишу письмо на адрес staff@bit.ru (у меня в голове мелькнуло – какое же странное слово «стафф», надо будет как-нибудь на досуге разобраться, что это такое), вкладывая подготовленное уже неделю назад мое подробное резюме с фотографией.
Нажимая кнопку «Отправить», я переполняюсь адреналином, возвращаюсь к странице заполнения критериев поиска, оставляю всё прежним, но в графе «Город» выбираю Москва. Я вижу кучу объявлений, пестрящих стоимостью от полутора до пяти тысяч зеленых в месяц. Я выбираю из них три наиболее подходящих мне по условиям работодателя, скидываю на их электронные ящики свое резюме, наливаю кофе и начинаю подготавливать свои рабочие файлы к скачиванию.
Говорят, что существует интересная примета. Если вы видите гору болванок на столе у программиста, то это значит, что он скоро увольняется. И свое решение я уже принял. Я компоную свое портфолио на трех CD-дисках, ещё на один DVD записываю все необходимые мне дистрибутивы и архивы программ, стираю всю компрометирующую меня информацию: журнал обозревателя с порно-ресурсами, историю сообщений электронной почты и ICQ, фотографии, выполненные проекты для сторонних заказчиков – ни один программист не обходится без подработки. Для меня подработки (леваки) являлись очень важной составляющей в моем месячном доходе. Если моя заработная плата составляла в ГК Регион-63 двадцать пять тысяч рублей, то еще как минимум десять я за месяц, не напрягаясь, зарабатывал на леваках. Любой системный администратор (сисадмин) или программист за свою карьеру хоть раз в жизни выполнял какую-либо работу на стороне. Я очень часто выдавал свои леваки за основную деятельность. А что, это абсолютно безопасно. В моей работе все равно никто не разбирается, и даже если кто-либо посмотрит на мой монитор во время левой работы, то ничего не увидит, кроме кода 1С. А я еще и пошлю вдогонку, или пожалуюсь начальству, что мне мешают работать. 1С – она и в Африке 1С. И попробуй, докажи, что я выполняю работу на стороне, а не для «нашей» фирмы. Я – не патриот. Сколько мне ни плати, мне всегда будет мало. И я всегда буду искать заработок на стороне, покуда я не вижу более никакой возможности повысить свой уровень дохода.
Вдруг на меня нападает ностальгия. Как это так? Я поеду в Москву и все брошу? А как же Ксюшка, в которую я влюблен? А как же все мои друзья – Ильмир, Антон, девчонки? А как же мама, брат? Как же мое всеобщее корпоративное признание? Меня же все здесь любят, весь офис. Есть и те, конечно, кто ненавидит, но куда же без этого. Насильно мил не будешь. Каждое утро я сажусь в корпоративный автобус и отжигаю, прикалываюсь, всем весело, мне тоже, и мне от этого хорошо. И что делать? От всего этого отказаться? А ради чего? Во имя новой конторки, в которой из тебя снова будут выжимать все соки? Снова притираться к коллективу, снова изучать область деятельности, особые внутренние правила, снова доказывать, что, несмотря на свои девять классов образования, ты все же чего-то стоишь? На хрен надо… И что же теперь делать? Да и вообще, кому я нужен-то в этой Москве? Да еще и с таким образованием. И знакомых у меня там нет, и там я ни разу не был. Что мне там делать? Я родился в Самаре, и моя мама родилась в Самаре. Я чувствую себя здесь как рыба в воде, я знаю каждый закоулок в городе, я знаю местные порядки, и вообще мне здесь комфортно. Да и не самая плохая у меня работа, можно пока подождать с увольнением. А в Москве я никому точно не нужен. У них там есть, кому работать. Ладно, сегодня суббота, пойду, погуляю, подумаю, пивка попью. Потом как всегда созвонюсь с ребятами, погуляем. Может опять замутим какую-нибудь тусовку у меня дома…
Я оставляю все в ящике рабочего стола – лень тащить с собой весь этот скарб. Ловлю себя на той мысли, что надо будет не забыть захватить все это с собой в понедельник, а то не дай бог Ласкин обнаружит случайно. Или специально. Собираюсь, прощаюсь с охранником, щелкаю магнитной картой на турникете и покидаю пределы любимого – а может и не любимого? Кто знает… – офиса. Дохожу до конца базы, на которой расположен офис и склад нашей компании, выхожу на убитую улицу Товарная, ловлю чудом оказавшуюся там в субботу машину и еду домой. Прошу остановить возле магазинчика недалеко от моего дома, покупаю там бутылочку любимого TUBORG, захожу домой, скидываю белые модельные туфли (люблю я одеться модно), сажусь за ноутбук, снимаю с него блокировку (да, даже ноут мне лень постоянно включать и выключать), включаю ЮГ – Еще один день, и под пиво наслаждаюсь песней. Вдруг звонит телефон. Я смотрю на экран своего SonyEricsson W950i, он показывает мне незнакомый номер. Номер начинается так: +7495… Думаю «ничего себе». Я приостанавливаю воспроизведение песни на ноутбуке, нажимаю кнопку с зеленой трубкой и приветливо говорю:
– Алло.
– Здравствуйте, это Станислав Миронов? – слышу я приятный женский голос в трубке.
– Да, это я, – отвечаю я деловым тоном.
– Меня зовут Татьяна, я из компании Бухучет и Торговля, город Москва. Вы еще рассматриваете предложения по трудоустройству программистом 1С? – у меня спирает дыхание. Вот это оперативность, да еще и в субботу. Может, в Москве и правда такие же звери как я работают?
– Конечно, рассматриваю, – согласным тоном отвечаю я.
– Вы в настоящее время проживаете в Москве или в Самаре?
– В Самаре, но планирую переезд в Москву. – отвечаю я, чувствуя, как появляется дрожь в коленках. Ну, они дают – у них там что, кадровый голод что ли? Да ещё голос-то какой приятный… А как разговаривает… Не то что у нас в Самаре – пошлют на три буквы как пить дать, не посмотрят, кто ты – их клиент или потенциальный сотрудник. М-да, фирма веников не вяжет…
– Станислав Витальевич, скажите, пожалуйста, когда Вы планируете свой переезд? – проворковала она. От того, что меня назвали по имени и отчеству, я начинаю себя чувствовать VIP’ом. Ещё немного, и я захочу завоевать мир. Мне сразу вспомнилась небезызвестная книга Дейла Карнеги – видимо, в компании Бухучет и Торговля корпоративной этике именно ОБУЧАЮТ. Приятно разговаривать с такими людьми, как эта Татьяна. Я быстро думаю, что ответить, и выдаю:
– В настоящее время я готов к переезду и рассматриваю поступающие предложения по трудоустройству. В случае если меня заинтересует какое-либо предложение, я немедленно приеду на собеседование. Татьяна, не могли бы Вы мне рассказать об условиях работы и оплаты труда в вашей компании? – я включаю делового человека. Она сама меня натолкнула на подобные нотки разговора. Мне уже хочется с ней пофлиртовать, но я реально понимаю, что это последнее, что можно сейчас сделать. Она хочет деловой разговор? Она его получит. Посмотрим, что она мне расскажет…
– Да, конечно. Наша компания является официальным партнером и дилером компании 1С, мы занимаемся распространением и обслуживанием программных продуктов семейства 1С, а также Microsoft и других ведущих производителей программного обеспечения. У нас есть возможность работать в двух отделах – проектном отделе и отделе внедрения. В проектном отделе специфика работы заключается в выполнении объемных задач в составе команды. Рабочее место находится в офисе, но изредка придется выезжать к заказчику. – «блин, это меня не устраивает» – подумал я. Зачем мне тупо сидеть и работать над какими-то тупыми проектами? Хватает мне и этой алкогольной розничной декларации, которую на меня навесил этот долбанный Ласкин. Их предложение уже как-то не интересует… Тем временем, Татьяна продолжает говорить. – Также есть вариант работы исключительно у заказчика с редкими выездами в офис. Суть работы сотрудника отдела внедрения заключается в постоянных выездах к клиентам, в постоянных доработках и обновлениях имеющейся у них программы 1С. Выезды осуществляются как по небольшим задачам, так и по крупным. Оплата труда у сотрудника отдела внедрения сдельная без оклада, оплачивается процент от выработки. Стоимость часа работы для клиента – от тысячи трехсот до тысячи восьмисот рублей в час, – «А вот это уже интереснее» – мелькнуло у меня в голове. Я уже занимался подобной работой, сам искал себе клиентов, подавал объявления в «Из рук в руки» и в интернете. Клиентов я также обслуживал сам. Да, эта работа мне знакома. – Процент оплаты составляет от 30 до 60, в зависимости от Вашей квалификации, – продолжает Татьяна, – от количества имеющихся у Вас сертификатов и от стажа работы в нашей компании. – «Понятно, значит, я буду получать тридцать процентов. У меня нет ни сертификатов, ни стажа работы в их компании. Но даже если я буду работать пять дней в неделю по пять часов в день за тысяча триста рублей в час, то за месяц я заработаю… так-так… ох и ни хера себе! Почти сорок тысяч рублей! И это по минимуму!» – подумал я. – Станислав Витальевич, не могли бы Вы уточнить, какие сертификаты у Вас имеются, уровень Вашего образования и опыт работы? – Вот, сука. Она же видела все в моем резюме, что у меня нет ни сертификатов, ни образования. Как-то не хочется казаться лохом, и я думаю, как бы лучше вырулить. Решаю сказать прямо. Если не устроит, лучше сразу закончить этот разговор.
– У меня нет сертификатов, у меня неоконченное среднее образование, то есть, 9 классов. Я работаю программистом уже два года, год до этого работал оператором на 1С, а затем системным администратором, а в настоящее время мне больше интересна работа сотрудника отдела внедрения, – выдаю я и готовлюсь услышать нечто вроде «Спасибо большое, к сожалению, Вы нас не устраиваете. Всего Вам доброго».
– А какие компоненты и версии 1С Вы знаете? – она уже начинает меня бесить. Хотя, с другой стороны, это очень важный момент – понять, нужны ли мы друг другу. В смысле, не нужны ли мы с Татьяной друг другу, а нужны ли мы с компанией Бухучет и Торговля друг другу. С Татьяной-то я уже решил: если у нее такая же приятная внешность, как и голос и манера общения, то неплохо было бы с ней зажечь слегка. А может, и не слегка. В общем, я, во что бы то ни стало, решаю завоевать это собеседование. А как завоевать-то? Обычно все требуют знание компоненты «Бухгалтерский учет», а меня бухгалтерия всегда бесила. Ладно, скажу как есть. Пусть там сами решают.
– Я специализируюсь только на компоненте «Оперативный учет» на версии 1С: Предприятие 7.7.
– Вы в курсе, что в компаниях-партнерах фирмы 1С наиболее решающее значение имеет количество сертификатов, и в основном наибольшее количество клиентов интересует знание компоненты «Бухгалтерский учет»? К тому же, в настоящее время компания 1С активно продвигает программы именно семейства 8.0. – а вот теперь, после того, как я отвечу, что мне это все известно, она точно меня пошлет. Причем сделает это изящно и в своей безупречной деловой манере.
– Да, Татьяна, я в курсе. – говорю я и готовлюсь услышать заветные слова расставания. На мониторе моего ноутбука уже повисла заставка-хранитель экрана «Windows XP», что позволяет мне видеть в нем свое отражение. Мое лицо уже покраснело, и я слегка покрылся потом. Ловлю себя на мысли, что я все же волнуюсь. Странно. Я прошел уже десятки собеседований, и всегда я справлялся с накатывающей волной беспокойства и нервоза. А сейчас не могу. Видимо, от этой Татьяны исходит настоящая корпоративная энергетика, ощущение ее для меня кажется новым. Я уже чувствую, как сил во мне остается все меньше и меньше, и ощущение это сравнимо лишь с первыми моими собеседованиями. То есть, я в какой-то мере заново превращаюсь во вчерашнего грузчика и дворника и прихожу в конторку Самарская усадьба и вижу неодобрительный взгляд потенциального шефа после того, как я сказал, какой у меня опыт работы и уровень образования. Почему во вчерашнего грузчика и дворника? Потом расскажу, все по порядку…
– Станислав Витальевич, Вы готовы постоянно обучаться новым версиям и компонентам 1С за счет нашей компании и повышать свою профессиональную квалификацию в целях укрепления положительного имиджа нашей компании и роста вашего личного дохода? – говорит Татьяна. Эти ее слова меня повергли в шок. У меня встает ком в горле, я теряю дар речи. Я искренне удивлен подобному повороту событий. Когда я устраивался на работу в Самаре, с меня всегда требовали какие-то специфические знания и никогда не шли навстречу, даже когда я говорил, что готов изучать все сам и сделаю это очень быстро. Поэтому частенько приходилось врать, что я все знаю, а затем в кратчайшие сроки, дабы не ударить лицом в грязь перед работодателем и самим собой, все изучать, бешеными темпами в авральном режиме. По сути, таким образом я и стал программистом. Ставлю высокую планку, говорю себе, что я этого УЖЕ достиг, а все остальное приходит само. Не самыми легкими путями, конечно, но приходит. А в этой фирме сразу все предлагают. Сами! Да еще и в такой приятной манере. Врать о том, что я все знаю, уже не имеет смысла, но все же я чуть слукавил:
– Да, конечно, моей первоочередной целью является изучение всех компонент и версий 1С, а особенно 8.0. Также я хочу получить все сертификаты 1С, так как в Самаре сделать это, работая на штатном рабочем месте, у меня было мало возможностей. Думаю, в Москве с этим проще. – Если бы я сейчас не разговаривал с ней по телефону, а переписывался по ICQ, то я, видимо, поставил бы подмигивающий смайлик.
– Конечно проще. Очень рада, что вы так целеустремленно и оптимистично смотрите на будущее и на Вашу карьеру. Вы – человек определенно подходящего нашей компании склада качеств, к тому же, имеете двухлетний опыт работы с компонентой «Оперативный учет» 7.7. Я так понимаю, Вы – профессионал в данном разрезе деятельности? – Я делаю глоток пива. Мне определенно нравится это собеседование. В изысканной деловой манере, да еще и за пивом. Мне уже нравится Москва. Надо рвать…
– Да, конечно, я знаю данную компоненту «от и до». Но за основу я беру изучение версии 8.0.
– Именно это нас и интересует. У нас есть постоянная клиентура на компоненту «Оперативный учет», и по ней как раз нехватка специалистов. Так что, на первое время работы Вам хватит за глаза. Но задач на «восьмерке» становится все больше и больше. Поэтому мы рады Вас видеть в качестве специалиста на 8.0. Кстати, у Вас в резюме написано, что Вы руководили отделом программистов в одной из компаний. Долго ли Вы проработали начальником отдела, и какова была численность персонала в Вашем подчинении? – это стопроцентно лучшее собеседование в моей жизни. Я делаю еще глоток пива и отвечаю:
– Я работал начальником отдела 1С в течение полугода, в моем подчинении состояло восемь человек.
– Замечательно. Дело в том, что наш департамент внедрения состоит из нескольких отделов и постоянно расширяется. В случае если Вы себя положительно зарекомендуете, у Вас, благодаря опыту руководства отделом, появится реальная перспектива возглавить один из отделов департамента. Вас интересует карьерный рост? – эта Татьяна словно сканирует мой мозг. Она просто знает все мои желания. Интересно, знает ли она, как меня заводит ее голос?
– Конечно, интересует, Татьяна. Но давайте сначала о реалиях. Когда Вы сможете принять меня на собеседование?
– С понедельника по пятницу с 10.00 до 19.00, по субботам с 10.00 до 15.00. Как скоро приехать – решать Вам. Мы готовы принять Вас в любой рабочий день. На какой день мы можем назначить собеседование?
Хочется уже решить этот вопрос как можно быстрее. Я решаю – еду в понедельник. Надо прямо сейчас будет поехать за билетом. Я отвечаю Татьяне:
– Я могу выехать в понедельник, значит, я буду на собеседовании во вторник.
Не успел я выдержать паузу, как Татьяна, быстро воспользовавшись ей, сказала:
– Отлично, Станислав Витальевич. На электронный адрес, указанный Вами в резюме, я вышлю схему проезда до нашего центрального офиса, – «ни хрена себе, у них еще и несколько офисов» – подумал я, – а также свой мобильный телефон для связи в Москве, в случае если Вы заблудитесь или потеряетесь. Я жду Вас во вторник в любое время дня. Приезжайте.
– Спасибо большое, Татьяна, обязательно приеду.
– Тогда до встречи во вторник. Приятно было познакомиться и пообщаться.
– Взаимно, Татьяна.
– Всего Вам доброго.
– Всего доброго.
Я кладу трубку. Сложно передать эмоции, которые меня переполняли в тот момент. Я был готов выпрыгнуть из штанов от счастья, мне хотелось бегать и прыгать, внутри меня воцарилась абсолютная гармония.
Я шевелю мышкой, экранная заставка пропадает, я нажимаю кнопку «Play» в проигрывателе Windows Media, и несильно отличающиеся мощностью динамики моего ноутбука продолжают воспроизведение песни ЮГ – Еще один день. Ее мне перекинула на флешку Ксюша Мордвинцева. Я до сих пор ей благодарен за это. Нравится мне эта песня. В ней поется о том, что никогда нельзя опускать руки, что всегда нужно идти вперед и бороться. Я слышу припев: «Новый день снова сменит ночь за окном. Новый бой против себя самого. Для чего – мы узнаем, когда победим. Дай мне еще один шанс, еще один»…
И вот сейчас я ощущаю, как из моей головы выветриваются сомнения по поводу переезда в столицу. Я уже не думаю о том, какие лишения я испытаю, переехав в Москву. Я думаю только о том, что не просто могу приобрести, а приобрету обязательно. Меня всегда привлекал настоящий деловой мир, я уже ощутил вкус работы в серьезных компаниях, и деловая обстановка делает меня счастливым. Меня просто прет от деловых бесед, внутрикорпоративных взаимоотношений, корпоративных вечеринок, дружбы «против кого-то» и «за кого-то». Я уже не раз становился участником корпоративных дрязг, и я не вижу жизни лучше, чем жизнь в работе. Жизнь давала мне много пинков под зад и по яйцам, но единственное, от чего я еще ни разу не испытал разочарование – это восхождение по карьерной лестнице. Далось мне это нелегко, да и добился я, по сути, пока еще не сильно многого, однако я знаю, что все еще впереди, и я давно уже взял курс на развитие. И сейчас мне дается шанс выйти на принципиально новый уровень – уже по-настоящему деловой. Пусть и в роли клерка-специалиста, но начало уже неплохое. Да и обстановка-то точно лучше, даже судя по тому, в какой манере со мной общается Татьяна. А что до Самары… Ничего страшного, никуда она не денется. Друзья? Кто действительно друг, им и останется. В конце концов, друзья должны друг другу желать счастья. Мое счастье на данном этапе развития – карьера. И ничего пока мне больше не надо. Если есть направление, остальное к нему приложится.
Я ставлю песню заново. Проходит первый куплет, за ним второй… «Руки опускать ведь рано, да? Странно да? Все как-то скверно постоянно, да? Действительность обходится строго с тобой, говна так много, снова, йоу, снова… Эй, слышь, пора менять что-то! Соберись в дорогу, еще один день, тебе помогут труд, терпение, отбрось лень, сомнения. Все решения принимай по зову сердца. Ты посмотри туда еще раз – не закрыта в жизнь дверца. Не место корысти там, где слышен крик о помощи. Пускай все не так, как хотелось нам всем, но помни: не лучше прозябать как все, чем умереть в борьбе. Мы знаем оба: новый день – лишь твой, принадлежит тебе. Новый день снова сменит ночь за окном. Новый бой против себя самого. Для чего – мы узнаем, когда победим. Дай мне еще один шанс, еще один»… Всё, я принял решение. Я еду в Москву. Уже через минуту я звоню маме и говорю, что я переезжаю в Москву, и мне надо помочь собраться. Она была в шоке. Чуть помолчала. Мы немного поболтали, она сказала, что мне, как всегда, на месте не сидится, вечно я, мол, ищу себе на жопу приключений. Я сказал, что меня интересует ее мнение по поводу моего переезда, но свое мнение я не поменяю. Она ответила, что ей надо подумать. Я говорю, что я уезжаю за билетом. Она отвечает, что перезвонит, как подумает. Я говорю, что жду звонка, кладу трубку, быстро осушаю бутылку до конца, хватаю паспорт и деньги на билет, обуваюсь, выхожу из дома, иду на остановку и прыгаю в маршрутку №264. Конечная остановка – железнодорожный вокзал.
Я подлетаю к кассе, покупаю билет на плацкарт до Москвы. Билет на купе брать не стал – деньги еще пригодятся – Москва, говорят, город не из дешевых. Билет на 11.00 по самарскому времени, на 10.00 – по московскому. О, думаю, хоть не надо будет теперь отнимать час от самарского времени, буду жить по-центровому, хе-хе. Как только выхожу из вокзала, звонит телефон. Это мама. Поднимаю трубку, она говорит:
– А знаешь, сынок, ЕЗЖАЙ. Тебе в Москве понравится, я же была там. Там красиво, и людно – как раз по тебе. Если уж и начинать с малого, то там, где получше. А ты точно добьешься.
– Спасибо, мама. Я заеду сегодня или завтра, окей? Привезу вещи, надо будет постирать, справишься?
– Справлюсь, конечно, всю жизнь ведь на вас стирала.
– Спасибо, мам.
– Давай, до встречи.
– Пока.
Накатывает слеза. Очень тяжело прощаться со своим настоящим, вдруг ставшим уже прошлым. Я сам себе выбираю дорогу, очень часто мне бывает от этого плохо, но в итоге я понимаю, что был прав. Поэтому, несмотря на то, что мне сейчас тошно на душе, я не сомневаюсь в том, что поступаю правильно. Как поется в той же песне «Еще один день», «тебе помогут труд, терпение, отбрось лень, сомнения, все решения принимай по зову сердца…». Вот я и принимаю. Пусть мое сердце не хочет терять то, что имеет, но зато оно хочет нового и большего. И оно его получит. Я в этом уверен.
Я залетаю домой. По пути с вокзала до стадиона Металлург, где я живу, я уже успел обзвонить всех, кому счел нужным сообщить об отъезде. Я с удивлением обнаружил, что таких людей немного – не наберется и десяти. Но вечеринка сегодня точно обеспечена. Я открываю шкаф, проверяю свою наличность, которую кое-как успел сохранить. Двадцать пять тысяч. Плюс тысячи две в кошельке, но это уйдет на переезды на такси и проводы. Не густо. Надо хотя бы тысяч сорок-сорок пять, иначе не хватит на жилье в Москве. Где взять еще двадцатку? В глаза кидается мой ноутбук. Да и хрен с ним. Надо продать. Баба с возу – кобыле легче. Мне нужнее деньги, чем шмотки. Захожу в Internet Explorer, набираю в адресной строке сайт газеты «Из рук в руки», перехожу в раздел «Объявления ONLINE», выбираю город Самара, рубрику «Компьютеры и оргтехника» и быстро нахожу нужное мне объявление. Звоню, называю модель ноутбука, схожусь в цене, называю адрес и телефон. Кладу трубку. Как же быстро все получается… А ведь еще столько дел с этим переездом… Ничего, справлюсь. Никогда еще мне ничего не давалось легко. Пережую…
Пока я жду барыгу, решаю не терять времени зря. Я начинаю вытряхивать из шкафов всю одежду. Надо брать только самое необходимое, точнее, самое дорогое и новое. Да, вещей у меня очень много. Чего-то придется лишиться. Хотя, это уже не так важно. Важнее то, что впереди. Я распихиваю в две имеющиеся сумки самые приоритетные шмотки и ставлю их в угол. Теперь самое важное. Документы. Так. Куда же их девать? О! Ноутбук улетит с лотка, значит, сумка ему уже не нужна. В нее я и запакую все самое важное. Я перебрал все бумаги и документы, отфильтровал самое важное, аккуратно запаковал в сумку и кинул на кровать.
Раздается звонок в домофон. Поднимаю трубку, слышу: «Здравствуйте, это по поводу ноутбука». Я отвечаю «Да-да. Четвертый этаж». Открываю дверь. Через минуту заходит какой-то стремно одетый неухоженный додик в очках с линзами толщиной в палец. Я еще подумал, насколько же он стереотипный программист. Хорошо, что я не такой. Он проверяет мой ноут в течение пятнадцати минут, отлистывает мне столь недостающую двадцатку, забирает любимый мной агрегат и отваливает.
А мне даже ничуть не жаль. Я себе еще сто таких же заработаю. Главное – не тормозить сейчас. Остального еще прибудет. Я вызываю такси. Мне говорят, что оно будет примерно через двадцать минут. Отлично, еще есть время посмотреть, не забыл ли чего. Ужас, сколько же вещей я здесь оставляю. Просто из-за того, что они не помещаются. Значит, не так уж и надо. Выживает сильнейший – закон жизни. Вроде ничего важного не оставил… Кроме горы шмотья. Вот хозяйка квартиры-то обрадуется, ха-ха-ха. У меня истерика. А ведь весело же – жечь мосты. Люблю все делать быстро и стремительно. Пусть про меня потом скажут, что я глупый. Они ничего не понимают. И живут стабильно. А я ненавижу это слово. Его придумали лузеры. Я себя к таковым не отношу. Сколько раз уже такое было, когда я поступал каким-то образом, а все окружающие меня люди при этом пытались меня остановить. Но я никогда никого не слушал, всегда поступал лишь так, как считал нужным сам, и в итоге не жалел о содеянном. И я абсолютно уверен, что не пожалею и сейчас. Прощай, квартирка на Металлурге. Сколько же бухла ты увидела за это недолгое время моего проживания здесь. Спасибо тебе за те возможности, которые ты передо мной открыла. Ты стала первым жильем в моей взрослой жизни. Именно благодаря тебе я научился готовить, принимать гостей и жить так, как хочу я. Спасибо и прощай. Звонит телефон.
– Ваше такси подъехало, – рапортует диспетчер такси «Опельсин». Интересное название у них. Машины «Опель», и пусть название выглядит неграмотно, но яркости точно не отнять. Они уже года два как в Самаре, потом за ними появились «Шевролёт» на машинах «Шевроле» и «Бумер» на BMW. Но я по традиции пользуюсь всегда именно услугами «Опельсина». Я в последний раз одариваю взглядом квартиру, ностальгически вздыхаю и выхожу. Гружу сумки в багажник, водитель мне любезно оказывает помощь. Сажусь в машину и еду к маме.
Всякое бывало у нас с мамой. Росли мы в бедности, без отца, мама заменяла нам обоих родителей. Почему я пишу «мы»? Потому что у меня есть брат-близнец, зовут его Леха. Воспитывала она нас довольно жестоко, следствием чего в нашем с братом подростковом возрасте она столкнулась с нами лицом к лицу. Каждый день были ссоры, скандалы, обиды… Все немного изменилось, когда я переехал в эту квартиру на Металлурге. Ссоры мгновенно забылись, а точнее, перестали иметь какое-либо серьезное значение, и взаимная ненависть перешла в нехватку друг друга. Как-то странно, но правильно – если хочешь потерять человека, начни с ним жить. Стоило мне переехать, мы сразу начали относиться друг к другу с любовью, начали скучать друг по другу. Да и с братом раньше, помнится, мы дрались постоянно по каждому пустяковому поводу, а теперь как-то не хочется. Уже стало понятно, что у меня своя жизнь, а у него – своя. В этот день я не могу попрощаться лишь с ним – он дослуживает в армии. Почему? Об этом тоже позже.
Я скидываю маме все вещи и прошу ее привести их в порядок. Мы немного поболтали, я извинился за все, что плохого ей сделал, и поехал гулять. Слезы на моих глазах, видимо, стали в этот день постоянством. Сначала мама, потом друзья… Я не пил сильно, поскольку не любил нажираться до свинского состояния. Раньше, когда мне было лет семнадцать, было такое дело. Но, скорее, я просто хотел все попробовать, почувствовать себя взрослым. Желание бухать и вертеться в быдлотных кругах у меня отпало само по себе, когда, придя из армии, я встал перед фактом, что мне нужно обеспечивать себя самому. И с каждой неделей я ощущал, насколько же я дальше ухожу от этого быдла, стреляющего по утрам мелочь на опохмел. Следующий день я тоже провел весь во встречах, добрую его половину я отдал Ксюшке. Я обещал ей часто приезжать, хотя сам понимал, что, скорее всего, меня как всегда затянут дела, и мне будет не до восемнадцатичасовых поездок из Москвы в Самару. Но все же, мне хотелось последний раз в этот последний день создать себе самому сказку. Когда мы вечером прощались возле ее подъезда, я все никак не мог перестать ее обнимать. Она еще спросила:
– Ты так прощаешься, будто мы больше не встретимся.
– Конечно, встретимся, Ксюшка. Обязательно встретимся, – сказал я, а глаза мои были печальны. Я знал, конечно, что мы увидимся, но я уже буду, скорее всего, совсем другим Стасом, а она – совсем другой Ксюшей. Мне вдвойне тяжело, потому что она относится ко мне как к другу, а я в нее влюблен. Меня вообще всегда бесило, что все девушки расценивали меня лишь как друга. Меня выводит из себя это их беспонтовое отношение – пойти погулять, просадить мои деньги и ничего не дать взамен. Я вообще не верю в дружбу между парнями и девушками. Отношения могут быть либо просто приятельские, то есть просто «знакомые», либо деловые, то есть, на работе, либо любовно и/или интимные – с этим, думаю, все понятно. А дружба… Тупо как-то. Я смотрю на нее и испытываю эту кашу из смешанных чувств – того, что я ее так и не добился, точнее, она не поддалась и моей симпатии к ней. Но больше всего я понимал, что «очень скоро», как я ей обещал, я приехать не смогу. На то, чтобы встать на ноги, нужно будет как минимум три месяца, да и мой стиль жизни «вечно в работе» по-любому не даст шансов выехать в родной город.
В конце концов, мы прощаемся, она заходит в свой подъезд, а по моей щеке снова бежит слеза (хорошо, что Ксюша не видит), я дохожу от ее дома на улице Мирной до проспекта Кирова, ловлю машину и еду домой к маме. Завтра тяжелый день. Понедельник. Надо приехать на работу к 7.00, чтобы успеть забрать все свое нажитое в процессе профессиональной деятельности в группе компаний Регион-63 барахло, успев опередить некоторых жаворонков, приходящих на работу к восьми часам утра вместо девяти.
В Регион-63 я пришел впервые в конце ноября 2006 года, а в начале декабря того же года уже трудился в штате отдела программистов 1С под началом Вани Ласкина. Когда я побывал там на первом собеседовании, мне было, собственно, все равно – буду я там работать или нет. Я только еще отходил от очередной взбучки, которую мне жизнь предоставила в сентябре того же года в виде месяца тюрьмы, лишения за этот месяц девушки Вали, с которой встречался четыре с половиной года и которую так безумно любил, лишения все за тот же месяц всех своих «друзей», которые до этого только и рады были видеть меня каждый день, а также любимой работы. Об этом тоже позже.
Я лежу на диване, предаваясь рассуждениям о том, какая же у меня дерьмовая жизнь, как все плохо и какие же люди скоты. Замок двери нашей двухкомнатной квартиры на первом этаже подает сигнал о том, что кто-то его открывает. Через полминуты в комнату, где я лежу, заходит мама, спрашивает:
– Как дела?
– Как обычно. – я даже не хочу ни с кем разговаривать. Вообще ни с кем. Отвалите от меня все! Я на грани. Я думаю о том, как бы побыстрее сдохнуть. Я очень страдаю, мне плохо, как же вы все не понимаете этого, идиоты? И вдруг мама говорит слова, которые запомнились мне на всю жизнь. Каждый произнесенный ей звук врезается в мой мозг. На то она и мама, она знает, как сказать.
– Сынок, знаешь, у вас была нелегкая жизнь. Вы всегда были лучшими, и вам все завидовали. Разве видел ты хоть когда-нибудь что-то хорошее от других людей? Нет, не видел. А по поводу Вали я тебя уже давно предупреждала, еще когда ты в армии служил, ты ей на хер не был нужен. А ты меня разве послушал? Никогда не позволяй бабам выжимать из тебя все соки. А ты позволил… Вы с Лешей часто падали и оступались, вы делали много таких ошибок, какие делать не следовало бы. Этим вы постоянно меня обижали. Но одно я могу сказать точно: каждый раз, когда вы падали, вы вставали и шли дальше. Именно этому я вас учила всю вашу жизнь. И неужели ты мне хочешь сказать, что останешься лежать и сейчас?! Вставай и иди дальше! А все что было, переживешь. Я – твоя мать, и это Я тебе говорю! – и с этими словами она протягивает мне стопку газет. Я вижу верхнюю страницу одной из них, на ней написано «Работа для Вас».
Ее слова врезаются в мое сознание. Мне действительно вспоминается, как я всегда боролся за свое место под солнцем, как я всегда шел вперед и не останавливался после падений, мне вспоминается армия, где мне было так тяжело, та же самая недавняя тюрьма – и она меня тоже не сломала. Да ну на хуй?! И правда, неужели эта херня меня сломает? Не тут-то было! Я сильнее! Я смогу! Я сделаю! Я вырвусь! Я добьюсь!
Я встаю с дивана, хватаю газеты из ее рук. Я знаю, что делать. Я делал это уже десятки раз. Я открываю верхнюю газету, ту, что называется «Работа для Вас», открываю раздел «Информационные технологии и Интернет» и ищу объявление с самой высокой ценой вопроса. Нахожу: «Программист 1С 7.7, Бухгалтерия или Торговля + Склад. З/п от 18000». Суммы выше никто не предлагает. Я звоню по телефону, меня соединяют с отделом кадров, где мне задают стандартные вопросы. Затем девушка говорит мне, чтобы я выслал свое резюме по указанному в объявлении электронному адресу. Я кладу трубку. Подхожу к маме. Спрашиваю:
– Мама, дашь мне сто рублей? Мне нужно в интернет-кафе. Надо накатать резюме и выслать по электронной почте.
– У меня мало денег, Стас. Могу дать пятьдесят, придется печатать быстро.
– Ладно, хоть так. Давай.
Мама залазит в кошелек, дает мне последние (я вижу, что в кошельке больше нет денег) пятьдесят рублей. А ведь на какие жертвы мама идет ради меня… Пятьдесят рублей – пусть и мало, но последние. Она точно меня любит… Я беру деньги, благодарю ее, собираюсь и иду в отделение связи на улице Мориса Тореза. Отдаю пятьдесят рублей, сажусь за компьютер, быстренько печатаю свое резюме, отправляю на указанный электронный адрес, забираю сдачу, выхожу на улицу. Курить хочется. Сигарет нет. Покупаю на последние девять рублей пачку «Явы легкой» в твердой упаковке, достаю сигарету, закуриваю. Я гуляю по улице. В моей голове, как всегда, много мыслей. Неужели прокатит? Неужели мной заинтересуются? Ведь мне всегда же в жизни хоть в чем-то, да везло. Сейчас тоже должно быть все хорошо. Ведь уже почти три месяца я в полной жопе. Сначала эта тюряга, потом эта депрессуха… Нет, точно должно прокатить. Я в этом уверен. Я гулял еще часа два. Захожу домой и снова ложусь спать.
Просыпаюсь от того, что звонит телефон. Какой сегодня день? Который час? Не знаю… Я выбит из ритма. Пора заканчивать это дело. Звонят с городского номера, он мне не знаком. Беру трубку и говорю, стараясь не выдавать своего сонного голоса:
– Алло.
– Здравствуйте, это Станислав? – спрашивает девушка.
– Да, это я.
– Вас беспокоят из группы компаний Регион-63. Вы вчера отправляли свое резюме на наш электронный адрес.
– Да-да, помню.
– Не могли бы Вы подъехать к нам на собеседование сегодня после пяти часов вечера?
– Конечно, могу. Куда ехать?
– Улица Товарная, 70, литера Д, в конце базы через рельсы и налево до упора, по правой стороне будет двухэтажное белое кирпичное здание со стоянкой напротив. Знаете, как доехать?
– Разберусь.
– Хорошо. Вам нужно будет спросить на охране Ивана Ласкина, он – начальник отдела 1С. Собеседование будет проводить он.
– Хорошо, спасибо.
– Всего доброго.
– Всего доброго.
Хм... А оперативно они работают. Или наоборот долго… Неважно. Для меня быстро. Надо будет к ним приехать. Смотрю на часы своего мобильного. Десять часов утра. Можно еще поспать. Проваливаюсь в мир грез… Мне снится камера, ночная «дорога», «привратки», шмоны, «машки», тюремная вонища… Просыпаюсь в холодном поту. Смотрю на часы. Время три часа дня. Или утра? Смотрю в окно. Вроде бы дня – начинает темнеть, а сумерками еще не пахнет. Значит, я вроде бы не опоздал на собеседование. Если, конечно, я не спал больше суток, ха-ха. Захожу в ванную. Умываюсь, чищу зубы, бреюсь, мою голову. Она совсем лысая – когда я попал домой после тюрьмы, я побрил ее бритвой наголо. Волос нет, а мою голову по инерции. Можно было бы и просто отряхнуться. Смотрю на себя в зеркало. М-да, как же я проникся тюремной обстановкой – выгляжу как быдло. А деваться-то некуда. Как пелось в песне группы «Наутилус», «если ты выдернешь волосы, то ты их не вставишь назад. Это сказал фараон, и его звали Тутанхамон». Хм... Ну, раз уж фараон сказал, то нет повода для беспокойства. Пусть лучше беспокоятся другие, я себя и таким люблю. А я сегодня попаду вновь в свой любимый мир – Офис. И я очень хочу это сделать, и даже лысая голова меня не остановит. Наоборот, отсутствие волос на ней даже создаст положительную аэродинамику в движении. Эдакий природный спойлер, ха-ха.
Я выхожу из ванной, одеваюсь поприличнее, одеваю очки без диоптрий для работы на компьютере, чтобы казаться умнее. Слышу голос мамы:
– Перекрестись, сынок, на удачу.
– Хорошо, мам.
Я не сильно верил в бога в тот момент, но все же решил поступить согласно маминому совету. Крещусь перед выходом и говорю на прощание маме:
– Пока, мам.
– Ты перекрестился? – на меня нападает умиление. Все-таки она точно меня любит.
– Да, мама, перекрестился. Я пошел.
– Пока, ни пуха, ни пера тебе.
– К черту.
– Пока.
– Пока.
Выхожу. Закрываю дверь, выдвигаюсь из подъезда. Уже начало темнеть. Вижу во дворе бухого Витю Скоробогатова. Он подходит ко мне и спрашивает:
– Привет, Леха. У тебя нет мелочи? Не хватает… – как всегда ублюдкам вроде тебя не хватает. Мне самому сложно, буду я еще тут быдло выручать. Пошел на хер. Да и не Леха я, а Стас. Достали уже все путать. Шары залил и не видит уже ни хера. Отморозь…
– Я Стас, а не Леха. Нет, Витек, нету. Самому на проезд не хватает.
– Ну ладно, пока.
– Удачи.
Как же меня достало это быдло. А ведь страшно подумать, что каких-то четыре года назад, когда мне было еще семнадцать, он был мне лучшим другом. Что у нас может быть общего? Определенно, ничего. Пусть бросит пить и идет работать. Я ему не спонсор, сам не в лучшей ситуации. Тут Витя меня снова окликает:
– Стас!
– Говори быстрей, я тороплюсь.
– Говорят, тебя в тюрягу закрывали.
– Да, месяц просидел.
– По какой статье-то хоть?
– Неважно. Армейское.
– Я на днях Валю с хреном каким-то видел.
– Это уже не мое дело.
– Сочувствую.
– Мне не нужно ничье сочувствие. А вот тебе не хватает.
– В смысле?
– Ты когда пить бросишь?
– Я уже бросаю.
– Ага, по мелочи. Стреляешь… ха-ха.
– Иди ты.
– Сам иди.
– Ладно, пока.
– Пока.
Сука. Зачем он мне напомнил? Не каждый день узнаешь, что тебя жестоко кинули, причем в самый тяжелый момент твоей жизни. Я уже успел заметить, что когда в жизни что-то не ладится, на тебя в момент накидываются все, кому не лень. И вместо того, чтобы помочь, несмотря на то, что ты им всегда помогал, они с радостью прыгают на твоих костях, с превеликим удовольствием втаптывают тебя в землю. А когда у тебя нет денег, в долг тебе никто не даст. Как только у тебя деньги появляются, вокруг тебя мгновенно нарисовываются разные личности. Уроды, точно запах чувствуют. Запах успешного человека. Теперь я точно никому ничего не дам. Буду жить сам по себе. И пусть я снова начинаю с нуля, но зато мне не страшно. Я не зависим от выпивки, я не зависим вообще ни от чего. Я молодой и сильный, во мне много энергии, и ради собственного благополучия я готов горы свернуть. По головам, конечно, я не пойду – я человек других правил и другого воспитания. Лучше буду делать хорошо только самому себе. А бабы… Да пошли они все, нельзя им верить. Права была мама. Всегда права. Лучше ее слушать буду… А Валя эта… Удачи ей. Она еще поплатится за свой пафос и высокомерие, жизнь ее еще научит. Как меня, а может и хуже.
С такими мыслями я обнаруживаю свое тело на остановке. Подъезжает моя маршрутка. Я загружаюсь в нее, отдаю последнюю мелочь на проезд (у мамы все-таки оставалась еще мелочь) и тупо смотрю в окно. Маршрутка подъезжает к улице Товарной. Выхожу. Ах ты блин, она не с той стороны приехала! Мне нужен дом 70, а у этого дома (точнее, какой-то базы) номер 2. И сколько же мне пилить? Денег нет, и выбора тоже нет. Иду пешком. На улице ужасная слякоть, и меня это сильно бесит. Да и вокруг меня то и дело снуют парочки каких-то грузчиков гопастой наружности. Почему грузчиков? Они все ходят в потрепанных спортивных костюмах «ADIDOS» или «REDBAK» с пакетами в руках. Если бы это были охранники, то наружность была бы схожей с грузчиками, но только со спортивными сумками.
Я люблю приходить на собеседования одетым «с иголочки», а здесь чистым прийти не получится. Уже конец ноября, а еще не так уж холодно, хотя уже и начинает подмораживать мой неодетый в головной убор лысый череп. Лучше бы был двадцатиградусный мороз, зато я был бы чистый. Начинаю шарить по карманам куртки. Стас, я обожаю тебя, какой же ты запасливый! Вот они, бумажные платочки. Початая упаковка, но на чистку обуви точно хватит. Лезу в другой карман, достаю из пачки сигарету, закуриваю. Вспоминается армия. Сколько я там прошел? А ведь дороги там были хуже. Что мне стоит пройти эти сраные семьдесят баз? Даже не семьдесят, а тридцать пять – эта сторона ведь четная. Правда, литеры мешают, да и хрен с ними. Я довольно легко одет, на мне нет бронежилета, я не в кирзовых сапогах, не в каске и не тащу тридцатикилограммовый деревянный ящик с боеприпасами, и уж точно не бегу с ним вокруг строя. А значит, доберусь я без потерь. Выжил тогда – сейчас выживу тем более. Так… что мне помогало всегда идти до конца во время службы? Мысли о Вале… Нет, сейчас о ней думать нельзя. А о чем же думать? В голове какая-то пустота. А, точно! Деньги. Офис. Моя обстановка, я в ней как рыба в воде. Я – высококвалифицированный специалист, программисты 1С на вес золота. Почему же во мне так мало веса? Да какая разница? О! Я дошел! На воротах написано «Товарная, 70». Ужас, неужели мне придется добираться сюда так каждый день? Ладно, переживу. К Новому Году точно должны выдать авансы, а значит, существовать вместо того, чтобы жить, придется не больше месяца.
Захожу на территорию базы, как и говорила девушка, перехожу рельсы, иду до упора и поворачиваю налево. Иду немного вперед и по правой стороне вижу белое двухэтажное кирпичное здание. А оно немаленькое… Надеюсь, эта контора занимает все здание. Тогда это место точно для меня. Обожаю, когда вокруг меня много людей. Одиночество наводит меня на плохие мысли. Сейчас, как ни странно, именно общество меня спасет. У меня точно появятся новые друзья, новые интересы… Но это пока только в перспективе. Замечтался, блин. Попробуй еще устроиться. Не-е-е-е, точно устроюсь! Я же на вес золота, нельзя это не учитывать.
С такими мыслями я оказываюсь возле входа в здание. Серая стальная дверь, небольшая ручка, на стене слева звонок и камера. Мимо меня пролетает какой-то мужик в заношенных чеботах, достает белую магнитную карту, я вижу, что на ней синими буквами написано: «HID corporation». Знаем-знаем. Понятно, что у вас тут за система. Обожаю системы контроля доступа. Значит, офис у них настоящий. Я достаю из кармана платочки, использую четыре из них для чистки обуви. Кажется, осталось два. Или три. Хватит на следующий раз, значит. Выбрасываю использованные платочки в урну (и урна-то у них какая, хромированная… мне уже здесь нравится), нажимаю кнопку звонка и примерно через пять секунд слышу характерный звук. Дергаю дверь на себя, захожу внутрь. Пол отделан типичной для офисов белой квадратной плиткой, на стенах белая моющаяся краска, на потолке панели из гипсокартона. Передо мной турникет, за ним – лестница на второй этаж, справа – стальная дверь с магнитной системой контроля доступа, слева – сторожка, сразу после нее узкий коридор, куда он ведет – пока не знаю. Я похожу ближе к сторожке, сооруженной из белой конструкции наподобие пластиковых окон, смотрю в окошко, вижу твердолобого верзилу. Он спрашивает:
– Вы по какому вопросу?
– Я по вопросу трудоустройства.
– К кому Вам назначено?
– Иван… – черт, я забыл фамилию. Блин, она какая-то добрая еще… – Фамилию не помню. Он работает в отделе 1С.
– 1С? – переспрашивает верзила.
– Да, 1С.
– Хорошо, ожидайте.
Он копошится в каких-то бумажках, видимо, перебирает списки персонала. Спустя минуту он спрашивает:
– Ласкин?
– Да-да, Ласкин. Вспомнил. – я усмехнулся, в ответ на что получил неодобрительный взгляд. Собственно, другого я и не ожидал.
– Подождите.
Он набирает на своем внутреннем телефоне какой-то номер и спрашивает:
– К Вам по поводу собеседования.
Он кивает головой невидимому собеседнику и обращается ко мне:
– Фамилия?
– Миронов Станислав.
Он повторяет сказанное мной в трубку, говорит «Хорошо» и снова обращается ко мне.
– Ваш паспорт.
– Паспорта нет, он утерян. Вместо него есть временное удостоверение.
– Давайте.
Он долго переписывает мои данные, сверяет мой фэйс с тем, что видит в удостоверении. Могу себе представить, какие у него подозрения. Чувак с временным удостоверением вместо паспорта, на нем фотка человека с волосами, а перед ним стоит лысый. Он записал еще что-то в какой-то журнал и протянул его мне со словами: «Распишитесь вот здесь и вот здесь». Я расписываюсь, он забирает журнал, отдает мне белую карточку, и турникет приветливо заиграл зеленой стрелочкой вместо стандартной красной. Он говорит:
– Дверь направо, сто шестой кабинет.
– Спасибо, – говорю я, прохожу через турникет и провожу только что выданной мне магнитной картой по считывателю слева от двери. Ловлю себя на той мысли, что я испытываю от этого удовольствие. Не то, чтобы оргазм, просто приятно. Я открываю дверь и оказываюсь в десятиметровом коридоре с дверями по обе стороны. Ищу дверь с надписью «106». Искомая дверь обнаружена, снизу от красивой таблички приклеена характерная для отделов 1С наклейка: «1С Предприятие 8.0. Новый уровень автоматизации». «Вот это мне нравится» – подумал я. Для меня этот бренд стал основой моей карьеры. Приятно его постоянно наблюдать.
Стучу в дверь, слышу молодой голос:
– Да!
«Хуй на!» – мелькнуло у меня в голове. Я открываю дверь, захожу внутрь и оказываюсь в небольшом кабинете примерно три на четыре метра. В углу слева по диагонали от меня сидит небольшого роста темненький мужичок лет тридцати в джинсовой рубашке, а еще левее – какой-то толстый неформал с сережкой в правом ухе и футболке с надписью «Нашествие». Меня блевать тянет от этих нефров. Их логика мне не нравится. Я больше предпочитаю одеваться формально, нежели как они. На вид ему не больше двадцати пяти. Он спрашивает:
– Вы на собеседование?
– Да, меня зовут Станислав.
– А меня Иван. Очень приятно.
В течение часа мы с ним проводим собеседование, он разузнает все о моей карьере, дает заполнить стандартную анкету, рассказывает о компании Регион-63. Оказывается, все это здание находится в собственности у компании Регион-63, компания занимается несколькими видами деятельности: дистрибьюторская компания, реализующая алкогольную продукцию крупными партиями, сеть розничных алкогольных магазинов «Горилка», сеть больших супермаркетов в городе Тольятти, а также направление грузового шиномонтажа с несколькими точками под названием «Регион-шина». У каждого из направлений есть своя центральная база данных, куда из каждой сателлиты с разным интервалом производятся выгрузки данных, а из этих центральных баз данных, в свою очередь, ежечасно происходят выгрузки в центральную торговую базу («ЦТБ»). Выгрузки происходят автоматически. «Знакомая система» – подумал я. Со стороны баз данных мне уже все нравится. Да еще и большое количество сотрудников в таком-то здании… Просто рай для программиста 1С. Также он мне рассказывает, что в компании существует отдел IT с системными администраторами, которым также заведует отдельный начальник. Оба отдела находятся в подчинении руководителя департамента информационного развития Андрея Станина. «Класс! Контора с грамотным разделением обязанностей сотрудников IT-направления» – мелькнуло у меня в голове.
– А я – начальник отдела 1С. В связи с расширением мы проводим дополнительный набор сотрудников в мой отдел. Когда ты готов приступить к работе? – он уже перешел на «ты». Бойкий малый. Интересно, сколько ему лет?
– Вчера, – твердо отвечаю я.
– Отлично. Твоя анкета с сегодняшнего дня уходит в службу безопасности, и в случае их положительного решения мы устроим тебе дополнительное тестирование на реальное знание программы 1С. Дам тебе какую-нибудь задачу на целый день. Если справишься – считай, ты принят.
– Хорошо, спасибо, – говорю я, не показывая своего расстройства по поводу услышанного на тему СБ (службы безопасности). В любой конторе СБ – это не служба безопасности, а служба контроля сотрудников. Эти пидоры готовы в трусы залезть и докопаться до каждой мелочи. Раньше, когда я устраивался на работу и проходил собеседование в СБ, всегда всплывал мой косяк, ходящий за мной с четырнадцати лет. Тогда я получил судимость и прошел через амнистию, однако судимость оказалась настоящей, и каждая сука из отдела внутренней ОПАСНОСТИ (именно таковым он, по сути, и является) мне это предъявляла. Вдогонку мое недавнее лишение свободы на целый месяц, и плакало мое трудоустройство. Все понятно. Все было зря. Пошел я отсюда.
– Ты где живешь? – спрашивает Ваня.
– Пересечение Гагарина и Карбышева, – отвечаю я, мысленно представляя себе, сколько же придется вваливать от этой Товарной до моего дома – денег-то на проезд нет.
– Я собираюсь домой, могу подвезти до Металлурга, оттуда все же удобнее будет уехать.
Я испытываю удовлетворение. Какой же он заботливый. От Металлурга мне идти будет действительно намного меньше.
– Это было бы замечательно. Давай, – я тоже перешел на «ты». Ваня сам задал эти нотки общения уже на первых минутах нашего разговора. Кажется, он не против. «Значит, не пафосный. На то он и неформал, хе-хе» - подумал я.
– Пока можешь подождать на улице, если хочешь, покури.
– Да, я так и сделаю. Спасибо.
Я выхожу из кабинета, сказав «до свидания» человеку в джинсовой рубашке, изредка принимавшего участие в нашем с Ваней разговоре, и иду к охраннику. Сдаю ему карточку, расписываюсь и выхожу на улицу. Закуриваю. «И какого же черта меня понесло на эту Товарную? Что я тут забыл? Как же я не мог сразу подумать про СБ… Вот я дебил!» – проносится у меня в голове.
Долго ждать Ваню не пришлось. Не успел я выкурить сигарету, как он уже появился на выходе. Я прошел за ним в его машину – побитая «девятка» с наклейкой «Наше радио» на стекле задней двери. «Настоящий неформал, он даже слушает радио, по которому гоняют только русский рок. Не, есть, конечно, в русском роке нормальные песни, но в большинстве своем это какая-то какофония, сраная помесь звуков. Если он врубит сейчас эту херню, придется терпеть. Ладно, вытерплю. В конце концов, мы, скорее всего, больше с ним не увидимся – СБ отклонит мою анкету» – думаю я, садясь в его тачку. Как я и ожидал, он врубает свое любимое «Наше» радио, и лихо отъезжает со стоянки возле здания. По пути он спрашивает меня:
– А ты за рулем?
– Нет, пока не обзавелся.
– А ты же на Гагарина живешь?
– В том районе.
– Там как раз где-то проезжает наш корпоративный автобус. Наших сотрудников возят на работу. – сказал он. Я, конечно, подумал, что это существенный плюс в пользу «Региона», но работы там мне не видать. На всякий случай делаю удовлетворенное лицо и отвечаю:
– Это хорошо. А то до вас добираться как до Китая раком.
– Ха-ха, это точно. Зато офис хороший и склад рядом. – сквозь смех говорит Ваня. Он, кажется, парень с юмором.
Мы уже разговариваем явно не в формальных нотках (естественно, о каких формальных нотках может идти речь при беседе с неформалом?), он высаживает меня в районе Металлурга и говорит на прощание:
– Когда СБ даст ответ, я сразу позвоню. Надеюсь, сработаемся.
– Взаимно! До связи, – отвечаю я, закрываю дверь его «девятки» и иду пешком в направлении дома. Путь я знаю хорошо – я любил постоянно ходить везде пешком, я облазил весь город за все свои почти двадцать два года жизни в нем. Прикидываю в голове количество остановок общественного транспорта. Так, примерно двадцать-двадцать пять. Достаю из кармана пачку сигарет, считаю. Девять штук. Чтобы осталось на завтра, буду курить по одной через каждые три остановки. Иду. Размышляю о жизни, думаю, как же неплохо получится, если СБ протупит. Это будет принципиально новый уровень в моей жизни – работа в самом что ни на есть настоящем холдинге. Примерно прикидываю количество сотрудников, исходя из описанной Ваней схемы. Не менее пятисот-шестисот, а то и вся тысяча. Вот это по мне… Мне, как всегда, вспоминается мое детство, мои школьные годы… Замечаю, что я уже добрался до площади Кирова. А там Безымянка, затем метро Победа, метро Советская, за ней улица Советской армии, а там и до дома рукой подать. Вспоминаю свой путь от грузчика и дворника до системного администратора… Оп-па, уже метро Победа. Ловлю себя на мысли, насколько же сильно, несмотря на все случившееся, мне не хватает Вали, ее родителей и прежнего образа жизни… Метро Советская… Картинка меняется скачком из сисадмина в программисты 1С, затем то, как я стал начальником отдела, позавидовал немного Ване… Улица Советской армии… Вспоминается тюряга, день расставания с Валей, всеми друзьями и любимой работой… И вот я уже дома. Как занимательно. Хочешь быстрее добраться до дома? Вспомни свою жизнь. Захожу домой. На кухне сидит мама с вопросительным видом.
– Вроде устраиваю, но там СБ. Моя анкета ушла к ним. Сказали, что если пропустит СБ, то будет дополнительное тестирование.
– Пидоры… – сказала мама, понимая, что СБ, скорее всего, меня не пропустит. Она уже наслышана о внутреннем устройстве любого нормального офиса, я часто рассказывал ей о своих трудовых подвигах, да и брат тоже.
– Посмотрим, время покажет, – сказал я, сам себе добавляя оптимизма. Мама же тоже за меня переживает, это точно видно. В конце концов, она не может меня содержать, я ей лишь в тягость. Я делаю всегда наглое лицо, когда она мне об этом говорит, но в душе мне всегда становится стыдно, и хочется заплакать, попросить прощения. Мешает гордость. Но я уже приучился не показывать своих слабостей людям, надевая на себя маску непробиваемого человека и зачастую испытывая из-за этого сложности на первых этапах общения.
– И что ты намерен делать?
– Ждать, мам.
– Ладно, посмотрим. Только ты не бросай искать работу. У тебя должно быть несколько запасных вариантов.
– Я знаю, мам. Но там – контора солидная, холдинг. Я очень хочу туда.
– Время покажет, – говорит мне мама моими же словами. Я не чувствую ни нотки укора, видимо, она понимает, что мне сейчас тяжело и любое пессимистичное слово просто ударит мне по рукам, а я итак на грани срыва. Вот она – настоящая женщина. Настоящая женщина, в моем понимании, не обязательно должна быть красивая или стройная, высокая или с определенным цветом волос. Настоящая женщина всегда должна уметь понять и поддержать мужика, чтобы у него никогда не опускались руки. Чтобы человек приходил домой с работы и, несмотря на все возможные трудности и сложности, чувствовал себя счастливым. Валя мне этого не дала. Она всегда била мне по рукам. А мама… Эх, мама… Где же твой идеальный мужчина? Сожалею я, что вышло у тебя так в жизни.
Я ухожу в зал и чувствую, что сильно устал. Сильно устал в моем понимании – это состояние, при котором хочется еще пойти погулять, но не больше часа. Идти гулять мне лень, поэтому попросту заваливаюсь спать.
Проходит три дня. Все это время я мотался по собеседованиям, но ни одно место меня не устраивало. У одних – слишком высокие запросы к широте моих познаний в области 1С, у других – слишком низкая зарплата. В общем, результатов никаких. Настроения нет, да и пешеходные рейды по городу меня уже порядком вымотали. Решаю продать мобилу. Ставлю безусловную переадресацию звонков на мамин номер, вытаскиваю сим-карту и кладу ее на полку, сказав себе «до лучших времен», иду, опять же пешком, на Птичий рынок, что рядом с метро Безымянка, продаю свой телефон за тысячу рублей. Крохоборы, барыги долбанные. Покупают за бесценок, потом наценивают сверху две цены и продают. Всегда ненавидел их, а куда деваться? Когда хочешь жрать, и не так раскорячишься, хе-хе. Вспоминается этот фильм Рогожкина – Особенности национальной охоты. Улыбаюсь. Покупаю мороженое, открываю, кусаю. Жизнь налаживается. Теперь хоть есть, на что ездить. Но в целях экономии домой иду все же пешком (деньги на проезд я сейчас уже потребляю в виде любимого крем-брюле), в конце концов, восемь остановок – не край света. Это судьба дает мне испытание, и его нужно пройти. В конце концов, в тюрьме было намного хуже. Да и во всё той же армии я ходил гораздо больше. А где и бегал. Снова вспоминаются променажи с ящиками с боеприпасами бегом вокруг строя… Глазом моргнуть не успел, уже дома. Открываю дверь. Меня встречает мама. Ее лицо сияет, она с радостным лицом мне сообщает:
– Стас, с холдинга твоего звонили, кажется. Приглашают на тестирование. Созвонись с этим парнем, он свой номер оставил. – Естественно, ее хорошее настроение передается и мне. Неужели СБ протупила? Вот оно, счастье. Ничего, осталось еще недолго. Я очень быстро встану на ноги. Девушки у меня нет, друзей тоже почти не осталось, а значит все, что я буду зарабатывать, наконец-то тратить буду только на себя.
Набираю номер. Трубку берет Ваня и сообщает, что СБ меня пропустила, и завтра он ждет меня на тестирование. Завтра пятница, а значит, есть шанс уже в понедельник выйти на работу. Я благодарю Ваню и кладу трубку. Я счастлив. Радости моей нет предела. Вот он – свет в конце тоннеля. Наконец-то это случилось…
На следующее утро я приезжаю в «Регион». Мне организовывают рабочее место, дают тестовое задание. Оказалось оно непростым для времени, которое на него давалось – 4 часа, а написать нужно было небольшую базу данных «с нуля». Она должна быть предназначена для ведения количественного учета в разрезе складов и номенклатуры. Задачу я сделал, Ваня еще задал мне несколько вопросов и сказал:
– Ну, в общем, не то, что ты рассказывал о себе, но очень даже неплохо. В понедельник выходи на работу. Вот Дима, он расскажет тебе, где едет автобус. Вы живете примерно рядом, будете ездить вместе на одном автобусе.
Я знакомлюсь с Димой, и на протяжении всего пути домой мы с ним активно обсуждали плюсы и минусы различных систем учета. Этот парень мне понравился сразу – приятно будет поработать с таким сотрудником.
И дальше понеслись мои трудовые будни. Оказалось, что в этом офисе работает человек двести, не меньше. Я за первую же неделю познакомился со многими людьми, у меня появился стимул жить дальше. К Новому две тысячи седьмому году я уже отлично себя чувствовал, а выданный аванс и с блеском прошедшая корпоративная вечеринка окончательно утвердили во мне жизненный оптимизм и вернули меня к жизни. После этой тюрьмы мне пришлось стать совершенно другим человеком.
Представьте себе человека, лишающегося за короткий срок абсолютно всего, что он имел – статуса, любви, друзей. Этому человеку совершенно непонятно, что делать и как жить дальше. Жизнь выбила почву из-под его ног, но в то же время ему нечего терять. Я очень благодарен маме за то, что она указала мне тогда верный путь, сунув мне ту стопку газет, иначе неизвестно, куда меня привел бы пессимизм. Может быть, обратно в тюрьму, а может, и в гроб. Но я этого уже не знаю и знать не хочу. Уже к Новому году я пришел к выводу, что это очень даже хорошо, что меня все кинули. Я стал новым человеком, да еще и живу исключительно для себя. У меня новые друзья, мне с ними весело, да и платят они сами за себя, а девушка… Девушек еще прибудет, я в этом не сомневаюсь.
Наступает Новый две тысячи седьмой год. Путин поздравляет страну, он говорит, как всегда, что многое сделано и не меньшее предстоит впереди. Эти его слова разжигают огонь в моем сердце. Эх, дорогой мой Президент, как же мы понимаем друг друга. Ты мужик и я мужик, ты сделал многое и я, как выяснилось, немало, но в своих масштабах. И я несказанно рад, что жизнь предоставляет мне трудности, которые я не без определенных усилий преодолеваю. Каждая проблема, которая встает передо мной, и с которой я в конечном итоге справляюсь, делает меня на порядок сильнее, мудрее, умнее и опытнее. Я уже благодарен своей судьбе, что она дала мне эту тюрягу, потому что я теперь ТОЧНО знаю, как я НЕ ХОЧУ жить и, соответственно, НЕ БУДУ. Я четко понимаю, что меня ждет в дальнейшем только рост, и в скором времени, а может и не в скором, но я все же стану предпринимателем и построю идеальный в моем понимании бизнес.
Звучит гимн, и я просто не могу не встать, слыша его. Я испытываю гордость за свою страну, никем непобедимую, за своего Президента и небольшую модель вышеперечисленного – себя. Моя жизнь и мое тело – это страна, а мой мозг и характер – Президент. И покуда этот Президент жив, я буду идти до конца. А если он во мне умрет, то я найму нового. Не впервой. Теперь я уже точно уверен, что ничто не способно меня сломать, уже достаточно пережил. Традиционный глоток шампанского я делаю с превеликим удовольствием. Теперь я знаю: жизнь прекрасна!
Проходят новогодние праздники, и я вновь погружаюсь в столь горячо любимый мной корпоративный мир. Я просто не могу жить без этих вечно тупящих стервозных бухгалтерш, без своего излишне требовательного задиры-шефа Ласкина, без сотрудников Димы и Лехи Шестерикова (оказывается, его брат имел кое-какие терки с нашей мамой года три назад из-за нашего компьютерного клуба, но об этом тоже позже). Я не могу жить без этих веселых девчонок Маши и Ксюши из отдела ЕГАИС, а также всех без исключения своих сотрудников. В принципе, я могу сказать, что работается мне в «Регионе» довольно комфортно, и плюс ко всему Ласкин борется за повышение зарплаты всех сотрудников отдела 1С с восемнадцати тысяч до двадцати трех, а если учесть и оплачиваемые конторой переработки, то мой заработок и вовсе выйдет на уровень где-то двадцать пять-двадцать шесть тысяч рублей в месяц. Неплохое подспорье – подобных зарплат у программистов 1С в Самаре раз-два и обчелся.
С Ксюшей из отдела ЕГАИС (ЕГАИС – Единая Государственная Автоматизированная Информационная Система – это программа, СУБД, написанная на языке SQL, предназначенная для ведения учета каждого миллилитра алкогольной продукции в России, созданная в 2006 году в рамках монополизации государством алкогольного рынка) у меня были особые отношения. Она мне очень нравилась, но она недавно рассталась со своим молодым человеком и явно не проявляла ни малейшего желания завести новые отношения. Зато мы часто с ней встречались во внерабочее время, я ее даже позвал на день рождения, который собирался отметить в узком кругу сотрудников в мегакомплексе Московский. В общем, я был вполне доволен, что хоть как-то, но она рядом. Она – одна из первых людей в моей новой жизни после тюрьмы, кого я с уверенностью могу назвать своим другом. Также мы сдружились с Машей все из того же отдела ЕГАИС, Наташей и Ирой Цыцариной из отдела кадров, Димой из моего отдела, Катей Родионовой с ресепшена и сисадмином Артемом Молодцовым. Еще у нас сложились очень хорошие отношения с Лехой Шестериковым ввиду абсолютного взаимопонимания между нами – он, как и я, козерог. Хотя, ввиду нашей с ним разницы в возрасте, скорее, я, как он – козерог. Но это неважно. Закадычным другом я его назвать не могу, поскольку играли свою роль разница в возрасте и различие интересов – я любил погулять, а у него есть семья, и он вообще не пьет и не курит. Не знаю, как ему, но мне общаться с ним всегда было приятно – это я могу сказать точно.
14 февраля, день Святого Валентина, мы решили отметить небольшой компанией, состоящей из меня, Маши и Ксюши у Маши дома. Еще должен был подъехать парень Маши, его зовут Ильмир. Я его ни разу не видел, но мне очень было интересно, что представляет собой ее молодой человек.
Мы сидим при свечах на кухне у Маши дома. Сначала Ильмир несколько раз позвонил ей на телефон, а затем Маша вышла и открыла ему дверь. После их сюсюканий и приветствий на кухню заходит молодой человек, на вид ему лет девятнадцать-двадцать. У него длинные волосы, худощавое телосложение, он неплохо одет, хотя и джинсы его слегка грязноваты. Он представился, я тоже. Не скрою, он мне сразу не понравился. Он то и дело напоминал, что он за рулем, а когда я уточнил у него, откуда у него машина, он ответил, что «предки подогнали». Все понятно, он – типичный мажор. Меня всегда бесили такие. Им все дают, а они ничего не ценят. Они всегда считают, что мир у их ног, хотя сами-то, по сути, они еще ничего не добились – за них это сделали их родители. А они с присущей им легкостью причисляют их заслуги себе. Валя была такая же. Она постоянно говорила мне: «У тебя ничего нет, а у меня есть все». Я частенько ей отвечал, что «у тебя самой еще ничего нет, есть все у твоих родителей, это ИМЕННО ОНИ добились, а ты еще, по сути, нет никто, и звать тебя никак». Подобные спичи всегда приводили к скандалам, но свою жизненную позицию в отношении этих мажориков я до сих пор не сменил. Каши с ними не сваришь. Эти выходцы из высшего света привыкли только пользоваться, ничего не давая взамен. Они сами себе создают рамки, пытаясь им следовать, и все, что они будут делать в жизни – это следовать последним трендам и требовать того же от окружающих. Мы с Ильмиром начинаем саркастически колоть друг друга словами, но от этого нам обоим становится только весело. Да и эта разница во взглядах лишь создавала живую и непринужденную обстановку. В общем, праздник удался, и под конец Ильмир предложил мне:
– Стас, давай обменяемся номерами на всякий случай. Может, как-нибудь без телок встретимся. – это его «без телок» меня моментально напрягает, и я расцениваю обмен номерами как вызов. И этот вызов я принял. Посмотрим, далеко ли в очередной раз зайдут твои понты, Ильмир. Если действительно встретимся, значит, ты не такой уж и плохой.
Вторая наша встреча произошла на выходные, в субботу 17 февраля 2007 года. Я также приехал домой к Маше, там была и Ксюша. Я, помнится, для серьезности еще надел свои очки без диоптрий. Ильмир сказал, как только меня увидел:
– Ух ты, какой серьезный!
Я посмеялся в ответ, а в голове мелькнуло: «А что, так и есть. Я серьезный. Я работаю, уже снимаю квартиру, живу и обеспечиваю себя самостоятельно». Вечер прошел чудесно. Мы помотались по каким-то увеселительным заведениям, весело и с пользой провели время. А Ильмир, напротив моему первому впечатлению, оказался очень даже юморным и интересным парнем. В общем, на второй встрече он мне приглянулся, однако настороженность по отношению к нему у меня все еще присутствовала. Хрен их знает, мажоров этих. На прощание Ильмир сказал:
– В следующий раз точно встретимся без девчонок. Давай на следующие выходные?
Это первый мой неформальный контакт, точнее, первый человек НЕ С РАБОТЫ, предлагающий встретиться. Я думаю: «А что, может, от этого и будет польза». И отвечаю:
– Давай, конечно. Телефон мой есть, звони.
И действительно, Ильмир позвонил в следующую субботу. Мы с ним встретились, погуляли. Я ему рассказал немного историй из своей жизни, а он – из своей. Он рассказал, что работает помощником машиниста электропоезда, о всех прелестях этой нудной работы, а также о том, что он безумно влюблен в Машу, а она не отвечает взаимностью.
– Никогда не позволяй бабам выжимать из себя все соки, – сказал ему я, припомнив слова мамы.
– Да знаю я, Стас. Но не могу, понимаешь, не могу!
– Эх, Ильмир, хлебнешь ты еще из-за этого…
– Ну и пусть. Время покажет.
И правда, время покажет. Меня оно уже научило. Любить-люби, но держи на расстоянии. Всегда пригодится. Если полностью в девушке не уверен, то лучше не продолжай с ней отношения, иначе рискуешь оказаться использованным. «Хорошо, что я уже прошел все это» – подумал я, поймав себя на мысли, что мой опыт с Валей, все же, оказался положительным, я теперь хоть знаю, какая девушка мне НЕ НУЖНА.
В тот день между мной и Ильмиром что-то произошло. Я понял, что у нас взаимная мужская симпатия, которая дает перспективу перерасти в долгую и надежную дружбу. А что? Ильмир – парень неплохой, он, оказывается, сам себя обеспечивает, а машину ему не «предки подогнали», а он сам взял ее в кредит. Молодец парень, рвется. Оказалось, что родители у него не такие уж и богатые, их можно отнести, скорее, к среднему классу. Ко всем его плюсам нельзя не прибавить его непревзойденное чувство юмора, оптимизм и легкую манеру поведения. Этот человек знает, как ставить себя в обществе, то есть, он четко знает, как он должен себя позиционировать. И если я позиционирую себя как серьезный молодой человек с направленностью в будущее, то он – как парень-разгильдяй, как он потом сказал, «мальчик-колокольчик, ни разу не динь-динь». Все верно, каждому свое. И если кто-то живет не так, как я, то это вовсе не повод для антипатии. Каждый человек сам себе выбирает дорогу. Ильмир выбрал. И я во многом даже его поддерживаю – мне как раз-таки и не хватает этой его безбашенности. Придется себя немного поменять, это сослужит мне в будущем хорошую службу.
В следующий раз уже я звонил Ильмиру. Я спросил, не хочет ли он встретиться снова. Он сказал, что на выходные планирует затусоваться с друзьями и был бы рад меня видеть среди них. «Мелочь, а приятно. Хоть кто-то рад меня видеть. Давненько я этого не испытывал» – подумал я. В субботу мы с ним встретились. Я приехал на самарскую набережную в районе Ладьи. Ильмир и правда был не один. С ним был друг Антон и куча девушек-зажигалочек. Они тоже любят неформальную музыку, однако помимо этого я ничего отталкивающего в них не нашел. Они учатся в каком-то колледже, живут в общаге, время уже поздно, и им негде ночевать. А мне есть – я же квартиру снимаю. И уже через три часа вся эта компания девчонок едет ко мне в маршрутке. Водитель оказался с ангельским терпением: всю дорогу они до неприличия громко пели песни, от чего мое настроение вознеслось до небес. Он довез нас до места, купил девчонкам пива вдогонку, и мы пошли ко мне домой. Я, Катя, Таня, Олеся и Саша заваливаемся ко мне и продолжаем попойку. Мне уже все равно, что скажут потом соседи. Я подхватил их волну. Кажется, я окончательно вернулся к жизни. Вот он – идеальный Стас. Серьезный, целеустремленный, но при этом умеет отдыхать. И мне хорошо от ощущения этого…
Тем временем, мои будни в «Регионе» продолжались. На дворе уже март-месяц. Весна. У меня, как всегда в этот период, легкое романтическое настроение и ветерок в голове. Ваня Ласкин говорит мне о необходимости создания отдельной базы данных для формирования Алкогольной розничной декларации. Тогда я еще не знал, что, написав эту базу, получу гвоздь в задницу вместо всеобщего признания. Я беру на себя эту задачу, за месяц готовлю базу. Суть задачи состояла в следующем. У розничной сети алкогольных магазинов «Горилка», принадлежащей холдингу «Регион-63», есть своя Центральная торговая база (в фирме она называлась ЦТБ Горилки Розница). В нее каждый день идут автоматические выгрузки через интернет с данными о продажах и списаниях из баз, подчиненных этой ЦТБ. То есть, наглядно схема обмена данными выглядит так: ПТБ Горилки (периферийная торговая база)–ЦТБ Горилки и обратно. Из ЦТБ Горилок, соответственно, выгружались данные о приходах, то есть, в каждый магазин уже до фактического получения товара приходили данные о нем. Это очень удобная система работы. Все приходы в магазины оформлялись операторами специального отдела «Горилки». Их офис располагался напротив нашего отдела 1С, там работало, по меньшей мере, человек пятнадцать, включая заместителей и самого директора направления. Из операторов мне запомнилась лишь одна девушка – симпатичная, худенькая, в очках Маша Назарова.
Департамент финансов Самарской области обязал всех предпринимателей, имеющих товарооборот алкогольной продукции, учитывать каждый миллилитр алкоголя. Данные предоставлялись как на бумажном носителе в виде распечатанных отчетов, так и в электронном виде, в DBF-формате. Все эти отчеты формировались в ЦТБ ежемесячно по всем юридическим лицам, на которые были оформлены магазины сети «Горилка», что заметно сказывалось на производительности работы базы данных. Медленная работа 1С – главный головняк программиста, и с целью ускорения формирования Декларации Ласкиным было принято решение выделить для этого отдельную базу. В ней-то и должна была в конечном итоге формироваться вся отчетность для Департамента финансов, а выгрузки должны были идти в эту базу из ЦТБ ночью в автоматическом режиме. На основе имеющихся отчетов, обработок выгрузок и данных о том, что и каким образом необходимо было учитывать, я и написал базу данных, названную впоследствии «Розничная декларация». Но, как и везде в работе программиста, в работе моей базы данных вскоре обнаружились подводные камни.
Это можно назвать одним словом. Бухгалтерия. Как же я их ненавижу. Дотошные суки, любящие голую статистику и производящие кучу математических операций в секунду, а зачастую и вовсе ничего не производящие, а выполняющие тупую монотонную операторскую работу в 1С: Бухгалтерии, и лишь из-за работы в бухгалтерской СУБД их называют бухгалтерами. В любой фирме, где количество сотрудников бухгалтерии свыше пяти, этот отдел является рассадником сплетен и прочего блядства фирмы. Все бухгалтера – заклятые враги сотрудников сферы IT. То у этой суки принтер не работает, то у нее не работает 1С, хотя она попросту зажала клавишу CAPS LOCK, и ей не нравится, что «1С печатает большими буквами». Эта мразь уже стучит об этом начальству, начальство вызывает программиста/сисадмина и вставляет ему штырь в задницу с последующим лишением премии и «постановкой на заметку». А эта сука просто-напросто зажала CAPS LOCK. В общем, зачастую у сотрудников бухгалтерии совсем иные понятия о нормальной функциональности компьютеров и системы в целом, нежели у сотрудников сферы IT. На тему вечного противостояния бухов и айтишников, а именно добра со злом (IT – это добро, разумеется), ходит очень много баек, приколов и историй в интернете. Я, будучи еще системным администратором, четко понял, кто мой главный враг. Мой главный враг – бух. Но тема не об этом.
В «Регионе» бухгалтерия представляла собой отдельную корпорацию. На втором этаже центрального офиса располагался их улей. Когда я зашел туда в первый раз, то оторопел. Огромное помещение, в него набито человек сорок, не меньше. Все – бабы, в основном далеко не первой свежести. Прохожу дальше. Позади идет Дима, его подрядили мне показать, где находится бухгалтерия. Слева какое-то существо окликает Диму, что-то у него спрашивает, Дима недолго с ним разговаривает. Затем, показывая на меня взглядом, оно спрашивает у него:
– А это кто?
– Это наш новый программист, его зовут Стас, – отвечает существу Дима.
– У меня принтер не печатает, помогите, пожалуйста, – говорит оно уже мне.
Меня всегда бесило то, что эти тупорылые животные не осознают принципиальной разницы между системными администраторами и программистами 1С. Они не догоняют, что системный администратор занимается работоспособностью оборудования, поддержкой функциональности сети, работоспособностью интернета, принтеров, сканеров и, в общем, всего, что не касается баз данных. Базами данных (так уж заведено, что монополистом на рынке СУБД в России является компания 1С) и занимаются программисты. Да и вообще уже в сами названия должностей понятия о них заложены изначально. Программист программирует, а системный администратор администрирует систему. Неужели не ясно? Им неясно. И именно поэтому я считаю их животными и называю существами. Для меня человек, занимающийся тупой монотонной работой в течение всего рабочего дня и при этом не особо отличающийся хорошим уровнем интеллекта, видится в роли обезьяны. Таких обезьян, к сожалению, в любом офисе подавляющее большинство. Они – винтики единого механизма, ими двигает всегда невидимая, но от этого не менее авторитетная рука какого-нибудь топ-менеджера, их невозможно заметить на фоне этого большого механизма. Их и называют офисным планктоном. Их используют, перерабатывают, выжимают из них все соки, а затем выкидывают на помойку, точнее, увольняют. Или они не выдерживают и увольняются сами. Впрочем, дела это не меняет – как они были планктоном, так и остаются. И нет принципиальной разницы между планктоном работающим, планктоном в декрете или планктоном неработающим. А зачастую оказывается так, что перед утилизацией планктона на него вешают все провинности, превращая при этом его в козла отпущения. Кто-то должен за все платить, и платят всегда самые удобные. А таких удобных в бухгалтерии «Региона» великое множество. Готов биться об заклад, что как минимум пять из них ежемесячно уходят, и на их низкооплачиваемые места приползают новые животные.
И сейчас я смотрю на одного из самых ярких представителей этого вида, и меня тошнит от того, что я наблюдаю. Нос высоко задран, не иначе как с самой Первой Леди я имею дело. Голова грязная, пальцы жирные, маникюром не пахнет вовсе. Мелкие поросячьи глазки и жиденькие брови кое-как подведены каким-то карандашом, уже начинающим отколупываться. Под столом базируется огромный живот, свидетельствующий о том, что ей лишний раз лень поднять свою жопу и вытащить ее за пределы ее дешевого офисного стула. А та самая жопа значительно шире плеч, что придает первому впечатлению о ней яркость и завершенность. Рука водит мышкой, и курсор на ее мониторе то и дело проезжает нужную кнопку. Все ясно. С компьютером она не просто на «Вы», а на «Извините, пожалуйста». Что уж говорить об информированности в разделении обязанностей между системными администраторами и программистами 1С?
– Неработоспособность принтера состоит в юрисдикции системных администраторов, коим я, как Вы уже поняли, не являюсь. Могу Вам посоветовать обратиться в соответствующий отдел по внутреннему телефону 101. – Я уже знаю, как разговаривать с этими животными. И я очень счастлив, что уже имел подобный опыт. И вообще, общаясь с такими созданиями, нужно по максимуму оперировать словами, подобными тем, что я ей сказал. Это наводит их на лишние размышления, в итоге чего они приходят к выводу, что общаться с такими умными людьми не входит в их компетенцию.
– Но у меня в 1С принтер не работает! – срываясь на крик, говорит она, отчего соседние животные проявляют интерес к нашему диалогу. Все ближайшее ее окружение замолкает, кидает свои булки и ложки в стороны, и, еще дожевывая свою жратву, внимательно слушает наш с животным разговор. Бьюсь об заклад, что вечером уже будут говорить, что в отделе 1С работают одни хамы, а этот «лысый» и вовсе будто пришел из девяностых. А мне срать с горы на них. Сплетничать – это их удел, удел слабых. И такова уж их судьба, их дорога. Они сами себе ее выбрали. И я в этом не виноват.
– Голова у тебя не работает. Звони 101, там Скорая офисная помощь. Там помогут – отвечаю я и покидаю пространство, в котором расположено животное. Я слышу смешок Димы, и кто-то из баб тоже негромко засмеялся. Видимо, нормальные люди тут еще живут. Надо будет потом провести разведку. Уже дойдя до конца этого огромного кабинета, я оглядываюсь, чтобы посмотреть, чем занято бешеное животное. Как ни странно, оно звонит и что-то доказывает кому-то. Если оно звонит начальнику и уже стучит на меня, спич не подействовал, и придется повоевать с этой сукой. А если все же оно набрало номер Скорой офисной помощи, то, видимо, мне придется пересмотреть свои методы общения с животными.
Когда мы вышли из кабинета, Дима сквозь гогот спросил меня:
– Зачем же ты так с ней?
– Пусть знает свое место, а также телефоны первой необходимости. На вопрос «не по существу» мне больше ничего не оставалось, как ответить «не по существу».
– Она настучать может.
– А мне по фигу.
– Дело твое, но помни, что твой испытательный срок еще только закончился. Могут возникнуть проблемы. – сказал Дима. Мне вспомнилась тюрьма.
– Я знаю не понаслышке, что такое проблемы. Думаю, с этой справлюсь.
– Надеюсь.
– Спасибо за поддержку.
– Обращайся.
Мы спускаемся на первый этаж и заходим в отдел 1С. Ваня спрашивает:
– Ну как тебе наш коровник?
Я мгновенно рассмеялся. А что, очень даже подходящее название. Мой смех поддержали все присутствующие.
– Коровник как коровник. Огромный только.
– На то он и коровник, хе-хе.
– Это точно.
Вернусь к своей проблеме с бухгалтерией и Алкогольной декларации. Дело в том, что формирование отчетов и выгрузок происходило ежемесячно, после закрытия прошлого отчетного месяца. Я благополучно написал обработки выгрузки данных из ЦТБ и их загрузки в Розничную декларацию, но я столкнулся с большой проблемой. Бухгалтерия ежедневно производила множество изменений в этом самом закрытом периоде. Когда я выгружал данные, на следующий день обнаруживал, что исходные данные уже изменились. Тестом на работоспособность базы данных, назначенным Ласкиным, было сравнение отчетов в Розничной декларации и ЦТБ после выгрузки. Можете себе представить лицо Ласкина, когда, благодаря уже произведенным после выгрузки в закрытом отчетном периоде изменениям, данные в Розничной декларации и ЦТБ не совпадали? Мне за это ежедневно влетало, а я уже не знал, как отмазаться. Я просил Ваню о том, чтобы он дал запрет на ЛЮБЫЕ изменения в старых отчетных периодах. И началась война. Война между бухгалтерами и программистами.
В итоге бухи победили, а Ласкин ежедневно так и не слазил с меня со своей Розничной декларацией. Работа перестала мне приносить удовлетворение, я стал относиться к ней с апатией. Я начал постоянно опаздывать, задерживаться по тем или иным причинам, что также послужило замечательным поводом для новых придирок Ласкина. Единственное, что меня спасало тогда, – это дружба. Мы то и дело куда-нибудь выбирались с Ильмиром, Антоном и девчонками. Куда? Это не так важно. В задней кабине электрички, доступ в которую нам пробил Ильмир, у меня дома, на набережной, просто на улице – неважно где, главное – нам было весело и хорошо всем вместе. Маша, как я и ожидал, кинула Ильмира, мотивировав это тем, что он, мол, еще не вырос. Я не пожелал оказаться между двух огней и выбрал сторону Ильмира, решив впредь поддерживать с Машей лишь приятельские отношения. У Ильмира уже появилась новая девушка. В тот самый день, когда мы ехали все вместе в город Отрадный в задней кабины электрички, он и нашел ее себе. Он позвонил мне утром и сказал:
– Стас, мы тут с Антоном и девчонками собрались ехать в Отрадный в кабине электрички. Не желаешь составить компанию?
– Конечно, Ильмир, говно-вопрос. Я приеду.
Мы назначаем время, я одеваюсь во все белое (люблю я эффектно одеваться, обожаю быть в центре внимания), натягиваю солнцезащитные очки, которые сидят на мне очень хорошо, и выдвигаюсь на железнодорожный вокзал. Звоню Ильмиру, он сообщает, на какую платформу подойти. Появиться я тоже решил эффектно. Завидев нашу компашку еще вдали, я увидел чуть ближе «наших» толпу цыган и цыганят, сидящих возле стены. И когда я проходил мимо них, я, заметив, что они протягивают мне все руки, чтобы я им «подал на пропитание», начал хлопать их всех по ладоням. Следующие подхватывают инициативу, и уже тянут мне свои руки уже не с целью поживиться, а поздороваться. Вот он – стадный рефлекс. Все люди такие. Вы никогда не задумывались, почему зачастую, когда рядом с вами кто-то зевает, вы сразу зеваете тоже? Нет, вы ничем не заражаетесь – зевота не заразительна. Это называется «рефлекс подражания». И уж если этот рефлекс действует на таком «клеточном» уровне, то представьте себе, насколько надежно он действует в группе людей. Именно поэтому я не люблю агрессивные толпы – начнет один, за ним сразу подхватят другие. Как бы то ни было, мое появление действительно эффектно. Со стороны, наверное, это выглядит так, будто меня хорошо знают все эти цыгане, и я тут, на вокзале, просто в авторитете. Еще на подходе к друзьям я сразу замечаю новое лицо. Это девушка, приятная фигурка, симпатичное личико, красивые глазки, вздернутый носик. В общем, милая особа. Стесняюсь подойти и спросить, как ее зовут. По ходу разговора узнаю, что ее зовут Катя. Надо будет замутить с этой Катей обязательно, нравится мне она.
Мы грузимся в заднюю кабину электрички, едем весело. Я заметил, что Ильмир и Катя уже целуются. Блин, стормозил. Ладно, девушек еще прибудет. Не эта – так другая. Пока нельзя о них сильно задумываться, впереди еще много дел. А если очередная досталась Ильмиру, да я только рад. Он, все-таки, гораздо больше на этом заморочен, нежели я.
За все то время, когда я страдал от разносов Ласкина и этой Розничной декларации, я сделал большой упор на отдых вне работы. Ласкин уже разговаривал откровенно грубо, чего я не позволяю никому и никогда. Я, в особенности после тюрьмы, особо ценю такие слова, как Свобода и Равенство. Он этих принципов, видимо, не признает. Он иногда уже намекает о том, что провал Розничной декларации является прямой дорогой к моему увольнению, и все в том же духе. В общем, работа моя превращается в каторгу. Да и благодаря своей коммуникабельности, я уже пообщался со всеми топ-менеджерами «Региона», изучил всю их систему работы, и более мне ничего в этой фирме не интересно. Что меня держит? Деньги. Пока поработаю, там дальше видно будет.
А после работы я уже практически ежедневно отжигал со своей компанией друзей, превращаясь из серьезного программиста в безбашенного кутилу. Благо, средства позволяли: помимо основной работы, я начал искать себе заработок на стороне, что позволило мне спокойно тратить деньги на все эти бесчисленные тусовки, а также без напряга обзавестись мобильным телефоном SonyEricsson W950i, стоившим на момент покупки почти двадцать тысяч рублей, и неплохим ноутбуком. Я помню, как то и дело вытворял несвойственные серьезным людям вещи после работы: то я прыгаю на четвереньках на набережной, изображая собачку, гоняющуюся за палкой, которую кидают друг другу Ильмир с Катей, потом я беру ее в рот, также на собачий манер, то я танцую стриптиз в трамвае… Зато могу сказать одно – было весело, и не только мне, но и всем моим друзьям. Видео, снятое на мобильные телефоны во время моих отжигов, до сих пор можно найти в интернете, да и мои друзья до сих пор помнят эти наши совместные счастливые моменты. Но никто из них тогда не знал, что находясь рядом с ними, я отдыхаю душой, я испытываю наслаждение от каждого нашего совместного момента. А каждый день на работе меня ждет очередной разнос за что угодно. Да, я попал на заметку. Ваня Ласкин хочет меня либо поработить, либо избавиться от меня. Он уже порядком мне поднадоел своим хамством и грубостью, а также непониманием ситуации, или пониманием, но нежеланием выдавать факты за действительность. Начальником отдела 1С он стал буквально за месяц до моего прихода в «Регион», и он, найдя единственного подчиненного ему человека, который младше его, решил реализовать на нем свои амбиции новоиспеченного начальника. Лехой Шестериковым особо не покомандуешь, возраст надо уважать, да и новый сотрудник Андрей Журавлев тоже не маленький уже. С Димой они учились вместе в одном потоке в СГАУ, и кто же остается? Конечно же, Стас. Вот его-то мы и будем дрочить до последнего. Только Ваня не знал, сколько всего Стас уже пережил до работы в «Регионе», и уж точно он не знал, что Стас вынашивает в себе идею «выстрелить» в самый походящий момент, как учила его мама.
И наконец, такой момент настал. Наступает понедельник, 7 мая 2007 года. В шесть часов утра я подрываюсь с первого же будильника (обычно я встаю с третьего), рисую на лице порядок, пью кофе, одеваюсь, выхожу на улицу, ловлю машину и еду на работу. Как я и запланировал, в офисе я появился в семь часов утра. Я помню, как каждый раз, когда я опаздывал, Ваня всегда заставлял меня писать ему подробный отчет, где я был, с кем я был, зачем я был, да и вообще, был ли. Меня жутко бесит, когда люди начинают лезть в мою личную жизнь. А Ваня упорно лез. По знаку зодиака он – скорпион, такие люди любят стабильность и ни в коем случае не признают перспективных людей. Видимо, он чувствовал во мне птицу высокого полета, и всеми возможными способами, не принужденно, а подсознательно, пытался меня поставить на место. Со скорпионами у меня патологическая взаимная непереносимость, и я уже порядком отравлен ядом Ласкина. Но всему приходит конец. Любишь, когда я перед тобой отчитываюсь? Хорошо, я тебе отчитаюсь. С точностью до минуты, как ты и любишь. Оставляю на его рабочем столе записку «Уехал к стоматологу. Буду к обеду. Стас». Хе-хе, могу себе представить твое лицо, когда ты узнаешь, что я уехал в Москву. Забираю весь свой оставленный в субботу в ящике моего стола скарб, выхожу, закрываю кабинет. По пути в коридоре вижу Леху Шестерикова. Вот он, жаворонок.
Меня всегда удивляло, как некоторые люди способны подорваться чуть ни свет, ни заря и поехать на работу к восьми утра. И вообще, я бы создал отдельный график для сов, таких как я, любящих отжигать до утра, а затем спокойно выспаться. Тогда работа этих людей стала бы гораздо эффективнее. Эх, ничего они не понимают…
Я говорю Лехе:
– Привет и пока. Насовсем пока.
Он, видимо, меня не очень понял и сказал:
– Пока.
Я быстро покидаю пределы офиса. На пути к дому за оставшимися вещами звоню Лехе и спрашиваю:
– Ваня еще не приехал?
– Нет.
– Как приедет, скажи ему, пожалуйста, что я ему на столе записку оставил. О’кей?
– Хорошо, скажу.
– Спасибо тебе за все, Леха. Ты один из лучших моих коллег.
– Держи, не мерзни, – со свойственным ему юмором отвечает Леха.
– Ну все, пока.
– Насовсем?
– Да, Леха, насовсем. Только Ване не говори. Я сам скажу, как время придет.
– Ну, смотри сам. Удачи тебе, Стас.
– И тебе тоже удачи. Пока, приятно было поработать с тобой.
– Взаимно.
Кладу трубку. Остальных не предупредил. Кому еще сказать? Звоню Диме.
– Привет.
– Привет. Что это ты так рано?
– Да так, попрощаться хотел.
– А куда это ты собрался?
– В Москву.
– Ты что, правда? Хорош прикалываться!
– Нет, правда. Только Ване не говори. Просто я прощаюсь со всеми друзьями.
– Ладно, не скажу. А как же Розничная декларация?
– Да хер с ней, меня ждет новый мир. Теперь это проблемы Ласкина.
– Хе-хе, точно. Ну, удачи тебе, Стас. Счастливо доехать. Звони, не пропадай.
– Так в аське еще спишемся. Чай, не последний день живем.
– Точно.
– Ладно, пока. Приятно иметь дело с такими людьми, как ты.
– Мне тоже, Стас. Пока.
Вот, теперь и все вроде. Больше никого я предупреждать не хочу. Ловлю машину, еду к маме. Долгая процедура прощания, слезы, сопли… Не хочу об этом, а то снова разнежусь. И так слеза проступает, когда пишу эти строки.
Звонит телефон. «Такси подъехало» – говорит мне диспетчер «Опельсина», – «Хорошо, выхожу», – отвечаю я. А на глазах слезы…
– Давай, сынок, с Богом. Помни все, чему я тебя учила. Никогда не бойся ничего. Всегда помни: будь аккуратнее, Москва, говорят, слезам не верит. И если что, знай: тебе есть куда вернуться.
– Слезам не верит… Мама, я сжег все мосты. У меня больше нет выхода.
– Да ладно, в гости даже не приедешь?
– Либо в гости, либо по делам.
– Возвращайся поскорее.
– Хорошо. Я поехал.
Она перекрестила меня на прощание, я собираю сумки и выхожу. Загружаюсь в такси. Девчонки не смогут меня проводить – у них сегодня экзамен. Ильмир задерживается, он едет из области. Тоже не сможет проводить. Стою на вокзале один. Звонит телефон. Номер незнакомый.
– Привет, Стас, – этот голос я узнаю в любом состоянии. Это голос моего близнеца Лехи. Он сейчас дослуживает в армии, ему там очень плохо – это я знаю точно. Вообще нам свойственно определять внутреннее состояние друг друга по первым ноткам разговора. А если видим друг друга, то и говорить не надо – нам все итак понятно. Вот он – единственный человек, с кем я действительно хотел бы сегодня увидеться. Видимо, и на этот раз он почувствовал. И позвонил сам.
– Привет, Леха. Я тут в Москву собрался.
– В Москву? Что ты там забыл?
– Работать буду. Вернешься из армии – расскажу. Как дела-то?
– Да, не очень, сам знаешь.
– У меня тоже. Еще неизвестно, что меня ждет.
– Прорвемся, брат.
– Конечно, и не такое бывало, сам знаешь.
– Это точно.
– Я тебя люблю, Леха! – говорю я и чувствую, что я снова всхлипываю.
– Я тебя тоже, Стас. – он тоже плачет. Вот оно – чувства на расстоянии.
– Еще увидимся. Как вернешься, пиши в аську. Все остальные контактные данные я дам маме, когда в Москве буду.
– А все-таки ты первый уехал.
– Да, хотя и не планировал.
– Да-да, это я всегда хотел. А сделал ты.
– Я думаю, тебе это еще предстоит. Давай, не падай духом там. Мы же сильные, мы все выдержим.
– Да, ты прав. Ладно, пока, много не могу говорить – сам знаешь, армия…
– О’кей, пока.
– Пока.
Видимо, люди, стоящие рядом со мной, принимают меня за шизика. Я плачу уже навзрыд. Как же тяжело-то… Очень тяжело бросать все, чего достиг, ради чего-то нового, неизвестного, но от этого не менее привлекательного. Звонит мама.
– Да, мам.
– Ты еще не уехал?
– Нет, поезд жду. Еще минут пять осталось.
– Сынок, может, вернешься, пока не поздно? – мама тоже рыдает, и каждое слово ей дается с трудом. Наверное, как и мне.
– Нет, мама. Я принял решение. И я не отступлю.
– Ты как всегда. Твердолобый.
– Ага, ты же знаешь, – я улыбаюсь сквозь слезы.
– Ну ладно, удачи, пиши, не пропадай.
– Хорошо, мам.
– Целую, люблю.
– Я тебя тоже.
– Пока.
– Пока.
Меня разрывает изнутри. Я просто в агонии. В голове и правда мысли о том, чтобы вернуться. Ведь еще не так уж и поздно. Еще есть время приехать на работу в обед, и Ласкин даже ничего не узнает. Удаленные данные можно восстановить из того, что скачано на мои диски, а Леха и Дима воспримут утреннюю новость о моем уходе очередным приколом. Друзья и мама будут только рады тому, что я не уехал. Ведь я действительно понял – меня любят, и я кому-то нужен. Зачем мне эта Москва? Она же чужая, там у меня никого нет. Находясь на пороге потери близких, начинаешь осознавать, как же они тебе дороги. Я ощущаю всеми фибрами души, как сильно меня тянет обратно. Подъезжает поезд. Я показываю билет и предъявляю паспорт. Недолго думаю перед тем, как шагнуть в поезд. Вон она – дверь в мой новый мир. А надо ли? Мне вдруг вспоминаются все те же слова из песни группы ЮГ: «Руки опускать ведь рано, да? Странно да? Все как-то скверно постоянно, да? Действительность обходится строго с тобой, говна так много, снова, йоу, снова… Эй, слышь, пора менять что-то! Соберись в дорогу, еще один день, тебе помогут труд, терпение, отбрось лень, сомнения. Все решения принимай по зову сердца. Ты посмотри туда еще раз – не закрыта в жизнь дверца. Не место корысти там, где слышен крик о помощи. Пускай все не так, как хотелось нам всем, но помни: не лучше прозябать как все, чем умереть в борьбе. Мы знаем оба: новый день – лишь твой, принадлежит тебе. Новый день снова сменит ночь за окном. Новый бой против себя самого. Для чего – мы узнаем, когда победим. Дай мне еще один шанс, еще один»… Вот я и буду бороться. А внести что-то новое в свои серые будни – это и есть самое интересное в жизни. Вспоминаю то животное из бухгалтерии. Она сидит себе на теплом лузерском местечке, и ее ничего не парит. Ей хватает и восьми тысяч в месяц. Вот и сиди там в своем тухлом креслице, а я шагну в неизведанное, я попытаюсь сделать все для своего благополучия и для того, чтобы у моих детей не было такого же детства, какое было у меня. Решаю: РВУ. Захожу, складываю вещи. Звонит Ильмир.
– Стас, я не смогу тебя встретить, нашу электричку задержали. У тебя какой поезд?
– Шестьдесят седьмой вроде.
– Мы по пути встретимся, я попрошу, чтобы диспетчеры сказали мне, когда мы будем сближаться, я позвоню.
– О’кей.
– До связи, брат.
– Пока.
Как же мне тяжело. Только что я переступил этот порог. Впереди новая высота, и взять ее, конечно же, будет нелегко. Но в одном я уверен: я выживу в любой ситуации, не раз я уже ходил по лезвию бритвы. А ведь оно интереснее – «не лучше прозябать как все, чем умереть в борьбе». Эх, какая классная песня. Она про меня…
Поезд трогает с места. Через десять минут звонит Ильмир.
– Брат, мы сближаемся.
– Давай, я подойду к окну.
– Вот он я, видишь меня?
Я вижу, как из форточки пролетающей мимо нашего поезда электрички высунулся Ильмир. Я слышу и из окна, и из трубки мобильного, как он сигналит.
– Да, это ты сигналишь?
– Да, брат. Специально для тебя!
Электричка проносится.
– Удачи тебе, брат. Спасибо тебе за все. Звони, пиши, не забывай. Желаю, чтобы у тебя получилось все, что ты наметил. Не забывай нас там в Москве. И возвращайся поскорее!
– Удачи тебе, Ильмир.
– Я люблю тебя, Стас. Как друга.
– Я тебя тоже…
– Пока, удачи. Ни пуха, ни пера.
– К черту. Пока.
Вот и все вроде. Со всеми попрощался. Жаль только, девчонки не приехали. Ильмир рассказывал, что они к моему отъезду даже какой-то плакат нарисовали. Хм… Как приятно. Похоже, я и правда неплохой человек, раз кто-то меня любит. И проводы вышли что надо… Как же я люблю свою жизнь. А теперь мне предстоит расширить свои горизонты. Ничего, справлюсь. Так даже лучше. Я же всегда ищу что-то новое, вот он – мой шанс. И нельзя его не использовать.
Я захожу в ICQ со своего мобильного. Пишу Ване сообщение: «Я уехал в Москву. Прощай, лузер». Ответа не последовало. Через пять минут звонит телефон. Беру трубку. Я ликую.
– Стас, а как же трудовая, отработка две недели? – это Лена Скворцова. Эта ботаничка, начальник отдела кадров, любит во всем порядок. Ненавижу правильных. С превеликим удовольствием раскрошил бы ей табло. Эта баба не знает вкус настоящей жизни. Поэтому и сидит до сих пор, незамужняя в свои тридцать пять, в должности главной кадровички за двадцать тысяч в месяц. Это твой удел. Планктон, с-сука…
– Пошла ты на хуй со своими отработками! И трудовую мою ты себе в жопу засунь, и проверни три раза для усиления эффекта. Только обязательно три, а то переборщишь. Я уехал в Москву. Да, и еще. Ты – конченая мразь. Я ненавижу таких, как ты.
Ответа не последовало. Я уже разорвал связь. М-да, видимо, нехилый кипиш сейчас происходит в офисе. Звоню Кате Родионовой, она главная по ресепшену.
– Ну как там обстановка?
– Да жесть вообще, Стас. Вот это ты им устроил. Ласкин весь зеленый носится. Извини, но твой корпоративный номер придется отключить.
– Да, я понимаю. Отключай.
– Удачи тебе. Молодец ты, знаешь, как людей на место поставить.
– Ага, и рыбку съесть, и на хуй сесть.
– Ха-ха-ха! – весело ржет она.
– Ну, все, пока.
– Пока, Стас. Всего хорошего.
– И тебе тоже. Пока.
Да, а все-таки я умею «выстрелить». И выстрел этот оказался в упор. Ласкин долго еще будет помнить эту взбучку. Пусть, сука, книжки почитает о грамотной мотивации подчиненных, а потом лезет в начальники. Пусть теперь нанимают какого-нибудь специалиста и платят ему бабло за МОЮ задачу. А что, я же еще зарплату не получил. Там как раз хватит.
Я чувствую, как все пережитое мной, начиная с субботы, выпотрошило меня до последнего. Я заваливаюсь спать…
Мне снится, что я бегу по какой-то дороге, мимо меня мелькают стенды с рекламными слоганами «Чем быстрее я бегу, тем меньше становятся мои проблемы» и «Just do it». Картинка то и дело сменяется дорогими и близкими мне людьми, я вижу то Антона, то Ильмира, то обнимаюсь с мамой, то болтаю за бутылочкой TUBORG со своим братом-близнецом Лехой, то устраиваю адский отжиг и жестокие попойки в съемной маленькой однокомнатной квартирке с веселой компашкой девчонок (Катюшенька, Таня, Олеся, ещё одна Катя и Саша), вижу Ксюшку Мордвинцеву и ощущаю всей душой, как я страдаю от расставания с ней, а иногда передо мной стоит с битой мой, теперь уже бывший, шеф Ласкин и хочет разбить мне этой самой битой табло за то кидалово, которое я ему устроил в назидательных целях... Мне вспоминается моё тяжёлое, полное лишений детство, вечно завидующие сверстники, учителя, устраивающие разнос маме по телефону вечером за наши с братом прогулы, использовавшая меня долгое время девушка Валя, её милейшие родители и мой долг в десять тысяч рублей перед ними. Происходит резкая смена декораций, я нахожусь в городе Ульяновск и, спустя трое бессонных суток, пытаюсь восстановить базу данных 1С от сбоя, чтобы спасти открытие магазина компьютерной и бытовой техники в торговом центре Октябрь на улице Марата, я вижу перед собой благодарное лицо шефа Прагмы Блинкова Алексея Юрьевича, тут же оно резко становится высокомерным и недовольным… Вдруг я оказываюсь в Саратове. Я принимаю душ, вдруг заваливается Олег Крылов, мой коллега по работе в Прагме. Он – начальник отдела IT, он говорит мне, что пришла моя очередь, имея в виду шлюшку, которую мы сняли с ним на двоих… С каждой минутой, а может и часом, декорации становятся всё оживленнее, события всё более яркими, а мне почему-то все больше и больше становится грустно. Краски вокруг меня сгущаются, стало шумно, вокруг меня начинается какой-то движняк…
***
Я просыпаюсь от того, что соседи по плацкарту начинают копошиться в своих вещах. Уже светает, значит, скоро пункт назначения. Я смотрю на часы. Время на них уже московское. Наконец-то не надо отнимать час от самарского… Четыре утра. Я встаю, разминаюсь, выхожу в тамбур, закуриваю сигарету и снова погружаюсь в свои мысли. Сколько я простоял – не помню. Я обращаю внимание на то, что мы пролетаем станцию с названием Люберцы. Интересное название… Вижу стенд возле дороги. На нем – баннер, весь черный, а посреди него огромные белые буквы: «КТО ТЫ?». Социальная реклама разрабатывается так, что врезается в мозг сразу после прочтения. Правда, кто я? Что я из себя представляю? Чего я достоин? Я всего лишь программист, и теперь уже парень из провинции? Или, может, я все-таки чем-то особенный? Видимо, на эти вопросы за меня отвечает вся история моей жизни, местами счастливой, а где-то и тяжелой. Я пережил на этот момент уже достаточно много всего интересного и поэтому считаю нелишним посвятить всей моей предыстории, начиная с рождения, вплоть до «Региона» отдельную главу этого повествования…


Теги:





1


Комментарии

#0 01:20  16-09-2008Француский самагонщик    
По сигналу первого же фтыкателя переложу в Хуету. С удовольствием.
#1 01:29  16-09-2008Петя Шнякин     
Это не на конкурз?

Ато зоебусъ четать до завтра.

#2 01:29  16-09-2008Петя Шнякин     
Это не на конкурз?

Ато зоебусъ четать до завтра.

#3 02:24  16-09-2008Добро    
ФС А почему хуета-то? Жду критики
#4 02:24  16-09-2008Добро    
to Петя Шнякин

Нет, не на конкурс. Просто так, от души. Не читай, заебешься

#5 02:40  16-09-2008Француский самагонщик    
Автор, патамушта очень дохуя. И потому что вот такие фразы: "Он иногда уже намекает о том, что провал Розничной декларации является прямой дорогой к моему увольнению, и все в том же духе."
#6 02:41  16-09-2008Петя Шнякин     
Ат дабра дабра ниищюдЪ -

фсё пытался пендосам перевести пагаворку.

Ни палучилосъ!

Аффтар, пешы кароче...

Запятую ставить нинада.

#7 02:51  16-09-2008Добро    
to ФС


На то она и книга, а не просто рассказик, чтобы "очень дохуя". По поводу "вот таких фраз" - как было, так и пишу. Есть еще минусы? Только конструктивно - я тут не для того, чтобы тупо читать, как меня тупо и необоснованно засирают. Есть замечание? Буду только рад. А если в Хуету... Так кидай, в любом случае рад любому мнению. Ведь это лучше, чем мнения бы не было вообще. Презираю людей без собственной точки зрения.

#8 02:51  16-09-2008Добро    
to Петя Шнякин


ок, спасибо ))

#9 03:02  16-09-2008Петя Шнякин     
Добро

Ты засылай по три странички в день.

Больше нинадо. Были исключения, конечно, но я не о том.

Не надо сразу возражать.

Ващета ты, вроди адикватный.

#10 03:08  16-09-2008Добро    
Петя Шнякин


Кто-то говорит, что адекватный, кто-то считает меня дебилом. Тоже ведь мнение, я тут ничего не смогу поделать )))


Я не знал, что лучше выкладывать по три странички в день - я тут впервые, просто как-то прочитал Гастарбайтера, а там про этот сайт написано. Сегодня вдруг вспомнил и решил зайти. Решил выложить все сразу ))) Ладно, хрен с ним, понятно, что оценки не получится - народ ленивый тут, прям не литпром, а ЛеньПроизвод ))) Переживу как-нибудь ))) Благо, аудитория уже какая-никакая, а есть ))) Удачи )))

#11 03:09  16-09-2008Голопупенко    
"– Удачи тебе, Ильмир.

– Я люблю тебя, Стас. Как друга.


– Я тебя люблю, Леха! – говорю я и чувствую, что я снова всхлипываю.

– Я тебя тоже, Стас. – он тоже плачет. Вот оно – чувства на расстоянии."


пиздец тут пидористические страсти. сантабарбаранах.

#12 03:11  16-09-2008Петя Шнякин     
Добро

берега нипутай

Кто сдесъ линивый?

#13 03:12  16-09-2008Добро    
Голопупенко


Ты совсем что ли? Это мой брат-близнец. У тебя нет близнеца? Вот и молчи себе в тряпочку. Я своего брата именно люблю, как брата. Именно этот человек прошел со мной больше, чем я живу на этом свете, на 9 месяцев. У тебя есть такие люди? Вот и завидуй себе в тряпочку

#14 03:13  16-09-2008Добро    
Петя Шнякин


Я не про тебя ))) Выше написано, что дохуя. На мой взгяд, не так уж и дохуя

#15 03:21  16-09-2008Голопупенко    
Добро,

ты тряпочку в которую мне молчать и завидовать предложил в жопу себе засунь, чтоб фонтан прикрыть.

похуй мне на ваши нежности.

#16 03:23  16-09-2008Добро    
Голопупенко


У меня фонтанов нет, да и в жопу себе ничего не сую, не моя прерогатива. Раз уж тебе похуй на нежности - мог бы и промолчать - умнее показался бы. А так, Голопупенко как Голопупенко - и взять-то больше нехуй. Хе-хе

#17 03:47  16-09-2008Голопупенко    
Проскролил. Молодой самовлюбленный говнюк едет покорять столицу. Весь в белом, и в темных очках, которые "сидят на нем очень хорошо". На прощание признается в любви брату-близнецу (молодец, конечно) и какому-то Ильмиру. х/з, ахтунг памоиму.
#18 03:54  16-09-2008Добро    
Голопупенко


Проскроллил? То-то же, не осилишь, видимо, твой мозг на это не способен. Теперь ты в моем понимании не Голопупенко будешь, а Голоскролленко. Только вот одно неясно - ты где говнюка-то увидел? Видимо, ты очень смел и охуенно крут, раз не стесняешься в выражениях. Плохой пример подаешь. Хотя, было бы кому, товарищ Голоскролленко...

#19 03:58  16-09-2008Петя Шнякин     
добро

иитывхуй!

#20 04:00  16-09-2008Добро    
Петя Шнякин


Фуууу... как же ты мог так опуститься... Я-то думал поначалу, что ты адекватен. Хуй там... Обидно. Ладно, удачи тебе

#21 04:05  16-09-2008Голопупенко    
Сцуко, в каком инкубаторе вас, далбайобов таких, выращивают! Добро, Яснописцы и прочая.

Тебе по тексту (по тексту, блять!) замечания делают - внемли, тварь дрожащая и делай выводы! И правь, ибо, повторюсь, персонаж твоей книги - гегеге (с) - на молодого самовлюбленного пидарка похож.


"я одеваюсь во все белое (люблю я эффектно одеваться, обожаю быть в центре внимания), натягиваю солнцезащитные очки, которые сидят на мне очень хорошо" (с) Аффтар

#22 04:06  16-09-2008Петя Шнякин     
Лана спать пашол

А ты вроде в ГВ астайошЪсо, маи паздравления!

#23 04:08  16-09-2008Добро    
Петя Шнякин


Спасибо. Только что с этого? )) Ладно, приятных снов. Как-нибудь еще пересечемся. Возможно

#24 04:14  16-09-2008Добро    
Голоскролленко


Я тварь? Долбаеб? га-га! ))) Откуда слов-то таких нахватался, товарищ Голоскролленко? В детском саду? Нет? А мне кажется, в детском саду, к другим сословиям я отнести твой интеллект побоялся бы


Ну а чего такого в том, чтобы одеваться эффектно и заметно? Есть люди - обычная тупая серость, видимо, вроде тебя (всего лишь предположение), они любят одеваться во всякое дерьмо, и тошнит меня от одного только их внешнего вида. Не хочу повторять их ошибки. Пусть лучше буду одеваться стильно, зато блевать никто не будет, разве только что какие-нибудь сраные гопники.


Господин Голоскролленко, вопрос к тебе есть. Неужели тебе еще не надоело показывать свою тупость и низкий уровень социального интеллекта? Давай завязывай, негоже Скроллам такую хуйню писать в комментариях. Их дело - скроллить. Вот и скролль себе дальше, тихой сапой-храпой в своих говношмотках. Всего ДОБРОго

#25 04:15  16-09-2008Петя Шнякин     
Бля! Зоебале!

Пирисичомсо, фстретимсо...

Безя тожэ повидатьсо хочит. Где вы, фсе? аууу!

#26 04:17  16-09-2008Добро    
Петя Шмякин


Тут я. Пересечемся - имелось в виду в просторах сети. Я тут не последний день, и ты, по ходу, тоже )))

#27 04:19  16-09-2008Петя Шнякин     
за мнея ни сцы
#28 04:21  16-09-2008Добро    
А я вообще ни за кого не ссу ))) Меня больше моя судьба волнует, нежели чья-то другая ))) Просто, насколько я понял, с тобой можно нормально пообщаться, в отличие от некоторых. Так что... время покажет ))
#29 04:41  16-09-2008Голопупенко    
малчик, мой те совет №1 - слейся по-тихому. здесь очень быстро и крайне жестко учат правильно реагировать на критику.

совет №2 - переходить на личности в ответ на критику - наихуйовейший моветон. нинада так делоть.

совет №3 - смайлы дебилоидные убери из своих камментов. не принято.

совет №4 - прекрати срать под своим текстом. ибо.

а на мои "говношмотки" тебе год работать. где-то так.


ЗЫ. объясни мне, тупому, значение словосочетания "социальный интеллект" применительно к конкретному индивидуму.

#30 05:03  16-09-2008Добро    
1. Давно уже не мальчик, хотя, не твое это дело

2. На личности начал переходить именно ты. Уже в критике

3. Мое дело, как писать - не тебе меня учить. Умник, тоже мне. Посмотри сначала на свою манеру написания, потом уже мне что-либо говори.

4. А я не сру. Я пишу. Или незаметно?

5. Год? Ты что, в золоте весь что ли ходишь? ))) Или ты знаешь сколько я зарабатываю?

6. Спроси у Яндекса. Тебе там все распишут. Мы не на лекции

#31 05:06  16-09-2008Добро    
И вообще, знаток ты наш, профессионал, так сказать, я посмотрел, какую хуйню ты выдал летом 2007-го года и в шоке был. Тебе коров только пасти. Учить он меня тут собрался. До хуя вас таких было, все куда-то слились
#32 05:20  16-09-2008Rvanyy    
КГ -- аффтар наиредчайший далбайоп. Из за камментов..
#33 05:21  16-09-2008Голопупенко    
хороший малчик, старательный. по пунктам ответил.

блять, прямо поверить не могу, что это не клон.


*съебнул в ужасе пасти коров*

#34 05:22  16-09-2008Добро    
Rvanyy


Хех. А что я не так написал-то? Нехуй на меня накидываться и пидором обзывать. Или тебе бы такое понравилось?

#35 05:23  16-09-2008Добро    
Голоскролленко


Я тут впервые.

Скатертью дорога. Или дальше будешь письками мериться с виртуальным "клоном"? )))

#36 05:25  16-09-2008Добро    
Голоскролленко


Блин, хоть писать нормально начал, а не на этом дебелом подобии русского языка. Хм, наблюдаю положительные тенденции... Растем, товарищ Голоскролленко, растем...

#37 05:30  16-09-2008Голопупенко    
Что дебилу еще ответить? Только нахуй послать.
#38 05:30  16-09-2008Добро    
Голопупенко


И вообще. Надоело мне тут с тобой сраться, детский сад разводить. Пойду высплюсь, потом отвечу. И постараюсь выбрать из твоего кала конструктивную критику. Спасибо за мнение. Ну, и за спор, обожаю спорить )))) Всего тебе ДОБРОго. Не так уж ты и плох, просто прикидываешься жестким и а-ля беспристрастным. Пока, удачи

#39 05:31  16-09-2008Добро    
Голопупенко


Кстати, ты меня еще не узнал? ))))

#40 09:01  16-09-2008bezbazarov    
Добро.

чё за хуй? добротный. не узнал. по каментам - редкий еблан. Высер не читал, есличо. Потому как такие длинноты читаю только у маститых.Правда штоль впервые? тагда ты папал.....

#41 09:28  16-09-2008bezbazarov    
А ваще, Добро, напрасно ты с Голопупенко так... Всё человечество и все люди доброй воли знают, что с Голопупенко лучше не ссорицца, Голопупенко мизинцем левой ноги нахуй гнёт стальную арматуру, страшно подумать, что с человеком может... При появлении Голопупенки байкеры судорожно обнимают свои байки и фланельки, у панков падают гребни, скинхеды стремительно седеют в паху, эмо пронзительно кричат и ароматно писают в фиалковые кроссовки...Всё брутальное, маргинальное и неформальное цепенеет...Пожар в джунглях - это грушевое пюре "Агуша" по сравнению с аццким соусом Чили по имени - Голопупенко!. Тебе пездец.
#42 10:15  16-09-2008Докторъ Ливсин    
карочи..я зачел..фсё..уфффф..просто пиздец..день испорчен напрочЪ...

"аткравения офиснаго плангтона"..

из серии "Меня же все здесь любят, весь офис"..

с вот тагими перлами па всему тегзду "В шесть часов утра я подрываюсь с первого же будильника (обычно я встаю с третьего), рисую на лице порядок, пью кофе, одеваюсь, выхожу на улицу, ловлю машину и еду на работу. Как я и запланировал".."Меня разрывает изнутри. Я просто в агонии".."Я быстро покидаю пределы офиса.".."Так… что мне помогало всегда идти до конца во время службы? Мысли о Вале… Нет, сейчас о ней думать нельзя. А о чем же думать? В голове какая-то пустота. А, точно! Деньги. Офис. Моя обстановка, я в ней как рыба в воде. Я – высококвалифицированный специалист, программисты 1С на вес золота. Почему же во мне так мало веса? Да какая разница? О! Я дошел! На воротах написано «Товарная, 70». Ужас, неужели мне придется добираться сюда так каждый день? Ладно, переживу"..ну прочая, прочая, прочая..

инфантилизм+ебанизм+непамерныяамбиции -3 в адном..

хуета pure..

#43 11:23  16-09-2008Rustam    
частями над выкладывать,куда стока нахуячило? Я сам любитель пЕсать много,ибо мысль хуячит шо бля догонять заипёсся,но чтобы так..

ФС,те мядаль над давать за прочтение оного

#44 12:20  16-09-2008КОШКИ 2шт    
Это же надо вот так нагадить в день конкурса.

Я как идиот читаю текст, всё жду, когда же будет случай на производстве - ай нету.


ФС

Вы там обещали по первому требованию в Хуету снести - вот Вам требование.

Причем требование возникло в основном из камментов. Это же надо так громко требовать критики, меж делом не стараясь даже ее услышать.


В хуету срочно. С главной нахуй, из СКК нахуй. Автору рецепт от графомании: идешь на кухню, берешь нож для мяса, укладываешь правую руку на столешницу и методично отрезаешь себе все пальцы; возвращаешься, берешь комп и разбиваешь его о свою голову; если желание писать сохранртся - выковыриваешь отверткой глаза

#45 12:44  16-09-2008bezbazarov    
КОШКИ 2шт.

Да-да! И земляным червяком!!! плюстристадва.

#46 18:39  17-09-2008Чёрный Кот    
Мож и мне книгу напесатдь?
Ибаать! Скока лишних букоф...
#48 23:58  02-10-2008Эдуард Багиров    
ПЕРВАЯ ГЛАВА?!!!

Да тут, блядь, три гастарбайтера!

#49 00:44  03-10-2008жыдоская соска    
1-пытаюсь восстановить базу данных 1С от сбоя,

2-специализирующийся на программных продуктах системы 1С:

3-Кто не в курсе, программа 1С является СУБД

4-набираю в адресной строке www.job.ru, в поиске указываю ключевые слова «Программист» и «1С»

5-Я читаю заголовок объявления: «Программист 1С. З/п от $1500».

6-во время левой работы, то ничего не увидит, кроме кода 1С.

7-1С – она и в Африке 1С.

8-. Наша компания является официальным партнером и дилером компании 1С

9-семейства 1С, а также Microsoft

10-в постоянных доработках и обновлениях имеющейся у них программы 1С

11-год до этого работал оператором на 1С,

12-А какие компоненты и версии 1С Вы знаете?

13-Оперативный учет» на версии 1С: Предприятие 7.7.

14-в компаниях-партнерах фирмы 1С

15-1С активно продвигает программы

16-обучаться новым версиям и компонентам 1С за счет нашей компании

17-изучение всех компонент и версий 1С,

18-я хочу получить все сертификаты 1С

19-Я работал начальником отдела 1С в течение полугода

20-1С? – переспрашивает вер

21-Да, 1С.

22-характерная для отделов 1С наклейк

23-1С Предприятие 8.0. Новый уровень автоматизации

24-Просто рай для программиста 1С.

25-реальное знание программы 1С

26-А я – начальник отдела 1С

27-к широте моих познаний в области 1С,

28-зарплаты всех сотрудников отдела 1С

29-подобных зарплат у программистов 1С

30-офис располагался напротив нашего отдела 1С

31-Медленная работа 1С

32-«1С печатает большими буквами»

33-монотонную операторскую работу в 1С

34-у нее не работает 1С

35-системными администраторами и программистами 1С

36-монополистом на рынке СУБД в России является компания 1С

37-системными администраторами и программистами 1С?

38-Но у меня в 1С принтер не работает

39-что в отделе 1С работают одни хамы

40-Начальником отдела 1С он стал буквально за месяц

41-восстановить базу данных 1С от сбо

.

аФТЫР,ты -мрась.ты-тварь и тупое жывотное.шоп ты сдох от зубной боли.

БЛЯЯЯЯЯЯЯЦЬ.

ненавижуууууууууууу

#50 12:44  04-10-2008Докторъ Ливсин    
han`у не спалОсь..

з.ы.но автор дейстно.."тварь и тупое жывотное", этож надо таг..

#51 12:41  06-10-2008anima    
Я с твоей перепалки с голопупенкой ржал. Тут можно отдельный креатив. И зашлют его в литературу
#52 12:53  06-10-2008anima    
Автор, тебя случайно не Антон зовут?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:05  09-12-2016
: [1] [Х (cenzored)]
Шагает с портфелем
Бредет он устало
На борьбу против лени
Шагает упрямо

Упала зарплата
Не в деньгах ведь счастье
Дыру в пиджаке прикрывает заплата
Являясь собою целого частью

А в здании сером
Цветастые дети
Рисуют похабщину мелом
Рисуют и те блять и эти

И парты исчерчены малой рукой
И порваны в клочья цветы у окна
И пнуть б малолетних дебилов ногой
Но вот раздается вопль звонка

И серый, угрюмый учитель
Безумств вакханал...
- Я беременна.
- Не сомневаюсь.
- Не веришь?
- Почему же. Верю. Прошлый раз ты обещала приехать к моим родителям, чтобы рассказать им о наших близких отношениях.
- Я погорячилась.
- А позапрошлый раз ты была не замужем, но из твоей квартиры с воплями выскочил твой муж в семейных трусах и почему-то без топора....
15:50  09-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]

...Пока я принимал душ и одевался, Карл подогнал машину к отелю. Он намеревался после завтрака с поколесить по окрестностям, чтобы проветрить мозги после вчерашнего. Почти одновременно к отелю подкатило такси с зальцбургскими номерами. В нем находилось юное создание с длинными льняными волосами....


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
23:38  07-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....