Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Университет имени Конца Света

Университет имени Конца Света

Автор: Dichenko
   [ принято к публикации 04:02  26-05-2010 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 408]
— Экхм… Rаз, два, тrи! Пrием, пrием! Как слышно? – низкий голос, искаженный механизмом громкоговорителя разносился по площади и привлекал внимание слоняющихся туда-сюда молодых людей, что небольшими группами периодически всматривались в лица друг друга, то ли провоцируя, то ли зазывая на неведомое сакральное пиршество в недрах этого странного города.
- Итак! Молодые люди! Молодые люди! Я тrебую вашего внимания! — по всей видимости, на трибуне возле парадного входа в возвышающееся здание конусовидного типа стоял некий оратор, издалека похожий на маленького лысого чертика с большими, словно у дикой антилопы, глазами.
Разношерстная молодежь замерла, взорами обратившись к импровизированной трибуне. Шум отозвался величественным громким эхом, а затем наступила полная тишина, изредка подразниваемая бунтующим ветром.
- Спеrва я хочу попrиветствовать всех в новом учебном году, доrогие товаrищи! И сrазу же пеrвая rадостная новость: уважаемые пеrвокуrсники, зачисленные в наш УнивеRситет! Вас ждет дивное посвящение! Через два часа пrосьба собrаться всем в актовом зале! — в ответ на это извещение кто-то просто промолчал, кто-то кивнул головой, делая засечку на дереве памяти о том, что крайне нежелательно пропускать занимательные торжества студенческой жизни. А кто-то и вовсе не обратил внимания, вероятно, знакомый со всей этой банальной системой уже не первый год.
- Меня зовут Игнат, — произнес молодой человек в плаще, подойдя к красивой черноволосой девушке. Быть может от волнения, или по старой привычке, он провел ладонью, запакованной в черную перчатку по свисающим кудрям рыжих волос. Дама в ответ пригубила красного вина из бокала и взглядом поприветствовала молодого человека, который так настырно, но в тоже время притягательно заявил о намерении завести новое знакомство.
- Меня зовут Ева, молодой человек. Какими судьбами вас занесло в сей храм вечности и знаний? – дама присела на лавочку из красного дерева, коих было понатыкано в хаотичном порядке по всей громадной площади, примыкающей к Университету и нескольким безликим административным зданиям.
- А я без экзаменов поступил… — Похвастался молодой человек. Он присел рядом с дамой и расстегнул черное пальто, почти касающееся его пят. Дама в ответ улыбнулась и своим дурманящим ведьминым взором осмотрела скрывающийся горизонт площади, заполненный неровными силуэтами студентов и просто прохожих. Спустя минуту странного молчания она произнесла:
- Я иногда думаю, как такое количество юных талантов помещается в нашем здании? – Пригубив ещё вина, она повернулась лицом к Игнатию и продолжила. – Простите меня пожалуйста, я погрузилась в ураганы своих мыслей и совсем забыла о вас, ясновельможный студент. Так говорите, вы поступили к нам без экзаменов? Вероятно, вы очень талантливый. Или же за какие такие заслуги мы можем вас лицезреть в стройных рядах нашей великой братии?
Сняв перчатки и оперевшись локтями о лавку Игнат с гордость сказал:
- Царька отправил в мир иной… По-ма-за-ни-ка бож-ье-го!!! – с особым сарказмом подчеркнул последние слова Игнат и рассмеялся. Ева улыбнулась и одним глотком опустошила бокал вина, красного, словно кровь из артерий некой молодой особы.
Их беседу нарушила внезапная шумиха, шедшая от центра площади. Было видно, как молодые люди вскидывали цилиндры, а дамы махали беленьками платочками. Все выражали некую глобальную радость. Позже Игнатий и Ева увидели, как грациозно рассекая пространство оживленной площади, движется колесница. Два черных коня тянули роскошную карету черного цвета, отдающего поглощающим блеском и шармом. На месте кучера сидел клоун. Погоняя лошадей, он улыбался и злыми глазами подмигивал ликующей толпе. Иногда он отпускал постромки и раскидывал конфеты. Студенты из тех, кто посмелее, подбегали и подбирали сладости в цветных упаковках. Вскоре карета прошла мимо Игната и Евы.
Игнат попытался всмотреться в тонированное стекло. Глазами он ничего не увидел, но по телу его прошла дрожь как бы намекая, что там движется нечто важное, обладающее высоким энергетическим потенциалом.
- Ректор поехал. – Произнесла Ева, и губы ее расплылись в красивой улыбке белых, словно декоративный мрамор, зубов.
- Исаак Филимонович Мефистофелев? – удостоверился Игнат. Он никогда не видел ректора, но имя этого великого человека выучил наизусть. В первую очередь из-за гордости о том, что теперь он уже часть системы грядущего нового мирового порядка.
- Он самый. – Коротко произнесла Ева и взяла под руку Игната. Они неспешно двинулись пешком к главному входу. Ева заранее предупредила Игнатия, что лучше занять места в первых рядах, чтобы не пропустить ни одного эпизода его первого и последнего посвящения в первокурсники. Они шли мимо учащихся, кому-то Ева кивала головой, кто-то здоровался с ней, но с лицом полным безразличия она проходила мимо. Изредка она поворачивалась в сторону Игнатия и вожделенно смотрела на его тело, сокрытое в черных одеяниях. Быть может, в своих мрачных мыслях она представляла этого пионера адских пустошей своим черным жеребцом, на котором бы она умчалась в мультиоргазмические дали по путям спонтанно вскрывающегося бессознательного.
Бывало, возле окаймленных кованым забором краев площади располагались небольшие тенты, похожие на склепы или древние усыпальницы. Возле них обычно отшивался курс постарше и попивал кислотного цвета напитки из спиралевидных кубков. Пока Игнат рассматривал вывески на странных языках над импровизированными склепами, Ева внезапно остановилась и отпустила руку Игната.
- Шульц! – вскликнула она, и ритмично цокая каблуками, помчалась вперед. Платье ее красиво развивалось на ветру, и в эти самые мгновения Ева напоминала девушку, прыгающую с крыши с целью свести счеты с жизнью. Игнат остался на своем месте и наблюдал, как Ева грациозно запрыгнула на шею высокому и широкоплечему юноше, голому по пояс и бритому наголо. Он своими ручищами, растатуированными латинскими письменами, обнял Еву и едва не раздавил. Они сказали друг другу шепотом какие-то слова, и в следующее мгновение Ева повернулась и помахала рукой Игнату. Тот послушно отреагировал на жесты и побрел к ним.
Едва подойдя к компании бритоголовых молодых людей, он уже слышал голос взбудораженной Евы:
- Знакомься. Это скинбригада Шульца Пацмана – честь и совесть нашего Университета! – после этих слов Игнат покорно протянул руку молодым людям. К слову, только сам Шульц был голым по пояс, вероятно уморившись в душной атмосфере набитой эзотерическим материалом площади. Остальные его соратники были одеты в синие жилеты и с укоризной смотрели на первокурсника.
Ева тем временем продолжала говорить:
- Ребята – гордость факультета Печей и Геноцида. – Представила она таким образом компанию Игнату.
Игнат пожал каждому из них руку, совершая признательные кивки головой, после услышанного имени…

Амвросий
Очень приятно, Игнатий
Викентий
Очень приятно, Игнатий
Баян
Очень приятно, Игнатий
Митрофан
Очень приятно, Игнатий
Сигизмунд
Очень приятно Игнатий

- А ты сам, юноша, каким специалистом быть мечтаешь? – спросил Шульц похлопывая по плечу парня в плаще…
- А я тут, господа, ента, почти по направлению… — Слегка замявшись, отвечал Игнат. – Понимаете, набор был совсем маленький, нас тоже не очень-то много. Я вот ни одного-то нашего не видал ещё. На пиру надеюсь, буду иметь честь лицезреть кого-либо… Ну в общем, я с факультета ритуальной деградации, специальность – цареубийство…
Лицо Шульца, да и остальных членов его бригады преобразилось в приятном изумлении.
- Почетно. – Сказал Шульц вслух, а каждый из его команды, вероятно, произнес это про себя. В этот момент Ева провела по кожаным штанам Шульца своими белоснежными ладонями и вновь нечто ему шепнула. Через минуту они с Игнатом уже стояли возле входа в Университет.
Над входом стоял черный транспарант, на котором белыми буквами было небрежно, но эффектно написано «Добро пожаловать в Университет имени Конца Света».
Толпы студентов строились в ровные колонны и следовали к входу. Их силуэты исчезали в темном здании, так называемом храме знаний. Когда Игнат приближался к арке ведущей внутрь, его тело слегка пробивало на сладкую дрожь неизведанного. На лице вырисовывалась дурная улыбка, хотя он вовсе не хотел веселиться.
- Сейчас все случится, дорогой Игнатий! – произнесла Ева. И они зашли внутрь. Здание, которое снаружи казалось не таким уже и большим, внутри открылось просторным залом с готическими статуями падших в священных войнах солдатах преданных армий.
Статуи грациозно возвеличивались над проходящими, и их тщательно вылепленные глаза словно были живыми, и скупым гипсом с сероватым оттенком инстинктивно провожали к арке входа в зал торжества вновь прибывших сосудов знаний.
Посередине зала кто-то расстелил большую красную дорожку, по бокам которой изумленно на всех глазели сладострастные девы. Они взглядом провожали каждого юношу, и молча им намекали на то, что все только начинается. Игнат посмотрел в глаза одной из этих золотоволосых воплощений нимфомании и, встретившись взглядом, обменялся энергетическим приветствием, характерным для Университета.
Народ постепенно валил в актовый зал, выложенный из белого мрамора, который, казалось, поглощал свет и создавал ощущение мягкого уюта и душевных пожаров.
На сцене, приукрашенной красными занавесками, пока что было пусто. По углам и вдоль стен бегали задиристые коротышки в цилиндрах и с колодами карт, предлагая случайно выбранным студентам узнать свою судьбу. Периодически настырные коротышки подбегали к золотовласым нимфоманкам и дразнили их непристойными жестами.
Игнат и Ева встали где-то в центре, в самой гуще. Они оба были свидетелями того, как зал Университета имени Конца Света принимал в себя все новых людей и мистическим образом расширялся по мере пребывания новых тел.
Послышался хлопок, отдавший звонким эхом по монолитным стенам этого монументального сооружения. И ропот, который до этого момента наполнял помещение, закономерно сменился на тишину. Злые взоры юных созданий устремились на сцену. Сперва там было пусто, и неуютная тишина как бы намекала на то, что вот-вот что-то должно начаться.
Вышел странный мужчина, лысый и в черном фраке. Он подошел к стойке для микрофона и подняв обе руки вверх, низким голосом произнес речь о том, что начался новый учебный год и он, как главный привратник, рад видеть столь большое количество обучаемых в этом чудном заведении. Его грациозный уход сопровождался бурными аплодисментами и странными окликами. Игнат хлопал в ладоши. В один момент он решил оглянуться и посмотреть, кто стоит вокруг него. Он увидел несколько мрачных, как у него лиц, взгляды которых были направлены на возвышающуюся сцену.
- Сейчас выйдет он… — в страстном предвкушении произнесла Ева, зубами прижав нижнюю губу. Игнат подумал, что выйдет ректор. Как оказалось, его мысли были направлены в верное русло.
Ректор был карликом. Странное существо – всего полтора метра ростом с красными, как топаз, глазами и черной бородой. В руках его была черная эбонитовая трость с пятиконечной звездой у вершины. Ректор осматривал зал, и казалось, что параллельно фокусу его взгляда распространялась темная подавляющая энергия. Некоторые учащиеся пытались отвернуться, но им было не скрыться от облачающего взгляда наместника Сатаны в этом здании.
- Я рад видеть вас! – сказал он, стоя вдали от микрофона. Его волшебный голос эхом разнесся по зданию, сдавливая барабанные перепонки и штурмуя головной мозг. У Игната в эти моменты было навязчивое желание обхватить голову руками и провалиться сквозь землю. Ева же стойко переносила визит ректора на этой сцене.
- Новый учебный год дарит нам новых работников в сфере инфернальных деяний! Вас – миллионы! Ваша энергия должна быть безграничной в покорении этого жалкого мира! Для вас открыто будущее, которое мы должны превратить в пепел и посыпать им головы непокорных паразитов вселенского зла… — он глубоко вздохнул и каждый из стоящих вздрогнул. — Жертвоприношение невинной первокурсницы!
Игнат не слышал об этой традиции, и его глаза с интересом наблюдали, как две стройные девы в черных платьях принесли два небольших сундучка. В одном из них хранился орден, который ректор надел на шею. Во втором был ритуальный кривой нож. Он взял его в правую руку и взмахнул над собой.
- А теперь, выходи! – и если смотреть с высоты птичьего полета, то можно было увидеть, как из центра зала вперед зашагала некая девушка с чистыми, как арктический лед, глазами и прекрасными локонами русых волос.
Студенты перед ней моментально расступались, образовывая своими телами живой коридор. Девушка, цокая каблуками, взошла по астральным ступенькам на сцену и встала на колени. Игнату на одну секунду показалось, что она улыбается. Ещё он подумал, что единственный это заметил, судя по увлеченным настроениям абсолютного большинства. Даже бывалая Ева стояла как вкопанная и не могла оторвать глаз от происходящего.
Повернувшись лицом к залу, она приготовилась. Ректор подошел сзади и замахнувшись, всадил нож ей в шею. Игнат заметил, как в последние мгновения перед жертвоприношением девушка подмигнула глазом в мимолетном желании улыбнуться…
Ректор отпустил рукоять ножа и сделал несколько шагов назад. Его глаза наполнились ведомым только ему негодованием. Кровь ручьями стекала по телу девушки, оставляя на платье яркие следы. Затем жертва плюхнулась лицом на стену, и зал тряхнуло, словно в следующее мгновение ливнем снизойдет землетрясение…
- Она… — сказал несмело ректор. – Она не девственница! – следующее его действие заключалось в том, что он обеими руками схватился за голову. И тут, как и предполагал Игнат, землетрясение началось… Началась паника, студенты метались в разные стороны, сбивая друг друга с ног. Единственные ворота захлопнулись, а потолок начал осыпаться кусками гранита. Игнат почувствовал, как земля под его ногами раздвигается, обнажая громадную пропасть в пугающую бездну. Студенты падали в эту бездну, забыв о ректоре. Из бездны вылетали огненные шары, которые со свистящим звуком рассекали пространство и поджигали беснующуюся неорганизованную толпу. Не обращая внимания на затоптанную Еву, Игнат подумал, что это сам Дьявол разозлился на столь халатное отношение к жертвоприношению.
И опять он был прав.


Теги:





-1


Комментарии

#0 00:10  27-05-2010castingbyme*    
Ох, прочитала. Задумка интересная, родной МГУ вспомнила. Но ошибок! Читать трудно из-за них. По мелочам — красных топазов не бывает. Эбонитовая — .это из пластмассы, что ли? Эбеновое дерево — драгоценное. Как развивается платье, представить себе не могу.
Опять из-за бабы всё полетело в тартарары. Впечатление незаконченности. Из-за чего было сыр-бор городить?
#1 00:13  27-05-2010Dichenko    
благодарю за критику. ошибки будем исправлять.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [20] [Кино и театр]
Разгубастило арену.
Выбор блюд запатентован,
Зритель платит и смеётся,
С кровью ль мясо - всё равно.

Прут шуты шутам на смену,
Чтобы самый старший клоун
Льву скормил канатоходца
И замыл за ним пятно.

Цирк бы мог, так поднял шум бы,
Был бы крик его неистов,
Заменить велел не лонжи,
А тупых придурков власть

Но по кругу катят тумбы
Руки злых униформистов,
Клеть и рык со всех сторон же
И тырсой набита пасть....
12:01  08-12-2016
: [8] [Кино и театр]
Костючик деревянный,
А сам, как дурачок.
На курточке - карманы,
А нос - простой сучок.

Мне часто счастье снится,
А жизнь дает урок.
Но все же любопытство,
Я знаю, не порок.

А куклы - те же люди.
Мечтают лишь о том,
Что скоро счастье будет
За стареньким холстом....
11:15  24-11-2016
: [28] [Кино и театр]
Питерская коммуналка. Скажем, конец восьмидесятых.
За столом сидят двое – мать и дочь.
Обе в распахнутых пальто и зимних сапогах.
Они смеются и прямо пальцами вылавливают из скользкого кулька, лежащего тут же на столе, холодные солёные огурцы....
09:26  11-11-2016
: [17] [Кино и театр]
Шестирукая бабища с сиськами из силикона,
В стрингах из змеиной кожи и с ружьем наперевес,
След берет Иуды Кришны – всем известного гандона,
С рыжей и бесстыжей рожей,
Возбуждая интерес
У толпы многоголовой, многорукой, многоногой,
Именуемой кем надо - «потрясающий народ»,
А народ поверив снова жизни лучшей в жизни новой
Ждет, когда застрелит гада эта бестия вот-вот....
11:21  09-11-2016
: [4] [Кино и театр]
Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр....