Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Бля-буду и 40 браткофф

Бля-буду и 40 браткофф

Автор: Roman-DJ_Goren
   [ принято к публикации 22:37  23-04-2004 | Амиго | Просмотров: 600]
:: Бля-буду и 40 браткофф ::

В одном хуй знает каком городе жили 2 пацыка – Бля-буду и Хули-ты. Когда их батя загремел на пожизненку его сынки расхуярили бабло пополам, Хули-ты стал коммерсом, толкал палёную водку. Он экономил на всём, чем мог бля, жидкость для мытья стекол «Льдинку» разбавлял грязной водой из болота. Поэтому он быстро заебал себе охуенное состояние и женился на дочке мэра города, которую звали Врот-беру.

А Бля-буду не умел наябывать людей, по жизни был лохом, поэтому, как и большинство насаления этого стремного городка был барыгой, собирал и сдавал бутылки из под палёной водки брата, а женат был на шлюхе Хуй-сосу. Эти две бля, как оказалось позжебля, были ебнутыми сёстрами-пёдлами. Они быстро поебали бабло бати и как-то Хуй-сосу запиздела:

-- Слушай сюда, мудила грешный, я хавать хочу, а нету нихуя. Иди паши, бутылки собирай, а то коньки откинем.

-- Без базара, - прапиздел своей беззубой пастью Бля-буду, - Я бля обмозгую и решим.

И поипал в картонную коробку из-под холодильника, которая была у них вместо хаты и стал ибать свои мозги. И доебал, кончил то есть. Сходил и купил на оставшиеся бабки веник и тележку и стал дворником.

Утром он поебал на самую засраную улицу, на которой жили такие же барыги в картонных коробках. Целый день он драил дорогу, скидывал парашу и вечно вытирал рот говенными руками. Оспа, тиф, туберкулез – и ему уже всё похуй. Бутылки, которые нашел, сдал, зарплата у него была почасовая, поэтому бабло получил сразу и купил водяры и огурцов. Солёных, естественно.

Так бля и пошло: каждый ебаный день Бля-буду пиздовал на свою улицу и до ночи бля драил ее языком почти что. Вечером получал бабки, тратил их на бухло и закусь. Сидит он однажды в мульде, копается, пожрать ищет чего-нибудь, и бутылок завалявшихся. И тут Бля-буду охуел: прямо около его мульды тормозят 2 мерса с охраной. Окна тонированные, тачки чёрные, номеров нет – короче бандиты.

Бля-буду обоссался и зарылся поглубже в парашу и пялит через дырку в мульде: выябывают из тачек братки бритые, с кейсами, и идут к подвалу, который прямо рядом с мульдами. Впереди бля ибёт какой то старикашка в костюме, в тёмных очках и с ТТ-шкой.

«Что за хуйня то? Что это у них в кейсах? Картошка, наверное. Споля приехали – колхозники подика,» - заеблась мысля у Бля-буду.

Он пересчитал бритых и охуел: их 40 штук без старшого. Старшой же в это время подъебал к двери, нажал какую то хуйню на двери и пропиздел:

-- Мандавошь, отъеби хату!

Дверь короче сама отъебалась, старшой попиздавал внутрь, а за ним и бритые. Только зашли – дверь захуярилась.

«А-ху-еть – шепотом пропиздел Бля-буду. – Мандавошь – это ведь такая падла, каторая за хуй кусает. Я знаю, что она кусает больно, но что дверь отъябвает – нихуя!»

Бля-буду хотел расхуярить этот замок и сдать его в пункт приема, он он охуел от братков и боялся вылезти из мульды.

Через 15 минут дверь атхуярилась опять, братва села по тачкам и умандовала. Бритые, как заметил Бля-буду, были без кейсов.

Тогда Бля-буду, который уже задыхался в мульде, съебал оттуда и подхуярил к двери.

« А чо будет если я тоже пропизжу «Мандавошь, отъеби хату?» - атхуярится или нихуя? Щас посмотрим!»
Он проссался, просрался и заорал:

-- Мандавошь, отъеби хату!

Дверь атхуярилась, йобаныврот, отхуярилась.

Бля-буду попиздавал в подвал и как только переебал порог, дверь захуярилась. Бля-буду обоссался – а чо если не отхуярится больше? Ну да похуй, он поебал дальше, охуевая от темноты.

Он усёк, что находится в охуенно большой комнате и у стен стоят пиздатые боксы, в которых валяются брюлики, баксы, золото, пушки, героин. Всего этого было дохуя и Бля-буду начал пихать все это в трусы. Потом вспомнил про свою тачанку на улице. Выябывать было страшно, поэтому он взял и достал из кармана пару гандонов (использованных, естественно, он их в мульде нашел) и стал пихать туда брюлики и золото. Под свой спортивный костюм, купленный на китайском рынке, запихал пару автоматов и пушек. Бабки он пихал по карманам и в пакеты. Героинчик он запихал в бутылку из под водяры. Потом бля мысль такая хуевая у него пронеслась:

-- А чо если это у Чеченов склады? Хотя хуй знает, на чурок те мудаки не похожи. Пидоры, наверное. Похуям, все равно здесь всего до пизды – отхапаю децл и уебу.

Бля-буду собрал пакеты и гандоны и поебал к двери:

-- Мандавошь, атъеби хату!

Дверь отхуярилась. Когда Бля-буду выебал из подвала, дверь захуярилась обратно. Тележка Бля-буду стояла у мульды вместе с веником. Бля-буду подъебал к нец, пихнул туда всё что спиздил и сверху накидал бутылок и параши.

Когда он приебал домой, было уже дахуительно темно и поздно. Хуй-сосу зассала:

-- Опять ты уебень сраный ебался с блядями??? Лучше бы ты здох, пидар. И какого хуя ты сюда бутылки приебал? Нахуя они мне? Я хавать хочУ!

-- Нисцы, пизда, вали в хату, тока гандоны эти и пакеты забери, сцука. Ща я приду, пасцать схожу.

Хуй-сосу поебала в дом с этой хуйней, при этом охуительно громко материлась, так, что соседи-китайцы, жившие в соседней картонной коробке из-под телика (их там 8 членов было – семья то есть), услышали ее пиздежь, подумали что служба эмиграции приебала и попиздовали из халупы. Хуй-сосу заебала в хату, пялит – в гандонах цепочки, кольца, серьги – всё ахуенно блестит; а в пакетах – лавандосов до пизды. В бутылке – белый порошок. А она как ахуеет:

-- Ты, ублюдок лашкаподобный! Ты кого отпиздил, придур, щас менты наебут!!!

-- Не сцы, пиздарванка, я никого не отхуярил, так, зарплату выдали.

Ну и рассказал Бля-буду всё что с ним случилось. Хуй-сосу проблевалась и опять ибошыт его:

-- А херли ты пидор мало так взял?

-- Пошла кА ты нахуй, марячка, как-нить еще приебу. Только давай закопаем их поглубже, а то найдут налоговики – охуеют.

Они выебали ямку 3х3 м, закопали туда гандоны, бутылку и сумки, а потом травой захуярил всё это. А Хуй-сосу всё мозговала – сколько же героина притащил Бля-буду. И решила эта сука поискать утром приключений на свои вторые 90. Взвесить ей порошок захотелось. Утром, когда Бля-буду уебал на улицу работать, Хуй-сосу попиздавала к сестре, к Врот-беру. Хуй-сосу с улицы еще запиздела:

-- Эй, блядина, подгони ко мне весы милипизерные.

-- Хуй те, пизда волосатая. Я их уже атъебала соседке. Ща притащу.

И попиздавала в хату. А весы то у нее дома были реально, просто эта сцука злая была, решила посцать на них. Поссала Врот-беру на них и приебала опять к двери.

-- На, манда, пиздуй тока атсюда.

Хуй-сосу попиздовала домой, раскопала бутылку и давай взвешивать. 666 грамм получилось. И отдала Врот-беру ее засцаные весы. А децл порошочка приебало мочой к весам. Врот-беру захуярила дозу – и поняла – бля буду, героин. И решила дождаться своего мужа – Хули-ты. Тот, кароче, приебал с заводика со своего подпольного и сразу хавать. А Врот-беру заебала ему дозу всё из того же порошка и дала ее Хули-ты. Тот принял – охуенно. И тут бля, Врот-беру проебалась про то, что это героин Хуй-сосу взвешивала. Хули-ты охуел и попиздавал к брательнику, к Бля-буду. Тот сидел и сопли жевал.

-- Используй порошок строго по назначению, - завизжал Хули-ты, приставив пушку к виску Бля-буду. – Ты откуда, тварь, взял геру такого качества? И даже не поделился, падла ушастая. Гои сюда всё.

-- Хуй тебе, мудила – давай 50/50 без ментов.

-- Пиздишь, брательник. Я щас брякну ментам и заложу тебя, сцуку. Где взял???

Бля-буду выхватывает из кирзового сапога Макара и целится в лоб Хули-ты.

-- Я те, пидор, покажу где я его взял, тока без ментов. Усёк?

-- Без базара, завтра утром по коням и на точку.

-- Хуй тебе, пиздаёб, мне бутылки надо собирать и парашу в тележку пихать.

И рассказал Бля-буду своему брательнику, как дверь открыть и велел ему заебать в мозг пароль: «Мандавошь, отъеби хату!»

-- Замётана, полудурок, - брякнул Хули-ты. – Мандавошь…. мандавошь…. это кажется блоха такая. Похуй.

Утром Хули-ты сел в свою десятку, взял дохуя мешков и поебал на точку. Тормознул перед подвальчиком, вышел, прихватил мешки и встал перед дверью:

-- Мандавошь, атъеби хату!

Дверь открылась. Хули-ты въебал и дверь опять захуярилась.

Хули-ты увидел охуительную хатку, в которой было пиздопроёбищное количество отсеков с баблом, пушками, брюликами и траффкой всякой. Наебал этих сакровищ дохуя и попиздовал в тачку. К двери подходит – хуй. Закрыто.

-- Пизда, отъеби хату!

Хуй.

-- Блядь, отъеби хату!

Хуй.

-- Пиздапраёбищная вошь, отъеби хату!

Хуй.

-- Манда, отъеби хату!

Хуй.

-- Блоха хуёвая, отъеби хату!

А всиравно хуй.

Хули-ты сел на мешок и заныл. Пизда ему, не выебать отсюда. А тут, с другой стороны, подъябывают тачки бритых. Вылазит старикашка с пушкой, пиздует к двери и арёт:

-- Мандавошь, атъеби хату!

Дверь отхуярилась и братки ахуели. Сидит бля перед ними мудила жырный. Они его в упор захуярили из автоматов. Позже криминалисты насчитали, что в тело было выпущено более 500 патронов, башка была расхуярена топором, все кости сломаны, на теле более 100 ножевых ранений и 2 гвоздя в глазах. И хуй на стенке висит бля. Тело бандусы, естественно кинули тут же. Тачку они загнали в свой гараж, а потом продали. Бабло скинули и попиздавали дальше.

Врот-беру целый день дрочила у окна, ждала когда Хули-ты приебёт. Утро бля, а его нихуя.

Врот-беру поебала к Бля-буду с автоматом через плечо и арёт:

-- Падла ушастая, ты куда сука дел моего овцеёба! Хоть он и мудаком был, зато ебался ахуительно!

-- Нисцы, блядина. Ща згоняю.

Поебал Бля-буду на своей тележке к той двери. Открыл её, а там труп. Ну, Ментов вызывать тупо – лавандосы атберут. Взял и выкинул трупа в мульду около подвала. А про себя подумал: «Вот так вот бля. Доебался сосунок порванный. И нахуя он здох?»

Бля-буду так то не ебан был, Врот-беру нехуёвая тёлка тоже, он ей сказал что мужынёк ее уебал на Канары и видеть эту дрянь не хочет. Ну и переехала она к ним. То есть они к ней. Тупо же как то в картонной коробке жить. Живут короче, бутерброды с красной икрой жрут. Водкой качественной запивают. А так как у Бля-буду было дохера друзей-барыг, то он стал каждый день вотку с ними пить. Ублюдок бля.

Братва же, когда подъебала в подвальчик, то заметила, что там еще какой то хуесос побывал. Потому что даже лох бы усёк, что труп исчез. Но бабки то а месте вроде.

-- Пизда нам, братки, в нашу хату еще кто то заябывал! – пропиздел старшой. – Как мухи бля на парашу съеблись. Нехуй делать пидарасам тут. Кому не напряг эту падлу засечь и очко порвать?

-- О бля, старшой нахуй, я самый ахуенный, я его грохну. Не просто так же мне кликуху дали Очко-порву. Если я его не выебу, то отъеби меня в жопу.

-- Без базара, Очко-порву. Тебе сутки. Потом пизда.

-- Ну и похуй.

Очко-порву оделся барыгой, взял ствол и поебал на клатбище – там место у барыг было. Утро бля, синюшники разъебали по рынкам и по улицам бутылки собирать и трою на вечер припасать, а на кладбище тока один уебан сидел. Сидит короче, дрочит. Очко-порву подъябывает к нему и базарит:

-- Здарова, мудила. С утра дрочить – вечером не встанет. Слыш, косой, мне надо тут пидора одного пробить. Имя, фамилию знаю. Хату надо. И тачку если есть.

-- За 100$ я сам этого мудака грохну.

-- Нихуя, мне этот чувак живым нужен. Короче, у него братан недавно съебался. Толи подох, то ли съебал за границу. Жырный такой. Врубился?

-- Падика это Хули-ты и братан его, Бля-буду. Давай бабло, проведу.

-- А тебя случайно не Иваном Сусаниным кличут, полупроводник херов?

-- Нет бля. Дам-пизды моё имя.

-- Похуй, держи бабло.

И поебали они по срачу, между могилами в какую то деревню. А посреди деревни хата такая пиздатая, 5-ти этажная нахуй. И 5 мерсов в гараже рядом тусят.

-- Вот халупа, которую тебе надо было. Мудака, как я втёр, зовут Бля-буду. Две шлюхи у него сосут – одна жена, другая просто сучка, сестра у жены бля.

-- Пиздуй отсюда, барыга сраный.

Подъебал Очко-порву к дому, посмотрел на него, стал вокруг обходить – а тут охрана выебала. Взяли его и оттрахали, а потом в канавку. В общем, старшой так и не дождался этого мудака-неудачника. И решил послать отыскать этот дом другого уёбка – Всем-пизда. Ну, тот тоже здох поганой смертью. Тоже его выебали. Срал от злости старшой и решил сам подъебать к этой хате. Так же пошел на клатбище, также дал 100 баксов барыге. Только дом обходить не стал. Лень было. Похуй, приебал к своим в подвальчик и пиздит:

-- Завтра утром пиздуем туда, отъебем мудака и обратно. И бабло прихватим.

-- Заметано, блядина.

Настало короче утро, переоделись они барыгами. А бля, забыла вам сказать, у старшого была на шее наколка в виде черепа, которая была и на двери подвальчика. В общем, засечь его как два пальца обоссать. Ну и поебали они к этой хате. Подходят бля, матерятся, морды загримировали под барыг, блюют, дерутся. И попросились к Бля-буду похавать и посцать. Ну, тот бля доверчивый был и пустил их. Во мудак, а. Сидят короче вечером, бухие уже все. Тут бля Врот-беру решила поебаться со старшим. Отошли короче в комнату, он её уделал. А она засекла у него эту наколочку и пробазарилась, пока хавала, Бля-буду. Тот по пьяни мозговал, мозговал – нихуя вспомнить не может, где он эту хуйню видел. Потом бля до него доебало. У него за хатой была яма ахуенно огромная – для параши. Туда бля и тачки краденые сгоняли, и трупов скидывали. Бля-буду и базарит:

-- Ну чо, сцуки, поепали территорию мою оглядим – там такое место есть охуенное – шашлык там сделаем. По коням.

Ну и поебали они туда. Темно бля, хоть в жопу не ебись. Стоит он один и кучка этих придуров. Тут Бля-буду достает автомат и пиздит:

-- Танцуйте, бляди.

-- Ты чо мужык, охуел? – охуели бандосы.

Тра-та-та. В воздух. Бандиты перессались и танцевать начали. Бля-буду стоит, ржот.

-- Теперь, сцуки, рассчитайтесь на первый-второй!

-- Иди нахуй!

Тра-та-та. Опять в воздух. Бритые обосрались и рассчитались на первый-второй.

-- Ну, бля. Теперь первые ебут в жопу вторых!

-- Ты бля, мудараст, соси!

Тра-та-та. В землю. Под ноги. Бритые перешугались и первые поебали в жопу вторых.

-- Ха-ха-ха!!! Теперь вторые ебут в жопу первых!

-- Бля, мужык, тебе пиздец будет, ублюдок нахуй!

Тра-та-та. Пули просвистели около ушей. Братки охуели и вторые поебали в жопу первых.

Бля-буду опустил пукалку. Братки в полном ахуении с огромными шарами бля все зассаные и засранные пялят на Бля-буду и орут:

-- Сука! Теперь тебе пиздец!

-- Это с хуёв?

-- Потому что мы БАНДА!

-- Вы? хахаха! Банда?! ха-ха-ха!!! Да вы же просто КУЧКА ПИДАРАСОВ!!!

И расстрелял их всех. Вот она, смерть ссученых. Пиздец ребятки. Спите бля сладко. Хуец.

афтар – © Roman-DJ_Goren
http://padonki.com.ru
roman@padonok.tk


Теги:





1


Комментарии

#0 23:52  23-04-2004Капитан Underground    
блядь такой ахуенный паток бреда блядь я ща укурен прет нахуй эта тема
#1 01:08  24-04-2004X    
Про батю есть, значит крео сами знаете куда
#2 02:27  24-04-2004Sundown    
эээээээээ у ренсона кажысь было чото нащот диджеев
#3 16:09  24-04-2004Гагарин    
КГ/АМ
#4 17:32  24-04-2004Mojo-Head    
ne dochital, sam vinovat, a kreo - mitki v padonochiem formate, shura karetnyj, mestami napominaet perevjortysh pelevkina, karoche, originalnosti malo, no sdelano so vkusom

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [11] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [13] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....