Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Последний из династии.

Последний из династии.

Автор: гений
   [ принято к публикации 11:39  18-03-2011 | Raider | Просмотров: 377]
Ольга Ивановна Цапенко извлекла гелевую ручку изо рта, придирчиво осмотрела кусочек мяса, извлеченный из зубов, и решив, что усилия стоили того, вновь отправила его в свою пасть.
- Продолжайте, пожалуйста.
Молодой человек гимнастического сложения, с ранними залысинами и бегающими глазами, продолжил:
- Потом я демонстрировал этот номер еще три раза, с большим уcпехом, но, к сожалению, контракт не продлили...
- А после дю-Солей?
- После я работал этот номер с Олегом Константиновичем Поповым, но, сами понимаете… Германия — страна консервативная…
Ольга Ивановна улыбнулась. Вновь блеснули золотые зубы.
- О, да! А скажите ммм… Как вас по батюшке?
- Виктор Петрович Локон-Петрушинский, для вас — Витя.
- А вот скажите мне, Витя, вас не смущает то, что на представлениях весьма значительная часть зрителей — дети?
- Вот! Вот именно, дорогая Ольга Ивановна! Именно дети, именно они, как никто другой понимают. Для них ведь и стараюсь, себя не жалея!
- Да уж, это вы верно подметили, себя вы не жалеете…
- Что поделать, Ольга Ивановна, дорогая, что поделать… Семейная традиция… Так и буду до смерти… Как дед, как отец! Вы ведь сами хорошо знаете, что для нас, потомственных цирковых, это значит!
- Конечно Витя, уж мне ли не знать. Ну что ж, пойдемте, я хочу увидеть это сама.
Ольга Ивановна с трудом слезла со стула, и, смешно подволакивая ножки, направилась к арене. Виктор галантно поддерживал карлу под локоть.
На арене их ожидали практически все артисты: коверные Тихон и Доде, акробаты Долбир, жонглер Одноперстов, велофигуристы братья Гречихины. Даже Игорь Афанасьевич Удот, живая счетная машина, оторвался от своих множеств Мандельброта. Все они слышали о Викторе Петровиче.
- Друзья! – торжественно начала Ольга Ивановна. — Сегодня мы принимаем в свою дружную семью потомственного циркового артиста акробатически – буффонадного жанра Виктора Петровича Локон-Петрушевского!
Собравшиеся поприветствовали покрасневшего от смущения Виктора Петровича одобрительными улыбками.
- Сейчас Виктор продемонстрирует нам свое мастерство! Просим, Виктор!
Виктор, не торопясь, разделся, и аккуратно сложил одежду на барьер, оставшись в одних облегающих плавках. Его мышцы поражали совершенством форм. Он начал бег вдоль барьера; сначала медленно, потом все более ускоряясь… Затем, продемонстрировал серию фляков, и, наконец, выкрикнув «ХУЯССЕ!!!», сорвал с себя плавки и взвился в воздух. Раздался звук «ПРРРР». Из задницы Виктора вылетел кусман говна. Виктор рухнул на спину навзничь и, широко открытым ртом, словил говно.



Теги:





0


Комментарии

#0 14:31  18-03-2011X    
фантазер какой этот ваш гений
#1 15:03  18-03-2011кольман    
Гагага! Живо написано, но финалом как-то разочарован. Просто про гавно… хм
#2 17:39  18-03-2011Шева    
А хорошо написано. И задум как бы есть. Говно портит.
#3 00:09  19-03-2011белорусский жидофашист    
хуйня и есть

Комментировать

login
password*

Еше свежачок


Молчалива и непонятна,

Часто скрыта под маской банальной…

Отдаваясь во власть субъективного чувства

Среди моря холодного, стадообразного,

Лишь единый вопрос у таинственной леди:

«Люди – хуже зверей.

Так к какой же породе

Отнести мне тебя,

Индивид беззаботный»?...


Он был хозяин полновластный –
Так думал сам и тем был счастлив,
Хотя известно с давних дней
И ум холодный в том порукой
Чем вещь приятней и ценней
Тем большая грозит морока.

Пока свежа – нектар… Меж тем
Вам приведу простой пример:

Чужой новинкой наслажденье,
На время взяв как одолженье,
Владеть....


А в районе Хуюньдань занималось утро.

- В общем, мне некогда. И за телефонный разговор почему-то плачу я, хотя это ты мне звонишь. Есть у тебя еще какой-нибудь довод, кроме того, что ты мой сын?
- А что, этого недостаточно?
- Ну, как бы нет....


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ, ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.


Реликтовый Гоминид рыбачит.


Зашёл Гоминид в заводь, по колено,

Закинул невод и вытащил жабу.

Закручинился тут Гоминидушка,

Да пригорюнился....


Как же, знаю, его отрада –
Страшно биться в глухой тоске.
Я спросил: «Ты чего желаешь»?
– Снова с нею встречать рассвет.

– Сколько просьб ожидал от тебя я,
А ты выбрал отраву любви.
Знай, что тронула чёрной дланью
Смерть незримая вежды твои....