Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Павлик Морозов

Павлик Морозов

Автор: Зиновий Лукич
   [ принято к публикации 11:23  19-08-2004 | Alex | Просмотров: 582]
Дяденька, отец мой, - начал Павка
Помогал проделкам кулака,
Помогал врагам - давал им справки,
Прикрывал их маской бедняка.
Да, теперь в колхозе всякий знает:
Он в совет пролез не зря!
И, как пионер, я заявляю:
На хуй нам в семье такого мудака!
Чтобы все кулацкие угрозы
Не страшили б нас во век,
Я отцу - предателю совъхоза, -
Высшей меры требую - пиздец-
П. Морозов, 1934

"А Павка то наш крут!" Эту фразу слышат все на бесконечных уроках истории на дневном отделении средней школы. Имя давно стало нарицательным, родители могут попрекнуть ребенка за неуважение, и строго сказать: "Ну, ты прям Павлик Морозов". Хотя никто на самом деле и не знает, что мальчик действительно был героем. Но не в том, привычном для косящих и забивающих, смысле. А настоящим Geroem.
Воистину славен подвиг великого мачо всех времен и народов.
Все помнят из залапанных супчиком книжек, что Павка сдал своего папашу на растерзание партийным бурократам за то, что он пиздил пшеницу на прокорм своей огромной семье и худеющим от вечных мыслей о светлом коммунизме свиней.
Но лишь избранным дано знать, что сказки следует читать только детям.
На самом деле я не открою Голландию, сказав, что Павлуша никогда никого не сдавал, более того - он даже не был пионером, потому что, как известно, пионерию, как и комсомол изобрели (как раз благодаря этому пафосному и расPRенному мифу) в 1934 году.
В семье Морозовых было двадцать сыновей: Димка, Данила, Давкот, Давид(не без урода), Дениска, Дашка, маленький Павлик, а остальные умерли в раннем детстве от склероза печени. Они были энергичными, хитрыми и игривыми, но это их не спасло. Но рассказ не про них.
С самого детства (а это был 1918 год, хотя некоторые источники дают другие даты - 1917 и даже 1854) братишка Павлуха завидовал своему братишке Данилке. Данилка держал самые крупные магазины и совхозы в округе, всегда имел самые большие шоколадки и самых клеевых девчонок. Единственная отрада оставалась в жизни юного, встающего на путь нелегкой борьбы за космические пространства Павлика, это пристрастие к героину. Героин переправлялся из Афганистана через Таджикистан, затем Казахстан, а далее через пленных евреев в село Герасимовка.
Там Павлуша переупаковывал полукилограммовые мешки на дозы и раздавал бедным и нуждающимся. Безгранична была его доброта. Денег не хватало, иногда перебивались только куском хлеба и дозой. Мечтой Павлика был рай на земле - дарить путь в нирвану бедным, немощным, калекам, жертвам репрессий, плененным немцам.
Не прошло и года, как его идеи начали просачиваться в массы, и народ начал выстраиваться в очередь к его дому. Люди занимали очередь с шести утра и стояли так до позднего вечера. Павлуша работал не покладая рук, днем на раздаче - вечером в поле.
Отец помогал ему чем мог - ночами на пару они косили и забивали, косили и забивали, косили и забивали сено в стога. Ворованную пшеницу реализовывали на черном рынке в церкви бывшего прихода Герасимовки на окраине села. Слава о подвигах Павлуши и его отца росла не по дням, а по часам - люди из соседних сел приезжали на первых автобусах, бывало даже приезжали "на исповедь" из крупных городов.
Народ принимал и проваливался в нирвану, сливался общим ритмом с миром непознанным, работал на одной частоте, передавая свою энергию-фикс все дальше и дальше за пределы Герасимовки.
Минул еще год, и слава доползла до столицы. Тогда его и замели. Обстановка всеобщей рабочей мобилизации, тоталитарных пятилеток, футуристического искусства требовала рабочих ресурсов. Но, покуда этот самый ресурс находился в нирване, никакого разговора о росте производства и быть не могло.
Началось все с начальника колхоза, товарища Арсения Силина. Он первым заметил, что по ночам двое неизвестных косят колхозную пшеницу, в буквальном смысле вскормленную грудями местных доярок. Два человека - отец и сын, два героя были преданы посмеянию и всесельскому позору.
Незамедлительно было возбуждено уголовное дело против врагов страны - Трофима Морозова и Павла Морозова. Они были отданы под арест в местный саморасправ.
В тот же день на работу не вышли шахтеры, объявили голодовку учителя и работники тубдиспансеров. Калеки, нищие и юродивые выползли на улицы и со стонами и хрипами двинулись к зданию сельского совета.
Учителя, кондуктора, врачи и повара, продавцы и грузчики, шахтеры и ассенизаторы - все вышли на демонстрацию в поддержку славных и неразлучных, добрых и сердобольных отца и сына Морозовых.
Вскоре массовые забастовки охватили всю страну.
Начался долгий и затянутый судебный процесс, в криминальных кругах именуемый "дело Морозовых". Отец свидетельствовал за сына, сын за отца и так далее до бесконечности.
Однако, факт того, что пшеница пропала, был налицо.
Началась великая депрессия тридцать второго. Эпоха показательных процессов, доносов и кризиса среднего возраста у Сталина, блистательного восхождения Гитлера и победы над туберкулезом, первых опытов в атомной физике и операций по пересадке волос. В этих условиях, ЦК КПСС решил выдвинуть окончательный вердикт: "Трофим Морозов приговорен к смертной казни, Павел Морозов отпущен за недостижением призывного возраста".
Павлик начал пить. Началось смутное время, наполненное безудержной страстью к выпивке и горем по потерянному отцу. Мечты о рае были разрушены, затуманены алкогольными и морфийными бреднями, что привело к страшной болезни головы: невсасыванию кишечником антибиотиков тетрациклинового ряда.
Психиатр советовал бросить, но Павлик упорно пил и пил, кололся и злоупотреблял молочными продуктами, что и привело к неминуемому и безрадостному концу героя.
Вечером 6 сентября 1932 года Павлик Морозов скончался в своей резиденции в селе Герасимовка от множественных ран, нанесенных пятикилограммовым кирпичом, который свалился с фасада трехэтажного особняка.
Ходило много молвы и слухов, началось долгое расследование, в конце которого государственный аппарат выдал в свет сказочную легенду о предательстве. К секретной части дела были приобщены и дневники, фотографии и записки Павлика и его Отца, переписка с Лениным и Марксом, из которых и известны подлинные события этого странного и в то же время трогающего дело о Павлике Морозовом.
Вечная слава герою!


Теги:





0


Комментарии

#0 11:45  19-08-2004кот    
гыгыгыыгыг

бред, но забавно...

Неасилил. в хуй.
#2 12:03  19-08-2004Полпот    
да ну нах.... бред, но не психонавтический. К дохтуру.
#3 12:08  19-08-2004Семен    
Да.... это пиздетс...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....