Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Вообще не в этом дело

Вообще не в этом дело

Автор: Йети
   [ принято к публикации 09:33  27-06-2013 | Саша Штирлиц | Просмотров: 923]
На улице – полуденная жара, глаза устают от яркого света. А здесь полумрак. В таких местах и цвета, и звуки, и особенно запахи – всё носит отпечаток какой-то ущербности.
Это «камера временного задержания». Цементный пол, цементная «шуба» на стенах. Когда-то эти стены были полностью жёлтыми, теперь – только в верхней части: Начиная с высоты поднятой руки, они сплошь покрыты надписями побывавших здесь ранее арестантов. Примерно на уровне плеча жёлтый цвет начинает плавно теряться под слоем грязи, стёртой с их же одежды. Ещё ниже – на стенах видны лишь редкие жёлтые вкрапления, оставшиеся в углублениях «шубы». И уже по над-полом, чёрный цвет естественным образом побеждает неуместную здесь расцветку. Зарешёченная лампа над дверью тускло освещает помещение. Вдоль стен – деревянные скамьи, шириной сантиметров в двадцать. Вся обстановка.
В камере только один человек. Это крепкий мужчина лет тридцати пяти. Джинсы, поло, кроссовки без шнурков. Человек сидит, привалившись к стене и закинув ногу на ногу. Спокойный и уверенный взгляд выдаёт в нём человека бывалого. Кажется, он очень глубоко погрузился в свои мысли. Однако, лязг дверного замка мгновенно побуждает его к активным действиям. Мужчина вскакивает, и подбежав к открывающейся двери, начинает настойчиво выкрикивать: «Командир, командир… послушай сюда!»… не обращая на это никакого внимания, «командир» впускает в камеру ещё одного задержанного, и молча запирает дверь.

Вошедшему можно дать на вид года двадцать два – двадцать три, от силы. Парень довольно высок и хорошо сложен. У него голубые глаза и короткие волосы соломенного цвета. Из одежды на нём – светлые брюки и белоснежная рубашка. Может быть, из-за этого его присутствие здесь кажется каким-то противоестественным. По тому, как эти двое начали общение, можно понять что они знакомы, и совсем недавно расстались.
- Что там у вас за секреты с этим капитаном? Куда вы исчезли?
- Всё отлично – у «молодого» располагающая, широкая улыбка – я этого мента знаю. Сейчас всё зависит от него… в общем, мы обо всём договорились.
- О чём «обо всём»? – «бывалый» понизил голос и усадил парня рядом с собой, в дальнем углу камеры.
- Его смена кончается в восемь. Если до этого времени мы заплатим сто штук, то он тупо спустит дело на тормозах, и нагонит нас отсюда к чёртовой матери!
- Что ж. Дело за малым – иронично ухмыляется «бывалый» – осталось заплатить.
- Я же сказал: всё улажено. Кэп оставил меня на пять минут с телефоном, и я всё обговорил с Керей.
- Ты хочешь сказать, у Кери есть лишние сто штук?
- Да при чём тут это! – после удачных переговоров с дежурным по отделу, «молодой» чуть-чуть на взводе – деньги есть у меня. Керя их просто возьмёт, где я указал, и передаст кэпу.
- Вот так: возьмёт, и передаст? – мужчина удивлённо вскидывает брови – до чего у вас всё просто!
- Ну почему «просто»? Он сказал: приму, говорит меры, чтоб мент «заднюю» не включил. Да, и ещё сказал, мол если что не так – я вам обязательно дам знать.

«Бывалый», сдвинув брови, с минуту изучает надписи над головой «молодого». Потом говорит спокойно:
- Не придёт твой Керя.
- Как это «не придёт»?! – парень вскидывается с места – Ты о чём, вообще, говоришь?! Послушай, брат. Нельзя так оскорблять моих друзей. «Керя не придёт»! Да будь на твоём месте кто-нибудь другой, он бы у меня сходу в дыню получил за эти слова – от волнения молодой человек начинает мерять камеру быстрыми шагами, взад-вперёд – Мы же с ним вот с таких вместе… просто чтоб ты понял: он – это я, я – это он. Керя обязательно придёт. Просто не может не прийти.
- Не надо кипятиться, старик – «бывалый» разговаривает вполголоса, между делом обыскивая камеру. Из щелей скамейки, углублений в «шубе», отверстия для лампочки он время от времени достаёт очередную находку. В углу на скамье уже лежат найденные им предметы: это несколько спичек, «черкашка», пара окурков, целая сигарета, и мелко скомканная «малява» – Всё это лирика. А нам сейчас надо разработать чёткую «линию обороны», которой мы с тобой будем придерживаться во время следствия. Как говорится, на Керю надейся – а сам не плошай… вы ведь с ним в последнее время редко виделись?

- Это не имеет значения. Мы почти каждый день общались по скайпу.
- Он не просил у тебя взаймы? Я слыхал, он Тофику «торчит» изрядную сумму…
Застыв на месте, парень в упор рассматривает собеседника. Что-то видимо, прокрутив в уме, уже другим тоном отвечает:
- Вроде, занимал немного… но это пустяки. В любом случае, Керя сделает так, как я сказал. А уж потом мы вместе разрулим его проблемы. Потому что когда мы вместе, все эти Тофики-мофики – такая фигня! …Я же тебе рассказывал, как мы вдвоём с целой кодлой чеченцев дрались?
- Что-то не припомню. Где это было?
- Да, в одном посёлке под Тобольском. Наверное, с полчаса отбивались, не меньше. Спина к спине. А «местные» стояли поодаль и смотрели на всё это. Прикинь, мы за них бьёмся, а они стоят… у них там «чехи» в непререкаемом авторитете. …Но под конец ожили всё же аборигены, поддержали нас. Может, хоть теперь не щемятся, поняли что главное – держаться вместе и не бздеть…
- Щемятся, щемятся… на этот счёт не обольщайся. У нашего крестьянина рабство в крови.
Парня словно окатили холодной водой:
- Вот скажи мне, брат, почему ты такой, а? Вечно тебе надо всё опошлить… тсс… – «молодой» на цыпочках приближается к двери, и внимательно прислушивается к происходящему в дежурке – походу, Керя пришёл… точно, он… я ж говорил: пара часов, максимум…

Из дежурки глухо доносятся, уже узнаваемые, голоса полицейских. Но временами действительно вплетается какой-то новый, более тихий голос. Будто что-то спрашивает, на что-то отвечает… Паренёк буквально прилип к двери. Его воображение наполняет невнятные звуки желаемым смыслом. Он словно видит всё своими глазами: Друг стоит у окна дежурки… Спрашивает капитана такого-то… Отвечает на тупые вопросы типа «по какому делу»… КЕРЯ НЕ ПОДВЕДЁТ, ОН ВСЁ СДЕЛАЕТ ПРАВИЛЬНО.
Услышав приближающиеся шаги, «молодой» с готовностью отступает вглубь помещения.
Снова лязг открываемой двери, полоса дневного света…
- Здорово, Керя! Чего щуришься? – в дверях маленький таджик в сопровождении охранника. «Бывалый» приветливо машет ему рукой – иди сюда, знакомиться будем!
«Молодой» бросает в его сторону недобрый взгляд, и вновь начинает «бить лётки»: пять шагов туда, пять шагов обратно.
- Не жди его, старик. Ждать и догонять – неблагодарное дело. Лучше присядь – покурим, покумекаем. У меня ведь тоже кое-какие мыслишки есть, как думаешь? В нашем положении надо рассчитывать на худшее, лучшее – само придёт. Но что-то мне подсказывает, что оно придёт по-любому не в виде Кери.
- Ты же знаешь: я не курю – цедит сквозь зубы паренёк.

Арестантам часы не нужны. Время для них – субстанция осязаемая, почти материальная. Заметно, как с наступлением вечера, всё больше нервничает молодой парень. Он вообще не присаживается на скамью, не поддерживает разговоров. Молча меряет камеру из угла в угол, и время от времени замирает у двери, внимательно прислушиваясь к происходящему снаружи.
С КЕРЕЙ ЧТО-ТО СТРЯСЛОСЬ, НЕ ИНАЧЕ. НО ОН СКАЗАЛ: «ЖЕЛЕЗНО». ЗНАЧИТ, ВСЁ РАВНО ПРИДЁТ. ВЫБЕРЕТСЯ. КЕРЯ УСПЕЕТ. ОН ВСЕГДА УСПЕВАЛ.
«ЭТОТ» ЕЩЁ НАГНЕТАЕТ… ЛЕЗЕТ СО СВОИМИ ПОДКОЛКАМИ. ЧТО ЗНАЧИТ «НЕ В ВИДЕ ТВОЕГО КЕРИ»?!
Не сумев сдержаться, парень резко разворачивается к «бывалому» лицом:
- Я же просил не отзываться в таком духе о моих друзьях! Ведь ты его совсем не знаешь!
- Я знаю людей.
- Раз его ещё нет – значит появились очень серьёзные непредвиденные причины!
- Знаем мы эти причины.
Вне себя от ярости, «молодой» хватает напарника за грудки и приподнимает со скамейки:
- Ты что, падло, нарываешься?! Хочешь, чтоб я твою харю по этой «шубе» размазал?!
Парень точно мог бы ударить, но грубый стук снаружи останавливает его.
- Что за шум? – кричит охранник из-за двери – сейчас по «стаканам» рассую – быстро у меня успокоитесь!
- Керя. Сейчас. Придёт. – медленно разжимая хватку, внятно произносит «молодой». Словно ставит жирную точку в долгой и ненужной полемике.
- А если нет?
Нейтральный тон, и сама простота вопроса ставят парня в тупик. Вспышка ярости мгновенно уступает место растерянности. Даже со стороны заметно, как трудно ему принять такой вариант развития событий.
Ответ звучит приглушённо, и может быть, поэтому не совсем понятно:
- А если нет – значит его самого нет.

Вечер. В камере «временного задержания» – негде сесть.
Тут и бродяги, напоминающие двух лохматых скунсов. И наркоман «на ломах», рыгающий в углу. И алкаш, сладко спящий в собственной луже.
Воздух похож на горячий мусс, приправленный самыми смрадными из запахов.
За пределами камеры неожиданно начинается какой-то переполох. То и дело, хлопают двери. Доносятся возбуждённые голоса. Плоские шутки. Нарочито громкий смех...
Смена нарядов.
Задержанные тоже зашевелились: какая-никакая, а всё-таки перемена обстановки. Одни что-то прячут, другие о чём-то в полголоса толкуют. Слышатся реплики типа: «нормальная смена…» – «все они нормальные, когда спят»…
- Открой-ка, сержант! – раздаётся снаружи, совсем близко.
В проёме настежь распахнутой двери – «знакомый» капитан. Рядом с ним – старлей, очевидно новый дежурный по отделу. «Знакомый», тыча шариковой ручкой в сторону задержанных, громко инструктирует «нового»:
- Значит, этого утром – в спецприёмник. Этот – пускай посидит, там его пробивают… бичей – нагонишь нафиг. А этих двух красавцев (указывает на нашу парочку) – спустишь в ИВС. По разным камерам. На них уголовное дело заведено…
Внезапно, все невольно вздрагивают от неожиданного шума с улицы: сопровождаемая пронзительным рёвом клаксона раздаётся серия гулких ударов, похожих на маленькие взрывы. Почти одновременно с этим, начинают визжать на разные голоса сирены автосигнализации, словно заражаясь паникой друг от друга…
- Что за хрень?! …Закрывай! – уже на ходу, бросает «знакомый капитан».
Дверь с грохотом закрывается, вновь замыкая пространство в десять вонючих квадратов.

- Какой-то шумахер ментам все «воронки» покоцал – комментирует уличное происшествие «бывалый». И тут же, дёрнув подбородком в сторону двери, переходит на другую тему – А «этот» чисто для тебя представление устроил – типа, расставил все точки над «и». Короче: «опять весна, опять грачи – опять тюрьма, опять торчи»… кинули нас с тобой старик, как последних лохов! …А ты чего цветёшь-то, не пойму?
- Я ж не из-за тюрьмы психовал… вообще, не в этом дело – «молодой» кажется, впервые за весь день присаживается на скамье рядом с товарищем – Лучше скажи брат, у ментов всегда всё вот так просто: взять швырнуть, потом ещё прийти и обиженного из себя корчить?
- Почему ты думаешь, что нас именно мент швырнул?
- А кто же ещё? Керя только что «дал знать».


Теги:





0


Комментарии

#0 00:04  01-07-2013Ева    
Мне понравилось. Настроение героев передалось.
#1 00:47  01-07-2013Березина Маша    
"Воздух похож на горячий мусс, приправленный самыми смрадными из запахов"

Сказал он ...оттопырив мизинчик )





#2 03:08  23-07-2013Лев Рыжков    
Красиво написал.

Беккет-2. В ожидании Кери.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...