Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - ЮЖНАЯ ШУЯ

ЮЖНАЯ ШУЯ

Автор: Печень
   [ принято к публикации 14:44  10-12-2004 | | Просмотров: 394]
Поход на байдарках от Новых Песков до деревни Половина
во второй половине июля 2004 года
(полная версия Капитана Урри)

«Да, да… Пизда!»
Ф.Б. Киркоров

Действующие лица и исполнители:

1. Данятка (aka Хозяин), Захар (aka Димон) и Мариночка (Marinochka B.V.) на Вуоксе-3 под названием «Хуйня»;
2. Чмоси ♀ и ♂ (Леся и Вова) на Таймене-3 – назовём этого столетнего инвалида «Пиздец»;
3. Жэка (он же Сморода) и Урри (то бишь, я сам) на Таймене-3, которая с незапамятных времён называлась «Крокодил».

16 июля 2004 года, пятница

Загрузив в казённое такси тюки с байдой и рюкзак и споря всю дорогу с водилой о том, что дожди летом – это плохо (он-то считал, что жара летом вовсе не к чему, потому что в жару таксисты очень потеют, а это совсем не на руку их клиентам), я прибыл на Ладожский вокзал (для тех, кто не знает, - это в Питере). Время отправления поезда: 22:15. Приехал я в 21:50 и совершенно неожиданно для меня оказалось, что я снова опоздал, причём на целый час. А я-то, наивный, думал, что приехал вовремя. Удивительно – и как это только у меня получается! В общем, Команда тут же единогласно обозвала меня «гандоном». Ну что ж – не привыкать…
Впрочем, мне, наверное, и вправду надо было приехать раньше – отсутствие капитана явно чувствовалось: стоя посреди груды вещей, Команда выглядела достаточно потерянной и за якобы час ожидания не удосужилась даже купить пива.
Кстати, надо отметить, что помимо Команды на вокзале присутствовала Вероника, провожавшая мужа Женю в дальние странствия. Утирая краешком насквозь мокрого платка слёзы, она, как могла, подбадривала мужа – шутка ли: впервые в поход! Но Женя плакать не переставал…
Пошли грузиться. Димон, кряхтя и вспоминая недобрыми матными словами Хозяина, с которым он недавно консультировался по поводу рекомендуемого объёма рюкзака, взвалил на себя эту чудовищную 150-ти литровую дуру, забитую чем-то подозрительно погромыхивающим (тогда мы ещё не знали всего масштаба бедствия…). Помогать ему одевать рюкзак было, честно говоря, стрёмно: одно неловкое движение – и под рюкзаком легко могли быть погребены, к примеру, обе Чмоси, да ещё и Хозяина бы накрыло.
Загрузились быстро, но сумбурно: затащили все вещи в поезд, а потом, перегородив весь проход, стали пытаться распределить их по двум купе. Кстати, мы стормозили: вместо того, чтобы купить 2 купе целиком, мы взяли только 7 мест. Таким образом, одна верхняя полка оказалась занятой каким-то хачём, который с неожиданным рвением бросился помогать нам распихивать вещи. Думаю, он сделал так, просто чтобы обнаружить своё присутствие, испугавшись того, что его могут намертво замуровать рюкзаками и тюками. По крайней мере, ботиночки его, аккуратно стоявшие под столиком, мы без труда завалили. Сложно сказать, как мы умудрились это сделать, но втиснули мы всё. За пять минут до отхода поезда снова вспомнили, что нам нечего пить в дороге. Димон кабанчиком метнулся за пивом. Такой прыти от него никто не ожидал – видать, трубы у чувака просто полыхали в тот вечер! ∑:о))))
Итак, мы отбыли. Пиво пить начали сразу и делали это без остановок, заедая фисташками и котлетами, как по волшебству появившимися на столе – спасибо Олесе. Много кричали. Жэка рассказывал, как он ещё в школе впервые выпил водки с какой-то девочкой, когда они куда-то там всем классом ехали в поезде. Забавно! Обоих накрыло, и они в целях блёва оккупировали оба туалета чуть не на половину поездки. Слава богу, в этот раз Жэка не стал повторять свой школьный подвиг. А ведь мог бы! Кто-то (по-моему, тот же неугомонные Захар) всё кричал: «А давайте резведём спиртяшку!!!», но он не нашёл поддержки масс. В основном, конечно, его пыл охлаждал сознательный Хозяин – известный трезвенник. Он, возмущённо поблёскивая пенсне, горячо возражал Захару: «Дима, подожди, не торопись. Вот приедем, соберёмся, встанем на воду и тогда…» Что «тогда», он не договорил. Об этом мы узнали позже…
Надо отметить, что долго в тот вечер мы все не продержались – завалились спать. Мариночка постелила мне постель. Спасибо, Мариночка! А то спал бы я голый на матрасе, как частенько это со мной происходит… А в купе-то был хач – спасла, можно сказать, от верной смерти!

17 июля 2004 года, суббота

Поезд прибыл в 06:59. Проснулись и не поверили своим глазам – СОЛНЦЕ! Совершенно отвыкли уже от вида солнца за это лето, а последнюю неделю так и вообще были сплошные ливни, что в Питере, что в Петрозаводске.
Сонные и помятые, мы вывалили на перрон кучу нашего походного хлама и стали думать, что делать дальше. Электричка до Новых Песков, как оказалось, всего одна в день, и отходила она через десять минут. Иллюзий о том, что мы переволочёмся на другую платформу за столь короткий срок ни у кого, слава Богу, не возникло. Все на удивление единодушно были настроены на поездку до места сбора «на машинке». Мы с Даняткой пошли вылавливать эту самую машинку. Не буду описывать в подробностях нудные переговоры с горячими карелами. Скажу только, что кое-кто нас реально хотел наебать по стоимости раза в полтора, а мы едва не наебались. В общем, в итоге один добрый дяденька таксист совершенно бескорыстно за 150 рублей довёз нас до кольца маршруток, где за 1200 рублей мы зафрахтовали Газель до Новых Песков. Это, я считаю, вполне умеренно.
В Новые Пески с песнями, пивом и парой санитарно-гигиенических остановок по дороге прибыли в 11:00. Собрали байдарки нормально, без эксцессов (я имею в виду, напр., поломанные люди или поломанные лодки). Особо не торопились, поскольку из ближайшего магазина прибыло ещё пиво, доставленное заботливыми девочками, потом появилась закусочка, потом ещё пиво… Признаюсь, даже меня очень заломало вдруг вхуячивать эти невхуячивающиеся алюминиевые трубочки друг в друга, натягивать на них шкуру-гондон и обвязывать всё это сверху верёвочками. Пожалуй, я был очень удивлён, когда оказалось, что лодки всё-таки собрали. Справедливости ради надо отметить, что Данятка и Захар собрали свою лодку достаточно быстро, быстрее, конечно, наших Тайменей, но долго возились с рулём. Очень долго. Чрезмерно долго. И, что самое интересное, так и поняли, как его прихреначить. Именно с того исторического момента в дýши меня, Жэки и Чмосей закралось сомнение… Сомнение, что ребята приобрели Хуйню... Но – об этом ниже.
Погода, как я уже говорил, была отличная – солнце весь день, правда, ветерок. Повалялись на пляже, не помню, купались ли. Помню, что по пляжу бегали козы (в смысле животные такие), а я зачем-то бегал за ними. Загрузились. Перед загрузкой открылся секрет захаровского рюкзака: оказалось, что в этом походе у нас есть не только железные миски и кружки в удвоенных количествах, но также: чугунки, сковородки, кастрюли, рюмки, бокалы, протвини, лоханки, доски, наборы ножей, поварёшек и скалок, друшлаки, ковшики, чайники, самовары, и т.д. Почему-то не было микроволновки и фритюрницы – их отсутствие меня прямо-таки взбесило!
Короче, тюк с нашей посудой (иными словами, чехол от Вуоксы-3, целиком забитый громыхающим железом) едва могли поднять два здоровых мужика (как вы поняли, я имею в виду себя и Жэку). И тюк этот оказался в нашем Крокодиле! FUCK! Его погрузка/разгрузка была настоящим наказанием весь поход.
Вышли в 16:30. Когда я понял, что я снова в байдарке, которая тихонько поскрипывает на волнах, кругом вода, а над головой небо и облака, я почувствовал настоящее счастье. Именно этого я ждал целый год.
По Шотозеру мы двинулись на юго-восток, к деревне Салменицы. Песчаные пляжи в первой половине озера быстро заканчиваются. Я, признаться, думал, что они будут продолжаться и дальше. Когда выяснилось, что пляжи закончились, Команда стала ныть. Особо в этом отличилась байдарка Чмосей. Но делать было нечего – надо было искать место для стоянки, так что пришлось грести. В общем, прошли мы неожиданно много для первого дня – 10 километров. В 18:30 встали на длинном мысу. Подходы к воде отстой – скользкие камни, но в целом место ничего – высокое и открытое, комаров немного. Правда, Леся бычила не по-детски за то, что мы просвистали мимо пляжей – так что отсутствие комаров она с лихвой возмещала.
Опускаю все подробности разбивания лагеря и приготовления пищи, скажу только, что поскольку до этого на воде мы тоже постоянно попивали пивко, всё дальнейшее происходило весьма неспешно и… как будто в тумане... Может, правда, это только для меня так? Ребята поймали щуку. Не буду говорить, сколько она весила… Наконец, завалились на пенки вокруг «стола» (в этом походе у нас была самая настоящая, всамделишная клеёнка!!! – респект Олесе!).
В общем-то, и всё – на этом мои записи в этот день обрываются. Поскольку я весь день пил пиво, я быстро убрался, поэтому я не могу описать те без сомнения интеллектуальные и содержательные разговоры, которые имели место быть в тот исторический вечер. «Убрался», правда, неподходящее слово. Когда я ложусь на спину, складываю на груди руки и смотрю в небо, - в походе это называется «к Ури пришёл старина Эрни» (или «старина Хэм» – это как кому угодно). Это пошло ещё из прошлого (или позапрошлого?) похода: ребята решили, что моя борода, записи и бухло делают меня похожими на старину Хэмингуэя. Спасибо, чуваки – не посрамлю светлую память старины Эрни!

Добавлю только, что в тот вечер убрали 1,5 литра спиртяшки.

Да, ещё: Жэка носился по берегу и лесу и самоотверженно фотографировал «пейзажи и живую природу» на мыльницу. Смешной он какой, этот Жэка! Потрясающие вышли кадры! J

Кроме того, в этот день мы поняли, что девиз похода – крылатая фраза из недавнего интервью великого современного певца, живого классика российской эстрады Филиппа Киркорова: «Да, да… Пизда!» Стоило кому-нибудь сказать «да-да», как тут же Команда хором скандировала вторую часть высказывания: «ПИЗДА!!!»

18 июля 2004 года, воскресенье

С утра всем, вроде, было неплохо, за исключением меня и Леси: мы, как призраки, бродили по стоянке, периодически сталкивались, и спрашивая друг у друга: «Ну что, хуёво тебе?» Далее следовало: «Да, хуёво…» «И мне хуёво!»
Позавтракали, потом очень лениво собирались. Народ по очереди отправлялся в походы в близлежащие кусты и рощи. По возвращении каждого Команда заботливо осведомлялась: «как прошло?» или «как личина вышла, большая?». Глядя на это, Мариночка поинтересовалась: а разве не надо нам выкопать яму и всем дружно ходить по очереди туда срать?
…………………………………..
Смеялись полчаса.
…………………………………..
С самого утра было солнце, но после того, как мы собрали вещи и загрузили две из трёх лодок, налетела тучка. Покапал дождик – зацепил нас самым краем, основной же ливень был виден в полукилометре от нас на воде. Забегая вперёд, скажу, что эти несколько жалких капель были единственным дождём за весь поход. Но тогда мы этого не знали: предусмотрительно облачились в дождевички, заботливо закрыли вещи полиэтиленом и уселись на брёвнышко у догорающего костра – ждать бури.
Ждать было скучно.
По наводке Данятки решили выпить. Данечка с хорошо знакомой всем масленой улыбкой, которая обычно появляется у него в преддверии алкогольных возлияний, достал бутылку из-под боржоми с двумястами граммами недопитого вчера разведённого спирта. Я разливал по кругу в единственную стопку – все чётко помнили, кто за кем пьёт. (Причём, как обычно, - я уже приложился до этого к пиву, думая, что спирта не будет, а тут и спирт подоспел. В общем, несмотря на все предосторожности, я снова умудрился намешать всего подряд!)
После растянувшихся на три круга двухсот грамм началось представление, которого ждали целый год – Данила начал выуживать из бутылки пропитанные спиртяшкой лимонные дольки. У-у-у-уммм!! Это, неверное, самый восхитительный деликатес, который может преподнести поход! А весь ритуал в исполнении Данилы бесподобен. Причём каждый год Хозяин балует нас сюрпризами и демонстрирует виртуозное мастерство: если в прошлом году на Ладоге для извлечения лимончиков использовался крючок для вязки сетей из ножа Victorinox, то сейчас это были миниатюрные плоскогубчики (я бы даже назвал их «маникюрными»), любезно предоставленные Чмосей ♂ - наверное, он их использует для выщипывания волос во всяких разных местах…
Короче, вскоре нам стало хорошо. %%%%%%%%%%%%))))))))))))))
Дождь прошёл, хотя огромные тучи весь день ходили вокруг, солнца практически не было и поэтому было даже прохладно. Мы с Жэкой отчалили первыми и с большим отрывом приплыли в деревню Салменица. Жэка сходил в колодец за водой. Приплыли наши. Перекусили сухарями и какими-то подозрительными колбасными обрезками, нашедшимися в лодке Марины/Димы/Дани, а потом наблюдали за скучающими девочками-заиньками на пляже. Мы смотрели на них, они – на нас. Это было невыносимо. Я думал, что хоть в походе меня отпустит – но нет: я по-прежнему мучительно хотел ебаться!
От греха подальше мы вскоре отчалили и вошли в протоку, соединяющую Шотозеро с Вагатозером. Практически вся протока – отличное место для рыбалки, с массой изгибов и поворотов, тихих заводей и камышей. Было пару стоянок, которые мы прошли. В принципе могли встать, но всё думали, что дальше будет лучше. Протока оказалась короткой, и проскочили мы её быстро. В конце протоки Вова поймал щуку «на дорожку».
Мы решили: посмотрим, как там, на Вагатозере и, если не понравится, - вернёмся. Как говорится – хуй там было. События развивались стремительно. Крокодил и Хуйня вырвались вперёд, Пиздец под управлением Чмосей отстал. Внезапно перед нами вырисовался мост, а также выслушался некий шум. «Что это там шумит?» - спросила Команда. Дальнейшую реплику Капитану будут, видимо, припоминать теперь вечно, да и Капитан её себе не простит: «Да это, наверное, шоссе!» Так, убеждённые в том, что шумит впереди шоссе, со спасаками под жопой или и подавно погребёнными где-то на дне лодок, мы влетели в шиверу под мостом – сначала Хуйня, потом Крокодил.
Наверное, наши глаза радиусом не менее метра были любопытным зрелищем для деревенских зевак на мосту. Впрочем, произошло всё быстро: Марина/Дима/Даня успешно проскочили, мы же с Жэкой умудрились хорошо так, плотно, сесть на камни аккурат посередине. Было это как-то неожиданно, неприятно и обидно. Жэке пришлось вылезать и стаскивать нас с камней. Олеся с Вовой, по их словам, так и вообще очканули при виде этих грозных Сциллы и Харибды. Действительно – мы-то хоть двумя байдарками прошли, а они были оставлены один на один с бурлящей стихией! После этого, кстати, было принято решение проходить пороги по очереди, но по мере возможности не теряя друг друга из вида. Вообще скажу сразу: эту злоебучую шиверу, которую к тому же легко можно было просмотреть с моста, я считаю своей единственной большой капитанской ошибкой за весь поход.
В общем, таким вот образом, с полными штанами адреналина, оказались мы в Вагатозере. Пошли по левому берегу – сплошная трава да камыш, вообще нигде не пристать, не то, что на стоянку встать! Все уже изрядно подустали, а Леся, заинька, так и вообще выбилась из сил. Конечно – с таким-то гребцом как Вова! Если серьёзно, то держалась она молодцом, самоотверженно догребла до конца Вагатозера (а что делать – нам пришлось выгребать туда) и однозначно заслужила всеобщий респект.
Встали на стоянку на мысу при входе в Шую в 20:30. Прошли 15 километров. Стоянка с песчаным пляжиком, но комариная ужасно. Комары тучами атаковали сначала наши рюкзаки (удивительное явление природы!), а потом принялись за нас. В байдарке Захаровых/Козлихиных и Дани много воды, они чуть-чуть продрались. Леся с Вовой тоже промочили вещи.
Сели за стол. Жэка запёк в фольге щуку – получилось охрененно! В тот вечер снова выпили 1,5 литра спирта. Орали что-то про взятки, чиновников и суды; Захаров с пеной у рта убеждал нас, что взятки – это хорошо и что он бы однозначно брал, если бы ему предлагали, а мы возмущались и делали вид, что мы не такие.
Потом отдельные личности как-то поднажрались. Переволновавшийся из-за потенциальных взяток Захар проблевался, и был уведён Марииной спать. Вова уполз спать сам, но видимо, немного преждевременно: вскоре между макаронами и спиртом, которыми было заполнено его нутро, вышел спор; макароны явно проиграли и попросились наружу. Вова, попытался открыть выход палатки, чтобы макароны могли спокойно выйти на улицу, но, как говорится, he failed – с молнией на входе в палатку справиться он не смог. Короче, макароны покинули Вову, но не покинули палатку – они расположились на мирно посапывавшей Олесе. Когда Вова наконец-то выбрался из палатки, на него было больно смотреть: он весь опух от стыда, глаза его были красные, и от стыда же он практически не мог стоять на ногах и членораздельно говорить – во как ему было стыдно за то, что он наблевал на Олесю! В общем, чтобы понять, что случилось, мне, честно признаюсь, потребовалось некоторое время. Потом некоторое время заняло извлечение макарон из палатки. После этой памятной ночи было решено ставить три палатки, а не две.
Мы с Жэкой до 4 утра сидели у воды, курили, смотрели на светлеющий восток и говорили о женщинах. Злые языки наутро обвинили нас во всех смертных грехах, а вернее, в одном из грехов, но я ответственно заявляю: между Капитаном и Юнгой в ту ночь ничего не было!

19 июля 2004 года, понедельник

Встали поздно. Все какие-то вялые. Странно…
Комары ужасны! Таких полчищ я никогда не встречал. Спасаясь от жары, Данятка вылез из палатки на улицу, а затем комары загнали его под снятый с палатки тент. Данила завернулся в него и валялся на земле, как куча мусора (не знаю, почему именно такая ассоциация возникла, но было ужасно похоже!) – тому имеется фотографическое подтверждение.
Собирались и паковались тщательно, помня о восьмикилометровой шивере впереди.
Вышли в 15:15. В начале берега очень низкие, топкие, стоянок нет вообще. Начались шиверы – я насчитал всего штук 7-8 бурливых отрезков, следовавших один за другим с интервалами в несколько сот метров. В целом проходили нормально, мы с Жэкой шли впереди и он неплохо штурманил. Основная сложность в том, что камни невозможно отличить от стоячих волн, поэтому траекторию прохождения выбирать непросто. Несколько раз цепанули. Один раз сели на камень, нас развернуло перпендикулярно течению, при этом в нас влетели эти трое архаровцев на Хуйне. Наш нос зашёл под их нос – это было, мягко говоря, неприятно. В лодку начала заливаться вода. Я, что было мочи, грёб назад, Жэка отталкивался руками. Отцепились, слава Богу.
Уже ближе к концу шиверы сели капитально Леся и Вова. Сидели на камнях минут 15. Мы уже было собрались грести против течения их спасать, как вдруг раздался Лесин громогласный мат, и мы облегчённо вздохнули.
Вообще стоит упоминания стиль прохождения порогов Чмосями. Тут я предоставляю слово Данятке – вот как он описывает это ни с чем не сравнимое явление:

«Наша байдарка проходит порог, прошли успешно, стоим ждем идущих за нами Олесю с Вовой.
Я: Чё-то Чмосей не слышно, может на камень налетели?
Крики из-за поворота:
- Блять, Вова куда ты рулишь? САВСЕМ ОХУЕЛ???!!! Ты чё не видишь ни хуя!!!??? КАМЕНЬ!!!...
- Олеся, заткнись, блять, пизда, и смотри вперед!!! На хуй щас пойдешь с байдарки!!! КАК Я МОГУ ПРАВИЛЬНО РУЛИТЬ, ЕСЛИ ТЫ НИЧЕГО МНЕ НЕ ГОВОРИШЬ И НИ ХУЯ НЕ ВИДИШЬ???!!!...
- Это я ни ХУЯ НЕ ВИЖУ, мудак?! Да ты рулишь не в ту сторону!!!
и т.д.
Мы: Ну, слава Богу, все в порядке! »

У деревни Киндасово встретили трёх мужиков на резинке, которые дико ржали, несли полную хуйню, активно лезли общаться и вообще вели себя подозрительно. Деревню мы тут же прозвали «Пиндосово».
В Пиндосово мы пристали перед мостом. Посмотрели с моста на камни, рассчитали траекторию прохождения переката, набрали воды в источнике (находится сразу же за мостом) и двинулись дальше. Магазина, кстати, в деревне нет.
Шли недолго и встали на правом берегу Шуи при впадении в неё Святреки. Команда хотела днёвку и я, поломавшись для приличия, согласился. Стоянка действительно большая и хорошая, расположена высоко, можно поставить палаток 5-6. По сравнению со вчерашней стоянкой можно сказать, что на этой комаров не было вообще. Единственный, пожалуй, недостаток это то, что напротив видны дома. Да и подход к воде плоховат.
Ребята ставили сети, потом мы все дружно пили спирт – конечно же, под горячий ужин! Говорили о кино. Захаров орал, что «Утомлённые солнцем» и «Сибирский цирюльник» - говно, а Михалков – пидор. Даня орал, что оба фильма – клёво, а Михалков пидор, я же возражал, что фильмы – говно, но Михалков клёвый. Были и ещё комбинации мнений. Орали громко. Даня нажрался, была мини-звезда. Пытался у меня отсосать, но я не дался. В итоге он отрубился, и мы отнесли его в палатку, при этом, уронив раз пять на протяжении пяти метров.
Уже изрядно бухие, говорили о прохождении порогов, обсуждали ошибки. И тут Леся сделала страшное признание: ОНА НЕ ЗНАЕТ, ГДЕ ПРАВО, А ГДЕ ЛЕВО. Пожалуй, я должен согласиться, что с такой проблемой отдача команд рулевому Чмосе ♂ представляла для неё некоторую сложность… Если бы я не был тогда пьян, я должен был бы, наверное, в ужасе схватиться за голову и немедленно свернуть поход, или, по крайней мере, не допустить экипаж Пиздеца до заплывов по порогам. Но я как-то не придал тогда этому большого значения…
Спать.
Кстати, весь день было тепло. С утра солнце, затем облачка.

20 июля 2004 года, вторник

Снова облачка и солнце.
Встали поздно, в час. Днёвка. Завтрака у нас, насколько мне помнится, как такового не было. Ребята натаскали мелкой рыбы штук 20. Сняли 2 сети, в которых оказалось 3 относительно крупных рыбы – сиг грамм на 600 и две краснопёрки чуть поменьше.
Мимо нас шли байдарочники, которые свернули в Святреку. Мы успели выведать у них, что в семистах метрах есть магазин. Марина, Димка и Жэка запрыгнули в скоростную Хуйню и отчалили с оперативность, которой от них никто не ожидал. Спустя некоторое время байдарочники шли обратно. Повосхищались местоположением нашей стоянки – мол, мы «контролируем проход к магазину». На вопрос, не видели ли они в магазине «наших», они ответили:
- «Да видели мы ваших… Они там ящик в байдарку пытаются запихнуть».
В наступившей тишине прозвучал наш робкий вопрос:
- «Простите… ящик чего?..»
Мы были готовы к худшему – ведь в составе экспедиции был Димон, так что ящик мог легко оказаться ящиком водки.
- «Да они всё пиво в магазине скупили!»
Мы облегчённо вздохнули: пиво – это хорошо. Вскоре появились и наши – с подозрительно довольными рожами. Видать, они раньше нас оценили пиво по достоинству. Купили они не только пиво, но также сало, сосиски, овощи, вино (бутылки 4), и пол-литра Карельского бальзама. Магазин работает с 11 до 14, по выходным, вроде бы до 16. Для туристов – до 21. На магазине указан дом, в котором живёт продавщица. Димон дал ей 100 руб. и она в полном восторге надёргала нам огромный мешок зелени со своего огорода.
Порезали сало, под которое замечательно пошёл спиртяшка –стандартные 1,5 литра за вечер. (Кстати, в этом походе долго спорили о половой принадлежности спиртяшки; решили, что всё-таки спиртяшка – это он, а не она.) Раскатали на ура Карельский бальзам. Даниле было весьма хуёво после вчерашнего и он «ответственно заявил», ложась за стол (мы всегда возлежали вокруг нашей клеёнки на пенках), что он будет пить вино. Действительно – он пил вино. Перед этим, правда, он немножечко попил пива. Да и бальзамчика он хуйнул со всеми. Впрочем, накатил и спиртяшки под сало. При этом, повторяю, он действительно, как и обещал, налегал на винцо. Короче – дрова.
Помню, развивали тему про секс, контрацепцию и измены. Я толкал идею о том, что любовь – это, получается, есть только секс, потому что если ты с кем-то переспал, то считается, что ты изменил, и любви больше нет. Особого понимания и поддержки в массах эта пьяная мысль не нашла. При этом девочки почему-то очень быстро начали раздражаться…
Пели песни. Димон оказался просто кладом для похода – он знает все песни: из мультфильмов, фильмов, все романсы, советскую эстраду, рок и попсу – всё это он знает наизусть. Помню, в числе десятков песен особенно орали «Ой-ё», несколько раз пели «День победы», а Димон, оказывается, окончивший музыкальную школу по классу трубы, надувая щёки, демонстрировал, как он дул в своём детском оркестре. В смысле дудел – тогда он, я думаю, ещё не дул…
Спать я ушёл ровно в 12 ночи.
Но, как оказалось, вечер для меня тогда далеко не закончился. Проснулся я в 5 утра почему-то ужасно голодный. Выполз из палатки в поисках еды, чего со мной обычно не бывает. У потухшего костра наткнулся на спящего на пенке Данятку – видимо, уползти сам в палатку в этот вечер он снова не смог, но в отличие от вчерашнего, и донести его уже тоже никто был не в состоянии… Наевшись вдоволь сушек и сухарей, я снова улёгся спать, но спать мне суждено было недолго: спустя какое-то время Данила всё-таки добрался до палатки и начал пытаться заползти на мою пенку и в мой спальник. При этом он совершенно ничего не соображал и был достаточно агрессивен. На моё справедливое возмущение он отзывался пинками и невнятной, но громкой нецензурной бранью. Ругались мы долго. Только, вроде, угомонились, как вдруг нас стали осаждать непонятно откуда взявшиеся комары. От их укусов проснулся Жэка. Оказалось, что эта бухая скотина Данятка не закрыл вход в палатку и в неё налетело штук 200 комаров. Полчаса мы с Жэкой убивали этих тварей, сдержанно матерясь вполголоса. Короче, спать я больше не мог.
Да, ещё: какая-то ёбнутая чайка орала полночи, как полоумная. Казалось, что вопит стадо совокупляющихся мартовских котов. Я даже вышел из палатки посмотреть. В предрассветном сумраке эта пизда пикировала зачем-то на дом на соседнем берегу и истошно орала. Впервые пожалел, что у меня нет ружья.

21 июля 2004 года, среда.

Проснулись. Бунт на корабле: «Ни хуя дальше не пойдём! У нас днёвка-днёвка (в смысле двухднёвка)», и тому подобный булшит. При активной поддержке Юнги бунт был жестоко подавлен – было решено идти дальше. Потом Вова отказывался мыть посуду – его тоже подавили. Не менее жестоко.
Димка, Жэка и я отправились в магазин. Сняли сетки: подлещик и две толстеньких краснопёрки. Догребли до магазина. На деревенском пляже ошивались ошалевшие от скуки два бритых пятнадцатилетних уродца и охренительная пятнадцатилетняя девочка с большими сиськами. Господи!!! Кстати, вчера вечером, как мне рассказали товарищи, я орал, что мне, в общем-то, пофигу что или кого ебать. Мне сказали: «Урри, вон сосна стоит!» На что я ответил: «Сосна? Выебу и сосну!» Очень их этот экспромт повеселил…
Набрали воды в канистры из автоматизированного колодца – нажимаешь кнопку, а вода сама, блин, льётся! Карелы всё-таки очень продвинутая цивилизация! Мы с Димоном отправились в магазин: пиво, сухари, сало, зелень. Стоявшие за нами в очереди две тётеньки-дачницы в панамках, причмокивая и закатывая глаза, убеждали нас, что «ничего вкуснее Карельского бальзама на свете не бывает». «Да-а…» - подумал я, глядя на них. При этом вспомнился почему-то Данятка…
Пришла машина с продуктами. Два грузчика, обстоятельно и смачно сплёвывая, поведали нам с Димоном, что в пять утра на яркую блесну можно легко поймать лóсося (именно так – ударение на первый слог). Лóсося они также называли «кабаном».
- «В последний раз поймали кабана – тьфу – на 30 с лишним килограмм».
- «Да вы что?!»
- «Да… Да… тьфу»
- «А как же вы его вытаскивали??» - «Ну как… тьфу-тьфу… Втроём еле вытащили…»
«Ага, - подумали мы с Димоном. – И у этого кабана были сисьски и пизда и ещё в зубах бутылка водки; и вообще разговаривал он человеческим голосом и исполнял по три желания». Муть какая – 30 килограмм!
На пляже мы нашли Жэку – уже совершенно обалдевшего от созерцания скучающей в обществе двух малолетних самцов нимфетки. Погребли обратно.
Собирались долго. Вышли в 16:00, шли лениво. Солнце, облачка.
На одной из стоянок по левому берегу видели лагерь чуваков, обогнавших нас раньше. В акватории перед стоянкой на каяке выписывал кренделя Мальчик-Энциклопедия, он же Мальчик-Дельфин. «Дельфином» мы его прозвали, потому что он играл с нами, как играют дельфины с океанскими лайнерами – оплывал, обгонял нас на своём каяке, крутился, резвился, вертелся. А «Энциклопедия», потому что между нами произошёл следующий содержательный разговор:
- Мы: «Сколько до порога?»
- Мальчик-энциклопедия: «Смотря до какого».
- Мы: «До первого».
- Мальчик- энциклопедия: «Не знаю».
Первый порог Хабановский. Влетели в него неожиданно – думали, перекат. Волны большие, заливают. Прошли быстро и хорошо. Впрочем, Даньку с Захаровыми развернуло, и какое-то время они плыли жопой вперёд. Потом взахлёб рассказывали, как это круто. Ну, хрен знает…
После порога поворот. И тут… справа… на уютном пляжике… пять (!!!!!!) девочек – визжат, машут руками, кричат: «Давайте к нам! Хотя бы на пять минут!» «Неужели тоже хотят ебаться??!», - мгновенно мелькнула у меня мысль. Нас с Жэкой, бросивших вёсла и капающих слюной (хорошо, насчёт Жэки не знаю – не буду его дискредитировать – но я точно чуть не захлебнулся), медленно сносило течением вниз по реке мимо визжащего пляжа. Впереди была видна дрейфующая Хуйня и Данятка с головой, как у совы, повёрнутой назад на 180 градусов. Ещё не оправившись от шока, через 200 метров слева мы увидели ещё (!!!!!!!!) пять заинек. Они тоже прыгали по пляжу и, приветливо улыбаясь, интересовались, как у нас дела. Моя отвисшая челюсть встретилась где-то на уровне груди с шнягой.
Полные тестостерона, мы вошли во второй порог - Кутижмский. Он короче и не такой стрёмный. После него встали на стоянку на левом берегу. На правом берегу, практически прямо напротив нас (чуть позади), пять радиомачт (число пять просто какое-то магическое в этот день!). Стоянка хорошая, просторная, есть подход к воде. Из досок сколочен стол.
Ставили лагерь, сушили вещи – в лодках много воды. Суп, печёная картошка, пиво, спирт, рыба. Было весело. Жэка извлёк из своего рюкзака купленный в Le Futur фонарик в виде рожек пчелы Майи – забавная вещица! По-моему, пили немного… :::::::-))))))

22 июля 2004 года, четверг.

«Толли ещё будет,
Толли ещё будет,
Толли ещё будет – ой-ой-ой!»

Под эту мою песенку проснулась Леся. Толли – это самый страшный на этом отрезке Шуи порог – падун метра полтора.
Проснулись мы все часов в 10. Солнце, облачка, но жара, тем не менее, ужасная. Хотели выйти в час, но, несмотря на оперативность (как нам казалось) сборов, вышли в два.
У Дани/Димы/Марины тут же отломался руль на их «охуенной байдарке». Полчаса я вязал им на воде руль. В очередной раз байдарка из «охуенной» была переименована в «Хуйню».
Совершенно запутались с этими грёбаными порогами. Шли мы по лоции 1973 года и по записям неких клёвых чуваков (см. http://lants.tellur.ru), которые хоть и были спортсменами, но бухали изрядно. При этом лоция полный отстой, а чуваки тоже как-то невнятно пишут. В общем, это я сейчас написал, что мы вчера прошли Кутижмский, потому что теперь я это знаю, а тогда мы думали, что Кутижмский впереди и стоим мы у пяти радиомачт до него (так говорилось в долбанной лоции!).
Так что мы попали в порог Питкякоски (следующий за Кутижмским) сами того не зная. Он, сволочь, длинный – не расслабиться: только, вроде, выгребешь из стремнины, весло бросишь – а тут новые буруны, волны. Вообще, он очень бурливый и неприятный – именно своей длинной – полтора километра. Нам с Жэкой залило много воды (мы шли первые) – прошли порог и тут же погребли к левому берегу. Олеся с Вовой – тоже все в воде – пристали к нам. Хуйня запарковалась у правого берега чуть ниже по течению. Вычерпывали воду большой кружкой. Чтобы снять стресс, я достал полуторалитровую бутылку пива, заныканную на чёрный день. Стресс сняли и пошли дальше. Мимо нас проплывали перцы на рафте. Я крикнул им: «Какой порог следующий?» Ответ был: «Большой Толли».
Мы погребли дальше. Впрочем, на этом участке грести уже было не нужно – течение очень сильное. Опасливо жались к левому берегу, боясь попасть в этот грозный падун. Пристали слева прямо перед порогом. Посмотрели на него и ужаснулись – три мощных грохочущих слива, большие бочки. И это при том, что вода низкая, как нам сообщили!
Сели в байдарки – заметили, как на соседнем берегу народ зашевелился и начал сбегаться к порогу – думали, мы сейчас начнём с него прыгать. Хуюшки! С матюгами и дрожащими коленками – не дай Бог выскочить в порог – мы переместились чуть ближе к нему, чтобы вытащить вещи и лодки.
Договорились со скучающими на берегу чуваками-инструкторами, парнем и девчонкой, покататься по порогу на рафте – по 100 рублей с носа. (Кстати, парень и девчонка эти вылезли из палатки, где, как утверждала Леся, они явно трахались – палатка ходила ходуном.) Полтора часа мы заходили в бочки, прыгали сверху. Парень-инструктор отдавал классные команды: «Левому борту – бояться, правому – грести!» Больше всего нам нравилась команда «В ТРЮМ!!» - это значит всем надо бросать вёсла и падать на дно рафта. Вода заливает, все орут – кайф! Рафт заполняется водой, но перевернуть его, видимо, невозможно – устойчивый, сволочь, не то, что наши байдары! Парень сказал, что весной, в мае, когда вода высокая, он с достаточно слабой командой залез в бочку и пять минут они не могли из неё выгрести, при этом вода ледяная, все без гидрокостюмов – холод. Представляю, как это стрёмно! Когда в последний раз заходили в бочку, Вована чуть не выкинуло из рафта. Но его спасли яйца Жэки, сидевшего в тот момент на дне рафта на носу– Вован уцепился за них ногой. Прыгали в порог на спасаках – тоже, скажу вам, ощущения не хилые!
Вылезли на берег, выпили спирта. Несмотря на то, что вода достаточно тёплая, за полтора часа все продрогли. Ребята-инструкторы оказались действительно прикольными, правда спирт с нами отказались пить, сославшись на то, что они, мол, при исполнении. Мы записали телефон этой турфирмы, которая разбила у порога лагерь и катает желающих на рафтах.
Видели, как какие-то чуваки на Таймене-двойке проходили порог (в правый слив). Первый раз они перевернулись, а следующие разы пролетали отлично. Люди на том берегу и мы на этом аплодировали.
Собрались, загрузились. Инструкторы, глядя на наши лодки, сказали: «Вы на ЭТОМ пороги проходите?! Экстремальщики!» Мы поехали дальше, а они отправились в свою палатку – трахаться со скуки дальше.
Малый Толли – лажа, хотя Леся и Вова воткнулись в единственный на этом пороге камень. Хотели встать, как можно скорее, на стоянку, но дальше стоянок нет. Внезапно снова неприятный бурливый порог, про который вообще нигде ничего толком написано не было. Снова все мокрые, в воде.
Встали в 21:00 на маленькую стоянку слева перед деревней Половина (деревня эта не у самой реки, но по карте она – ближняя). Стоянка уютная, высокая, есть пляжик. Хотя сначала она нам не понравилась. Устали. Все вещи, как обычно, мокрые. Особенно всех напрягала постоянно промокающая туалетная бумага – эти слипшиеся брикеты мы каждый день сушили, развесив на палочках у костра. Прошли 13 километров и выпили 1,3 литра разведённого спирта. Всё, вроде, закончилось OK, правда перед отправкой ко сну Захаров упал на палатку, в которой уже спала Марина. Бедная Мариночка перепугалась спросонья.

23 июля 2004 года, пятница.

Проснулись почему-то опухшие больше обычного. Я забыл сказать, что каждое утро мы просыпались ужасно опухшие. Вылезали из палатки и с трудом узнавали друг-друга: у всех рожи такие круглые, как будто надутые, глазки узенькие – почти не видно, пальцы, как сардельки. Димон называл это «утром в китайской деревне». Не знаю, что давало такой эффект – мы убеждали себя, что не спирт… Наверное, обилие свежего воздуха, или неудобная поза во время сна в палатке: ноги на полметра выше башки, а башка на коряге – не знаю.
Утром мимо стоянки проплывал некий безумный дед на лодке. Лодка ветхая, одно весло выстругано из доски. Он якобы перегонял её к себе на острова в Онеге. За сутки он прошёл весь наш маршрут от Шотозера; в Большой Толли хуйнул на этой посудине спиной вперёд – просто безумие! Пристал к нам, чтобы попросить воды – а то, говорит, из еды у него только печенье, а всухомятку он им уже давится. Дали ему воды.
Лёгкий завтрак, за которым Даня утверждал, что ночью под него делала подкоп какая-то землеройка – она ужасно пищала где-то под пенкой на уровне уха, а он остервенело бил её по голове, пытаясь загнать обратно в нору. Зная, какой тяжёлый кулак у Данятки – бухого, да ещё и спросонья, - я предположил, что замлеройка была всё-таки захуярена Данилой насмерть. Однако трупа под палаткой обнаружено не было – наверное, убиенная землеройка шмякнулась вниз в нору, на голову своим корешам (вот, наверное, они удивились!). Вполне возможно, впрочем, что это был не ночной кошмар Данилы (как известно, «сон разума порождает чудовища») и не начинающаяся delirium tremens, поскольку на поляне вокруг действительно было много нор и холмиков.
В этот день Вова порадовал нас поносом (вот уж точно про него: «не понос, так золотуха»!). Внезапно для всех нас и, в первую очередь, конечно же, для себя самого, он обосрался прямо на пляже. Полез мыть жопу и стирать плавки. Впрочем, мы все в тот день мылись и стирались.
Сели играть в покер под вино (вина у нас было бутылки три). Захаров постоянно орал «максимум!» (то есть максимальная установленная нами ставка 20 рублей), и нещадно проигрывал – азартный Парамон! Результативнее всех играла Марина: пятнадцать конов пасс, потом карэ пришло – играет на максимум, выигрывает, потом снова раз двадцать пасует. Тактика себя оправдывает!
День отстоял отличный, после вина и солнца все разомлели и родилась идея дневать-дневать, то есть не идти дальше, а попытаться уехать с этой стоянки, которая, кстати, нам нравилась всё больше и больше. Чмоси реально не захотели идти на Виданский порог. Ладно, я понимаю Лесеньку… Вова позвонил в турфирму (ту, что организует рафты) и договорился, что в воскресенье нас заберут.
Ближе к вечеру начали пытаться готовить ужин. Выяснилось, что Данятка утром сжёг мешок с сухими супами, думая, что это мусор. Горлум хренов! Пили спирт. Жэка, как обычно, - весь вечер на арене. В этот день был цикл лекций про урологов и мужские болезни.
Кстати, в этот день случилась неприятность: лесин фотик – классика самых хуёвых мыльниц – не перемотал, как надо плёнку, мы его открыли и всё засветили. Обидно – на той плёнке был Большой Толли, мы на рафте и т.д. Поэтому меня, собственно, и заставили писать эту летопись.

24 июля 2004 года, суббота.

Снова днёвка. В час дня известные исследователи Карельских магазинов Жэка, Димка и Марина отчалили на Хуйне на противоположный берег, чтобы найти подъезды к реке и закупить где-нибудь еды/бухла.
Пока их не было, мы загорали, купались – день снова жаркий. Олеся караулила с фотиком в руках наши с Даняткой голые жопы – уж очень ей хотелось их запечатлеть. Звонили всем корешам; оказалось, что Лёха Столяров в Москве бухает с Аркашей Графом.
Спустя некоторое время у нас закончилась питьевая вода. Когда мы, мучимые жаждой, уже начали умирать на солнце, вернулись наши: пиво, водка, мясо, черви (в смысле черви не для нас, а для рыбы). Рассказывали истории про свой чудесный поход – записал с их слов.

В общем, вышли они из леса на Мурманскую трассу. Руку только подняли – глядь, а возле них бумер чёрный остановился. Они обрадовались: думали, сейчас их с ветерком и с кондюком, немытых и небритых, на бумере довезут! – а тут у бумера дверь открывается, а из двери-то той баба морду высовывает, и давай блевать – чуть не на ноги нашим. Во как!
Словили они в итоге какого-то мужика на копейке, которой стукнуло 30 лет. Мужик отвёз их в деревню Вилга (в Половине магазина нет). По дороге, узнав, что мы ловим рыбу на хлеб, начал ржать и сказал, что непременно надо завернуть за червями. Завёз их к каким-то не то своим корешами, не то знакомым, а то и вовсе знакомым знакомых. Говорит:
- «Вот ребята из Питера, я их к вам за червями привёз, а то они рыбу НА ХЛЕБ ЛОВЯТ!!!! ХХХХА-ХА-ХА-ХА!!!»
- «НА ХЛЕБ???!!!! А-А-А-ТХХХХА-ТХА-ТХА-ТХА».
Короче, угорали они там все дружно, пока наши червей копали.
А тут Марина и говорит: «А можно я у вас свиней посмотрю?» Это их просто растрогало: «Ребятки из Питера приехали, свинок никогда не видели..! Конечно, можно!» Так Марина осмотрела свиней.

Короче, приехали они с кучей вкусносней обратно. Поленились ещё немного на пляже. Устроили фотосессию наших скупых мужских жоп, на которых Олеся помадой вывела эпохальное: «ДА, ДА – ПИЗДА!» Потом заставили себя сделать ужин, разобрали мою лодку. Вечером выпили всё, что можно. Догонялись сигаретами, куря одну за одной – данина идея, блин!
Спать я ушёл обиженный, потому что эти бухие свинюги заявили мне, что я плохо подготовил поход и что, мол, лодки у нас ни к чёрту и вообще всё не так и всё не то. Что ж – плохому танцору, как говорится, и яйца мешают. Особенно злобствовал Вова. Понимаю: стрёмно, наверное, без права-лева-то плавать… Я считаю, что я свою задачу выполнил: пороги все прошли успешно, никто не перевернулся, время для похода было выбрано удачно. Так что… fuck off!

25 июля 2004 года, воскресенье.

С утра собирали вещи. Собранные Таймени перевозили на Вуоксе на тот берег. Когда разбирали Пиздец, пришлось сломать несколько трубок – они оказались сильно погнутыми и даже надломанными и их невозможно было рассоединить. На этой лодке однозначно можно поставить крест – она своё отслужила. Это, кстати, была её третья Шуя.
Впрочем, чуть позже выяснилось, что у новой Вуоксы-3 так и вообще оказалась сломана центральная крестовина на кильсоне. В общем, теперь понятно, почему она была названа Хуйнёй. Впрочем, такая же хуйня, как и все отечественные лодки. Решили, что надо посмотреть байдарки в Чухне.
Перевезли вещи на другой берег, перетащили их через ручей к тому месту, куда мог подъехать автобус, загрузились в ПАЗик (водитель опоздал чуть не на полтора часа) и поехали. По дороге купили пиво, мороженое, вино.
Приехали в Петрозаводск. Оказалось, что билетов на питерский поезд нет. Договорились с маршруткой за 5 500 рублей. Водитель – колоритная девушка с беломориной, приклеенной к нижней губе. Отъезд запланировали на 21:30.
Часа три гуляли по городу. Праздник – день ВМФ. На озере парусная регата. Народ расслабляется, тусуется, дефилирует по набережной, и мы среди толпы – иначе как лесными уёбищами нас не назовёшь. Мальчики все 10 дней похода не брились и выглядели соответствующе. Особенно хорош был Димон – бородатый, в старой застиранной футболке с надписью «АлисА – Чёрная Метка» и в тёмных очках. Мы с ним ещё всё время орали на два голоса переиначенную песню Глюкозы (я бы назвал это Kirkoroff remix): «Да, да, да, да – это между нами ПИЗДА!»
Справедливости ради надо отметить, что девочки наши выглядели, как всегда шикарно!
Даня потерялся по дороге к озеру и потом еле нашёлся – позвонил мне на мобильный. Мы наблюдали, как общается петрозаводская молодёжь. Идут по улице Ленина (типа - местный Бродвей) шесть девчонок. Навстречу им шесть парней.
- Ну чё, девчонки, познакомимся?
- Познакомимся!
После этого все они с пивом, как ласточки (стрижи, чижи – кто там сидит на проводах??), облепляют ближайшие скамейки и начинают знакомиться. Знакомятся долго – не меньше полутора часов (мы уже успели по набережной туда-сюда пройти). Чем знакомство оканчивается… хотел бы посмотреть!!!
Сели в каком-то на вид приличном кабаке за столик на улице. Дальше началось самое интересное. Водки, вина там нет («у нас пивной ресторан»); кофе нет («у нас пивной ресторан!»), а тот кофе, что продаётся в их же кофейне в пяти метрах за заборчиком, в «пивной ресторан» приносить нельзя; посуда (стаканы, тарелки, ножи/вилки) пластиковая – поскольку мы сидим на улице. Короче – отстой! Посуду мы, правда, себе с боями выцыганили нормальную.
Потом, звеня закупленным пивом и вином, загрузились в машину. Еле разместились. Тесно и неудобно, особенно, если учитывать, что ехать 7 часов. Играли в города – Захар победил. Потом играли в покер. В городе, затёкшие и невыспавшиеся, были в 5 утра. Меня довезли до дома и высадили первого с двумя байдарками. Вот, в общем-то, и всё.


Теги:





-1


Комментарии

#0 16:16  10-12-2004A.Gad    
а че в цензоред? (мой кореш писал) можно и "в было дело", ИМХО
#1 16:22  10-12-2004A.Gad    
а спиди? че молчишь?
#2 16:24  10-12-2004Yugo Levo    
жалкие ничтожные люди
#3 16:36  10-12-2004Спиди-гонщик    
A.Gad

тебе вот Yugo Levo написал, почему, гыгыг

если интересует более развёрнутое мнение - этому тексту место либо на личной странице автора, либо на сервере байдарщиков-туристов и т.п.

литературная ценность этого беспезды эпохального труда стремится к нулю.

а молчу потому, что работы дохуя.

#4 16:40  10-12-2004    
Ниасилил. Хуйня помоему. И электричек в Петрозаводске нет нихуя, баклан. А добавленные в текст нецензурные слова не делают сей опус интересным ККрео. Так што не пиши больше.
#5 16:40  10-12-2004A.Gad    
спиди, вопросов больше не имею


юго лево, неправ ни хуя. ты б охуел, если б узнал чем эти люди занимаются по жизни, даже с большой натяжкой на жалких и ничтожных не тянут

#6 16:42  10-12-2004Khristoff    
ух. Ну и понаписал. За объем можно было и не в корзину.

А вообще, отчет, чистый без литературных примесей, отчет. Обильно унавоженный цифрами и завитушками.

Картину байдарочного похода передает. Атмосферу - нет.

#7 16:52  10-12-2004Спиди-гонщик    
Khristoff

т.е. если навоза много - то это как бы и не говно, а удобрение?

аудиторский годовой отчёт любой крупной конторы ещё больше беспезды, но это ж не повод его публиковать.

#8 16:57  10-12-2004Khristoff    
Можно еще кабельный журнал за 10 лет запостить.

Спиди, согласен - объем не повод не быть в корзине, то было неудачное проявление моего чуства юмора.

( уходит бормоча что то под нос и почесывая уши плечами)

#9 17:13  10-12-2004A.Gad    
Кристоф, это отчет и есть, проебали пленки, поэтому он и написан, чтоб память сохранилась.
#10 18:11  10-12-2004Khristoff    
Прочитал до конца. Парни, вы что же, алкоголики штоли получаецца?

Вы пощитайте сколько вы выпили - ужос!

#11 18:56  10-12-2004X    
Зачем это здесь ? (в ахуе)
#12 19:41  10-12-2004A.Gad    
Кристов, мы считали, сами в ужасе. Нам еще спирта взятого с собой не хватило, на последней стоянке докупали водяры в деревне.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....