Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Межгалактическая скорая помощь

Межгалактическая скорая помощь

Автор: В-лад-и-мир Кириллов
   [ принято к публикации 18:22  03-06-2019 | Антон Чижов | Просмотров: 222]
Глава первая.
Обретение удивительного артефакта


Этот будничный, зимний вечер не предвещал никаких радикальных перемен в жизни Кости Березина. Костя возвращался домой от железнодорожной товарной станции, где подрабатывал на разгрузке угля. На этот раз его бригаде подфартило: разгрузили пять вагонов с антрацитом. Обычно разгружали не более двух, максимум – трёх вагонов, а тут целых пять! Костя, время от времени, на ходу, ощупывал внутренний карман своей потрёпанной куртки (там хрустели новенькие купюры) и предвкушал радостное удивление жены. Она наверняка спросит: «Костик, откуда столько?» А он небрежно ответит: «Привыкай, Леночка! Вот расплатимся с долгами, и повезу тебя в Париж!».
Увы! Заработки Кости не были регулярными и зависели от поставок угля для нужд местного сахарного завода. Нужда Кости Березина в хлебе насущном превосходила нужду завода в энергоносителях, потому денег постоянно не хватало. Впрочем, он был рад и такому приработку, так как постоянного места работы не имел. Костя подошёл к автобусной остановке, опустил тяжёлую кирзовую сумку на землю. И поздоровался с женщиной, ожидающей автобус.
– Привет, соседка! Что-то ты сегодня припозднилась. Давно стоишь?
– Доброго здоровья, Костя! Минут двадцать стою. Не волнуйся, последний автобус ещё не ушёл. Подождём!
Женщина, по имени Мария, поправила на лбу пуховый платок и покрепче затянула узел на шее.
– К свекрови, вот, приезжала. У неё сегодня юбилей: семьдесят пять лет исполнилось. С тех пор, как я мужа похоронила – редко у неё бываю.
Костя смахнул застывшую каплю на щеке. Растаявшая снежинка обратилась в угольный развод. Муж Марии – Алексей – был ему другом. Вместе они шоферили в соседнем фермерском хозяйстве. А теперь, там шоферили другие. Друг Алексей два года назад умер от двусторонней пневмонии, а его – Костю Березина – шофёра первого класса, через год лишили водительских прав. И теперь Костя вынужден был искать подённую работу на стороне.
Заметив в его глазах хмурую растерянность, соседка поспешила сменить тему:
– Что у тебя, там, в сумке такое тяжёлое?
– Да уголь там. Сегодня вагоны с углём разгружали. Дали вот немного. А то жена уже замучилась печь хворостом топить.
– То-то я смотрю: весь в угольной пыли…
– Душ принимать было некогда. Опоздал бы на последний автобус. А до села пять километров пёхать. Лучше уж я дома помоюсь.
– Ты, вроде, газ собирался проводить. Сколько же можно печку топить! Пора от неё избавляться.
– Летом обещали подключить. Я уже и трубы оплатил. Только вот, влип я, с этим газом. Семь месяцев назад взял кредит, а через месяц в аварию попал – лишили водительских прав! И тридцать тысяч штрафа, вдобавок! И что в итоге? Работы нет, кредит выплачивать нечем. Три месяца мыкался в поисках работы. А у них в банке, сама знаешь как. Стали на меня проценты накручивать, угрожать, что опишут моё имущество. Я пытался объяснить ситуацию, сказал, что устроюсь на работу и постепенно погашу долг, но «постепенно» их не устраивает. Всё отдали на откуп коллекторам.
Соседка сочувственно кивала, в такт Костиным словам, глядя, как дёргается его острый кадык. Ей было жаль Костю, а больше всего его жену – свою давнюю подругу. Но жалость, как известно, на хлеб не намажешь.
Подошёл рейсовый автобус. Пассажиров в салоне было немного, большая часть односельчан уехала ранее. Костя не стал проходить вперёд, а устроился на заднем сидении. Впереди, на боковой скамейке, сидел участковый, по фамилии Шматков, и Костя не хотел к нему приближаться, а тем более здороваться. И тому были основания. Именно участкового, Костя считал причиной всех своих несчастий, своего нынешнего бедственного положения.
Прошлой зимой его грузовик попал в аварию – столкнулся с машиной Шматкова, вылетевшей на встречную полосу. Костя, успел увернуться от лобового удара и улетел в кювет, задев машину участкового по касательной. По сути, – он спас Шматкову жизнь. Но обвинили во всём Костю: нашли остатки алкоголя в крови. А, в итоге, – лишение водительских прав и, соответственно, работы. Сельчане Косте сочувствовали, но, что тут поделаешь – против властей не попрёшь! Тем более начальник ГИБДД – свояк участковому.
Шматков тоже приметил Костю и едва заметно усмехнулся. Он рассказывал попутчикам анекдот, зычно, на весь автобус, и не хотел прерывать повествование из-за какого-то чумазика Кости. Одутловатое лицо участкового излучало самодовольство и барскую снисходительность к окружающим. Участкового пьянила власть над односельчанами: почти каждый из них был у него на крючке. Закончив свою сальную историйку, он выдержал паузу и снова обратился к попутчикам:
– Друзья, обратите внимание, в наше село едет негр на экскурсию! – со смехом указал он на Костю.
Но на этот раз его никто не поддержал кроме хихикнувшего соседа напротив.
– Ну, что ты на него нападаешь! – вступилась за Костю соседка. – Он и так пострадал. Сколько можно травить человека?!
Участковый оловянно уставился на Марию:
– Каким полушарием ты сейчас думала? Не подскажешь? Защитница, мля, нашлась! Ты будешь мне ещё указывать, самогонщица! Надо будет – и тебя к ногтю прижму. Знай своё скотоместо!
– Какой же ты, Петрович, ненажорливый. И, злой, к тому же, – ответила Мария. – Что до самогонки… да, гоню, иногда, для хозяйственных нужд. Закон тому не препятствует. Ты и сам не раз угощался.
На краю села автобус остановился, часть пассажиров вышла. Перед последней остановкой в салоне оставалось трое: участковый, Костя Березин и его соседка. Они вышли в центре села у местной церквушки. Мария домой не пошла – надо было занести знакомой бабушке, купленное в городе лекарство. Участковый и Костя зашагали по грунтовке вдвоём. Вечерело. Сквозь промёрзшие сумерки, над крышами домов, проступали искорки чужих миров.
Первые метры они шли молча. Косте ёжился от змеек холодного воздуха, что заползали через открытый ворот куртки и противно скользили по запотелой спине. Ему было тошно от соседства с ненавистным попутчиком. Он не чаял, когда, наконец, дойдёт до поворота улицы – там их пути расходились. Но в планы участкового это не входило. Внезапно он остановился и цепкими пальцами прихватил рукав Костиной куртки.
– Ну-ка постой! Что такое тяжёлое несёшь? Показывай, что своровал!
Костя опешил:
– Уголь несу! На, смотри!
Он опустил на землю сумку и, остервенело, раскрыл её.
– Убедился?
Участковый пожевал губами, подумал.
– Уголь, говоришь, разгружал? Небось, и деньги за разгрузку получил. Сколько ж дали?
– Сколько ни дали – всё моё! Тебе-то какое до этого дело? – запальчиво отреагировал Костя.
– Это как посмотреть, – осклабился Шматков. – Оно, с одной стороны, вроде, как и твоё, кровно заработанное, а с другой стороны, вроде, как и наше. Ты должок-то за мою покалеченную тачку собираешься отдавать?
– Но ты же страховку получил! Что тебе ещё надо?
– Страховка всех расходов не покрыла, – резонно заметил участковый. – Давай, доставай грошики, не принуждай меня, тебя шмонать!
Костя окинул взором могучую фигуру участкового и скрипнул зубами: «С такой тушей мне не совладать!» – подумал он, расстёгивая куртку. Он попытался оставить часть денег в кармане, но окоченевшие пальцы не слушались.
– Вот тут десять тысяч…
Шматков вырвал из его руки банкноты. И усмехнулся:
– Недурственно платят за разгрузку угля! Самому, что ли, заняться?! Однако…
Он снял меховую рукавицу, отслюнявил пять тысячных бумажек и засунул себе в карман. Оставшуюся сумму отдал Косте.
– Как видишь, Шматков не скотина! Остальные пять – жене отдашь. Знаю, зн-а-ю ваши трудности! – протянул он. – С тебя ещё пятнадцать штук. И будем в расчёте. Даю тебе два месяца на погашение долга. Работай, углекоп! Не ленись!
Костя не сразу тронулся с места. Он стоял ошарашенный и смотрел в пустоту – в широкую спину, удаляющегося участкового. Было горько и стыдно за свою слабость, за мягкотелость. Было хреново! И только, когда Шматков скрылся за поворотом, он опомнился и, безвольно, поплёлся домой.
«Вот блин! Трудности он мои знает! – мысленно стенал Костя. – Не ты ли их породил… трудности эти?! Вот, ёлки зелёные…»
Подходя к дому, он обратил внимание на испачканную краской дверь. «Мальчишки напакостили, – подумал он. – Всю дверь измарали!». Но, подойдя поближе, увидел, что это была надпись. На двери было крупно, красной краской написано:
«ЗДЕСЬ
ЖИВЁТ
ЗЛОСТНЫЙ
ДОЛЖНИК
БЕРЕЗИН».
– Коллекторы! – похолодел Костя. – Какие же сволочи! Начинали со звонков, с угроз. Теперь вот перешли к активным действиям. Одно к одному!
Сердце его окончательно упало. Он замер с ключом в руке, не решаясь вставить его в замочную скважину. С минуту постоял, смахнул с лица невидимую паутину и вошёл в дом. И увидел жену, подбрасывающую хворост в печку. В её васильковых глазах плясали огоньки пламени. Она радостно ойкнула, но тут же сникла, увидев осунувшееся лицо мужа.
– Костя, что с тобой? Случилось что?
– Всё нормально, Лена! – бодро ответил тот. – Устал немножко. Вот денежку принёс. – И протянул жене купюры.
– Ой, как много! – обрадовалась она. – Целых пять тысяч! Завтра долг в магазин занесу, и останется три тысячи. Нам надолго хватит! – Она оглянулась на сына и дочку, что смотрели на сумку отца, оторвавшись от шахматной доски.
– Давай мойся, – продолжила Лена. – А я, пока, борщ разогрею. Правда, он постный; мясо купим завтра.
Костя разулся и подошёл к печке.
– Сейчас только угольку подброшу, а уж потом помоюсь. Что… коллекторы приходили?
– Да, приходили эти бандиты. Трое. Долг вымазживать, – поморщилась жена. – Но я им не открыла. Через дверь пригрозили, что дальше будет хуже. Не знаю, что и делать, – ум расступается!
Костя раскрыл сумку, взял стоящую у печки кочергу, покрутил её в руке.
– Это мы ещё посмотрим, кому будет хуже!
Дети разочарованно вздохнули и снова задвигали шахматными фигурами.
– Знаю, что вы ждали, – улыбнулся отец. – Вы думали, я конфет из сумки достану. Не успел я в магазин заскочить, спешил на автобус. Будут вам завтра конфеты. – Пообещал он. И вытащил из сумки пластину антрацита.
Под ударами кочерги, кусок, на его ладони, растрескался на множество сверкающих частей. Костя подбросил уголь в топку и достал кусок побольше. Но, кусок не дробился, и Косте пришлось приложиться посильней. На пол со стуком посыпались осколки, среди которых, он, с удивлением, обнаружил странный предмет овальной формы.
– Что за хрень!
Он поднял предмет с пола, повертел его перед глазами и подбросил на ладони:
– Тяжёленький! Какой-то металл, похоже. – И обратился к домочадцам:
– Смотрите, что я нашёл! В куске антрацита. Разбил кусок, а там… вот это… оказалось внутри.
Его обступили дети.
– Пап, дай посмотреть, – попросил сын.
Подошла жена с поварёшкой в руке, посмотрела на ладонь мужа.
– Это какое-то украшение, – отметила она. – Видите, там ушко для шнурка или цепочки. Чтобы носить на шее.
– Пап, ну дай, – канючил сын.
– Погодите, вы! – отмахнулся Костя. – Сейчас отмою под краном. Потом посмотрите. – И проворчал: – Откуда эта штукенция могла взяться? В пласте угля, глубоко под землёй?
– Может, кто из шахтёров потерял? – откликнулась жена.
– Да уж! – съязвил Костя. – Один шахтёр потерял, а другой засунул украшение в пласт угля. Кусок то был целиковый! Монолит! Соображай, что говоришь!
Подойдя к раковине, он намылил губку и старательно, с двух сторон, потёр артефакт. И снова удивился его несоразмерной тяжестью. Эта пластина была толщиной не более трёх миллиметров, весила же не менее двухсот граммов. «Что за металл, – мерекал Костя. – Платина, что ли?». То, что платина очень тяжёлая, он помнил из давних уроков любимой учительницы по химии Нины Петровны. «Но нет же! Не может такая тонкая пластинка столько весить! Пусть она даже из платины».
В раковину потекла чёрная угольная субстанция, освобождая тускло блестящую поверхность диковинного изделия. Костя тщательно протёр его махровым полотенцем и положил на ладонь. То, что он увидел – его не впечатлило. Предмет имел вид овала, размером со спичечный коробок, а в середине, в виде оттисков, – три продолговатые впадины. Это не было дефектом – следствием коррозии или какого-то физического воздействия. Эти углубления напоминали следы пальцев, отпечатанных в глине. Костя хмыкнул, пожал плечами и перевернул находку. И отпрянул. Прямо в глаза ему смотрело диковинное существо, зримо выступающее из матовой поверхности. Оно, как бы, выходило из его плоскости и создавало иллюзию живого присутствия. Костя собрался с духом и коснулся пальцем изображения. Палец прошёл сквозь него и коснулся поверхности пластины.
«Голография! – успокоил себя Костя. – Трёхмерное изображение. – Надо же! Чего придумали-то!
Он подошёл к столу и положил артефакт перед тарелкой с борщом.
– Посмотрите, вот… на эту штукенцию… каково? – он хрустнул пальцами и повернулся к жене. – Каково?
Все, сгрудившись, уставились на необычайный портрет. На них смотрело дикое, невообразимой природы существо. Это был обнажённый, поясной портрет, скорее всего, женский. Да точно! Вперёд выступали две молочные железы, с сосцами. Удивительно было то, что груди располагались не горизонтально, как у всех земных женщин, а вертикально: одна под другой. Это первое, что бросилось всем в глаза. Отличий в её лице от обычных женщин, особо, не наблюдалось, кроме преувеличенных, пронзительно синих глаз. Они излучали какую-то неземную, немеркнущую любовь. Продолговатое лицо обрамляли ниспадающие на плечи спиралевидные локоны. Это неземное существо (в чём не было сомнений) протягивало вперёд руку. А на ладони её лежало сердце. Оно пульсировало.
– Смотри, папа, – тоненько прокричала дочка. – Она кому-то протягивает своё сердце. И у неё на руке семь пальцев!
– Наверное, своему суженому, в знак любви, – улыбнулась Лена. – Мне, твой папа, тоже, по молодости…
– Всё! Хватит суматохи! – прервал жену Костя. – Я думаю, что… об этом надо, куда-то… в какие-то органы сообщить. Пусть они сами разбираются с этой хреновиной!
– Уж они-то разберутся, – поджала губы жена. – Разберутся, разумеется. А ты, как всегда, останешься с носом!
– А ты что предлагаешь?
– Предлагаю, о находке, пока, никому не сообщать, – понизила голос Лена. – Пока не найдём подходящего купца. Я думаю, эта вещь немереных денег стоит. Может, даже, миллион!
– Да уж! Миллион! Скажешь тоже… миллион, – мечтательно прищурился Костя. – Да-а… это решило бы все наши проблемы. Вы, вот что (обратился он к детям): – В школе никому не рассказывайте! Мы должны хранить тайну этой находки.
Дети разочарованно повздыхали. Они заранее предвкушали удивление и восторг своих друзей одноклассников. А тут надо тайну хранить. Она тебя распирает, рвётся наружу, а ты должен заталкивать её обратно. Не просто это – удерживать в себе такую жгучую тайну.
– Папа, – не выдержал сын. – Ты думаешь, что это инопланетянин потерял портрет? Много-много лет назад…
– Может и потерял, – ответила за отца мать. – Вы мужики – существа рассеянные. С вас станется!
– А, может, этого инопланетянина динозавр сожрал, вместе с талисманом, – подхватил отец. – Ложись-ка, Вова, спать. И ты дочь, тоже. Отложим наши обсуждения на завтра. И молчок!
Костя положил находку в коробку из-под печенья и засунул в сервант. Наскоро помылся, поел и лёг спать. Под утро ему приснился удивительный сон. Ему привиделась чудная планета: с морями, океанами и дивными рукотворными островами;
с непередаваемой по красоте, диковинной архитектурой, в обрамлении фиолетовых кущ. В небе сияло два солнца: одно красное, а другое – синее. На том острове, где оказался Костя, царило праздничное оживление. Рядом разгуливали толпы возбуждённого народа. Костя увидел огромный космический корабль, стоящий на стартовой площадке, и шествующих к нему странных существ в блестящей экипировке. Их сопровождали удивительные девушки со спиралевидными волосами, ниспадающими до плеч, с огромными лучистыми глазами. Одна из них, протянула своему другу цепочку, с висящим на ней портретом, и повесила на шею. Тот, в ответ, поцеловал девушку и, вместе с другими собратьями, исчез в чреве корабля. Вскоре тарелка стартовала. Жители разошлись.
Потом видение померкло, и Костя увидел себя со стороны, стоящим с огромной совковой лопатой. А перед ним – длиннющий состав с углём, который ему предстояло разгрузить в одиночку. Он покрылся холодным потом, и тут же проснулся.


Глава вторая.
Москва. За две недели до вышеизложенного события


Троекратный бой курантов вывел человека из ступора. Человек потянулся в кресле, привычно помассировал глазные яблоки тыльной стороной больших пальцев, и прошёлся по кабинету. Что тревожило его в столь поздний час? Он подошёл к окну и нажал на белую кнопку, вмонтированную в стену: тяжёлые, бордовые гардины бесшумно раздвинулись. Его взору открылась величественная панорама звёздного неба, ошеломляющая умопомрачительной бездонностью. Он пошарил глазами по небосводу, отыскал созвездие Малой Медведицы, нашёл Полярную звезду и сокрушённо покрутил головой. Этому человеку с воспалёнными глазами, обременённому огромной властью и непомерной тяжестью мировых забот, зачем-то понадобилась Полярная звезда. Зачем? Нащупывая взглядом вожделенную звезду, он скрипнул зубами:
– Не было напасти, на тебе – здрасте!
Затем посмотрел вниз, на слабо мерцающую в подсветке Царь-пушку и снова перевёл взгляд на небо.
– До часа икс его необходимо уничтожить! Да-да! Сарматами по нему! В лоб! Но хватит ли у меня ракет?
Человек задвинул шторы и подошёл к горшку с кустистым цветком – любимым спатифиллумом. Провёл ладонью по его шелковистым листьям, точно по головке ребёнка.
– Да! Необходимо принимать кардинальное решение. Иначе земная цивилизация погибнет. Всё живое! Надо срочно звонить Дональду и Си. Пришло время объединить наш ядерный потенциал. И сделать это надо как можно скорее!
Он встряхнул кистями рук, освобождаясь от внутреннего напряжения, и решительно направился к рабочему столу. Возложив в кресло тренированное тело, властитель потянулся к коммутатору и поморщился; рука нерешительно повисла в воздухе. Был один деликатный момент, кому звонить первому: американскому Президенту или Генсеку компартии Китая. Китайский лидер будет раздосадован (учитывая его восточный менталитет), если столь важное сообщение получит после американского президента. Это, конечно же, заденет его самолюбие. Хозяин кабинета усмехнулся и резко нажал кнопку коммутатора. Раздался голос дежурного офицера:
– Полковник Решетов на связи.
– Доброй ночи, Решетов. Сорганизуй мне связь с главами Китая и США. Одновременную связь. Срочно! И разбуди переводчиков.
Задумчиво шевеля пальцами, он открыл оранжевую папку текущих дел с надписью «секретно» и ещё раз перечитал последнее сообщение. Его прервал голос дежурного:
– Генеральный секретарь коммунистической партии Китая на проводе. Канал связи открыт.
Поедая взглядом микрофон, хозяин принял приветливое выражение лица.
– Рад тебя приветствовать, дорогой Си! Извини, что отрываю от важных государственных дел. Нуждаюсь в твоём мудром совете.
– Доброго здоровья, высокочтимый Владимир! Да процветёт твоя страна! Всегда рад тебе помочь. Что случилось?
– Пока не случилось, но может случиться. Назревают события, не терпящие отлагательств. Потому звоню тебе первому, дорогой друг. Американскому президенту тоже не помешало бы присоединиться к нашей беседе. Он с минуту на минуту должен быть на связи. Не получал ли ты в последнее время от своих астрономических служб сообщения о движущемся, в сторону земли, объёкте…
– Президент Соединённых Штатов Америки на проводе, – вклинился дежурный связист. – Канал связи открыт. Даю доступ.
– Здравствуй, Дональд! Извини, что отрываю тебя от дел, но одно событие, значение которого трудно переоценить, нуждается в нашем совместном обсуждении. Нашего друга Си я тоже пригласил. Он сейчас с нами на связи.
– Что стряслось, Владимир? Вторжение инопланетян на Землю? Или решил на свадьбу нас пригласить? – хмыкнул президент США.
Бесстрастная речь переводчика была лишена иронической окраски. А хмыканье не подлежало переводу. Но тот, кому эта речь было направлена, понял, что Президент США в курсе последних событий.
– Доброго здоровья, Дональд! – подключился Генеральный секретарь КПК. – Заинтриговал нас с тобой Владимир. Я готов принять участие и в первом и во втором случае.
– Здравствуй, Си! – ответил президент США. – Я тоже не откажусь!
– Хотел бы присоединиться к вашему веселью, – поёрзал в кресле Президент России. – Но тут не до шуток. Поступали ли от ваших астрономов, ведущих наблюдения за потенциально опасными объектами из дальнего космоса, сообщения о приближении к Земле крупного астероида?
В динамиках повисло молчание, прерываемое тяжёлым дыханием Дональда Транса.
– Подобной информацией не располагаю, – выдавил он. – Сейчас же сделаю запрос в астрономическую обсерваторию Аресибо. Сообщи нам местоположение объекта.
– Мне тоже не поступала, такого рода информация, – добавил лидер Китая.
– Главный ориентир – Полярная звезда. Час назад, в галактической системе координат, это составляло восемьдесят девять градусов двадцать пять минут. Объект движется в направлении нашей планеты, – пояснил Президент.
– Что собой представляет этот астероид, Владимир? – поинтересовался Си Цзиньпин. – У тебя есть данные по этому объекту?
– Объект округлой формы, диаметром чуть более километра. Движется со скоростью четыреста десять километров в секунду. Но это не астероид, в общепринятом понимании. Астероиды – часть Солнечной системы, микро планеты, вращающиеся вокруг Солнца. При столкновении с себе подобными, они меняют направление орбит и могут угрожать нашей планете. Данный же объект – гость из далёкого космоса. Проблема в том, что траектория его движения, с поразительной точностью совпадает с траекторией движения Земли. Столкновение неизбежно! По расчётам моих специалистов столкновение с нашей планетой произойдёт через двадцать пять суток, плюс сорок две минуты по московскому времени. Медлить нам нельзя!
– Надо ударить по нему боеголовками! Нашей совместной ядерной мощью! – возбужденно озвучил речь своего лидера китайский переводчик. – Специалисты должны точно рассчитать количество зарядов, необходимых для гарантированного разрушения объекта, или изменения траектории его движения.
– Си прав, – подхватил Президент США. – Я готов пожертвовать десятой частью своего стратегического потенциала. Конечно, при условии паритетного участия сторон.
– Не будем мелочиться, Дональд! – заметил глава России. – Если для спасения нашей матушки Земли потребуется весь наш ядерный потенциал, то мы должны с этим смириться. Да, надо, как ты сказал, дать задание нашим ведущим специалистам в области баллистики и специалистам по расчёту мощности (необходимое количество килотонн). Ракеты должны приблизиться к объекту синхронно и взорваться разом. Одновременно! Все расчёты нужно произвести в максимально короткое время. На нас лежит огромная ответственность! Планету надо спасать! И ещё…
Президент России выдержал паузу.
– Операцию необходимо засекретить. Чтобы мышь не проскочила! Мы не должны допустить панику среди населения.
– Полностью согласен с тобой, Владимир, – одобрительно заключил Президент США. – Я позвоню тебе и Си, как только мои специалисты произведут необходимые расчёты. До связи!
– Принимаю и поддерживаю эти предложения, – добавил лидер Китая. – До связи!

Хозяин кабинета откинулся в кресле и закрыл глаза. Он, как всегда, оставался на высоте и мог быть доволен собой. И тому были основания. В общении с ним, даже, могущественный владыка Китая – человек внешне невозмутимый – всегда ощущал внутреннее напряжение, точно предстоял пред ним нагишом. Эта непреходящая, назойливая мысль, что ты абсолютно прозрачен, что собеседник легко улавливает самые потаённые твои мысли и желания – обескураживала и ввергала в шок. Что же до Президента США, то он, точимый к «коллеге» тайной завистью, мысленно называл его великим стратегом. Правда же состояла в том, что, будучи, внутренне, крайне импульсивным, самодержец России, тем не менее, предпочитал играть вдолгую, проявляя железную волю и незаурядный ум. И эта долгоиграющая стратегия, как правило, им выигрывалась, даже, при отсутствии, в его арсенале, изначально сильных фигур на шахматной доске мира. Таков был Президент России Владимир Владимирович Жутин.


Глава третья.
Исследование артефакта. Встреча с учителем


– Вот бред! Приснится же такая мутотень! – пробормотал Костя. И крикнул: – Лена! Ты дома?
Никто не откликнулся. Костя направил сонный взгляд в утреннее, сереющее окно.
– Вот так придавил! Не слышал, даже, как дети в школу ушли. Всё проспал! А жена, наверное, в магазин пошла, продуктами отовариваться.
Он попытался встать и поморщился от боли. Болели мышцы. «Перегрузился вчера с этими чёртовыми вагонами, – подумал Костя, протирая глаза. – Ну, ничего, это не смертельно!».
Умывшись, он высыпал остатки кофе из банки и заварил кипятком. Потом достал коробку из серванта и, прихлёбывая обжигающий напиток, стал внимательно изучать, свалившийся на его голову странный артефакт. Вглядываясь в лик таинственной незнакомки, он заметил на её шее, что-то вроде цепочки, на которой висел такой же «талисман». Да, он был точно такой же, но висел, повёрнутым изображением к телу. Видимой была обратная сторона, с тремя выемками на матовой поверхности.
Костя высморкался, нашёл в кладовке подходящий шнурок, продел его в ушко изделия и повесил на шею. И посмотрелся в зеркало. «Ну, хорошо!» – отметил он. Поправляя амулет, он вложил палец в одну из впадин пластины. То, что произошло дальше, Костя помнил смутно. Его тело вдруг облеклось, в неизведанное ранее, трепетно-нежное объятье. Это, отчасти, было похоже на погружение в тёплую ванну. Тепло от талисмана мгновенно распространилось по всем клеткам организма. Он ощутил лёгкое покалывание, точно мириады игл внезапно пронзили его плоть. Стало легко и весело.
– Ни фига себе штучка! – округлил глаза Костя. – Я кум королю! Могу дальше вагоны штурмовать!
Странное дело! Костя ощутил необыкновенный прилив сил. Его тело будто облачилось в некий энергетический кокон.
– Вот так приборчик, – воскликнул он. – Хрен я кому его отдам! Ни за какие коврижки!
У Кости не была страха. Скорее всего, он был удивлён, озадачен, если не сказать – ошеломлён. Его тело требовало действий. Он подошёл к печке и взял кочергу. Слегка стукнул себя острым концом по груди. Боли он не почувствовал: кочерга отскочила от тела, как от резинового ската. Костя ударил сильней. Кочерга отскочила с большей скоростью. И чем сильнее он бил, тем сильнее отскакивала кочерга.
« Противоречит всем законам, – подумал Костя. – Но, с другой стороны, почему противоречит? Ведь сила действия равна силе про…».
Он погрузился в раздумья: «Скорее всего, этот прибор предназначен для защиты от какой-либо угрозы – от внешнего физического воздействия. Теперь понятно, для чего неземное существо женского пола подарило этот прибор космическому путешественнику. Тут – обычная забота о здоровье любимого существа, ограждение его от всякого рода опасностей, подстерегающих на чужих планетах. Этот прибор, своего рода – оберег. Не какой-то там оккультный, мистический, а чисто технический. Уму непостижимо – до чего там у них дошла техника.
Костя решил продолжить эксперимент. Снова взял кочергу и, не прикладывая особых усилий, легко, как варёную макаронину, согнул в руках. Потом завязал её и бросил на пол. Стук металла убедил его в реальности происходящего. Перед ним лежал стальной прут, завязанный в узел.
– Это что ж, получается! – изумился Костя. – Теперь я могу всех в узел завязать?! Так что ли? Ни хрена себе! А как этот прибор выключить?
Он вложил палец в то же углубление, правее центра прибора, и почувствовал, что действие его прекратилось. Вздохнув с облегчением, Костя, снял артефакт с шеи и задумался: «Скорее всего, три углубления на поверхности – три режима его работы. Надо проверить, как действуют два других режима. Он усмехнулся: «Жаль, что гуманоид не приложил к прибору инструкцию!».
Поразмыслив, Костя, решил больше не искушать судьбу, а сначала посоветоваться с каким-либо толковым и надёжным человеком. Но где такого найти? Перебрав с десяток знакомых, он остановился на Максиме Михайловиче – бывшем учителе географии. Максим Михайлович был пенсионером с более чем десятилетним стажем; он вёл активный образ жизни: занимался пчеловодством и очень любил столярное дело. «Схожу-ка я к нему! – решил Костя. – Может, чего присоветует».
Он снова надел оберег на шею, оделся и вышел на улицу. Увидев, испачканную краской дверь, помрачнел: «Вот суки! Ну, ничего, теперь я с вами разберусь. Мало не покажется!». Пришлось вернуться домой. В кладовке он нашёл банку с остатками половой краски и выкрасил дверь.
Бывший учитель жил неподалёку, в десяти минутах ходьбы. Костя быстро шагал, глотая живительный морозный воздух. Он ощущал необыкновенный прилив физических и душевных сил. И это после таких диких нагрузок. «Да я теперь не только пять, а двадцать пять вагонов могу разгрузить! И совсем не умориться», – подумал он, и тут же поправил себя: «Причём тут вагоны! Этот приборчик достоин лучшего применения. Вот только какого?».
Дверь частного дома, где проживал бывший учитель, открыла его жена.
– Костя? – удивилась она.
– Здравствуйте, Таисия Ивановна! Мне бы Максима Михайловича увидеть, пообщаться…
– Костя, Максим Михайлович болен. Принять тебя не сможет. Температура за тридцать восемь. Только что врач ушёл. – Она посокрушалась, покачала головой: – А тут ещё руку поранил. Я ему говорю: «Лежи, не вставай!». Но ему невтерпёж. Не может без работы. Какой-то стул художественный ваяет. Ну, вот и всадил себе стамеску в ладонь! Так что приходи, Костя, через недельку. Когда оклемается.
– Кто там пришёл? – раздался громогласный голос из комнаты.
– Тихо, тихо, – испугалась жена. – Это твой бывший ученик, Костя Березин, хотел с тобой поговорить. Но, я его уже отправила.
– Пусть заходит! Верни его! – требовательно провозгласил Максим Михайлович.
Стоит отметить, что учитель географии был человеком неординарным, что называется – из ряда вон. Он вселял в своих учеников ужас, смешанный с восторгом. Его буйная страстность, с которой он болел за предмет, не имела аналогов. Научить, максимально нагрузить головы учеников географическими познаниями, было высшей целью его жизни. Это был удивительный фантазёр. Его рассказы о разных странах и континентах завораживали. О какой бы стране он не рассказывал, он выступал, как очевидец: ученики не сомневались, что он лично побывал во всех точках мира. От него можно было ждать самых невероятных поступков, могущие хоть на йоту добавить малую толику знания. Однажды, отчаявшись объяснить бестолковой ученице, понятие о сторонах света, он взял её на руки и поставил на карту, висящую на доске. «Протяни в сторону руки», – громогласно провозгласил он. – И запомни на всю жизнь: сейчас ты смотришь на север, сзади тебя юг. По правую руку у тебя будет восток, а по левую – запад». В другой раз, крайне разозлившись, нарисовал мелом на лысой голове Костиного одноклассника, меридианы и параллели. А на макушке отметил полюс. Информация, преподанная подобным способом, навечно впечатывалась в мозг. Как клеймо на лоб. В итоге, даже самые завзятые двоечники, свободно оперировали географическими понятиями и могли, по жизни, дать фору практически любому собеседнику. Таков был учитель Максим Михайлович, по прозвищу Гроза.
Костя до сих пор робел пред бывшим педагогом, хотя с окончания школы прошло более десяти лет. Максим Михайлович лежал на кровати и был бледен. Левая рука его покоилась поверх одеяла, кисть её была перебинтована. Сквозь бинт проступало алое пятно.
– Здравствуй, Костя, – хрипло пробасил он. – С чем пожаловал? Я немного расклеился. Гриппую. Близко не подходи. И руку, сдуру, поранил стамеской! Жена настаивает, что надо укол сделать противостолбнячный. Да не хочу я уколов!
– Здравствуйте, Максим Михайлович! Не вовремя я припёрся… извините. Я много времени у вас не займу. Тут такое дело!
Костя вкратце рассказал о своей находке и связанными с ней событиями.
– В узел, говоришь, завязал, – усмехнулся учитель. – Да-а, ты любил позубоскалить. Помню твои школьные шуточки!
– Максим Михайлович, вы мне не верите? Вот смотрите…
Костя быстро расстегнул ворот рубашки, снял с шеи артефакт и протянул учителю:
– Вот этот самый оберег! Посмотрите на изображение.
– Подай-ка мне окуляры.
Нацепив на нос очки, он стал пристально изучать предмет, внимательно вглядываясь в изображение. Он не выказывал ни восторга, ни удивления, будто не раз сталкивался с подобными вещами. В лице отражалось лишь лёгкое недоумение.
– В куске антрацита, говоришь, нашёл? А, знаешь каков возраст антрацита? – покосился на Костю учитель.
– Несколько миллионов лет, – неуверенно ответил тот.
– Несколько миллионов, – передразнил Костю Максим Михайлович. – Чему я вас только учил! Не несколько миллионов, а четыреста миллионов лет. Девонский период! В то время был очень жаркий климат, и притяжение Земли было меньше, чем сейчас. Потому древние растения: плауны, хвощи, папоротники (изначальный материал для образования угля) достигали гигантских размеров.
Учитель помолчал, пристально вглядываясь в диковинное изображение, и продолжил:
– Возможно, артефакт был утерян среди диких плаунов. Впрочем, его могли, по нечаянности, утопить в торфяном болоте, спустя несколько миллионов лет, где перегнивал древний лес.
– Максим Михайлович, как вы думаете, это был пришелец?
Учитель повернул артефакт другой стороной, погладил его матовую поверхность и покачал головой.
– Кто ж знает, Костя! Не верю я в инопланетян. Возможно, это был путешественник во времени, человек из будущего. Например, сотрудник, какой-нибудь археологической экспедиции, – улыбнулся Максим Михайлович, и осторожно коснулся пальцем среднего углубления на пластине.
– Не делайте этого! – вскочил Костя. Но было поздно! По лицу учителя пробежала судорога. Он уронил прибор на одеяло и простонал. Затем резким, порывистым движением сбросил с себя одеяло и присел на край кровати. Его порозовевшее лицо выражало крайнюю степень изумления.
– Что это было, Костя? – прохрипел он.
– Вы случайно включили прибор.
Максим Михайлович опасливо посмотрел на лежащий, на подушке артефакт.
– Я всего лишь прикоснулся к этому углублению, – он показал на среднюю впадину на приборе. – И меня будто током ударило! Но это не было больно, – будто какой-то разряд пробежал от головы до ног. И ты знаешь… (он потёр ладонями грудь), я чувствую себя абсолютно здоровым. Никогда так себя не чувствовал!
В комнату, с бинтом и пузырьком в руке, вошла Таисия Ивановна.
– Ну что ты встал, Максим?! – проворчала она. – Тебе лежать надо! Присядь, перевязку сделаю. Надо рану обработать перекисью водорода.
Она положила ладонь на лоб мужа и пожала плечами:
– Лоб прохладный… видно аспирин подействовал. И бледность прошла…
– Да здоров я! – пробасил Максим Михайлович. – И вылечил меня этот доктор (он показал на смущённого Костю).
– Здоров он! – усмехнулась Таисия Ивановна. – Так быстро не выздоравливают! Давай руку. – И стала осторожно разматывать бинт. Обнажив травмированную ладонь, она с недоумением уставилась на место травмы.
– И где же рана? Не вижу я её что-то…
Она машинально сгребла со стола очки, нацепила их на нос и снова посмотрела на ладонь мужа. В комнате повисло напряжённое молчание. Шесть пар глаз, не отрываясь, смотрели на место предполагаемой раны. В глазах Таисии Ивановны был испуг, в глазах Кости – изумление, в глазах учителя – искорка радости. Но раны не было! Осталось только кровавое пятно на месте бывшей травмы. Первым пришёл в себя учитель.
– Намочи бинт фурацилином и вытри кровь, – обратился он к жене.
Та быстро удалила следы крови, затем осторожно пощупала ладонь: – Не больно? – И добавила, обращаясь, одновременно к мужу и к Косте: – Это что-то невероятное… Чудо! Даже шрама не осталось. Как такое возможно?!
– Оказывается, возможно! – ответил Максим Михайлович и покосился на прибор, лежащий на столе. – Сделай нам, пожалуйста, чайку. А мы ещё немного побалакаем.
– Ты понял, Костя, что произошло? – торжественно объявил учитель, провожая взглядом жену. – Вот этот первый режим, который испробовал ты – он сохраняет человека от травм и наделяет его невероятной силой. А этот режим (он показал на среднюю впадину) излечивает от физических травм и, попутно, уничтожает в организме всякую инфекцию. Ведь и от раны, и моего гриппа – даже следа не осталось! Какое чудное изобретение…
– Максим Михайлович, вы предполагаете, что это был человек из будущего? – продолжил Костя через паузу. – Как же тогда объяснить семь пальцев на руке? И вертикальные груди этой девушки? Не могли же люди так измениться в будущем мире.
– Да… это аргумент. Так кардинально измениться они вряд ли могли, – ответил учитель, разглядывая свою ладонь. И, вращая ею, добавил: – Хотя, кто может ручаться…. Что может произойти, например, через миллион лет. Останемся ли мы в теперешнем обличии?
Вошла хозяйка с подносом в руках, с нестираемым удивлением в лице. Поставила на стол поднос с чашками, бутерброды с сыром, и деликатно вышла, стараясь не мешать беседе учителя с учеником.
– Ты вот что Костя, – продолжил Максим Михайлович, прихлёбывая чай. – Пока о находке никому не говори. Надо хорошенько всё обдумать.
Учитель потёр лоб и, отставив чашку с чаем, нервно заходил по комнате. Его одолевали сомнения.
– Не думаю, что наука на современном этапе способна, хоть как-то, объяснить принцип действия этого аппарата. Не говоря уж о его техническом решении и возможности массового производства. Это всё равно, что младенцу уразуметь устройство сотового телефона. После бесплодных попыток его изучить, прибор из рук учёных, наверняка, попадёт в руки властных структур. В том числе спецслужб. И едва ли они удержатся от соблазна применить его в военных целях. Обезопасить, например, своих сотрудников от любого внешнего воздействия, будь то: пули, радиация, бактериологическое оружия; придать их телам неуязвимость и, тем самым, гарантировать себе победу. Какой правитель устоит перед таким соблазном? Приходило тебе это в голову? Это явно нарушит баланс противостоящих сил. Надо всё это, хорошенько, осмыслить.



Глава четвёртая.
Коллекторы


Покинув учительский дом, Костя Березин отправился восвояси. Он будто не замечал, идущих навстречу односельчан, машинально приветствуя их кивком головы. Его мысли были заняты другим. «А может, мне лечением людей заняться? – перебирал он многочисленные варианты, приходящие в голову. – Открою дома лечебный кабинет, буду принимать больных и избавлять от хвори. И плату буду брать самую минимальную».
Он представил толпы страждущего народа, стоящие, перед его домом и содрогнулся: «Долго это не продлится. Арестуют за незаконную практику. А прибор отберут! А если в цирке выступать? Или принять участие в спортивных состязаниях, например, в боях без правил? Стану чемпионом мира – будет и слава и деньги. И никто не сможет меня победить». Он увидел себя со стороны, на ринге, с чемпионским поясом победителя, оглушённого восторженными приветствиями... и споткнулся взглядом о стоящую у его дома Тойоту камри. Из машины вышли трое крепко сбитых парней, один другого звероватей. «Коллекторы!» – мелькнуло у Кости в голове. – Ну, держитесь! Сейчас я из вас буду делать котлеты!».
Он засунул руку за отворот куртки, нащупал оберег и вложил палец в правое углубление. Коллекторы напряглись, следя за рукой Кости, но, не обнаружив в ней ничего угрожающего, расслабились.
– Что дёргаешься? – выступил вперёд скуластый мордоворот, со свежим шрамом на щеке. – Бить мы тебя не будем. Расслабься! У нас более действенные методы.
Улыбаясь зубами, он вытащил из кармана мехового пальто, целлофановый пакет, и потряс перед лицом Кости. В пакете находился шприц, наполненный розоватой жидкостью.
– Видишь этот шприц? Если через неделю не вернёшь долг, я сделаю инъекцию твоей дочке. А потом и сыночку. Знаешь что такое ВИЧ инфекция? А нет денег – продавай дом.
И снова потряс пакетом перед побледневшим лицом Кости. Реакция Кости была мгновенной. Он сжал руку бандита, чуть выше запястья, и слегка надавил. Раздался характерный хруст сокрушаемых костей.
– А-а! – завизжал зарезано коллектор, таращась на повисшую плеть сломанной руки.
Костя, не торопясь, поднял упавший на снег пакет и достал шприц.
– Я не знаю, что такое ВИЧ инфекция. Об этом узнаешь ты, урод! – прокричал ему на ухо Костя. – Потом поделишься впечатлениями.
И с размаху всадил ему шприц в ягодицу. Тем временем, другой коллектор, успел сбегать к машине и вернулся с битой в руке. Он размахнулся, намереваясь ударить противника по голове, но Костя, подставив ладонь, на лету поймал биту и выдернул её из руки бандита. Соперник потерял равновесие и ничком упал на снег. Костя, покрутил в руках деревянную колотушку и, взяв за её концы, с треском переломил. Большую часть биты, он метнул в лежащего коллектора и попал в ему бок. Тот свернулся в клубок и завопил. Третий подельник, безумно вращая глазами, подбежал к машине, торопливо сел за руль и включил зажигание. Но на пути Тойоты уже стоял Костя. Он двумя руками схватился за бампер и приподнял машину. В воздухе бешено завращались колёса.
– Не хорошо товарищей бросать! – прокричал Костя, перекрывая шум мотора. – Выключай, а не то, на крышу переверну!
Водитель послушно выключил двигатель и, пошатываясь, вышел из машины. Его остекленевший от ужаса мозг уже не воспринимал реальность; он обмер, нервно подёргивая головой. Костя, взял его за шиворот и встряхнул, пытаясь привести в чувство. Его праведная ярость уступила место жалости.
– Так! Загружай своих братков и дуй в больничку.
Костя, помог водителю погрузить подельников в салон и, глядя на их избледнившиеся лица, произнёс:
– Послушайте, гноеродные! Больше мне на глаза не попадайтесь! Будет гораздо хуже. Денег от меня вы всё равно не получите. – И улыбнулся самой ироничной из своих улыбок.
Проводив взглядом Тойоту, Костя, заметил, стоящих неподалёку – соседку Марию и знакомого деда Пахома с костылём. Дед восхищённо крутил головой и причмокивал:
– Как лихо ты их отделал, Костя! Не ожидал, что у тебя такая силища! Я, было, хотел впрячься, огреть костылём, но гляжу, ты и сам справляешься. А с виду и не скажешь. Ты не сумлевайся, если что – мы подтвердим, что они первые напали. И шприц этот сохрани, как вещественное доказательство.
– Да, Иваныч, верно говорит. Мы тебя в беде не оставим! Если что – поддержим! – подключилась соседка.


Глава пятая.
Кремль. Совет Безопасности Российской Федерации


В просторном зале Совета Безопасности стояла гробовая тишина. Сидевшим за массивным дубовым столом членам Совета, было не до дежурных улыбок: каждый, наедине с собой, остро переживал явившуюся изнанку происходящих событий и их возможные последствия. Положение было неопределённым, отчасти – пугающим. Все ждали Председателя Совета Безопасности, Президента России, от решения которого, во многом зависела судьба земной цивилизации. Судьбоносное решение, скорее всего, им было уже принято; надо было лишь соблюсти протокол: предварительно выслушать аргументацию сторон. Поступаться демократическими принципами было бы негоже.
Президент задерживался. Поджидая его, секретарь Ватрушев, нервно прохаживался до входной двери и обратно, бросая испытывающие взгляды на членов Совбеза. На его немые вопросы никто не реагировал: одни, с преувеличенным вниманием, рассматривали бумажки, другие – свои ногти. Министр Обороны Бойгу угрюмо изучал, вделанные в стены чёрно-мраморные, с белесыми прожилками колонны, удерживающие потолок.
«На что опираться нам, в данной ситуации? – думал он. – Последние данные астрофизиков о странном поведении космического объекта, характеризуются скачкообразными изменениями скорости, что крайне затрудняет задачу перехвата. Я не могу на сто процентов гарантировать ликвидацию астероида. Что, при данном раскладе, можно предложить Президенту?».
Министр обороны вздохнул, и устремил отточие взгляда, на размашисто входящего в зал Совбеза Владимира Жутина.
«Видно, что ходил в строю слева, потому и придерживает правую руку, – отметил про себя Бойгу. – Послушаем, что он нам нового сообщит, потом и выводы делать будем».
Президент стремительно обошёл всех членов Совбеза, пожал каждому руку, присел в кресло и открыл очередное заседание.
– Прошу прощения за опоздание. Имел предметную беседу с нашими ведущими астрофизиками, а так же выслушал обстоятельный доклад Президента РАН, академика Сергеева, – начал свою речь Президент. – Не вникая в избыточные подробности, доношу до вас основные выводы комиссии по интересующему вопросу. Последние расчёты важнейших параметров космического объекта, угрожающего безопасности Земли, показывают, что объект имеет устойчивую тенденцию к изменению скорости движения. Как вы знаете, объект движется по азимуту в направлении Земли, что предполагает прямое столкновение с планетой. Но, есть одно важное «но»! Как выяснилось, скорость движения объекта постоянно падает. Астрофизики определяют это явление, как «разумное торможение», иными словами – сознательно управляемое. Это указывает на искусственную природу объекта и, является, неопровержимым свидетельством присутствия на его борту инопланетного разума. Такие вот дела, друзья! Обычный космический объект – будь то астероид или комета – не может так себя вести. Для совершения подобных действий нужна тормозная установка. То есть нужны технические средства: соответствующие двигатели. Более того, расчёты показали, что при подходе к нашей планете, инопланетный корабль (в чём уже нет ни малейшего сомнения) достигнет критически необходимой скорости для выхода на околоземную орбиту. И, по всем расчётам, он на неё выйдет. Конечно, если мы не предпримем упреждающие меры. Что скажите?
Президент откинулся в кресле и пристально оглядел членов Совбеза.
– Кстати, – добавил он. – Приведённые данные подтверждаются расчётами Американских и Китайских специалистов. Так вот, товарищи, обстоят дела на данный момент. Я бы, даже, сказал: на данный исторический момент. Каковы будут ваши соображения? Прошу. Кто первый?
Члены собрания растерянно переглянулись. Все были обескуражены речью президента. Первым пришёл в себя секретарь Совбеза Ватрушев.
– Я думаю, вопрос об уничтожении братьев по разуму не стоит, – с ноткой неуверенности в голосе, начал он. – Да и присутствуют ли они на космическом объекте? Ведь космическим кораблём могут управлять и автоматы. Те же роботы. Но суть дела это не меняет. Думаю, ликвидацию объекта допустить нельзя. Цивилизованный мир нас не поймёт.
– Я бы не был столь категоричен, Василий Петрович, – отреагировал министр обороны Бойгу. – Всё зависит от цели визита! Мы не знаем, какие они ставят перед собой задачи, посещая Землю. А если их задача – колонизация планеты? Тогда что? То, что эти гуманоиды неизмеримо превосходят нас технически – это очевидно! Их технологии за пределами нашего понимания. И если их целью является захват земных территорий, то защитить их мы можем только на дальних подступах.
– А что думает Директор ФСБ товарищ Вортников? – вмешался президент.
– Что я могу сказать? К сожалению, агентов на борту корабля у меня нет, – развёл он руками. – Об их целях можно только гадать, чего нам не пристало. Какие у них могут быть цели, если логически помыслить? – обвёл взглядом присутствующих главный разведчик. – Думаю, никто не станет спорить, что организация, а тем более, реализация проекта межзвёздной экспедиции, связана с колоссальными затратами. И это во имя чего? Новых знаний они у нас почерпнуть не могут, а дать свои – слишком уж накладно получается.
– Вы не допускаете наличие у них гуманитарного повода? – прервал докладчика президент. – То, что пришельцы способны бескорыстно нести свет знаний братьям по разуму. Не допускаете?
– Увы, всё имеет свою цену. В том числе и знания, являющиеся, по сути, лишь средством достижения благополучия. Они, может, ими и поделятся, вот только чего захотят получить взамен? Не думаю, что это будут банановые кущи. Тогда что они захотят получить? Земные недра? Полезные ископаемые? Наши водные ресурсы? Или, может, всю планету целиком? Думаю, ставки у них более чем серьёзные. Хотелось бы верить, что они из благородных побуждений, на основе новейших технологий, хотят преобразовать нашу Землю, сделать жизнь людей счастливей. И, потом, помахав ручками, покинуть нас, оставив купаться в роскоши. Но в такие романтические и бескорыстные истории я не верю. Впрочем, это моё личное мнение. – Закончил выступление Директор ФСБ.
– Да-а, – со вздохом подключился Начальник Генштаба Дерасимов. – Эти события застали нас врасплох. Предвидеть их было невозможно и, даже, будь у нас в запасе несколько лет, мы всё равно не были бы готовы предотвратить вторжение на планету чужой цивилизации. Вы спросите, почему я склоняюсь к мысли, что это вторжение, а скажем, не дружеский визит? Отвечу. Хотя сразу оговорюсь: по большому счёту я не склоняюсь ни к той, ни к другой целевой установке, непрошеных космических бродяг. Главное для меня: безопасность моей страны, в данном случае – планеты в целом. Поэтому, исключительно в целях безопасности, в силу своей должности и долга перед людьми, считаю необходимым выбрать наихудший вариант и определить его, как вероломное вторжение.
– Валерий Васильевич, вы что? Предлагаете, так вот, походя, уничтожить представителей внеземной расы? Так сказать, в целях гарантированной подстраховки. Чтобы сразу снять все вопросы? – возмутился Председатель Правительства Ведмедев. – А вы не подумали о том, что нам выпал, быть может, единственный шанс, за всю историю человечества: возможность решить все наши экономические, гуманитарные, а возможно и экологические проблемы, на основе новейших внеземных технологий. Подумали ли вы, что второго такого шанса мы, скорее всего, и через миллионы лет не дождёмся!
– Не надо из меня делать монстра, Дмитрий Анатольевич. Разве я предлагал уничтожить космический аппарат? Окститесь! Я предлагал, вернее, хотел всем нам предложить, всего лишь одно: не допускать чужака на околоземную орбиту. Как говорят в Одессе – это две большие разницы! – возмутился Начальник Генштаба.
– Тихо, тихо, – примирительно выставил руку Президент. И саркастически скривил губы: – Да, для нашего правительства это шанс! Без помощи инопланетян им навряд ли удастся выпутаться из экономических проблем и поднять экономику. Подфартило вам Дмитрий Анатольевич!
Утихомирив бурную реакцию членов Совбеза, Президент Жутин обратился к Начальнику Генштаба:
– Валерий Васильевич, поясните, что вы конкретно имели в виду, предлагая не пускать инопланетян на орбиту Земли? Какие у нас для этого есть технические возможности?
– У меня конкретное предложение, как заставить непрошеных гостей радикально поменять свои планы и отправить восвояси. Тут вот, за столом, шепчутся, что маршал Дерасимов отправит на инопланетный борт ультиматум по радио. Убирайтесь, мол. А не то, мы вам жару зададим! Хватит вам зубоскалить. И смешить мою кокарду.
А план мой простой. Для его реализации потребуются две ракеты класса Сармат: одна мощностью двадцать пять, а другая – пятьдесят мегатонн. Мы запускаем первую ракету, с зарядом в двадцать пять мегатонн, в сторону объекта. Она должна взорваться на расстоянии, равном одной трети от Земли до объекта. Спустя час, запускаем вторую ракету, с зарядом в пятьдесят мегатонн. И подрываем её на расстоянии двух третей до объекта. Вторая выпущенная ракета – это последнее предупреждение гуманоидам. По элементарным арифметическим расчётам, третья ракета должна иметь мощность – сто килотонн, и должна поражать уже сам объект. Это и ежу понятно. Но третья ракета не понадобится: гуманоиды, наверняка, изменят курс.
– А если не отвернут? – прищурился Президент.
– Они не самоубийцы! Обязательно отвернут. Думаю, с арифметикой у них всё в порядке, – твёрдо заявил Начальник Генштаба.
– Да, тут есть рациональное зерно, – заметил Ведведев. И улыбнулся: – приношу извинение Начальнику Генштаба, что заподозрил его в излишней кровожадности.
– Вот и ладушки, – чуть приподнял уголки губ Президент. – Выслушаем мнения других членов Совбеза.
Спустя три часа напряжённых баталий, Президент подвёл итоги:
– Товарищи, у нас состоялся серьёзный, обстоятельный разговор. И, на мой взгляд, весьма продуктивный. Всем спасибо! Ситуация, конечно же, неординарная, требующая дополнительной, детальной проработки. Я выслушал ваши авторитетные мнения. Да, ситуация непростая. Большинство членов Совбеза склоняются к её гуманному разрешению, а именно: не препятствовать заходу космического корабля на околоземную орбиту. Довожу до вашего сведения, что такое же решение вчера было принято правительствами Китая и США. Конечно же, это решение не является окончательным, оно носит предварительный характер. Ведь мы не знаем самого главного: цели визита братьев по разуму. Я думаю, находясь на орбите, они изыщут возможность донести до нас свои планы. Тогда и будет принято окончательное решение. Подождём! На этом заседание Совета Безопасности объявляю закрытым.


Глава шестая.
Посещение банка. Разборка с участковым


С утра мела позёмка. Старенький рейсовый автобус, взрывая наметённые за ночь сугробы, пробивался к трассе. Люди ехали в город на работу. Молодые, большей частью, дремали, а те, кто постарше – безучастно наблюдали за порхающими в окнах снежинками, носимые ветром. Такая же покорность судьбе читалась и в глазах пассажиров, простых работяг. Их тоже кружило по жизни. Они уже давно смирились с данным положением вещей; у большинства из них, не возникало даже мысли – пойти наперекор судьбе. Всеми правила суровая необходимость: заработать на хлеб насущный, на мелкие развлечения, на малую толику непритязательного счастья.
Необходимость Кости Березина на этот раз была в другом: он ехал добиваться справедливости. После стычки с коллекторами, Костя решил посетить банк, должником которого являлся, дабы окончательно прояснить ситуацию. Конечно, правильней было бы обратиться в полицию, написать заявление, что его семья подвергается угрозам и преступному вымогательству, но его ответные действия – увечья, нанесённые коллекторам, могли обернуться против него.
«Поговорю сначала с управляющим банка, – думал он. – А там видно будет».
Мысли его, подобно рыбкам в тесном аквариуме, торкались в прозрачные стёкла эфемерной свободы, искали простора, какого-либо выхода – и не находили его. Такое удручённое состояние сопровождало Костю всю дорогу; не рассеялось оно и по приезду в город. Понятное дело, в банке его никто не ждал. На его приветствие и вопрос: «на месте ли управляющий?», девушка за стойкой брезгливо пожала плечами. У неё были не в меру накачены губы. Костя открыл дверь служебного помещения и зашагал по коридору.
– А ну, стоять! Куда попёрся?! – раздался позади грубый голос охранника. – Туда без пропуска нельзя!
Костя стряхнул, вцепившуюся в плечо руку, как стряхивают назойливое насекомое.
– Что ты заладил своё «нельзя»? Мне назначена личная встреча с директором. И ты мне в этом не помешаешь!
Охранник попытался схватить Костю за руку, но был крепко прижат к стене ладонью в грудь, после чего, медленно сполз на пол. Костя дошёл до конца коридора, в торце которого находилась приёмная управляющего. Войдя в предбанник, он кивнул секретарю, сидящему за столом, в окружении телефонов. У того, удивлённо, поползли брови вверх. Он привстал из кресла.
– Вы, по какому воп.… Как ты сюда.., – смешался секретарь.
Его растерянность никак не вязалась с его атлетической внешностью. По всей видимости, это был не просто секретарь, но и телохранитель, по совместительству.
Костя, усмехнулся, молча, снял куртку, повесил на вешалку. Туда же отправил шапку.
– Жарковато у вас тут, – заметил он, приглаживая ладонью волосы. И покосился на табличку, привинченную к массивной двери.
– Мне к Соломону Моисеевичу. Надо прояснить один вопрос. Личный.
– Какого рожна! – опомнился верзила, ощупывая взглядом хлипкую Костину комплекцию. – Много вас таких желающих. Доступ к телу Соломона Моисеевича ограничен, а для таких борзых, как ты, особенно не желателен. Я бы, даже сказал, – крайне болезнен.
Секретарь неторопливо поднялся, расправил могучие плечи и шагнул к Косте. Затем вцепился в его руку и попытался завести за спину, но соперник, на удивление легко, освободился от захвата и схватил верзилу за шею. Нагнув его головой к полу, Костя слегка сжал пальцы. Секретарь возопил.
– Будешь, как собачка меня сопровождать, – приказал Костя. – И не вопи, а не то шейные позвонки хрустнут.
Потом, свободной рукой, отворил дверь с золотой табличкой и завёл, плетущегося на карачках секретаря, через порог в помещение. Сидящий в кабинете грузный человек, слегка привстал, беззвучно открыл рот, и снова опустился в кресло. Костя подвёл секретаря к его столу и ткнул лицом в ковёр, лежащий на полу.
– Вот, Соломон Моисеевич, посмотрите на вашего сотрудника. Он дурно воспитан. Хамит, понимаете ли…
– Отпусти его, – всколыхнулся в кресле банкир и перевёл взгляд на секретаря. – Ступай, Сергей! Мы тут сами разберёмся. Присядьте. Надеюсь, вы не грабитель?
– Я ваш клиент. Брал кредит в вашем банке, под проценты. Потом потерял работу и не смог оплачивать долг. Вот вы, когда-нибудь теряли работу, так, чтобы из пустоты, долг оплачивать? А вы на меня (Костя поперхнулся) коллекторов натравили…
– Минуточку! – директор включил компьютер. – Сейчас посмотрим. Ваша фамилия, имя и отчество?
Он быстро набрал данные и поморщился:
– Ну вот! Вы должны нам сто двадцать тысяч рублей. Сейчас долг возрос и достиг…
– Это я и без вас знаю, – перебил банкира Костя. – Вы мне лучше скажите, какое вы имели право передавать договорные обязательства, на взыскание моих долгов коллекторам? В договоре нет пункта о передачи долга третьим лицам.
Раздался телефонный звонок, банкир взял трубку. С минуту слушал и решительно ответил:
– Не надо никакого оцепления! Мы тут сами разберёмся! – он покосился на Костю и прокричал в трубку: – Что? Охранника уложил в коридоре? Уже очухался? Такая, значит у меня охрана! Всех вас поувольняю!
И обратился к Косте:
– Ну, навёл ты шорох! Охранника уложил. И, вдобавок, секретаря моего. К слову сказать – бывшего чемпиона России по греко-римской борьбе.
Он недоверчиво окинул взглядом щуплую Костину фигуру.
– Невероятно! И как у тебя это получается?! Знаешь что…
Банкир призадумался.
– У меня к тебе есть предложение. Не хочешь ли пойти ко мне в охрану? Будешь моим личным телохранителем. Что скажешь?
Костя почесал затылок.
– Вообще-то я водитель. А ваше тело охранять… извиняюсь, – холуйская какая-то должность… не по мне это…
– Ты подумай, Костя. Не торопись. Хотя…
Управляющий заёрзал в кресле. Ему нравился Костя. А терять то, что ему нравилось (особенное и эксклюзивное) – было не в его правилах. И это касалось не только ювелирных изделий и редких картин.
«Надо помочь этому мальчику» – подумал он, присовокупляя к желанию приобрести себе уникального раба, толику благородности.
– Могу предложить тебе должность водителя-инкассатора. Это подойдёт?
– Это подойдёт. Только вот, – Костя замялся. – Прав на вождение меня лишили…
– Ничего, поездишь пока без прав. Инкассаторов ГБДД не останавливает. Завтра с утра оформишься, пройдёшь инструктаж, и – на линию. А с правами мы решим. И с долгом тебе постараюсь помочь.
– Спасибо, Соломон Моисеевич! Не знаю, даже, как вас благодарить. У меня, просто, гора с плеч свалилась!
– Не надо меня благодарить, – махнул пухлой рукой банкир. – Я не благодетель, я – выгодополучатель. Соломон Моисеевич не был бы Соломоном Моисеевичем, если бы не завербовал такого Рембо, как ты. – Осклабился банкир. – Мне нужны такие люди.
Они обменялись рукопожатием, и Костя Березин отправился восвояси. Служащие банка, встречающиеся на пути, округляли глаза и почтительно уступали дорогу.
«Удачно я зашёл, – подумал Костя. – Удачно!».
У него кружилась голова. Он, всё ещё, не мог до конца поверить в реальность происходящего – в столь благополучный исход своего безнадёжного дела. Бывают же чудеса на свете! Костя вспомнил свою жену, детей и на глаза его навернулись слёзы.
– Как они обрадуются, – чуть слышно прошелестел он губами, и улыбнулся, самой светлой из своих улыбок.
Подойдя к автобусной остановке, он посмотрел на расписание. До отправления оставалось сорок четыре минуты. «Успею заскочить в магазин, – промелькнуло в сознании. – Надо купить шампанское, конфет детям… Такое событие надо отпраздновать! Оно того стоит».
Весь путь до родного села, душу его переполняла неразделённая радость, как, впрочем, и его мочевой пузырь, коей он не удосужился освободить, по причине радостной забывчивости. Потому, выйдя на остановке, он, первым делом, приметил одинокую берёзу и, оглядевшись, оросил её. «Жизнь стала прекрасней, – отметил про себя Костя, застёгивая ширинку. – Есть свои плюсы и в деревенской жизни». И тут же услышал визг тормозов. Он оглянулся и увидел, остановившуюся, рядом с деревом, машину. Это была машина Шматкова. Участковый опустил стекло и поманил Костю рукой:
– Иди сюда, сахар мой сладкий! Садись в машину, – гнусаво пропел он. – Есть разговор.
Костю передёрнуло. «Опять этот хмырь нарисовался! Как же он меня достал своими придирками! Сейчас начнёт грузить по полной. Ещё и оштрафует за нарушение общественного порядка. Всё настроение насмарку!».
Подойдя к машине, он, нервно, открыл дверь и сел на переднее сидение.
– Березин, у меня для тебя плохая новость, – без предисловий начал участковый.
– У тебя хороших не бывает, – огрызнулся Костя. – Что за новость?
– Доигрался ты, Березин, – злорадно скривил губы участковый. – Заявление на тебя поступило.
– Какое ещё заявление? – не понял Костя.
– Да вот такое… покалечил двоих сотрудников коллекторской службы. У одного перелом лучевых костей руки, а у другого – три ребра сломано. А третий заикается.
Шматков пожал плечами и покосился на Костю:
– Я вот одного не пойму. Как ты, сморчок, смог справиться с тремя бугаями? Монтировкой работал?
– Голыми руками. Один угрожал, что заразит моих детей ВИЧ инфекцией, а другой – сам напал на меня с битой. Этой битой и получил ответку. Это была самооборона. У меня свидетели есть! И они на моей стороне. Так что не надо «ля-ля»!
– Поговори у меня! – рявкнул Шматков. – Будет тебе «ля-ля»! Завтра отвезу заявления от потерпевших и справки о побоях следователю. И он откроет дело. Пойдёшь по статье, как миленький, лет, эдак, на пять. Попал ты, Березин!
У Кости потемнело в глазах. Не отдавая себе отчёта, он схватил участкового за грудки и сильно встряхнул. Шматков клацнул челюстью и выхватил из кобуры пистолет. Костя схватил пистолет за ствол и выдернул из руки соперника. Затем, другой рукой, взял его за рукоять, согнул ствол и вернул владельцу.
– Держи свою пуколку! Теперь сможешь стрелять из-за угла.
Участковый тупо уставился на искалеченное оружие. Мысли его поредели; жгучая злоба в душе сменилась гримасой изумления. Кровь медленно наполняла капилляры его щёк. Он откинулся в кресле и процедил сквозь зубы:
– Нападение на сотрудника полиции. Попытка овладеть его оружием, порча имущества. Соображаешь, какую ты на себя статью повесил?
– А у тебя что? свидетели есть? – язвительно поинтересовался Костя.
– У меня есть факты! Вот мой неопровержимый факт! (участковый покрутил пистолетом перед лицом).
Костя рассмеялся: – И кто ж тебе, Шматков, поверит? Ты расскажешь своему начальнику, что Константин Березин голыми руками согнул твой пистолет? По-моему, тебя сразу в дурку определят! Как думаешь? А вот мне – поверят. Я расскажу, как участковый инспектор Шматков, в нетрезвом состоянии, разгуливал по селу и размахивал табельным оружием, пугая прохожих. Случайно (простите его!), обронил пистолет под гусеницу проходящего трактора. Так кому больше поверят?
– А как ты его… эта… смог согнуть? – растерянно промямлил участковый. – Можешь его опять выпрямить?
– Смог согнуть, смогу и разогнуть, – ответил Костя. – Приедешь ко мне сегодня вечерком – посмотрим.
– Давай сейчас.
– Сейчас не могу. Силы иссякли. Приедешь ко мне домой, и всё решим. И не забудь привезти заявления от потерпевших, что они отказываются от своих претензий ко мне.
Участковый покрутил в руке искалеченное оружие и ударил, в бессильной злобе, кулаком по баранке.
– Ладно, хрен с тобой! Твоя взяла!
– Кстати, – добавил Костя. – Ты, намедни, занимал у меня пять тысяч. Не желаешь ли вернуть?
Участковый моргнул и полез во внутренний карман куртки.
– Держи, кашеглот!
– От кашеглота слышу! – ответил Костя, выходя из машины.


Глава седьмая.
На околоземной орбите


Пятые земные сутки инопланетный космический корабль вращался вокруг Земли. Огромный сферический диск, более километра в диаметре, ослепительно сиял в отражённых лучах Жёлтого Карлика – местного светила, именуемого Солнцем. Маршевый двигатель, питаемый Тёмной энергией, был выключен; положение объекта в пространстве поддерживалось малыми гравитационными установками.
На третьи земные сутки была завершена обширная исследовательская работа по сбору и теоретическому освоению громадного массива информации, добытой методом активного сканирования земных объектов. Из серверов местного интернета, была выкачена вся, имеющейся в наличии информация, включая закрытую. На пятые сутки завершилась загрузка причальных модулей необходимой аппаратурой и строительной робототехникой. Ожидали отгрузки десять тысяч самовоспроизводящихся роботов - многофункционалов. Всё было готово для высадки на очередную, разумную планету. Предстояла колоссальная, многолетняя работа по её оздоровлению.
Члены экипажа, численностью пятьсот двадцать душ (не считая детей), получили временную передышку и пребывали в Личном пространстве. В основном, это были семейные пары, но встречались и убеждённые холостяки, «женатые» на науке, и только ей, безраздельно, преданные. По внешнему виду инопланетяне очень походили на земных жителей, с той лишь разницей, что на каждой из четырёх конечностей имели по семь пальцев. Женские особи отличались от землянок более радикально. Помимо избыточного количества пальцев на руках и ногах, они имели вертикальное расположение молочных желез, в отличие, от земных женщин, имеющих горизонтальное расположение грудей.
Главное же отличие гуманоидов от землян, состояло в их поразительной способности, за короткое время, усваивать колоссальное количество информации. Потому их знания являлись всеобъемлющими, что позволяло одинаково успешно проявлять себя в самых разных областях и успешно справляться с любой, стоящей перед ними задачей. У них не было строгого разделения по родам и видам деятельности, будь то: астрофизика, геология, врачебная практика, агрономия и т.д. Они, по потребностям своих влечений, регулярно менялись друг с другом общеполезными занятиями и специальностями. Неизменной оставалась только должность командира.
По отсекам звездолёта раздался мелодичный призыв к всеобщему вниманию. В Личном пространстве каждого члена экипажа возникло голографическое изображение командира корабля.
– Родные мои! – начал командир с общепринятого приветствия. Я буду говорить с вами на языке землян. Каждая моя фраза будет звучать на одном из многочисленных земных наречий. В любой точке этой дивной, измученной людскими страстями планете, вы будете общаться, с подобными себе братьями, на их родных языках. Потому как, наши братья, ещё не обрели способности к телепатическому общению. К сожалению, это случится не скоро. Для духовного общения нужно иметь чистые помыслы. А основная проблема землян – ярко выраженный эгоизм, на личностном и межгосударственном уровнях. Но, мы не в праве, исходя из Божественного принципа Свободы Воли, насильственно вмешиваться в духовное пространство людей, и вносить в него свои коррективы. Наша задача более чем скромна. Имея сострадательные сердца, все мы кровно обязаны вернуть изначально прекрасный облик планете Земля, воскресить её в первозданной чистоте и создать благоприятные условия для всеобщего мира и благоденствия. В своих устремлениях мы руководствуемся Любовью, и только – Любовью. Добытые нами знания о землянах, помогут решить множество насущных проблем, для преобразования планеты, и гарантировать ей достойное будущее.
Спасибо вам, родные, за ваш душеполезный труд. Вы провели большую подготовительную работу для предстоящих сердечных контактов, для передачи знаний и полезных технологий нашим братьям.
Каждый из вас знает свои задачи и готов их выполнить. Это контроль и управление климатом планеты, регулирование движением тектонических плит, океанических потоков и воздушных масс. Это – оптимизация здоровья населения, включающая, помимо прочего, тотальное уничтожение всех болезнетворных бактерий и вирусов, несущих угрозу землянам. Нам потребуется приложить немало усилий для ликвидации всех болезней, включая наследственные (попутно, будут уничтожены все запасы биологического оружия, без возможности их возобновления). Наши братья больше не будут болеть и угрожать болезнями друг другу. Полностью прекратит деятельность вредная, во всех смыслах, фармакология.
Ещё одна важная задача – оптимизация здорового питания. Не хочу быть занудой, как выражаются земляне, но, они, большей частью, питаются ядами и опасными генетическими самоделами. Мы должны кардинально изменить качество вкушаемых землянами традиционных продуктов, и ввести в их рацион новые вкусные полезности.
Родные, я не буду перечислять все задачи, стоящие перед вами. Вы и без меня их хорошо знаете. В претворении этих задач по радикальному изменению земной цивилизации, нам, как всегда, будут помогать строительные роботы. Они будут осуществлять кардинальную перестройку инфраструктуры городов, и создавать новые, удобные, для проживания людей, поселения. В короткий срок будут свёрнуты все вредные производства и внедрены наши, веками апробированные, умные технологии. В связи с сокращением занятости людей, будут массово созданы творческие центры по выявленным интересам. Люди должны трудиться не для того, чтобы питать себя и оплачивать свои материальные нужды (всё это будет предоставляться бесплатно), а для раскрытия своего творческого потенциала. Для этого будут созданы все условия. Мы, в разумной мере, поделимся с землянами неисчерпаемым источником духовной энергии, управляющей всей вселенской материей. К ней мы добирались через многие миллионы лет духовного самосовершенствования. Впрочем, для землян, эта Божественная энергия, в умах теоретиков, навсегда останется «тёмной». Но мы не вправе менять душевное устроение земных жителей, вмешиваться в Божий промысел. Наша задача сугубо материальная: спасти эту прекрасную планету от погибели. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ СПАСЕНА!
В частности, я принял решение, дистанционно нейтрализовать весь ядерный потенциал землян: свести угрозу ядерной войны к нулю. Мы располагаем возможностью тайно обезвредить ядерные заряды вооружённых сил землян, лишив способности активных материалов (начинки убийственных ракет) к распаду и синтезу. Ядерные державы, при этом, должны оставаться в неведении – в убеждении своей относительной безопасности, основанной на страхе взаимного уничтожения. Этот план мы осуществим сразу, по прилёту на Землю.
Родные мои, это не первая и, надеюсь, не последняя разумная планета, которой мы оказываем братскую помощь. Земля стоит на грани духовного и физического самоуничтожения, и мы, как старшие братья, не можем оставаться в стороне. Пятнадцать земных часов назад, я отправил руководителям ведущих стран планеты: США, КНР и России, подробную программу: план по оздоровлению их милой планеты. Сейчас проходит встреча лидеров этих стран. К сожалению, это важнейшее обсуждение, закрыто для земной общественности. Но мы не можем диктовать свои правила. Мы так же не в праве, по этическим соображениям, наблюдать процесс принятия решений, касаемо судеб Земли. В нашей практике, ещё ни одна планета не отказывалась от помощи в лечении. Уверен, земляне примут единственно правильное решение, как принимали его другие страждущие цивилизации и дадут своё согласие для высадки на планету. Благодарю вас за внимание, родные.
Командир звездолёта протянул руку к пульту и вложил палец в одно из углублений. Раздался мелодичный звон; связь с экипажем прервалась. Дейсу не было необходимости выслушивать мнение членов экипажа. Его выступление на земных языках сопровождалось непрерывной телепатической связью, и он знал мнение каждого из присутствующих. И ответил на все вопросы. Последний вопрос касался детей членов экипажа. Дейс отослал мысленное пояснение: «Дети наших сотрудников и их матери, некоторое время, поживут на орбите, пока мы не создадим для них соответствующих условий на Земле».
Он снова погрузил палец в углубление на пульте, пошевелил губами, и принял в руку продолговатый сосуд, мгновенно материализовавшийся в пространстве. Опустошив его, он разжал пальцы, наблюдая, как сосуд тает в воздухе. Затем посмотрел в иллюминатор на огромный сказочной шар, украшенный голубым нимбом.
– Герера, – чуть слышно прошептал Дейс. – Вот ты какая… Герера.
Командир закрыл глаза и попытался расслабиться. Но, буравящая голову мысль, связанная с предстоящей миссией, не давала покоя. В этой гигантской, по масштабам, работе по спасению заблудших цивилизаций, состоял главный смысл его жизни, его предназначение.
Дейс вздохнул, снова вложил палец в углубление на пульте и погрузился в транссон. Главный врач Межгалактической Скорой Помощи готовился принимать свою очередную пациентку по имени Земля.


Глава восьмая.
Разрешение конфликта


Подходя к своему дому, Костя, ощутил, как сильно колотится его сердце. После стычки с участковым, его нервное напряжение достигло точки кипения. Впрочем, это болезненное состояние его не особо угнетало. «Чего мне волноваться-то? – подумал он неуверенно. – Чего? В-первых, я решил вопрос с работой, и, отчасти, – с погашением долга, а во-вторых, поставил на место Шматкова. И деньги с него содрал. Это же хорошо!
Костя переступил порог дома и отметил, как нервно встрепенулась его жена. Её испуганно-вопрошающий взгляд пронзил сердце.
«Как же она, бедная, измучилась, – с горечью подумал он. И поспешил её успокоить.
– Всё хорошо, милая! Гораздо лучше, чем ты думаешь. Можешь меня поздравить, – меня берут на работу в банк, водителем-инкассатором. Да! И с выплатой долга обещают помочь. Кстати, один товарищ мне долг вернул. Брал у меня, намедни.
И торжественно вручил жене купюру, номиналом пять тысяч рублей.
Та просияла, доверчиво:
– Как хорошо! Эти деньги очень кстати. Ведь тебе ещё не скоро зарплату получать. Ты скоро выходишь на работу?
– Завтра оформляюсь. Теперь недостатка в деньгах не будет. Закончилась наша чёрная полоса, – торжественно объявил Костя и, мечтательно посмотрел в потолок. Там, во всех красках, он увидел своё светлое будущее.
За обедом Костя, в подробностях, весело расписал жене свой визит в банк. Но Лена не смеялась. В глазах её отражалось стойкое ощущение грядущих трагических событий.
– Костя, – с мольбой в голосе, обратилась она к мужу. – Пугает меня этот твой амулет. Избавься от него поскорей! Ведь всё уже устроилось. Не искушай судьбу.
– Избавиться? – поднял бровь Костя. – Ты думаешь, что говоришь? Да только благодаря ему, я смог поправить наше положение. И это только начало! С таким волшебным прибором я ещё много чего смогу достигнуть.
Вечером нагрянул участковый. Он, с порога, хмуро поздоровался с Леной и, не глядя на Костю, присел за стол.
– Знатную бабу ваши слепили, – выдавил он из себя улыбку.
– Какую бабу? – не понял Костя.
– Да дети ваши, – кивнул участковый на окно, – во дворе снежную бабу слепили. – И без перехода обратился к Лене: – Мне с твоим потолковать надо, наедине.
– Я, как раз, в магазин собралась, – ответила Лена, надевая пальто. – Вот и потолкуете.
Оставшись наедине, они, с минуту, молча, смотрели друг на друга. В глазах Шматкова читалась лютая злоба, в глазах Кости – ироническая насмешка. Участковый моргнул, вытащил из сумки искалеченное оружие и, со стуком, выложил на стол, перед Костей.
– Давая, костоправ! Исправляй своё вредительство.
– Мы так не договаривались, – крутанул головой Костя. – Гони отказные бумаги. Что у хмырей нет ко мне претензий. Их заявы на меня, и справки о побоях.
– На счёт этого, не парься!
Участковый достал бумаги и протянул Косте.
– Вот, их отказные. А вот, их предъявы к тебе и справки о побоях. Эти можешь – сразу в печку! Давай, правь ствол! Что застыл?
Костя ознакомился с содержанием документов и, облегчённо выдохнул:
– Как тебе это удалось?
– Шматков это умеет! Пригрозил свидетелями, надавил на них, как следует. Намекнул на шприц с инфекцией. Они ж не дурашки…
Костя отвернулся, нащупал на груди прибор и вложил палец в среднее углубление. Другую руку он положил на пистолет. «Этот режим исцеляет живые организмы, заживляет раны, – подумал он, вспомнив об учителе географии. – Касается ли это, утративших форму механизмов?».
И тут же ощутил холодное движение металла под ладонью. Механизм явно обретал изначальные формы. Отъяв руку, Костя, уставился на сверкающее червлёным блеском, обновлённое оружие, и перевёл взгляд на бледное лицо участкового. Тот, выпучив глаза, смотрел на свой пистолет, не веря в происходящее. Осторожно, точно боясь обжечься, он взял его в руки и рассмотрел со всех сторон.
– Невероятно! – булькнуло в его горле. – Невероятно! Как у тебя это получилось? Да ты же…
– Я и сам удивляюсь, – смиренно откликнулся Костя. – Сам не знаю, как это у меня получается. Дар у меня такой. Ещё с детства.
– Да с таким даром, – вскочил участковый. – С таким даром можно горы свернуть! Можно, во как, жить (чиркнул он себя ладонью по горлу). Слушай, а ведь ты же легко мог и мою машину починить? Почему ж не починил?
– С крупными механизмами не работаю, – понесло Костю. – Только с мелкими. Давай сюда свои компроматы. Заявления потерпевших и справки об увечьях.
Участковый снова протянул документы, и Костя тут же отправил их в прожорливую печь.
– Вот и ладушки! – подытожил он.
– Ну, я пойду, – с дрожью в коленях, привстал участковый. – Удивил ты меня! И порадовал! Надеюсь, будем дружить. А?
– Не надо целовать мои туфли, они утратят свой блеск, – усмехнулся Костя. – Впрочем, почему бы и нет. И подумал, с горечью: «Теперь со мной всем выгодно дружить. Каждый норовит извлекать выгоду из дружбы. И это хреново».
Проводив участкового, он выглянул за дверь, и позвал детей, играющих в снежки.
– Пора домой! А то в сосульки превратитесь!
– Сейчас, папа! Нам не холодно. Ещё немножко поиграем.
Костя снова сел за стол, снял с шеи оберег, и стал раздумчиво вращать его, накручивая шнурок на палец. Глаза его затуманились. Он вновь, и вновь, мысленно прокручивал в голове события, так круто изменившие привычный уклад его жизни.
«Как бы мне не заиграться в эти игры, – мерекал он. Его, вдруг, осенило: – Вот! Что там не говори, а вляпался я! Вляпался! Попал в жуткую зависимость от этого чудо-прибора. Жена права! Рано ли, поздно ли, но надо с ним расставаться. Постыдно использовать его для личных выгод. Передам его властям – пусть разбираются».
Костя остановил вращение и положил артефакт на ладонь. Обворожительная представительница чужой цивилизации улыбалась ему и протягивала свою семипалую руку, с пульсирующим на ладони сердцем. «Не мне она улыбается, – вздохнул Костя. – А своему возлюбленному. Прощай, дорогая! Но прежде… прежде я…»
Он перевернул оберег и, с минуту, накапливал в себе решимость, будто собирался прыгать в ледяную прорубь. Потом вздохнул полной грудью и осторожно вложил палец в ячейку слева.
Послышался характерный звук, отдалённо напоминающий, призывный посвист синицы. Костя перевернул прибор, и увидел, что изображение исчезло. В середине чёрного экрана пульсировала красная точка, сопровождаемая мелодичным попискиванием.


Глава девятая.
Беседа с гуманоидом


Командир звездолёта Дейс очнулся от назойливого сигнала в мозгу. После погружения в транссон прошло не более двадцати минут. Он поморщился и перевёл взгляд с земных часов, смонтированных, накануне, роботом, на центральный экран. На экране пульсировала сигнальная красная точка, отображавшая координаты земной поверхности. «Восточная область России – определил местоположение Дейс. Затем вложил палец в одно из углублений на панели управления и отправил запрос:
– Выложить все данные об источнике сигнала.
И сразу получил ответ:
– Сигнал исходит от прибора индивидуальной защиты – сокращённо: ПИЗ-28. Индификатор подтверждает, что данный прибор принадлежал участнику первой экспедиции на планету Герера, исследователю, первопроходцу Хиссу. Известный в научных кругах ботаник Хисс погиб, в процессе изучения флоры планеты, примерно, четыреста миллионов лет назад. Его останки обнаружить не удалось.
Командир привстал из кресла, с волнением всматриваясь в возникшее на экране изображение знаменитого ботаника – пионера первой межзвёздной экспедиции на планету Герера, ныне именуемой – планета Земля. Дейс опустился в кресло и закрыл глаза.
«Вот так новость, – подумал он. – Привет из далёкого прошлого! Герера начинает одаривать нас сюрпризами. Что она ещё для нас приготовила?!
Затем вложил палец в углубление на панели и скомандовал:
– Организуй связь с новым владельцем ПИЗ-28.
Портрет ботаника на экране, мгновенно, сменился изображением застывшего в странной позе землянина. Он сидел за столом, подперев голову рукой, и смотрел на прибор, лежащий у него на ладони. Увидев, на экране прибора, улыбающегося незнакомца, он вскочил с табуретки и тяжело задышал.
– Любовь тебе, землянин! – поприветствовал его гуманоид. – Меня зовут Дейс. А как зовут тебя?
– Здравствуйте, – мучительно выдавил из себя землянин. – Меня Костей зовут. Костя Березин. – Кто вы такой?
«Странно, – подумал Дейс. – Почему землянин обращается ко мне во множественном числе? Ведь я один в центре управления. – И продолжил:
– Я командир межгалактического космического корабля, прибывшего к вам с дружеским визитом из созвездия Северный Крест (по вашей классификации). Наш звездолёт, в данный момент, находится на орбите вашей планеты. Видишь за моей спиной в иллюминаторе Землю? Ответь мне, пожалуйста, Костя, как попал в твои руки прибор моего коллеги Хисса?
– Он находился в куске антрацита. Прибор этот. Антрацит – это уголь так называется, – пролепетал Костя. И добавил: – Вы так по-русски шпарите! Откуда вы знаете наш язык?
– Из вашего интернета, – отстранённо отреагировал гуманоид и поднял глаза.
– Значит, ты обнаружил ПИЗ в куске угля? Теперь понятно… Ты пользовался этим прибором?
– Несколько раз включал, – смутился Костя. – Мне он здорово помог. Но я готов вернуть его вам.
– Да, Костя! Прибор у тебя мы скоро изымем, как только пребудем на Землю. Его могут использовать в антигуманных целях. Тебя скоро посетит наш сотрудник.
– Это хорошо, – с облегчением пробурчал представитель земной цивилизации. – А как он меня найдёт?
– Пока прибор с тобой – тебя просто найти, – улыбнулся инопланетянин.
– Скажите, Дейс, а зачем вы к нам прилетели? В чём состоит ваша миссия? – обнаглел Костя.
Командир звездолёта, понимающе покачал головой, точно заранее предвидел вопрос.
– Вот у вас, Костя, есть такая служба, называется – Скорая помощь. Ваша служба помогает отдельным людям, а мы – отдельным разумным планетам. Наша Межгалактическая Служба спасает цивилизации, стоящие на грани самоуничтожения. В этом состоит наша миссия.
Он, сочувственно помолчал, сдвинул брови и продолжил:
– Болезни, ведущие к погибели, бывают скоротечные, а бывают затяжные. Судя по нашим данным, вы пребываете в скоротечной стадии. Вам срочно нужна наша помощь!
– А от чего спасать то? – растерянно вопросил Костя. – От чего, конкретно?
Скажите… Вы, вот, многим помогли? До нас…
– Ваша цивилизация будет двадцать восьмой. И, впереди, у Межгалактической Службы Скорой Помощи – ещё много работы. Пойми! Бог семена жизни щедро разбросал по всей Вселенной. Где-то почва была плодородной, а где-то каменистой. Одному Богу ведомо, кому и как прорастать. Одни из семян проросли раньше, другие – на миллионы лет позже. Но для Него время не существует. Господь не подвластен времени. А, самое главное – Он оставил нам заповедь – помогать ближним.
– Надо же! Как много, оказывается, разумных планет во Вселенной. А наши астрономы, до сих пор, ни одной не обнаружили. Большинство исследователей уверены, что мы единственная разумная цивилизация в обозримом пространстве. Хотя другие (я об этом читал) имеют противоположное мнение.
– Да, Костя! Среди землян и раньше встречались люди, которые верили в многовариантность бытия. Взять, хотя бы, вашего Святителя Феофана Затворника, который допускал мысль о множестве разумных миров во Вселенной. В одном из писем к своему духовному чаду, он писал, что «… планеты состоят между собой в связи и взаимовлиянии, для нас неведомом. Чтобы какая-нибудь из них была исключена из этого союза, этого предположить нельзя». Ваш великий святой, допускал наличие во Вселенной, не только физической, но и незримой духовной связи между планетами.
Костя Березин, в изнеможении, запрокинул голову и смежил ресницы. Силы покидали его. Невообразимая информация тяжким грузом придавила его сознание, лишила возможности логически мыслить. Костя нуждался в передышке и Дейс не торопил его.
– Значит, завтра вы совершите посадку на Землю? – спросил Костя, преодолевая внутреннюю слабость.
– Да, относительно твоего местоположения, это будет завтра. Сам корабль останется на орбите; на землю высадятся посадочные модули с членами экипажа и строительными роботами. Высадятся на площадки, которые определит Совет ведущих стран Земли: США, Китая и России. Сейчас главы этих стран проводят закрытое заседание. Они рассматривают представленную нами программу оздоровления земной цивилизации.
– И что в этой программе? – спросил Костя.
– Костя, сия программа чрезвычайно обширна и многогранна. Она предполагает массу конкретных действий. Я не вижу необходимости открывать её для тебя в полном объёме. Скажу лишь, что она включает в себя, такие пункты, как: разрешение проблемы экологического баланса планеты, управление её климатом; передача технологий по использованию Тёмной энергией (взамен примитивного сжигания углеводородов); кардинальную перестройку земной медицины (внедрение в практику безвредных, эффективных препаратов); полную ликвидацию на планете всех болезнетворных бактерий и вирусов. Помимо того, представленная нами программа, включает в себя: оптимизацию здорового образа жизни, в частности, питания (качественное улучшение традиционных блюд и внедрение в рацион новых полезных продуктов). Не менее важная задача – изменение инфраструктуры городов и создание новых поселений. Реализация перечисленных, и других жизненно важных проектов, полностью преобразит вашу планету, сделает жизнь землян счастливой, удобной и безопасной.
– Вы это серьёзно? – опешил Костя Березин. Он покусал губы и продолжил: – План, конечно, шикарный, не спорю. Только ничего у вас не получится. Вы попали в дурдом! Бегите отсюда!!! Вы же наступите на хвост нашим магнатам: производителям бензина, оружия, лекарств, продуктов питания … Вы думаете, что ради благородных целей, нарисованных вами, наши барыги откажутся от своих прибылей? Что они способны преодолеть свою алчность, ради красивого будущего Земли, всеобщего благоденствия? Да чхать они хотели на ваши благородные планы! Они, скорей, удавятся, чем… (у Кости застрял комок в горле). – Таких уродов во всей Вселенной не сыщешь! Уж поверьте мне…
Командир звездолёта поднялся из кресла, не торопясь, подошёл к иллюминатору и посмотрел на многострадальную, истерзанную людскими страстями планету. Глаза его увлажнились.
– Ничего, Костя… всё будет хорошо, – печально улыбнулся Дейс. И помахал землянину рукой. – До свидания, брат. Любви тебе Небесной!


Глава десятая.
Спасение цивилизации

Живое изображение на приборе исчезло, сменившись привычным портретом инопланетянки, уже, ставшей для Кости, в некотором роде, – почти родной. Он подмигнул статичному изображению и, нацепив оберег на шею, спрятал его под футболку. Скрипнула дверь; по полу потянуло морозной свежестью. В комнату вбежал сын, следом дочка: оба розовощёкие от мороза, с весёлыми, сверкающими глазами.
– Насилу загнала! – заявила жена с порога. – Быстро раздевайтесь! Будем чай пить с малиной.
Дочь подбежала к отцу, поцеловала его в щёку.
– Пап, я только чуточку замёрзла. Совсем чуть-чуть! Что ты такой грустный?
– Не приставайте к отцу, – урезонила детей мать. – У него завтра трудный день. Наш папа завтра на работу устраивается. Ему нужно настроиться на позитивную волну, чтобы завтра не оплошать.
– Да всё нормально! – приободрился Костя. – Я не волнуюсь. Что мне волноваться-то? Я к ним в банк не напрашивался – управляющий сам мне работу предложил. Чуешь разницу? А завтра день, действительно, ответственный, только не для меня, а… (он хотел сказать: «для всего человечества», но вовремя прикусил язык). «Нет, рассказывать сейчас
о беседе с гуманоидом – это, значит, выставить себя ненормальным. Сейчас не время», – подумал он.
За чаепитием, Лена рассказывала деревенские новости, но Костя не вникал в смысл речи и невпопад кивал головой. Взбудораженное воображение, рисовало, пред его внутренними очами фантастические картины, героем которых был, конечно же, командир межгалактического корабля. Вот, Дейс, вместе с другими гуманоидами, на причальных модулях, спускается на Землю. Вот его, с цветами, встречает сам Президент страны Владимир Жутин. Вот он, в Кремлёвском дворце, представляет, перед учёным сообществом, план спасения Земли…
– Ложись-ка ты, родной, спать! – прервала себя на полуслове Лена. Намотался ты сегодня за день! Гляди, как осунулся. Я тебе постелю на диване.
– Пожалуй, – тряхнул головой Костя, отгоняя навязчивое видение.
Он наскоро почистил зубы, разделся, рухнул на диван и сразу же отрубился. Снов Костя не наблюдал; правда, под утро, ему привиделась чёрная гадюка, свившая кольцо на груди и, кусающая его в самоё сердце Он проснулся от прикосновения к телу, чего-то холодного, включил настольную лампу и посмотрел на часы. Было пять утра. Он потрогал оберег и ощутил пальцами колючий холод металла.
«Странно, – подумал, Костя. – Он всегда оставался тёплым, а теперь…».
Он снял с шеи прибор и протёр глаза. И увидел, что изображение инопланетянки исчезло. Умный прибор превратился в простую железку.
– Сдох прибор, – прошептал Костя. – Ну и хрен с ним! Всё равно его отдавать. И поправил на шее нательный крестик. – Вот моя защита!
Встав с дивана, Костя, положил артефакт в ящик стола и приступил к утренним процедурам. Из спальни, запахивая халат, вышла заспанная жена.
– Костя, что так рано встал? До автобуса ещё два часа. Поспал бы.
– Да выспался я. Найди мне, пожалуйста, трудовую книжку. Не помню, куда я её забельшил …
– Я помню, – ответила Лена. – Сейчас приготовлю тебе твой любимый молочный супчик.
– Да! За неимением стерляди, мой любимый суп – молочный, – улыбнулся муж. – Но это пока!
В ожидании завтрака, Костя послонялся по комнате, затем подошёл к окну, и долго смотрел на обжигающее звёздами таинственное небо. Потом включил телевизор и приступил к трапезе.
Внезапно передача прервалась, на экране появился диктор. Лицо его выражало телячью озабоченность.
– Передаём важное правительственное сообщение, – объявил он. – Сегодня в пять часов утра по московскому времени, совместными силами США, Российской Федерации и Китайской Народной Республики был уничтожен крупный астероид, несущий смертельную опасность цивилизации. Общая сила заряда, нейтрализовавшая космический объект, составила более семисот мегатонн в тротиловом эквиваленте. В результате мощного взрыва, астероид распался на отдельные фрагменты. Его обломки не представляют опасности. Большая их часть, ввиду изменившейся траектории, минует планету; отдельные мелкие фрагменты сгорят в земной атмосфере. Стоит отметить и высоко оценить слаженную, эффективную работу военных специалистов США, России и Китая, объединивших свои усилия ради благородной цели – спасения планеты Земля, нашего общего дома. Будем надеяться, что данный совместный проект послужит, в будущем, делу мира и даст мощный толчок для плодотворного сотрудничества наших стран. От души поздравляем всех жителей Земли с избавлением от смертельной опасности. ЗЕМНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ СПАСЕНА!
В наступившей тишине раздался стук, выпавшей из руки ложки.
– Что же вы врёте, подонки! Какой ещё астероид?! Не астероид это! – проскрежетал зубами Костя. – Убийцы…
По его щекам катились слёзы. Жена с тревогой посмотрела на мужа:
– Кто убийцы? Ты о чём?
– Убийцы… все мы – убийцы!


Теги:





-2


Комментарии

#0 18:55  03-06-2019Стертo Имя    
ты дядя охуел... тебе тут телебайки трехчасывает
#1 21:36  03-06-2019Шева    
Зачел концовку. Всхлипнулъ.
#2 02:52  06-06-2019зиндан    
"зависели от поставок угля для нужд местного сахарного завода" - понел што сахар делают из угля цуке. Довели страну... В финале понел што все фсех убили, но это лучче бы ищо в главе первой тома первого книги первой, хотя эту главу тож не асилел.

Выражаю искреннее сочуствие принимающему редактору Чижову.

Афтар, ты хоть перед своими эпосами делай краткую (краткую блять!!!) оннотацыю чо про чо. Имхо Отец Онаний за всю свою жысть стока букаф не испортил.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:05  22-07-2019
: [39] [Кино и театр]
Здравствуй, белая птица моя,
Незабвенная милая Фёкла!
Тибе пишет, медалью геройски звеня,
Твой скучающий мыслями сокол!
Как ты тама сама ? Истомилась поди?
Как хозяйство? Как дети по лавкам?
Мы тут так круглосуточно немца громим,
Что минутку урвал только сладку....
Пришла похотливая бабка к бедному студенту. Всё было именно так, пришла похотливая бабка к бедному студенту и говорит:"трахни меня и мою сестру горбатую инвалида детства с тремя сиськами, а я тебе денег отвалю, не обижу,короче". Бедный студент возлежал на диване и тупил в потолок....
13:13  03-07-2019
: [8] [Кино и театр]
Вы спрашиваете, как мне удалось подняться на такую вершину?
Хороший вопрос. Но если честно - сама удивляюсь.
Выросла-то я в Ебелецких Конях, или, как у нас по-простому говорили… - ну, вы меня поняли.
Глушь, срачь, мрак. Безнадёга, одним словом....

Аполлон Григорьев

Получи фашист гранату
(Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Мистификация
в четырнадцати картинах

К вопросу о жанровом решении предлагаемых страниц.
Стороннему наблюдателю и убеждённому реалисту история эта, вероятнее всего, увидится обыкновенной волшебной сказкой....

Степан Далинский

Бабушка решила пошутить
(Кукла вуду, манускрипт, Гавриил и дурочка)

Мистификация
в четырнадцати картинах

К вопросу о жанровом решении предлагаемых страниц.
Стороннему наблюдателю и убеждённому реалисту история эта, вероятнее всего, увидится обыкновенной волшебной сказкой....