Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Кино и театр:: - Три. Парки (часть следующая)

Три. Парки (часть следующая)

Автор: Samit
   [ принято к публикации 08:29  28-05-2020 | Антон Чижов | Просмотров: 232]
....Парки прядут, и у них достаточно времени... Нона с Децимой как всегда, при делах, и только Морта дремлет до поры, до времени..
Почти до самого утра Ризван самоотверженно боролся с книгой, равно как и с врожденной нелюбовью к чтению. Сначала за столом, потом на диване, потом в уборной, снова на диване, пока его не сморил сон, оказавшийся сильнее как книги,так и читателя.Удивительно, как утомляют интеллектуальные усилия, спал, как младенец, только иногда бормотал еле слышно: «гуманность», «благоразумие» «снискать благосклонность» и «польза выше добродетели». Вечно тебе чертовщина какая-то снится, нет, чтобы увидеть во сне что-нибудь благородное, чтобы потом душой воспарить, или, хотя бы, бабу голую, чтобы поллюция случилась. Так нет же, польза для него, видите ли, выше добродетели. Кто бы сомневался.. Невыспавшийся, но в хорошем расположении духа, Ризван поднялся минут через пять после того, как прозвонил будильник на мобильном телефоне.Он широко зевнул, потянулся, после чего шаркающей походкой поплелся в ванную. А после, ну только было собрался позватракать, как зазвонил мобильник:
- Алло?
- Салам, Ризван, это я,Кямиль. Узнал?
- Конечно, узнал. Как жизнь?
- Всё по-тихому, всё по-старому. Время есть?
- (чуть поморщившись) Немного. А что случилось?
- Встретиться надо, поговорить. Поверь, есть о чем. Но как можно скорее.
- Сегодня вряд ли, брат, дела.
- А ты их брось, дела эти. Дело, говорю важное. Но не по телефону.
- Нууу. Я даже не знаю. Работа, дела.
- В общем, я через час около тебя, в кябабной на углу буду. Жду полчаса, у самого дела.Не придешь –сам виноват, после не жалуйся, что я тебе заработать не дал. Долго не задержу, максимум минут пятнадцать-двадцать.Потом спасибо скажешь.
- Эмммм (замялся). Нууу..
- Ладно, давай, жду (отбой).
Опаздывать на работу, конечно, нехорошо, но если твоя работа состоит в подслушивании, подглядывании и последующем анализе,стóит ли говорить об увиденном и услышанном начальству –небольшое, в рамках разумного, опоздание,всегда можно оправдать внезапно возникшей необходимостью дослушать и досмотреть, потому Ризван с легкостью решил задежаться, невелик, мол, и грех, по дороге на работу что-нибудь да придумаю.Кябабная так кябабная... Ах да, я же вам его собеседника не представил. Знакомьтесь. Кямиль, однокурсник Ризвана. Особенно близкими друзьями они не были, так, раз в два года пересекутся – и то много. С остальными однокурсниками Ризван вообще не общался, нет, ну как не общался, позвонил как-то раз один, сказал, собираемся, мол, с группой 15-тилетие со дня окончания отметить, но сказано это было таким тоном, каким обычно просят на мероприятии не появляться, вот Ризван и махнул рукой.А вот Кямиль.. Кямиль былнеобычайно, чрезвыйчайно деятельным человеком. Раньше работал в Минсельхозе, на небольшой должности, куда его устроили по протекции дальнего родственика.Работал.. Ну, как работал..трудился в духе «К чему суетиться, это начальство вчера приказало,а к дню завтрашнему забудет,всё как-нибудь само собой обойдется»,о поручениях часто забывал, на работу опаздывал, усердием не отличался, а его чрезвычайная деятельность заключалась в стараниизаработать.В любое дело посредником встревал, от продажи машины до установки мебели.Везде у него знакомые были:мастера, маклера, покупающие, продающие, желающие и взыскующие, а самое главное – оформляющие и выдающие различные разрешения. Такие мечты и образ жизни предрасполагали к тому, что каждое третье его слово было если и не ложью, так преувеличением (или преуменьшением, если дело касалось года выпуска автомобиля или километражем пробега). Всюду вмешивался, и часто с того прибыль имел. Тут двадцатка, здесь сотня – чем не жизнь, если на жизнь хватает? Порой, правда, Кямилю надоедало врать, преуменьшать и преувеличивать. Почему надоедало? А потому что сам начинал в своё вранье верить, и Бог бы с тем, что сам начинал, так и окружающих заставить пытался. А почему из Минсельхоза ушел? А дело было так. Несколько лет назад, один сельский регион переживал нашествие вредителей. Я о сельскохозяйственных вредителях, всяких там мышах и жуках, а не о тех, о ком вы все подумали.С ними, разумеется, пытались бороться: население – методами дедовскими, вышестоящее начальство – методами еще более дедовскими: указами о борьбе с вредителями. Читать вредители не умели,начальства совершенно не уважали, страшно подумать, они не боялись не только главы исполнительной власти, но и к опрыскиванию мыльной водой и квасцами проявляли стойкость и равнодушие. Да что там главы, мыло и квасцы, они и чиновника, присланного из городас проверкой из министерства, в грош не ставили, так и продолжали жрать и вредить, невзирая на присутствие столь высокопоставленных особ.Вероятно, пир мышей и жуков продолжался бы до сих пор, если бкто-то из сельчан не высказался в духе: визиты с указами да квасцы, это, конечно, хорошо, но современные химикаты все же действеннее. Особенно те, которые для людей относительно безвредны. Чиновник (Кямильбыл его протеже) и глава исполнительной власти переглянулись, вслед за ними начала переглядываться и шептаться многочисленная челядь,потом от кучки челядинцев оторвался вертлявый человечек, который чуть ли не на цыпочках подбежал ко главе исполнительной власти, и, ежесекундно вытирая рот,чтобы не забрызгать главу слюнями, стал что-то шептать ему на ухо. Окружающиенапряглись, пытаясьуловить хоть что-то, но услышали только обрывочное: «в интернете», «его сын в Баку живет»,«фейсбук» и «шумподнимется». Глава исполнительно власти повел глазами, кашлянул, и что-то, точно так же вытирая рот, чтобы не забрызгать собеседника слюнями, прошептал на ухо прибывшему чиновнику. Чиновник хмыкнул, отошел в сторону, достал из кармана мобильный телефон, сделал знак рукой, чтоб не мешали, мол, и, слегка согнувшись, начал набирать номер. По углу наклона туловища было ясно, что чиновник говорит с непосредственным начальником, а не с руководителем Управления (бумага, ручка, транспортир).Окончив разговор, чиновник попрощался с главой исполнительной власти, и махнув рукой остальным собравшимся (до свидания, мол) без объяснений сел в машину и укатил обратно в Баку.Вернувшись, доложил о сложившейся ситуации начальнику, тот – своему, свой – следующему, пока, наконец, кто-то из начальников наверху не понял, что дело плохо и меры были немедленно приняты.Покатились по коврам головы, в том числе и голова чиновника, который покровительствовалКямилю. С работы снялиа, по слухам, еще и обобрали до нитки, самогоже Кямиля – просто уволили. С тех пор онсменил несколько мест работы: был и менеджером в продуктовом магазине,и распорядителем в Доме Торжеств, и дистрибьютером (слово-то какое!) косметологических препаратов,но нигде долго не задерживался, потому чтовсё время крупного куска хотел, пожирнее, побыстрее, побезопаснее, все посредничал, покупал, торговался, перепродовал и снова покупал, вертелся, крутился и оборачивался. С одной стороны эта бойкость Ризвану нравилась, с другой стороны настораживала: деятельность посредника она ж не совсем надежна - день густо, а день пусто, но Ризван всё уже для себя решил. «Черт с ним, хотя бы выслушаю, а там – мало ли»..
Ризван зашел в кябабную, пожелал приятного аппетита немногочисленнымпосетителям, и увидел Кямиля, который уже сидел за столиком в углу помещения.Подошел, изобразив на лице подобие улыбки и протянул руку для пожатия тут же вставшему Кямилю, не забывая внимательно оглядеть его с ног до головы. Не очень-то он и изменился со студенческих лет, разве что волосы поредели, да животик появился. А так – коренастый, с короткими руками,поросячьими глазками и бараньим взглядом. Одет неброско, но хорошо, рубашка, пиджак, телефон недешевый на столе... и штаны модного покроя (да, читатель, в таких модных брюках, вполне можно сойти за человека порядочного).
- Салам, дорогой, салам.
- Салам, Ризван, сколько же мы не виделись? А тебе идет бритая голова. Помолодел даже.
- Да, брею вот.. Года, наверное, три, или даже большене виделись (лицо Кямиля немного сморщилось, а губы раздвинулись в улыбке, обнаживслегка искривленные зубы). Это нехорошо, надо почаще встречаться.
- Да, конечно, надо.
- Я только холодное заказал и минеральной, сейчас принесут. Ты что на горячее будешь?
- Зачем заказывал и зачем горячее, Кямиль? Сейчас только пол-десятого. Можно просто чай попросить.
- Хм..и сто грамм не пропустишь?
- (Ризван аж скривился от одной мысли о водке в такую рань) Не, рано для водки, да и на работу мне потом.
- Ну, как хочешь, а я возьму грамм сто пятьдесят. Точно не будешь?
- Точно.
- (обращаясь к официанту, который уже проворно расставлял на столе холодные закуски в бывших когда-то белыми тарелках с чуть сколотыми краями) Брат, принеси пока сто пятьдесят, но чтобы украинской, белорусской или российской,а насчет горячего мы скажем.
- (официант) Есть российская «Амбарная», и украинская «Немирофф».
- Давай «Амбарную».
- Сейчас все будет.
- (обращаясь к Ризвану) Зря отказываешься. Хоть пригубил бы.
- Нуу.. (неуверенно). Может одну рюмочку.
- Вооот, совсем другое дело! (официанту) Братик, ты нам двести грамм, а не сто пятьдесят. А на горячее – сделай-ка нам ассорти на двоих, чтобы там бастырма была, люля, антрекот и.. и.. ну, и картошку запеченную в золе рядом положи. Ризван, не возражаешь? Или душа чего-нибудь другого требует? Здесь и пити (густой мясной суп) хорошее. В горшочке, всё, как полагается.
- Нет, Кямиль, все отлично.
- (в ожидании водки и горячего, Кямиль заворачивает в лаваш зелень и сыр, и кладет лаваш... нет, нет, не лаваш, а этот шедевр,на тарелку Ризвана, потом поделывает тоже самое для себя. Ну что может быть лучше, чем лаваш с сыром и зеленью? Наверное, только два, а еще лучше три лаваша с сыром и зеленью).Ризван, ты не в курсе, они сами, здесь лаваш пекут или покупают где?
- Не знаю, не интересовался (прожевывая).
- Эх ты, кябабная у тебя под боком, а тебе неинтересно, что здесь да как.
- Какая разница?
- (Кямиль хотел было возразить, но появление официанта с графинчиком водки отбило у обоих желание возражать друг-другу). Ну, (чокаясь) со встречей, Ризван (выпивает, а, точнее, вплескивает, что ли, содержимое рюмки прям в горло).
- Со встречей, дорогой (выпивает, морщится, ловитвилкой маринованную алычу).
- Я зачем тебе позвонил, Ризван. Тут дело такое, денежное, вот я и подумал, что лучше ты заработаешь, чем кто-нибудь другой, так?
- Да, конечно (Тут-то и заиграть бы злой музыке у тебя в ушах, тут-то бы тебе и насторожиться, но..), я только за. А что за дело такое?
- Давай еще по одной.
- Нет нет, мне хватит. Еще и полудня нет, а мне на работу потом.
- Ну хорошо. Так вот насчет дела. Я уже года четыре в Билгях живу (дачный поселок в 40 км от Баку).
- Да, там хорошо, море рядом, виноградники (Ризвану было чертовски сложно скрыть завистливые нотки в голосе).
- Ну, сейчас скажем так, прохладно, а так хорошо, согласен. Но я не о погоде, ты дальше слушай. И есть у меня знакомый, живет там же, неподалеку, игрок отчаянный (пауза, двигающиеся челюсти, глотательное движение). Так вот. Проигрался он в пух и прах, долг на нем сейчас висит – не дай Аллах никому, около трехсот тысяч.
- (Ризван аж лавашом поперхнулся) Сколько?
- Триста. (со значением). Тысяч. (пауза, потому что подошел официант, держа на весу блюдо с заказанным).
Кямиль положил Ризвану на тарелку антрекот, взял бастурму, и, непрожевав горячий кусок мяса продолжил, слегка понизив голос:
- Ситуация у него, короче – горит человек, ярче некуда, машину уже продал, а теперь – дом продает. Двухэтажный (со значением в голосе).Загородный, в Бильгях (дачный поселок возле Баку). И всего за 120 тысяч отдать готов, если кто наличными принесет. А цена дому, если стóящего покупателя дождаться – тысяч двести, и это минимум. Понимаешь, к чему я клоню?
- Мммм.. Не совсем.
- 50 тысяч я наскреб. Нужно еще 70, но быстро, в течении 2-х дней максимум.
- Ну откуда у меня такие деньги? Ты же сам всё знаешь. Я если 15 тысяч наскребу – большое дело.
- Знаю, знаю. Но ты чиновник, в солидном Учрежденииработаешь, какой банк тебе в кредите откажет? А как купим дом – так хороший покупатель его у нас за 200 с руками оторвет. Может и больше поднять сможем, понимаешь? 200 тысяч это самый минимум.
- А.. как там.. в банке.. дадут?
- Дадут, не беспокойся, у меня же знакомых только на других планетах нет. Причем дадут быстро, как родному, затягивать не станут. Возьмем в долларах, и там же, не отходя от кассы, поменяем на манаты. Подмажем, конечно, кое-кого, чтобы ему расписываться в документах веселей было, а так – максимум через два, ну, много – через три дня всю сумму получишь, и сразу к хозяину дома. 15 у тебя, говоришь, есть, ну, вот и возьмем 55 тысяч манат. 59, если быть точнее, 4 тысячи из них сразу по рукам разойдутся.Берем 60 тысяч манат, для ровного счета. Точнее, берем в долларах и сразу, в том же банке,меняем на манаты. Понимаешь, о чем я? Нам нужно 77 тысяч баксов, это я чуть чуть округлил.
- А... а вот к примеру, на чье имя дом оформлять будем?
- Да какая разница, если мы от него через 3 дня максимум избавимся, а выручку поделим, процентно, по вложениям?
- Конечно, но все-таки хотелось бы определенности.
- Давай так. Или ты мне веришь и ты в деле, или не веришь – и тогда мы доедим, посидим-пообщаемся, старое вспомним – и разойдемся.
- Нет, верю, конечно, всё-таки молодость, но всё же.
- Слушай, какое там «но», если такие деньги в руки плывут? И не забудь, кредит-то взять тебе я помогаю.
Ризван тяжело вздохнул, и, вопреки правилам учтивости, налил одному себе, и молча, залпом выпил.Будто и не водку пил, а какую-то ржавчину, что изнутри грызет,с кишок да пищевода смывал. А после разве что от рюмки зубами не откусил. И водка вроде бы неплохая, а ему плохо, плохо эта рюмка пошла, не иначе, как инстинктом каким-то, нутром понимал, что плохое это, паршивое, никуда не годное и самое распоследнее блядское дело на горящем человеке наживаться. Но эта мысль только промелькнула, мимолетом, вильнула хвостом, и исчезла сразу же... ой, Ризван, Ризван, зря ты себя так ведешь, ой, зря, ведь не любит Всевышний на чужом горе наживающихся, как бы эта затея тебе боком не вышла... Скотина ты, скотина, временно играющая роль человека, ну разве так можно...
- Ладно (резко, на выдохе), согласен.
- Вот и договорились.Только ты не тяни, и прям сегодня справку с работы возьми.
- Какую справку?
- Ну, что ты там работаешь, госслужащий, человек положительный. Обязательно с указанием заработной платы.Как получишь – сразу звони, а завтра в банк пойдем.
- Хорошо, сделаю.
Доедали заказанное, в общем-то, молча, каждый о чем-то своем думал, так, перебрасывались иногда фразами вроде «хорошо пошла» и «пересушили чуть-чуть». Ризван немного расслабил ремень на животе, после чего тоном, не допускающим возражений сказал Кямилю, что за справкой он поедет завтра, а сегодня ему на работу идти не хочется, а он, Кямиль, пусть тем временем со своими людьми насчет кредита договорится, чтобы не тянули, а сразу выдали.Потом встал, вышел на улицу, зажег сигарету и позвонил на работу, отпросился, сославшись на неотложные дела, получил милостивое «черт с тобой, всё равно сегодня в Учреждении тихо», после чего вернулся за стол и заказал еще пол-литра, но не в графинчике, а в бутылке, чтоб не обманули. С каждой выпитой рюмкой он делался всё подозрительнее и недоверчивее, думал, каждую мысль, что в голову приходила, обсасывал да препарировал.. В конце коцов, невпопад отвечая на болтовню Кямиля, решил, что тут дело выигрышное, ведь Кямиль и свои деьги вкладывает, получается, что шансов прогореть немного. А его ответы невпопад, Кямиль отнес на счет того, что Ризван выпил лишку. Так оно и было, развезло нашего героя, развезло. Поплыл, орел.Попросили счет, расплатились вскладчину (с минуту каждый лицемерно настаивал на том, что платить должен именно он), Ризван даже оставил чаевые, кябабная все-таки под боком, соседи, мало ли, хорошие отношения не помешают. Распрощавшись с Кямилем, и снова, чтоб уж наверняка, уговорившись созвониться как только справка будет на руках, Ризванна веселых ногахи в прекрасном настроении отправился домой.Его чуть качнуло, и, чтобы удержаться на ногах он схватился за стенку, и увидел предвыборный плакат, оставшийся висеть на ней аж с прошлых парламентских выборов. Плакат призывал избирателей голосовать за достойных сынов народа, но с него смотрела такая физиономия, что народ не только не хотел признавать её обладателя за сына, но и в ужасе от того плаката шарахался. Ризвана тоже передернуло, он остановился, отвернулся, и пошарилв карманах в поиске сигарет. Нащупав пачку, вытащил из неё последнюю, прикурил, и подумал, что по дороге неплохо было бы в магазин зайти. Сигареты, вода, хлеб. Много ли человеку нужно? Много Ризвану нужно, ой как много.Чтобы смотрелось всё дорого-богато, чтоб соседи и коллеги завидовали, чтобы родственники говорили: «ты наш старший, ты наш агсаггал», чтобы Лала отдалась без раздумий и по быстрому, а после можно и другую присмотреть, чтобы тоже по быстрому и без раздумий. Нет, ну вы на него посмотрите. Уже в уме планы строит, как прибылью распорядится, дажемашину купить задумал. Конечно, никак тебе без машины нельзя, что окружающие скажут? Ничего не скажут, просто с машиной уважать больше станут, не просто мол, так, пешком ходит, а своё авто имеет. Мысли мыслями, вернувшись домой, Ризван попросил чай, выпил, и, никого не ставя в известность, открыл шкаф, где под сложеными пододеяльниками хранились деньги, отсчитал15 тысяч, и сунул их во внутренний карман пальто, что висело на вешалке у входа в квартиру. Оглядев стены, он подумал было о ремонте, но сразу же эту мысль отогнал: во-первых, всё очень даже ничего, ни отклеенных обоев, ни подтеков на стенах, а во-вторых.. а во-вторых – мороки с этим ремонтом столько, что лучше уж машину купить. Хорошую такую машину, лучше, конечно, «Мерседес», на него и запчасти дешевле, так все знакомые говорят. Потом побродил по комнатам, покурил, поминутно вытирая вспотевшую лысину ладонью, после чего открыл холодильник, и сделал себе грамотный, правильный бутерброд с колбасой, это когда ломтик колбасы толще краюхи хлеба. Поел, и, несмотря на то, что вечер только наступил, завалился спать. Дел, беготни и нервотрепки завтра предстояло достаточно.Удивительное дело, но после услышанного, предстоящего и выпитого спал он спокойно, без снов, и даже проснулся раньше обычного... А за окнами ночью... .это вам только кажется, что ночью город спит... разные слухи ходят, всякое люди говорят. То кто-то видел два автобуса с одинаковыми номерами, что бесшумно ехали друг за другом в тот час, когда общественный транспорт уже не ходит, то рассказывали о том, что слышали бурные овации из пустого зала бывшего клуба имени Дзержинского, всякие, всякие слухи ходят о ночном городе, и разные, очень разные люди бродят по его ночным улицам.. Вы над этим пока подумайте, а у нас уже утро наступило... у февральского ветра есть нехорошая привычка надувать беду в дома человеческие...
По дороге на работу Ризван забежал в магазин, купил коробку конфет и пару плиток шоколада, чтоб за справку отблагодарить, как положено ( причем, продавщица была похожа на ту самую, с которой у него не получилось, разве что грудь побольше. В общем, не женщина,а сплошной повод для морального разложения, но не время, совсем не время – подумал про себя Ризван, решив, что в этот магазин он зайдет снова).Покупая сладости он сам для себя решил – никаких им в «Общем Отделе» взяток, кроме сладостей. Должны понять, потому как коллеги, в одном Учреждении работаем всё-таки. Вот наш Ризван каков! «Муж, твердый в своих намерениях», не иначе как с коррупцией побороться решил... Зашел в кабинет, поздоровался, включил компьютер (ах, эта ежедневная череда действий, и ведь никуда от нее не деться), и пошел на прием к Сахибу.. Снова отпрашиваться, дело важное, горы золотые.
- Доброе утро, Сахиб-муаллим.
- Доброе, Ризван. Я же просил без «муаллимов».
- Простите, забыл, больше не повториться.
- Всё равно же повторится, ну, да ладно. Ты по делу или как?
- По делу. Или как, то есть, по делу. Мне бы отпроситься на сегодняшний день.
- Ты смотри. Вчера на работе не был, сегодня отпрашиваешься. Случилось чего?
- Нет, дела просто. Родственники приехали, то да се.
- А может ты себе бабу на стороне завел, а? Признавайся, мне можно, я никому не скажу.
- Нет, что вы.
- Ну и зря. Мог бы подсуетиться. Например, с этой, с Лалой. Как насчет неё?
- Не знаю что и сказать.
- Но она тебе нравится? Нравится?
- Ну.. Немного. Симпатичая девушка.
- Ты с ней еще не того? Не успел подержаться за копчик в медленном танце? Не завалил еще? Ладно, шучу,шучу, не красней.
- И еще, Сахиб-муал.. то есть, просто Сахиб. Я сейчас в «Общий отдел» пойти собираюсь, за справкой о месте работы и зарплате.
- Кредит взять хочешь? Ну, дело хорошее, молодец.
- Я к тому, что если они затягивать будут, можно будет вас попросить, чтоб вы их поторопили?
- Можно. А почему к Фаиг-муаллиму не обратился?
- Через вашу голову? Нет, никогда.
- Правильный какой. А.. Ладно, иди. Но завтра чтобы как штык на рабочем месте. Или нет, погоди. Справка в «Общем», потом банк. Ты за сегодня всё равно обернуться не успеешь, поэтому... ну, даю тебе день отгула вместе с сегодняшним.Но потом вернешь, отработаешь. Ясно? Сегодня у нас что, среда ведь, так?
- Да, среда.
- Ну вот, в пятницу жду тебя на работе. Можешь даже после десяти утра прийти. Но отработаешь и субботу, и воскресенье. Заодно отчитаешься насчет Лалы, что-то мне подсказывает, что она Фаиг-муаллиму на меня стучит. Возражения есть?
- Нет возражений, я, конечно, отработаю и отчитаюсь, всё ясно, спасибо вам большое. Так я пойду?
- Иди, Ризван, иди.
- До свидания, и еще раз спасибо вам огромное-преогромное, да останется Аллах вами доволен(пятясь, выходит из кабинета, открывая дверь откляченным задом).
Как только Ризван удалился, Сахиб с минуту походил по кабинету, поглядел в окно, и позвонил помощнице чтобы та вызвала Лалу. Дело, мол, не очень срочное, но чем быстрее – тем лучше. Лала, будучидевушкой дисциплинированной и настроенной на скорую карьеру, нашлась очень быстро, пяти минут не прошло, как она постучалась в дверь его кабинета.
- Разрешите, Сахиб-муаллим?
- Заходи. И брось ты «муаллим муаллим»,21-й век на дворе.
- Хорошо, как скажете (слегка подается бедрами вперед).
- Рассказывай, что нового? Как работа над проектом? Что требуется, все ли идет по плану? (взгляд быстро скользит по бедрам Лалы, которая заметив это, чуть прикрывает глаза и еле заметно улыбается).
- Отклонений от утвержденного графика нет. Я буду регулярно вам отчитываться. Хотите принять участие в заседании проектной комисии? (такие обтекаемые диалоги могут иметь место в любом министерстве, в любом Учреждении, в любой компании, везде, короче, гдетолько есть проекты, комисии и заседания).
- Конечно будешь отчитываться, куда же ты денешься. И глазки мне не строй, не в моем вкусе. Впрочем, если под рукой другой не окажется– то может быть.
- (приоткрыв рот, некоторое время смотрит на Сахиба) А ты... Ты не обнаглел?
- Нет, в самый раз. Ты какая-то вечно всем недовольная, Лала.Вроде бы всё есть, всё на месте, разве что попа плосковата, да на боках пара-тройка лишних килограмм. Именно это тебя и нервирует, отделяя от хорошего настроения и гармонии с окружающим миром. Так что особо не обольщайся насчет моего «может быть». Носа не задирай, для этого нет никакого повода. Хитрая ты баба, конечно, хитрая. Может ты и на меня стучишь. А может и на Фаиг-муаллима. Ему на меня, а повыше – на него. Нет?
- Ризван и то воспитаннее (задыхаясь от обиды и гнева).
- Прекрасно, вот о немя и хочу поговорить.
- Я с тобой ни о чем разговаривать не собираюсь!
- С тобой я собираюсь говорить исключительно о деле (делая ударение на «я»). В противном случае ты просто вылетишь из Учреждения.На «раз-два». Времена другие идут, и несут они с собой Лал помоложе, причем в достаточном количестве (с ноткой презрения в голосе). Ты всё поняла?
- Да (пряча злые слезы).
- Уже хорошо. Ну? Что Ризван обо мне Фаиг-муаллиму говорил? И как часто?
- Я всего пару раз слышала.
- И что именно?
- Ну, что-то вроде «ваши собаки вас и в грош не ставят, зря вы их так сытно кормите, остерегайтесь начитавшихся аннотаций, критики и предисловий», «этот Сахиб умный, конечно, но если вы хотите его свалить – я на вашей стороне, даже не сомневайтесь. А то он вас подвинет, если в силу войдет, всё-таки за границей учился», «я слышал, что родственники за него горой», «его административные способости нравятся тем, кто там, намного выше Учреждения сидит». Сеет семена подозрительности и недоверия. Но его бы я на твоем месте не опасалась, Ризван абсолютно понятный, очень предсказуемый, и легочитаемый, потому что неначитанный.
- На вашем.
- Что?
- На вашем месте, говорю. Теперь будем на «вы».
- Как скáжете (с ударением на букву «а» в слове «скажете» и хорошо, очень хорошо скрываемой злостью в голосе).
- Ты сама себе противоречишь. То он у тебя неначитанный, то легко так оперирует словами «аннотация» и «предисловие».
- Неначитанный и есть. Нахватался в последнее время, читать начал (у неё неплохо получается сдерживать слёзы, опасная, опасная женщина).
- Ясно. Пока свободна, понадобишься – дам знать. (себе под нос) Ну Ризван, Ризван... ладно..
(Лала молча покидает кабинет, дверь за ней аккуратно захлопывается. Без хлопа, без звука).

Сахиб не подозревал, Сахиб был уверен. Обида-то серьезная. «Собаки, говоришь». В его глазах читалось сожаление по поводу того, что карательную психиатрию уже отменили, а принудительную стерилизацию еще не разрешили.Внезапно он хмыкнул, как-то даже помолодел лет примерно до двадцати восьми, и широко улыбнулся. Только вот видеть эту улыбку было нехорошо, неприятно, будто кто-то очень злой и нехороший, долго искал, и, наконец-то нашел способ развлечь себя в нашем грустнейшем из миров... Не дай вам Боже такую улыбку увидеть, не дай вам Боже... ой, накаркаю я про карательную психиатрию. Лале он не верил процентов на восемьдесять, а Ризвану не доверял почти на все сто. Осмотрительный человек, ничего не скажешь... недруг может быть маленьким, очень маленьким, ни роста ни должности, но это не делает его менее опасным, потому при случае от него нужно избавиться.. но гляди, Сахиб, еще одного врага в лице Лалы ты себе уже нажил.. баба такое не прощает, зря ты сорвался... ходи теперь осторожнее.. а может и пронесет.. но нет, это вряд ли..«Время покажет» - подумал он, и внезапно осознал, что всю свою жизнь боролся со временем, все чего-то от него ждал, тупо поглядывая то на часы, то на мобильник.. ждал конца рабочего дня, ждал окончания совещания, ждал, когда, наконец, закончится очередное бессмысленное и бездеятельное воскресенье, ждал, когда перестанет плакать жена, понимая её право на горе, всю жизнь ждал, что вот еще пятнадцать, или нет, двадцать минут, и всё, доедет, достоит, получит, пройдет. А семейная жизнь –ну, жизнь как жизнь, не хуже, чем у других, скорее бы вечер закончился, да молчание, о чем говорить с женщиной, если вами сказать-то друг другу нечего? Одно остается: молчать, в телевизор или монитор пялиться,да чай прихлебывать. Так вся относительная молодость и пропадет, за убийством времени и ожиданием. Он прекрасно понимал, что потерял что-то. Но где и когда это случилось –не помнил. Вот хоть убейте не помнил. Устал, выдохся, а ведь когда-то её имя так и отдавало сахаром на губах, когда он его произносил.И жизнь не течет, совершенно не течет, а высыхает, что ли, вроде пятна от чая на белой майке, не быстро, ни медленно, а именно так, как полагается.. «твое право» и «мои проблемы»... эти словосочетания очень часто встречаются в семейных диалогах... когда они начинают встречаться с частотой более трех раз в день... ну, не маленькие, сами всё не хуже меня понимаете... Сахиб вдруг посмотрел на чучело куропатки, стоявшее на полке в его кабинете со времен прежнего хозяина, и зачем-то подумал: «А ведь совсем неплохо быть чучелом, можно просто продолжать жить и ни о чем не думать. Ведь внутренности извлекают совсем недолго». На минуту ему даже стало жаль Ризвана, так в раздумьях и прошло около часа, пока Сахиб рывком не поднялся с кресла и зло, словно отвергая чье-то неуместное предложение, сказал: «Нет, я растпочу его, если он сам в скором времени не расшибется. Ты у меня насидишься, трепеща на краешке стула».
А тем временем, Ризвансолидно, медленно спускаясь со ступеньки на ступеньку, направился в «Общий отдел». Видит Бог, как он хотел рвануть туда на всех парах, но осознание того, что скоро он может стать владельцем автомобиля – и какого автомобиля! – придавало ему солидности. В самом деле, куда это годиться? Бежать и суетиться свойственно владельцам всяких там «Жигулей» «Тофашей» и «КИА», а владельцу «Мерседеса», пусть даже будущему владельцу «Мерседеса» спешка не к лицу.. Ни к лицу и ни к заду... Подошел к двери, вежливо, но уверенно постучался, и попросил разрешения войти. В двух словах объяснил ситуацию, какая справка нужна, да для чего, а после, изобразив на лице дружелюбную до невозможности улыбку, вручил девушке-операционисткекоробку конфет и шоколадки. Его попросили подождать минут двадцать, и, к своему удивлению,ровно в указанный срок он получил справку с указанием места работы, стажа и заработной платы.Сразу, без расспросов и звонка. Мистика! Не иначе, как фарт пошел, Ризван, не зевай, не время! Быть тебе состоятельным, уважаемым, и, даст Бог – при машине! А там и карьера в гору пойдет, ты, главное, не зевай, я в тебя верю! Ризван, не мешкая, на ходу, аккуратно положил справку в прозрачный файл, и поспешно покинул Учреждение. Уже на улице созвонился с Кямилем, и договорился о встрече возле отделения одного из банков. Это было недалеко, пешком минут пятнадцать, но Ризван всё же решил поймать такси. Приехав на место, поискал глазами Кямиля, подошел, поздоровался и справился о делах. Просто, из вежливости.
- Ну что, всё принес?
- Конечно. Сам удивлен, справку дали, и получаса не прошло.
- А ты думал? У них, вообще-то установка сейчас такая, чтобы справки для кредита без волокиты выдавать.
- Вот оно что (протянул Ризван, явно сожалея о коробке конфет и шоколадках).
- Да. Ладно, я сейчас позвоню знакомому, чтобы нас вне очереди и без нервотрепки приняли.
Не прошло и пяти минут после звонка, как они вошли в просторный зал, и Кямиль, показывая дорогу, подошел к нужной операционистке. Ризван протянул девушке необходимые документы, и в течении получаса деньги были получены. Все 77 тысяч долларов, которые были обменяны на манаты в обменном пункте банка. Ризван шепнул было, что можно сходить в другой обменник, может, там курс выгоднее будет, но Кямиль окатил его таким презрительным взглядом, что Ризван счел за благо промолчать. Всё-таки в этих делах он новичок, а Кямиль – нет, дело знает, и держится уверенно. «К человеку одному зайти надо, спасибо сказать. Ты к нему поуважительнее, во-первых, мой знакомый, во-вторых – человек нужный» - сказал Кямиль. Ризван кивнул в знак согласия, и последовал за Кямилем в кабинет.Нужному человеку душевное «спасибо» выражать... Я вроде б уже говорил, что Кямиль перепробовал массу профессий, и был даже распорядителемв Доме Торжеств. Так вот, войдя в кабинет, Кямиль поздоровался с нужным человекомс нагловатым подобострастием, свойственным некоторым представителям этой профессии, работающим в Домах Торжеств и ресторанах средней руки (обычно они знают всё и про всех, в любой момент могут достать что и кого угодно, плюс, порой каждое действие сопровождается упоминанием имени Божьего, причем все вышеуказанные способности не только не противоречат друг другу, но даже дополняют).
- Здравствуйте, здравствуйте еще раз, уважаемый.
- Здравствуй, Кямиль. Ну что, всё без проволочек разрешилось?
- Да, спасибо вам огромное. А это (указывая на Ризвана) мой друг Ризван, учились вместе. Ризван, это наш брат,Фахреддин. Хороший человек и отличный специалист своего дела.
- Здравствуйте, Ризван, очень рад знакомству.
- Здравствуйте.
- (Кямиль протягивает Фахреддину конверт) А это тебе, дорогой, огромное спасибо за помощь.
- Да не за что, всегда обращайтесь, я всегда рад помочь друзьям (готовность, конечно, готовностью, а вот пересчитать деньги прямо при них, вопреки всем правилам вежливости, Фахреддин не забыл).
Стороны минут пять, может быть больше, рассыпались во взаимных любезностях, и распрощались, причем Фахреддин любезно проводил их до самого выхода. Про себя Ризван и Кямиль несколько раз прокляли Фахреддина, пожелали девятнадцать болячек, и дюжину черных кошек, гадящих ему на коврик перед входной дверью. Помог, называется, четыре тысячи манат содрал... хейван (скотина), ишак, шайтан.. (за точную сумму я не ручаюсь, это, я, признаюсь, выдумал, потому как отроду таких кредитов не брал, а вот за мысли, эпитеты и пожелания – практически готов поручиться).
Выйдя из банка, приятели не сговариваясь, вполголоса выругались в адрес Фахреддина, да так выругались, чтодаже междометия звучали матерно. Потом выдохнули, сплюнулина асфальт(за что и получили замечание от какой-то старушки), и, отойдя подальше от здания банка, достали сигареты, причем Ризван крепко прижимал к себе сумку с деньгами и документами.
- Ну что, куда сейчас?
- Давай сядем где-нибудь, под сто грамм подумаем.
- Прям с деньгами?
- А чего бояться? Нас двое, сумку ты крепко держишь, да и о том, что у тебя там деньги никто не знает.
- Как никто? А работники банка?
- Ну ты даешь! Если у тебя вдруг эту сумку вырвут, их первых же за наводку повяжут. Ладно, проголодался я.
- Ну пойдем, поедим.
- И выпьем немного.
- Не, не хочется.Вечно ты только о еде и выпивке думаешь.
- Зато ты всегда о высоком (рассмеявшись).Может сюда зайдем? – Кямиль кивнул на неприметное заведение с вывеской «Carlsberg».
- Мне без разницы, давай сюда.
Зашли, заняли свободный столик,м подозвав официанта сделали заказ: Ризван – пиво, лангет и горошек к пиву, а Кямиль – 150 граммукраинской водки («Хортица»), и отбивную с жареной картошкой. Ну, и соленья, само собой соленья.
- (Кямиль, наливая себе) Ты точно не будешь?
- Точно, я пива попью. Ты времени не теряй, давай этому мужичку звони, насчет виллы.
- Да, только выпью, чтобы язык развязался (выпивает, втягивает щеки, закусывает соленым помидором, и гулко, хорошо выдыхая, набирает номер, несколько минут разговаривает по телефону с проигравшимся продавцом загородного дома, сообщая, что деньги на руках, а покупатель рядом. Встретиться в субботу или воскресенье владелец дома отказывается, сославшись на неотложные дела, потому встреча назначена на понедельник, после шести вечера).Ризван вслушивался, стараясь не упустить ни слова, обращая особое внимание на выражение лица Кямиля. Закончив разговор и попрощавшись, Кямиль шумно вздохнул, налил себе еще, и протянув рюмку к кружке Ризвана сказал:
- Ну, чтобы всё получилось.
- Да, чтобы все получилось (чокаются).
- Ты всё слышал, в общем, он все это время занят. Даже в субботу и воскресенье, а в понедельник встретимся, я ему позвоню – и с Богом.
- С нотариусом надо будет поговорить.
- Знаю, я уже позаботился. Оформлять будем на твоё имя, не возражаешь?
- Нет, конечно. А с чего это ты такой покладистый насчет оформления?
- Работаешь ты официально, кредит на твое имя, плюс ты чиновник, это солидно, вот и оформим на тебя.Как продадим – поделим, как и договаривались.
- Что ж, логично.
- Давай так, Ризван. Деньги ты оставь у себя, а в понедельник созвонимся во второй половине дня. Лучше всего я за тобой на работу заеду, потом заедем к тебе за деньгами, после возьмем с собой нотариуса, а потом все вместе к продавцу, чтобы времени не терять.Кстати, чуть не забыл, я ж тебе подарок принес (роется в пакете, вытаскивает бейсболку светло-серого цвета с логотипом NY). Вот, носи на здоровье. А ну-ка примерь. Прям сейчас, не стесняйся, чего ты.
- Как то.. несолидно в моем возрасте.
- И при твоем положении? Под костюм, конечно, не очень смотрится... Да ладно тебе, в Европе их даже старики носят. Сам Буш носил, неужели по телеку не видел?
- (Ризван неуверенно надевает бейсболку на лысину) Ну как?
- (громко смеется) Вот это да! Серая! Я как знал! Тебе на нее двух ушей не хватает, покруглее, и хоть сейчас мышонка на детском утреннике играй!
- (обиженно стягивая бейсболку с голову) Дурацкие у тебя шутки, Кямиль.
- Ладно, не дуйся (снова прыснув) как мышь на крупу.
- На какую еще крупу?
- Не знаю, выражение такое есть, русское (вытирая выступившие от смеха слезы).
- Прекрати уже, нам скоро сорок, а ты как первокурсник.
- Хорошо, но (снова заливаясь смехом). Ладно, всё, всё обещаю. А что ты с деньгами делать собираешься?
- Пока не знаю (прикуривая). Домашним дам конечно, может быть, машину куплю.
- Машину. Мороки с ней много, головная боль, то масло менять, то мотор перебирать, то авария, упаси Аллах, то еще чего.
- Зато удобно, сел, завел, поехал.
- А какую взять думаешь?
- «Мерседес» думаю. Это машина!
- Да, хорошая марка, солидная. Ты вот что, как окончательно надумаешь – дай мне знать, у меня знакомый машинами занимается. Сам иногда из Германии гоняет. Может и на заказ привезти, если о цене сговоритесь.
- А за сколько сейчас «Мерседес» можно купить (что-то прикидывая в уме)?
- Понятия не имею, Ризван, не в теме. Но могу спросить. Или лучше ты сам спроси, я тебе его телефон сейчас скину.Зовут его Эйваз, скажешь, что от меня.
- Спасибо, Кямиль, позвоню.
- С ним и о рассрочке договориться можно, на меня сошлись, мне он вряд ли откажет.
- А чего ты мне так стараешься пользу принести?
- Странный ты человек. Мы всё таки учились вместе, да и говна ты мне не делал. А если не доверяешь – можем и распрощаться.
- Не обижайся, извини, Кямиль. Просто вокруг все врут и друг друга обмануть пытаются.
- Так уж и все? Ну... наверное..
- Ну, что вижу, о том и говорю. Но это между нами.
- А зачем ты вообще говоришь, если боишься? В общем (снова наливая и чокаясь с Ризваном), пусть каждый выпьет за свое, сокровенное, за то, чего больше всего на свете хочет.
- Да, хороший тост. (Чего именно Ризван хотел больше всего на свете -он и сам толком не знал. Денег? Да. Положения? Конечно. Блондинку в теле, модели «Сметана с Булочкой»? Разумеется. Потому выпил разом за все, о чем подумал, плюс за «Мерседес». Пусть подержанный, но свой).
(доедают-допивают практически молча, каждый думает о чем-то своем).
- Хорошо, Ризван (расплатились поровну), давай закругляться, созвонимся. Ты деньги не потеряй.
- Не, не потеряю.
- Ладно. Тебя подбросить?
- Если не сложно, спасибо.
(выходят, ловят такси, всю дорогу молчат, потому что каждый думает о чем-то своем: Ризван – о машине, Кямиль – вот чего не знаю, того не знаю. Но, наверное, о бабах).
- До встречи, Кямиль, спасибо что подбросил.
- Удачи, Ризван, созвонимся. Деньги береги.
Ризван вышел из машины, по-прежнему крепко прижимая к себе сумку с деньгами. В магазин решил не заходить, от греха подальше, сразу направился домой. Деньги прятать...

Четверг, позднее утро, Ризван, квартира, бесцельное хождение из угла в угол после завтрака. Раз уж получил отгул, то провести его нужно с пользой. Перестань ковыряться в носу, Ризван, и прикрывай рот ладонью, когда зеваешь. Пока время есть – лучше Эйвазу позвони, который машинами торгует. Умница!На лету, конечно, не схватываешь, но к словам прислушиваешься.




Теги:





1


Комментарии

#0 08:39  28-05-2020Антон Чижов    
салам, бро
#1 10:00  28-05-2020Samit    
Алекум Салам)
#2 11:09  28-05-2020Антон Чижов    
выскажу одну претензию. поскольку ты не поделки из дерева строгаешь, не ленись писать числа прописью. это очень выровняет и облагородит текст.
#3 14:50  28-05-2020Шева    
Текст напоминает красивую восточную вязь.
#4 03:27  01-06-2020Renat-c    
Помню этот скандал с блогером. Пуэрто, кажется.
#5 12:58  01-06-2020Mavlon    
Даже както становится страшно за беднягу Ризвана ггг. Приятне для чтения текст, даже несмотря на технические вопросы слипаниянекоторыхбуковог. Спс уважаемый Самит +

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:54  01-07-2020
: [2] [Кино и театр]
Любила Анастасия Сергеевна скоротать вечерок сидя ни лице у Павла Егоровича. А у Павла Егоровича появилось новое увлечение- чревовещание. И только усядется Анастасия Сергеевна, только настроится как пианино фирмы "Красный Октябрь", а откуда-то снизу доносится: "а вот Лев Николаевич Толстой по этому поводу говорил следующее....
18:53  01-07-2020
: [0] [Кино и театр]
Настроение было - лучше не придумаешь.
Что значит - всё делать по технологии.
А технология правильной поездки в поезде была отработана Серёгой давно.
Да, методом проб и ошибок, а как иначе? Если хочешь получить оптимальный результат.
Перед поездом, желательно уже на вокзале, надо принять сто пятьдесят....
21:08  24-06-2020
: [3] [Кино и театр]
Ребята, Данелия!
Я уж и не знаю, был ли в СССР более тонкий, более лиричный режиссер.
Собственно, даже сам жанр "лирической комедии" был придуман лично им, когда Георгий Николаевич был вынужден объяснять художественному совету, почему его комедия «Я шагаю по Москве» не вызывает у них смеха....
06:26  15-06-2020
: [7] [Кино и театр]

Деревенская массовка состояла из Кривого щербатого забора, пары торчащих собачьих голов из-из того же забора и одиноко гуся, вероятно, спешащего спасти Рим. Роли второго плана исполняли: сельпо- здание в стиле деревенской неги, замешанной на глине с преобладанием коровьего говна;...
07:55  11-06-2020
: [7] [Кино и театр]
Семён остановился на перекрестке, почесал пузо, засунул пятерню под футболку и стал ковыряться в пупке. В итоге выудил из пупка горошину. Ну, конечно, вчера на ужин он ел оливье, отсюда и ускокавшая не весть куда горошина. Горошину он тут же, лишь слегка понюхав, положил в рот....