Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Кино и театр:: - Суд.

Суд.

Автор: Георгий Безбородов
   [ принято к публикации 12:05  21-07-2020 | Антон Чижов | Просмотров: 135]
- Всем встать, суд идет! – Громко прокричал охранник. Он был в солдатской форме, выглаженной и аккуратно одетой, но при этом сам больше походил на едва живой труп. Лицо камнем, землянистый цвет кожи, больной взгляд.
Дверь в стене открылась и в зал зашел судья. Его черная мантия касалась пола, она с трудом сглаживала его полноту. Правда третий подбородок все равно выдавал упитанность судьи. В одной руке он нес папку с делом, в другой горячий чай с кусочком лимона. Аромат от горячего чая, очень быстро законтрастировал с ароматом хлорки и холодом от пола.
Судья сел за свой широкий стол, небрежно швырнув папку и аккуратно положил кружку с чаем. Позади него стоял мраморный бюст вождя, на вид очень тяжелый. Перед ним сидели защитник и обвинитель, за школьными партами, в солдатской форме. Слева от судьи, была клетка с заключенным, которого сторожили еще два охранника. Сама же комната была не большой, серой, мрачной и на вид уже давно нуждающаяся в ремонте. Потрескавшиеся серо-зеленые стены, местами дыры в полу, трещины в потолке и мерцавший свет.
- Итак, приступим, что у нас тут, - судья начал рассматривать папку с делом. – Заключённый №ЕПР56.
В колонию попадали заражённые, в редких случаях это были преступники, но из-за сурового содержания их почти сразу начали именовать заключенными. Редко использовали аббревиатуру ЗЗ – заражённый заключенный.
- Я, Егор. – Едва слышно произнес молодой парень, стоящий, в клетке. Его лицо, исказила гримаса ужаса.
- Обвиняться в убийстве семи человек и еще подозревается в 57 несчастных случаев с летальным исходом. – Монотонно продолжал судья.
- Итак, а где у нас заключение эксперта, - судья начал копошиться в деле, – а вот оно.
Обвинитель и защитник занимались своими делами, не выражая ни малейшей заинтересованности в происходящем. Они были похожи друг на друга, седина выдавала их зрелость, хоть лицом выглядели молодо. Оба сидели в телефоне, увлеченно поглощая только им ведомую информацию. Папка с делом была только у судьи.
- Итак, в момент задержания, примерно полгода назад. Уровень заражения, у заключенного, был второй. – Судья говорил чуть медленней и более протяжно, так как пытался сделать глоток чая, когда же ему это удалось, прежний ритм его речи вернулся. – Сейчас уровень заражения превысил пятый.
Закончив с заключением, судья предпринял еще одну храбрую попытку осилить кружку с чаем. Правда допить залпом, так и не вышло. Расстроившись, судья отложил кружку, на потом.
- Обвиняемый признает свою вину? – Задал вопрос защитнику.
- Да, ваша честь, обвиняемы полностью признает свою вину в убийстве 64 человек и согласен на высшею меру наказания. – Только на это мгновение защитник отложил телефон и встал во весь рост.
- Обвинителю есть что добавить? – Обратился к обвинителю, судья.
- Нет, ваша честь. – Кратко, ответил обвинитель, встав лишь на доли секунды.
Подобное течение дел Егора не удивило, он уже знал, что суд в колонии-это дорога в один конец.
- Заключенный №ЕПР56, признается виновным в 64 убийствах. – Судья достал заготовленный бланк с приговором и уже приготовился подписать его, но перед этим решил допить чай.
Судья взял кружку и допил содержимое, залпом, при этом кусок лимона умудрился проскочить рот и застрять в горле. Он начал задыхаться и сильно кашлять, от этого его лицо в миг покраснело, а вдохи стали прерывистыми и надрывистыми. Судья встал из-за стола пытаясь увеличить объем вдыхаемого воздуха, а также наклон при кашле и выдохе. Остальные пытались понять, что им делать. Один из охранников попытался прийти на помощь, но не успел. Судья в еще большем приступе удушья, споткнулся об свою мантию и упал. В процессе падения он толкнул мраморный бюст, который со звуком приземлился прямо ему на голову, раздавив ту как виноградину. Только в этот момент обвинитель и защитник подскочили и прочие охранники тоже. Кровь хлынула в комнату и начала заполнять её, от неё шел пар, и металлический запах перемешанный с хлоркой.
Заседание было прервано, а приговор так и не был подписан. Вызвали врачей, те явились спустя пару минут. Заключенного решили вернуть в камеру. Егор еще успел увидеть, как доставали труп судьи из-под бюста вождя. Остаток дня он провел в своей камере.
На следующий день процесс повторился, уже с другим судьей. Новый кабинет, но те же реплики. Во время процесса временами было слышно надоедливое жужжание, не то мухи, не то осы. Судья озвучил приговор и хотел уже было подписать его, но неожиданно подскочил как ужаленный.
- Это, что Оса!!! – Завопил судья, указывая на маленькое насекомое, которое он раздавил рукой об стол. – У меня аллергия...
Судья потерял сознание, так и не успев договорить. Через пару минут он скончался. Приговор снова не был подписан, а заседание было перенесено.
Следующий судья прибыл, спустя пару дней, из другой колонии, только, для того чтобы подписать приговор и уехать. Без проведения заседания и всего на пару минут. Умер от сердечного приступа, так и не подписав приговор.
***
После смерти третьего судьи, с этим делом уже никто не хотел иметь дело. Майер что командовал колонией, был не в силах заставить судей, точнее это было не в его юрисдикции.
Майер связался с полковником и кратко изложил суть проблемы. О том, что есть заключённый, которого признали виновным в совершение 64 убийств, но из-за отсутствия подписанного приговора, Майер не мог его исполнить. Еще другие судьи наотрез отказывались брать это дело. Полковник, недолго думая, разрешил Майеру действовать, а решение будет подписано задним число.
Майер все подготовил. Егора вывели на расстрел, он понял к чему идет дело сразу же как увидел людей с оружием, но противиться не мог. В этот день погода была скверная, моросило весь день. Дождя как такового не было, но стоило пройтись и уже весь мокрый до нитки. Его поставили на колени, руки были связаны, напротив него было около десяти солдат, которые наставили на него стволы. Один из офицеров, что стоял сбоку начал отсчет, после скомандовал: «Огонь!». Егор невольно зажмурился, но спустя мгновение понял, что, еще жив. Ни одного звука выстрела, не прозвучало, ружья заклинило. Спустя пару неловких мгновения, последовала еще одна попытка, тот же результат, после проверили ружья, пули, затем их решили заменить на новые. На третий раз раздались выстрелы, точнее взрывы, три ружья взорвались. Солдаты, у которых взорвались их оружие, умерли спустя пару минут, осколки вспороли им шею. Кровь хлынула на землю, от неё шел пар, и она быстро начала смешиваться с грязью.
Наступил мучительный момент ожидания. Никто не хотел пробовать снова. Егор пытался принять происходящее с мужеством, но все время трясся. Когда унесли тела, офицер приказал применить нож, вместо пули. После долгого молчания один из солдат вызвался добровольцем. Достал нож и направился в сторону Егора, но на полпути споткнулся, упал и вспорол себе горло, смерть наступила мгновенно. Спустя еще, наверное, целую вечность, офицер сумел убедить еще одного солдата попробовать, тот решил метнуть нож в Егора. Во время броска нож выскользнул и ударился об камень перед бросавшим и отрекашетил тому в живот, пережить ранение не удалось. После этого офицер отдал последний приказ забить Егора до смерти. Оставшиеся пять солдат нехотя пошли его выполнять. Начали с пинков, почти сразу повали Егора, но не успели разойтись в полную силу. Ударила молния и все пятеро упали замертво.
После понесённых потерь, Майер не стал повторять попытку. Разговор с полковником был долгим. В конце было принято решение заморить Егора голодом. Его поместили в карцер и перестали давать еду и воду. Солдаты, были признаны погибшими в результате несчастного случая. Первое время Майер с опаской относился к этой затее и требовал постоянные отчеты о всех несчастных случаях, в колонии. Так же вел постоянное наблюдение. Спустя пару недель Майер, расслабился, ничего не обычного не происходило.
***
Шел 21 день с момента заключения Егора. Он мучился от невыносимого голода и жажды. Тело уже почти не двигалось, а все на что хватало сил – это дышать. Вдохи были тяжелыми, тело отекло, от лежания в одной позе, изредка ныла шея, глаза щипал свет. Егор медленно, но верно умирал. Этот процесс умирания не доставлял особого удовольствия, но он заглушил чувство голода, которое уже несколько недель терзало Егора.
Неожиданно начал доноситься шум двигателя самолета, а через мгновения раздался взрыв. После был слышен свист рассеченного воздуха, от падающих обломков. Один из таких свистов приближался к Егору. Взрыв привлек его внимания, но положение своего тела он не изменил. Когда звук достиг его, раздался удар и треск, а после к нему в камеру с потолка упала тележка с едой из взорвавшегося самолета. Егор учуял запах еды и спустя мгновения уже принялся, разделывать тележку и доставать от туда еду и жадно поглощать её. Неожиданно в едва живом теле взялась просто колоссальная энергия, тяжелые вдохи сменились на ритмичное и плавное дыхание. Скованное тело теперь послушно реагировало на все команды. Хоть обломки все еще продолжали падать, неся разрушения, крики агоний и пожары, Егора – это не волновало.
После падения самолета, Егора кормили все время, хоть приказ остался прежним. Солдаты и заключенные уже сами носили ему еду. Они боялись новых несчастных случаев. Взрыв самолета унес свыше 700 человеческих жизней: 315 человек, которые летели в самолете. Еще 233 заключенных которые были в блоке П, куда упал основной корпус самолета и прочее жертвы, которые попали под обломки.
***
Об трагедии узнали все. На борту самолета, была международная комиссия по проверке колоний, а также пару депутатов. Когда началось расследование, всплыло дело Егора. Оно быстро получило всеобщую известность, а по сколько на борту были члены международной организации, то дальнейшее дело было передано ей. Страна, на территории которой находилась колония, по международному договору, была вынуждена передать, как заключенного, так все имеющиеся у них материалы.
По делу Егора был назначен еще один суд, но уже более цивилизованный. Его осматривали эксперты в области заражения, с ним говорили психологи, даже адвокат был. По поводу адвоката, Егор знал, что её звали Реналь и она была очень авторитетной. Пару раз Егор беседовал со своим адвокатом, она выслушала его историю.
Спустя почти два месяца приготовлений и изучения разных улик и фактов, а также пару заседаний, наконец был назначен день суда.
Егора привели в большой зал, где уже было полно людей, его вели четыре человека, еще пятый шел спереди с каким-то прибором. Посадили рядом с адвокатом и закрепили наручники к столу. В ухо установили гарнитуру, по которой говорил переводчик. Спустя пару минут процесс начался.
- Всем встать, суд идет! – торжественно объявил охранник.
В зал зашел судья. Он был пожилого возраста, с мудрым выражения лица. Полноват, но для своих лет был в хорошей форме. Разместившись на своём стуле, судья дал разрешения на то чтоб все остальные сели. Разложив бумаги, он озвучил, все права и обязанности сторон.
Дальше суд дал слово обвинителю. Он был преклонного возраста, в хорошем на вид костюме, полноват, в очках с очень уставшем взглядом.
- Зараженный №ЕПР56 обвиняться в убийстве 806 человек. – Обобщил переводчик слова обвинителя.
Дальше судья дал слово защитнику, признают ли они вину или нет. Адвокат встал и начал свою проникновенную речь. Она была в хорошем, строгом костюме, он отлично подчеркивал её подтянутое тело.
- Ваша четь, присяжные, то что мы сейчас услышали безусловно, является трагедией и крайне сложно представить каким монстром должен быть человек способный на такое, но я сегодня представлю интересы невиновного человека. Заблудшего, испуганного и безобидного человека, того кто еще год назад учился в Университете, был весел, внимателен к близким, из хорошей семьи. И как спрашивается такой человек мог совершить все эти преступления?! В процессе я докажу вам что – этот человек невиновен. Мы не признаем вины.
После дали слово Егору. Он робко встал и повторил. Его одели в белую рубашку с черными брюками. Выглядел официально, но нелепо. Взгляд у него был потерянным и все время метался от потолка к полу, на людях долго не задерживался.
- Я не виновен. – Не зная, что еще добавить, продолжил молча стоять. Спустя минуту судья жестом, показал, что он может сесть. Егор сел.
Дальше шли допросы свидетелей, психиатра и эксперта.
В начале вызвали заключенных, которые общались с Егором или были свидетелями несчастных случаев. Заключенный №ПОР795 поведал об иерархии в колонии. К примеру деды, которые сидели уже давно, часто заставляли новичков брать на себя дополнительные рабочие смены, забирали у них часть пайков, а порой и вовсе приписывали рабочие часы себе. За непослушание или пререкание организовывали темную. Заключенный №МУЦ334 рассказал об несчастном случае, это произошло во время обеда, заключенный №СЫП564 не нашел часть своего обеда и обвинил в этом Егора. После он начал угрожать Егору и неприличным жестом показал к чему ему следует готовиться. Сору прервали, а спустя пару часов заключенный №СЫП564 вспорол себе живот, болгаркой.
Остальные показания были в таком же духе. Откровенно античеловеческое отношение к заражённым. Закрытие глаз на преступления, антисанитария и отсутствие прав человека. Кто попадал в колонию, людьми уже не считались.
После обвинитель вызвал Егора, для дачи показаний. Охранник отцепил наручники и проводил его до трибуны. Ему зачитали его права и позволили сесть. Обвинитель начал свой допрос.
- Что вы испытали, когда общались с заключенный №СЫП564? – Обвинитель говорил спокойно. Сам вышел в зал и встал перед Егором.
- Страх. Мне было страшно. – Ответил Егор, после того как услышал переводчика.
- И ничего больше? – Уточнил обвинитель. – Может еще гнев, презрение или злость?
- Протестую – это наводящий вопрос. - Встала защитник. – Ответ уже был дан.
- Хорошо, протест принят. – Согласился судья.
Дальше обвинитель прошелся по оговорённые ранее несчастным случаем, и каждый раз Егор отвечал, что боялся, порой настолько что хотелось умереть и покончить этим. Ужас, который он испытывал, не давал ему ночами спать, он плохо ел и все время был на чеку. Все время вслушивался в чужие разговоры, а по ночам слышал все шорохи и шаги.
- Мне еще хотелось уточнить, что вы испытывали во время голодовки, которой вас подвергли. – Спросил обвинитель.
- Первое время мне было спокойно, меня никто не беспокоил, но ближе к концу я начал чувствовать сильный голод. Это как будто тебя кто-то поедает изнутри, невыносимый сильный голод. В какой-то момент времени я был готов съесть что угодно, даже начал думать о камнях. – Егор рассказывал постепенно, изредка делая перерывы. – Я где-то читал что люди в голод ели грязь и камни, чтобы не чувствовать голод. В самом конце я начал чувствовать свою смерть, некий холод и пустоту. Точнее сказать не могу.
- У меня все ваша честь. – Закончил обвинитель. Он вернулся на свое место.
После настала очередь защитника задавать вопросы.
- Можете рассказать суду, чего конкретно вы боялись? – Спросила она Егора.
- Да. Когда меня привезли в колонию, нас было семеро. Там был парень может чуть моложе меня. Через два дня его нашли в отходной яме. Он был мертв, избит, я помню, что, когда его тащили его левый глаз, выпал из глазницы и покачивался, каждый раз, когда покачивалось тело. – Егор делал паузы и местами заикался. – После этого некоторые из заключённых говорили, что я следующий на очереди. Меня от этого в ужас бросало.
- А вы в ответ хотели или пытались что-нибудь сделать? – Спросила адвокат.
- Нет. Я был напуган и не знал что делать. Помню я хотел объесться мыло, чтобы в больничке полежать, но как мне потом объяснили – это еще хуже. В трудовой колонии, еще можно выжить, а вот если тебя в исследовательскую заберут, то оттуда уже никто не выходит. – Егор запнулся, потом продолжил. – Один из заключённых, рассказывал, как он и еще пару ребят таскали бочки из мед. корпуса и в одной из них виднелось тело с двумя головами и пятью ногами.
После Егор поведал еще пару страшилок про мед. корпус. О говорящей голове без тела, о химере, получеловек, полукозел. Официальных данных конечно не было. На этом Егор закончил. Охранник снова отцепил наручники от трибуны, проводил его за стол и прицепил к нему.
После на дачу показаний был вызван психиатр. Он был молод, не старше 26. Светлые волосы, прямая осанка, подтянутая форма тела, в темно синем костюме.
Психиатр отметил стрессовое состояние Егора, а также тот ужас и страх что он испытывал, когда находился в колонии. Дал общую характеристику личности.
- На мой профессиональный взгляд у пациента, за время пребывания в колонии появились признаки депрессивного психоза. – Отметил психиатр.
- Как вы считаете мог ЗЗ№ЕПР56 испытывать что-то кроме страха? – Спросил обвинитель.
- Маловероятно, особенно для меланхолика. – Ответил психиатр. – Понимаете далеко не все люди при наступлении опасности будут защищаться или бежать. Многих, особенно те, кто столкнулся с ней в первые, может просто парализовать страх. Даже после постоянного пребывания в таких условиях, далеко не у всех получается выработать защитный механизм. Они могут постоянно пребывать под действием сильного шока. Сознательно причинить вред он не мог, даже если бы и захотел, но вот подсознательно вполне мог. Известны случаи, когда перегрузка сознания, его отключает и человек реагирует автоматически, и даже не понимает этого.
Сторона защиты задавать вопросы не стала. Дальше пошла очередь эксперта. На вид типичный худощавый ученый, в коричневом костюме, усталым выражением лица и куда более измученным взглядом.
Эксперт был более конструктивен. Для более точного понимая он объяснил сам термин заражения: «Вы все помните о феномене фиолетового солнца. Тогда ученые установили, что солнце прошло сквозь концентрированное облако темной энергией, приборы не смогли её зафиксировать, но её влияние мы можем наблюдать. Ученые до сих пор не могут создать прибор для её обнаружения. Как вы помните первые зараженные, люди, животные, растения, при избытке темной энергии просто взрывались, либо растворялись, как будто их облили кислотой или каменели. Путем экспериментов ученым удалось найти способ, как измерять уровень заражения. На основе формул о весе вещества, молекул, атомов и прочего, были созданы высокоточные приборы. С их помощью смогли посчитать точное количество атомов в организме и взвесить их, если фактический вес оказывался выше расчетов значит в организме была ТЭ, чем выше разница между весом, тем больше темной энергии в организме. Так же они создали систему уровней, после шестого уровня уже были риски на самоуничтожение. Еще ТЭ может искажать физические законы, силу притяжения, электромагнетизм, пространство и даже время».
- Нами было изучено и установлена степень заражения у заключенного №ЕПР56, на данный момент она превышает пятый уровень. Так же мы нашли схожие искажения на телах большинства жертв, а также на месте крушения самолета, и его пассажиров. - Закончил эксперт читать доклад.
- А зараженные могут управлять своим заражением? – Задала вопрос обвинитель.
- Нет, на данный момент, самое лучшее что могут сделать заражённые так это направлять, но об полноценном контроле речи нет. – Авторитетно заверил эксперт. – К примеру, у нас есть зараженный, который может перемещаться в пространстве, но при этом он с трудом может выбрать место, даже концентрируясь на определенном месте он легко может оказаться в другом.
- А страх может служить указателем? – Спросил обвинитель.
- Мы точно не знаем, как проходить процесс взаимодействия между зараженным и темной энергией в нем. Это вполне может оказаться не столько страх, сколько чувство близости к смерти. – Эксперт еще раз перелистал доклад, после добавил.
- По искажению реальности, ТЭ оказывает искажения на наш привычный мир, могут существенно искажаться законы физики. Чаще всего этот эффект можно измерить атомными часами, искажения дают эффект отставания или ускорения времени. В данном случае время ускорилось на 0,00007863 процента. У ЗЗ№ЕПР56 заражение влияет на причинно-следственную связь, при этом только в момент опасности или близости смерти. Такой эффект наблюдался нами во всех случаях. – Закончил отвечать эксперт.
- То есть можно с уверенностью сказать, что обвиняемый причастен к каждому убийству. – Торжественно заключил обвинитель. – Можно даже утверждать, что он совершил эти преступления.
- Протестую ваша честь, ранее уже было обговорено что заражённые не контролируют свое заражения, поэтому говорить об прямом умысле в данном случае нельзя, так же нельзя говорить и об открытом намерение убийства, ведь заключенный никогда не высказывал подобного намерения. – Оспорила вывод адвокат.
- Протест принят. – Судья тоже не торопился с выводами. – Продолжайте.
- К примеру, пистолеты, заряженные боевыми патронами, не стреляли, в то время, когда они были заряжены холостыми, стреляли. – Эксперт достал лист с тестами. – При этом сам зараженный не знал об патронах – это говорит в пользу бессознательного проявление заражения, чем осознанного.
Защита лишь уточнила момент с уровнями заражение. После эксперт был свободен.
Начались прения сторон. Первым выступала сторона обвинения.
Обвинение настаивало на прямом умысле виновного, так как ведь не все же умерли в колонии, а значит заключенный сам выбирал кому жить, а кому умереть, хоть и под состоянием страха и ужаса. Хоть ЗЗ№ЕПР56 не действовал на прямую, через скажем оружие, тем не менее характеризовать все произошедшее как несчастный случая тоже нельзя. Так неожиданные стечения обстоятельства можно отнести к несчастным случаем, но в данной ситуации они неслучайны, а вполне прогнозируемы. Еще обвинитель отметил, что в случае покушение на жизнь заключенного, его действия можно отнести к самообороне, то в вот случае крушения самолета –нет, так как его жизни никто не угрожал. ЗЗ№ЕПР56 может и испытывал страх, и возможно он не контролировал свое заражение, тем не менее избирательность несчастных случаев, говорит нам об намерении избежать или не допустить предполагаемых событий, а раз есть намерение, значит есть и умысел. Поэтому зараженный виновен и должен быть осужден за массовое убийство по всей строгости закона.
Адвокат же напротив отстаивала чистую невиновность, так как Егор не мог контролировать свое заражения, а значит не может предсказывать результат своих действий. Она отметила несчастный случай, трех летней давности, когда новорождённый ребенок взорвал больницу. Его тогда охарактеризовали как несчастный случай, так как новорождённый ребенок не мог принять сознательного решения, а вину возложили на медицинский персонал, который не последовал инструкции, по обращению с зараженными, несмотря на его показания. Роды заражённых выше пятого уровня принимались вдали от города и оживленных центров. В колонии так же предусмотрены инструкции, на тот случай, если они столкнуться с аномальным проявлением заражения. В данном случае, еще самый первый суд, должен был вызвать экспертов по заражению и провести всесторонний осмотр, и анализ, чего сделано не было. Так как колонии были созданы с целью изучения заражения, помощи заражённым, там должны соблюдаться достойные условия жизни для людей, которых опять же мы не наблюдаем. Вместо этого мы сделал из колонии самые настоящие тюрьмы, а к больным людям, которые нуждаются в помощи стали относиться хуже, чем к преступникам. Поэтому все эти события были вызваны исключительно халатностью руководствующего аппарата. В то время как Егор стал всего лишь жертвой обстоятельств. Убийство – это волевое действие и решение, которого Егор никогда не совершал, что опять же свидетельствует в пользу его невиновности.
Это то что сумел понять Егор, со слов переводчика. После судья, позволил присяжным удалиться для вынесения решения.
Через час они вернулись и его озвучили. Оно было следующим: «Егор признан невиновным в несчастных случаях в самой колонии. В случае с самолетом, был признан виновным в совершение преступления по неосторожности. Руководящий состав колонии был признан виновным в полном составе. За нарушения норм содержания, за несоблюдение подписанных международных договоров, за несоблюдение процедур осмотра и обследования зараженных, что и стало основной причиной последовавших событий. Затраты по ликвидации последний, возмещению убытков и прочего возложили на страну, где находиться колония».
Егора приговорили к пожизненному изгнанию, на остров. Решение было подписано, без проблем.
Через пару дней его туда оправили. Там был двухэтажный дом со всеми удобствами. Его сопровождал солдат, который показал все: склад, ванну, туалет, спальню, телефон и прочее. На острове никто не жил, кроме Егора, еду ему будут доставлять раз в неделю. Так же он мог делать заказы. После солдат сел в вертолет и улетел.
Когда же Егор остался один, он позвонил маме. Он не разговаривал с ней уже пару месяцев. Она начала почти сразу же начала спрашивать об его здоровье и прочем. Раньше Егора это раздражало, ему казалось это не нужной заботой, но сейчас он с упоением слушал её голос и об всех волнениях, что крутились в её голове. Когда список закончился, Егор ответил.
- У меня все хорошо мам, впервые за долгое время все хорошо.


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:39  21-07-2020Петя Шнякин    
Запах хлорки запахом чая не перебить. Но про майёра есть - зачот!
#1 17:36  21-07-2020Корней Белкин    
Автор, пожалуйста, разделяй на абзацы,

очень тяжело читать с телефункина. Плиииззз

+

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
ВСТУПЛЕНИЕ

Отечественная культура, без всякого на то преувеличения, всегда стояла на бескомпромиссных позициях высокой нравственности, борьбы за мир, прогресс, дружбу народов. Она сумела открыть доселе невиданные сокровища нашей духовности, нашей нравственности и морали....
12:40  06-08-2020
: [121] [Кино и театр]
Познакомился я с ним в психушке в Москве тридцать семь лет назад. Я в клинике третий раз лежал, врачи, медсёстры и нянечки как родные стали. И уже отбыл там десять дней, похмелье прошло и я начал по утрам делать зарядку. Пошёл в туалет отлить, гляжу на лавочке пацан сидит, весь скукожился, подтряхивает его сильно так, сигарету с фильтром курит....
08:32  03-08-2020
: [9] [Кино и театр]
Как аметист, был фиолетов
упавший в море Солнца шар,
за недолив в стаканы лета
я материл прибрежный бар:
Зачем бодяжите дождями
мадеру солнечного дня...
Но тут нашла коса на камень -
из бара выгнали меня:
Послушай, северный "ценитель",
ты слов подобных избеги....
01:36  29-07-2020
: [12] [Кино и театр]
Когда я слышу музыку, я не могу себя контролировать,
Поэтому мой выбор профессии был предрешенным.
Я стал танцором и начал с радостью гастролировать.
Шаг на сцену и я уже кручусь как умалишённый.

Сначала я выступал на свадьбах и корпоративах....
12:05  21-07-2020
: [2] [Кино и театр]
- Всем встать, суд идет! – Громко прокричал охранник. Он был в солдатской форме, выглаженной и аккуратно одетой, но при этом сам больше походил на едва живой труп. Лицо камнем, землянистый цвет кожи, больной взгляд.
Дверь в стене открылась и в зал зашел судья....