Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Амиго на радио.

00:03  23-03-2006Талалаев
Не знаю как он,но я слушая передачу часто вспоминал Тину Канделаки. Интервью брали такие же бестолочи, не двавашие ему и слова сказать. Пригласить человека и болтать между собой!
00:07  23-03-2006#1 Талалаев    
Ага,придётся. Такое количество раз слово "гламур" я никогда ещё не слышал.
00:15  23-03-2006#2 Гудвин    
Мктрчянов

ты там хоть чонить понял?

01:33  23-03-2006#3 Saddam    
Про литпром было чо-нить?
02:02  23-03-2006#4 Saddam    
А из наших, кто чо пиздел?
02:24  23-03-2006#5 Сергей Минаев    
самое ахуительное и профессиональное в этом эфире было то, что никто(особенно касаеццо ведущей) не читал книгу о которой хотели поговорить.

в общем я бы сформулировал итог шоу: отъеб телок лайт вершен

02:31  23-03-2006#6 Saddam    
Я вот тоже не читал и эфира не слышал...
09:14  23-03-2006#7 Dess    
/*самое ахуительное и профессиональное в этом эфире было то, что никто(особенно касаеццо ведущей) не читал книгу о которой хотели поговорить. */

Они ж ди-джеи, бля. Их дело пиздИть, а не читать.

Ненавижу радио.

09:20  23-03-2006#8 Сэмо    
а че спросил Алу Зефф?

гы-гы-гы

телкит походу вели себя как профессиональные радио-задроты

я тоже помница писал репортаж с места событий и эффектом присутсвия. попиздев 10 минут по телефону.

09:28  23-03-2006#9 Сдвиг    
жаль, проебал эфир. интервью буржуазному очень понравилось, не думаю, что во вчерашнем эфире темы отличались, но, все-таки, где-нибудь вчерашний разговор можно будет прочитать?
09:41  23-03-2006#10 Carma    
поиск на эхе москвы дал "... "Два рояля", которую ведет Сергей Минаев. И. ПЕТРОВСКАЯ - Симпатичная. Она ...

08.01.2005 | Передача "Человек из телевизора""

09:50  23-03-2006#11 Сдвиг    
гыгы
10:44  23-03-2006#12 Carma    
вопрос некоего Э. Багирова 22.03.2006 18:47 - это пиздец )))
10:45  23-03-2006#13 Carma    
а где ответы, кстати?
11:29  23-03-2006#14 erze    
Список вопросов хорош.
11:43  23-03-2006#15 тык    
фирма Лабеан ... гыгыгыгыг

а тёлки то эти дыджейские хоть ничего внешне то ?

12:42  23-03-2006#16 norpo    
Разоблачение гламура

Тема: Разоблачение гламура


ЮЛИЯ МОСИЕНКО: Всем доброго позднего вечера. В эфире "Привычка жить", как всегда по средам, ровно до полуночи с Вами я, Юлия Мосиенко, и замечательные мои гости сегодня. Начну с дам, с Ульяны Цетлиной, дизайнера и светской львицы. Добрый вечер, Ульяна.


УЛЬЯНА ЦЕЙТЛИНА: Добрый вечер.


Ю. МОСИЕНКО: Еще у нас Оксана Пономарева в студии, гл. редактор журнала "ОМ". Добрый вечер, Оксана.


ОКСАНА ПОНОМАРЕВА: Добрый вечер, Юля.


Ю. МОСИЕНКО: И Сергей Минаев. Собственно зачинатель нашей сегодня темы, публицист, журналист, писатель. Все правильно?


СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Ну, все правильно. Добрый вечер.


Ю. МОСИЕНКО: Добрый вечер. Тема сегодняшней "Привычки жить" – "Разоблачение гламура". И гламур мы разоблачать собрались не просто так. Дело в том, что уже упомянутый мною Сергей Минаев, абсолютный тезка и однофамилец одного известного в свое время музыканта написал книжку "Духлесс". Для начала скажу, что английская частица "лесс" означает отсутствие чего-либо. Правильно?


С. МИНАЕВ: Совершенно.


Ю. МОСИЕНКО: Таким образом, название становится совершенно понятно и руссифицировано. В общем, каждый обыватель понимает, что говорим сегодня об отсутствии духовности и духа у нынешнего общества современного. В общем, много тела, мало духа, друзья, согласны? И для начала, что же мы разоблачаем, хотелось бы услышать от каждого из Вас, что для Вас конкретно гламур. Начнем, наверное, с Ульяны Цетлиной, раз она у нас анонсирована, по крайней мере, как светская львица. Итак, Ульяна, просветите нас, сельских жителей, что же такое гламур для Вас.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, для меня скорее это некое движение. И оно, скорее, оно такое яркое, веселое, безусловно, позитивное. Я бы даже сказала амбициозное. Если мы это берем как бы, своего рода это тусовка, талантливые люди, это много интересных каких-то событий. Ну, для меня, скорее всего, это несет позитивную окраску.


Ю. МОСИЕНКО: Талантливые люди, то, что сейчас принято называть "креативные", на мой взгляд, все-таки в светских тусовках принимают, ну, очень посредственное такое участие.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, почему, это достаточно разнообразные люди, они включают в себя разные слои общества. Это и талантливые музыканты, и дизайнеры, не знаю, художники.


Ю. МОСИЕНКО: Но для начала я тоже хотела бы задать вопрос. Вы тоже у нас названы, в анонсе прошло, что Вы не просто светская львица, но еще и дизайнер. Я хотела прикопаться к тому, что Вы просто светская львица и ничего больше не делаете, а оказывается, что Вы еще и дизайнер. И хотелось бы мне уточнить, дизайнер чего?


У. ЦЕТЛИНА: Я занимаюсь интерьером.


Ю. МОСИЕНКО: Т.е. прежде всего дизайнер интерьеров. Т.е. марку пока Ульяны Цетлиной в виде одежды, готового платья мы не найдем.


У. ЦЕТЛИНА: Пока не планируется, пока это исключительно интерьер.


Ю. МОСИЕНКО: Хорошо, теперь главный редактор журнала "ОМ", который позиционирует себя, как антигламурное издание. Оксана.


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, мы никогда не позиционировали себя, на самом деле, как антигламурное издание… Скорее как нонконформистское.


Ю. МОСИЕНКО: А вот неправда. Вот неправда. У Вас даже целые номера были посвящены конкретно тому, чем мы сегодня занимаемся – разоблачению гламура.


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, да. Это было, да. Что для меня гламур, да? Ну, во-первых, это бизнес однозначно. Во-вторых, это показной блеск. И в третьих, это некий стандарт. Ну, т.е. вот если так коротко говорить.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, а теперь Сергей Минаев, главный разоблачитель и обличитель.


С. МИНАЕВ: Ну, начнем с того, что начали разоблачать гламур-журналистов в первом интервью, которое было сделано в буржуазном журнале. А если говорить об определении, то дать определение слова "гламур", так же, как слова "духовность" в 21 веке возможным не представляется. Потому что это достаточно затерто и разменяно уже со столетиями, с годами, и с 10-летиями таким образом, как, помнишь, во время оранжевой революции муссировало слово "незалэжность", которое в общем все переводили на свой лад.


Ю. МОСИЕНКО: Трудно не помнить. Всего-то ничего прошло.


С. МИНАЕВ: Да, и в конечном итоге все эти три слова, они, как всеобъемлющие понятия, так, в общем, ничего не значащие.


Ю. МОСИЕНКО: А что сподвигло тебя на написание этой книги? Уже прогремела книжка "Кэжуал" Оксаны Робски действительно с именами, с фамилиями, с конкретными фактами. Как кто лежит в ванных с (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).


С. МИНАЕВ: У нас героини сидят даже "Кэжуал".


Ю. МОСИЕНКО: Да.


С. МИНАЕВ: На самом деле я бы не стал проводить параллели между "Кэжуал" и своей книгой по одной простой причине. Потому что я читал "Кэжуал", и естественно там встречались имена Ульяны, Ксении и т.д. Для меня эта книга ассоциируется своего рода с комиксами. Поэтому с позиции литературы я ее оценивать не могу. Т.е. было взято огромное количество узнаваемых персонажей, они были вплетены в диалоги, и на этом было построено повесть, роман, который не несет какой-то большой ценности литературной. Это моя точка зрения, как читателя. И второй момент, я не писал о Рублевке и не писал о Жуковке, потому что со словом "гламур" у нас сразу такой прицеп. Потому что гламур, что это? Рублевка, Жуковка, т.д.


Ю. МОСИЕНКО: Да. Без этого шоссе в две полосы туда, обратно мы никак не можем обойтись.


С. МИНАЕВ: Это книга о молодом человеке, который вращается в тусовке, который работает в крупной корпорации, и который переживает некоторый духовный кризис. Поэтому с точки зрения абсолютно гламурного или антигламурного романа, я бы не стал такие ярлыки вешать. Разоблачения гламура, как такого там нет, но роман абсолютно антигламурный в том смысле, что он показывает, как флер, как фасад, так и задник сцены. Да, когда мы входим в клуб, мы видим освещение, софиты, сцену, ди-джеев, но многие не знают изнанки. Вот там показано то, что внутри. Потому что некоторые люди, которым сейчас по 17,18 лет, они попадают в плен глянца, попадают в плен медий, и они вот эти культивированные ценности воспринимают, как истинные.


Ю. МОСИЕНКО: Сереж, молодежь стало жалко, которая вот в плен попала, в кабалу такую, хочет всего этого добиться, подражать, да. Главный девиз – разбогатей или умри и т.д.


С. МИНАЕВ: Или сдохни, пытаясь. Да, совершенно правильно. На самом деле тут, во-первых, у каждого есть выбор. И самое ценное, что есть – это право выбора, даже если никогда не воспользуешься. Но с точки зрения масс-медиа 21 век с фашистской Германией уже нельзя сравнить. Потому что такого тоталитарного влияния на общество медийных структур никогда не было, дальше будет еще хуже, потому что медиа становится быстрой. Она очень быстро реагирует. Она очень быстро выносит мнение. Она очень быстро формирует стереотипы. Поэтому мы живем в век медиа. И вот сейчас Бог – не Иисус Христос. Бог – медиа, это журналы, это телевизоры, это радио.


Ю. МОСИЕНКО: Не совсем поняла аналогию с фашистским режимом. Диктатура гламура существует, это очевидно.


С. МИНАЕВ: Нет, я сейчас говорю не о гламуре. Я говорил о медиа. Когда мы говорим о пропаганде, мы вспоминаем всегда там нацистскую Германию, сталинскую и т.д. Если в те времена были бы средства массовой информации на том уровне, на котором они сейчас, не было бы никаких концлагерей, потому что общество совсем по-другому бы принимало идеи.


Ю. МОСИЕНКО: Уверяю Вас средства массовой информации на очень высоком, по крайней мере, технологическом уровне, совсем забыла про слушателей. Вещаем мы в прямом эфире, как всегда по средам. Напоминаю, это "Привычка жить". Меня зовут Юлия Мосиенко. Гостей моих – Сергей Минаев, он публицист, журналист и писатель, автор книги "Духлесс", Ульяна Цейтлина, дизайнер и светская львица, как мы ее сегодня представляем. Кстати, потом задам вопрос. А нет, не потом, сейчас. Не обидно, что так представляют? И что для Вас светская львица вообще?


У. ЦЕТЛИНА: Ну, "светская львица" – во-первых, это звучит гордо. Я не думаю, что мне обидно. Потом светская львица – это некий собирательный образ. Я лично себя таковой не считаю, это скорее, может быть, некий ярлык, который на меня навесили, как Вы сказали средства массовой информации…


Ю. МОСИЕНКО: Но Вы не сопротивляетесь, Вам все нравится.


У. ЦЕТЛИНА: Интернет, не знаю, там вот это вот общество, гламур или… Но в принципе, звучит даже красиво – "светская львица". Так достаточно грациозно, опасно.


Ю. МОСИЕНКО: Третья гостья, это Оксана Пономарева – главный редактор журнала "ОМ". Все это я напомнила для того, чтобы сказать дорогим слушателям, напомнить им, что они могут принимать в нашей живой беседе во всех смыслах слова самое непосредственное, такое же живое участие по телефонам 783-90-25 – этот телефон для тех, кто слушает "Эхо Москвы" в Москве. И для всех тех, кто слушает за пределами города, и даже за пределами нашей замечательной страны – 783-90-26. Есть у нас еще и номер эфирного пейджера – 725-66-33 абонента "Эхо Москвы" можно уже не указывать. В общем, ждем сообщений и т.д. У нас очень много вопросов через интернет пришло. Ну, и первый вопрос, наверное, я от Ивана Опарова, журналиста из Москвы такому же журналисту Сергею Минаеву задам от имени слушателя Ивана. "Ну, разоблачите Вы гламур и что дальше?" – спрашивает Иван.


С. МИНАЕВ: Дальше ничего не произойдет. Гламур – это же, как памятник, кто же его посадит, кто же его разоблачит. На самом деле тут цель подобных написаний это не разоблачение, а попытка осмысления. И вопрос один – заставить людей задуматься в какой-то момент. Поэтому мы говорим о том, что цель – это заставить людей думать, а не разоблачить кого-то.


Ю. МОСИЕНКО: Владимир, менеджер из Москвы не верит Вам, Сергей, что вот Вы хотели показать изнанку, уберечь молодых людей от этой самой зависимости и прочее…


С. МИНАЕВ: Это его право, он живет в свободной стране.


Ю. МОСИЕНКО: Да, и вот он спрашивает: все-таки человек бизнеса не должен совершать неосмысленных поступков в сфере финансов. Какая цель выхода Вашей книги в свет? Он считает, Вы денег заплатили издательству, чтобы как бы вообще книжка увидела свет.


С. МИНАЕВ: Нет. Ну, если говорить о литературе, как о бизнесе, то на сегодняшний день в России, может быть, 5 авторов, которые зарабатывают какие-то деньги, поэтому если мы говорим обо мне, то это совершенно глупо. Поэтому, безусловно, никаких денег издательству я не платил, более того даже получил гонорар, пусть ему будет обидно.


Ю. МОСИЕНКО: Журнал "ОМ" за счет гламура, это вопрос гл. редактору Оксане Пономаренко…


О. ПОНОМАРЕВА: Пономарева.


Ю. МОСИЕНКО: Пономарева, простите.


О. ПОНОМАРЕВА: Почему-то когда Оксана, все сразу хотят мне украинскую фамилию.


Ю. МОСИЕНКО: Это потому что я – Мосиенко, мне всех хочется к себе, к себе, да. Но про "залэжность больше не будем". Как журнал "ОМ" зарабатывает на гламуре? Если зарабатывает, разоблачениями?


О. ПОНОМАРЕВА: Ой, ну, мы же не только разоблачениями на самом деле зарабатываем. Т.е. какую-то часть гламура мы очень даже любим.


Ю. МОСИЕНКО: Например, какую?


О. ПОНОМАРЕВА: Моду однозначно. Т.е. журнал "ОМ", он всегда был очень модным журналом. Т.е. при всем том, что вот я всегда говорю, что при всем том, что люди, читающие журнал "ОМ", вот как мы их хотим видеть, такие нон-конформисты, со своими мыслями, т.е. думающие, не идущие за толпой, при всем этом у нас на сегодняшний день общество брэндозависимых людей и это нормально, я считаю. Т.е. при всем при том, я – главный редактор журнала, который может вынести на обложку слово "Антигламур" большими такими розовыми буквами. И я помню, что Ксения – Ваша лучшая подруга, но, тем не менее, я помню, в общем, месяц мне звонили после того прекрасного номера, где бал черная плашка, на которой было написано "Здесь могла бы быть фотография Ксении Собчак". При всем при этом я не могу сказать: "Нет, нет, нет, что Вы, я никогда в жизни не возьму в руки сумку "Прадо"". Возьму, конечно, беру регулярно периодически.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, вот эта зависимость от брэнда, да, когда нам всем необходимо купить, не знаю, вещи из последней коллекции…


О. ПОНОМАРЕВА: Не необходимо, хочется. Ну, хочется – это не значит…


Ю. МОСИЕНКО: Ну, раньше-то не хотелось.


О. ПОНОМАРЕВА: Почему?


С. МИНАЕВ: Ну, для некоторых это необходимостью действительно становится.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, потому что этого не было.


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, вот это плохо, когда это необходимость, да. Т.е. не помню, где-то я услышала, что у нас в тусовке есть пароли. Т.е. мы должны, каждые 2 месяца мы меняем марку джинсов. Чтоб тебя пускали в общество, ты должна быть только в таких джинсах. Ну, вот это глупость. Я не буду ходить в эту тусовку…


У. ЦЕТЛИНА: Т.е. привлекает гламур, да? Все-таки хочется попасть в общество, в гламур, вот эти правильные джинсы, правильная сумка.


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, нет, нет. Вот я не пойду в общество, где меня будут встречать по джинсам никогда. Т.е. принципиально. Но красивые вещи мне нравятся.


Ю. МОСИЕНКО: А они обязательно должны быть какой-то известной марки разве? Для того чтобы быть красивой и желанной вещью?


О. ПОНОМАРЕВА: Вот, вся проблема в том, вся проблема в том, что гламур проповедует моду, а мне кажется, что проповедовать надо стайл.


С. МИНАЕВ: Сейчас Вы рекламодателей-то отпугнете.


О. ПОНОМАРЕВА: Сейчас журнал-то закроют.


У. ЦЕТЛИНА: Нет, я уверена, что не закроют. Наши рекламодатели, они прекрасно знают, в какие они идут.


У. ЦЕТЛИНА: Шутка.


С. МИНАЕВ: Ульяна уже SMS начала сама посылать рекламодателям. Я видел просто.


О. ПОНОМАРЕВА: Я телефоны выключила, между прочим.


С. МИНАЕВ: Я про Ульяну сейчас говорю.


О. ПОНОМАРЕВА: Так вот. В прошлом году было модно носить розовое, и розовое носили все. Шло оно не шло, все в розовом. Вот это глупость, я так считаю. Хотя, если кому-то нравится, кто я такая, чтобы запрещать кому-то носить розовое.


Ю. МОСИЕНКО: Но если, как Вам кажется, дрэскот некий, это глупо, т.е. для вхождения в определенный клуб необходимая марка джинсов, у тебя ее нету по каким-то причинам, но зато зависимость от брэнда Вам кажется не глупой…


О. ПОНОМАРЕВА: Что такое зависимость от брэнда? Когда я говорю брэндозависимый, это не значит, что человек вот просто, поймите, любовь к красивому, вообще дизайнерская одежда, она отличается от не дизайнерской одежды вовсе не лэйблом. Вот это проблема наших людей, что они этого не понимают. Дизайнерская одежда отличает кроем.


Ю. МОСИЕНКО: Знаете, раньше я считала, что это вопрос самоуважения. Если тебе нравится сумка Луи Вьютон, но ты не можешь себе ее позволить, девушка, себя уважающая подделку не купит, ну, по любому, что называется.


С. МИНАЕВ: Вы сейчас пол Москвы оскорбили этим, знаете да?


О. ПОНОМАРЕВА: Да, настоящего Луи Вьютона в Москве практически нет.


Ю. МОСИЕНКО: Но он есть в магазине Луи Вьютона.


С. МИНАЕВ: Юль, ты сказала, что 90% девушек, которые в метро ездят, они себя не уважают. Ты это хотела сказать?


Ю. МОСИЕНКО: Да, они хотят быть похожими на персонажей…


С. МИНАЕВ: Ну, о'кей, я уточнил для себя.


Ю. МОСИЕНКО: Сегодня у нас в студии Ульяна Цетлина, а есть еще ее подруга Ксюша Собчак, которая, кстати, тоже говорит, что подделку носить – последнее дело вообще в этой жизни.


У. ЦЕТЛИНА: Ой, ну, я считаю, что давайте быть добрее друг к другу.


С. МИНАЕВ: 100%.


О. ПОНОМАРЕВА: Доброта нас накрыла.


У. ЦЕТЛИНА: В принципе, а что плохого, что мы любим красоту, или мы любим красивые вещи. Или мы хотим вот эту абстрактную сумку "Прадо"….


Ю. МОСИЕНКО: Ульяна, ну, Вы же понимаете, что проблема Москвы в том, что она окружена Россией. И вообще Россию…


С. МИНАЕВ: Кстати, в этом ее счастье, я бы сказал.


Ю. МОСИЕНКО: И часть Москвы это раздражает. Ваш образ жизни, Ваш образ мыслей. Надо понять…


У. ЦЕТЛИНА: А почему? У всех одинаковый как бы изначальный, исходный какие-то там данные моменты, т.е. все велком ту гламур. Любая девушка…


Ю. МОСИЕНКО: Это неправда, это неправда. Не любая девушка. Повариха Катя, она не может пойти в бутик Луи Вьютон.


У. ЦЕТЛИНА: Нет, у нас гламур в Москве, он очень демократичен. Там если сравнивать с тем же высшим светом и гламуром, предположим, в Англии, там, где нужно родиться, закончить определенный институт…


О. ПОНОМАРЕВА: Вот это вот могу поспорить.


С. МИНАЕВ: Вот, Ульяна, высший свет и гламур, это вещи одного порядка или разные? как ты думаешь?


У. ЦЕТЛИНА: Безусловно, это вещи одного порядка.


С. МИНАЕВ: А я думаю, что это совершенно разные вещи.


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, мне тоже кажется, что это абсолютно разные вещи.


С. МИНАЕВ: Знаете, как в Америке есть понятие старых денег и новых денег.


У. ЦЕТЛИНА: А в России нет такого понятия старых денег.


С. МИНАЕВ: Я понимаю.


У. ЦЕТЛИНА: В России новые деньги и гламур, гламурная тусовка – это и есть высший свет, который мы вот сегодня можем предъявить обществу.


О. ПОНОМАРЕВА: Но как показывают понятия воспитания…


Ю. МОСИЕНКО: Нет, высший свет ходит в консерваторию, Ульяна.


У. ЦЕТЛИНА: У нас нет альтернативы этому. У нас нет старых денег, у нас нет каких-то традиций…


Ю. МОСИЕНКО: Это неправда. У нас есть традиции. И старая Москва, которая еще не купленная, да, вот старые дома, которые получали работники культуры и так далее, я могу сейчас называть целые переулки перед Тверской, там, начиная с Брюсова, все, что идет перед консерваторией, это люди старой закалки, со старыми деньгами, которых уже нет…


У. ЦЕТЛИНА: Их дети тоже входят в гламур. Предположим, вот, например, то, что Вы говорите "старая Москва", да, это как бы там дети, например, дети знаменитых русских режиссеров, дети там композиторов, поэтов…


Ю. МОСИЕНКО: Я говорю о спокойной московской интеллигенции, спокойной такой, не видной, незаметной.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, у них тоже есть дети, они сами тоже отчасти входят в гламур. Они тоже часть этого движения, и этого общества.


Ю. МОСИЕНКО: Ульян, вот для начала, я с себя начну. Вот у меня шансов попасть в Вашу тусовку нет вообще. Я могу подойти к Ксюше Собчак, ее мама – частый гость нашей студии, и в частности моей программы, и сказать: я знаю твою маму, Ксюша, вот мы собирались делать тогда программу, но ты не смогла придти и т.д. И вот мы с тобой обе ведущие, ты телеведущая, а я радио, давай дружить. 0 шансов.


У. ЦЕТЛИНА: Давайте все-таки определимся, что такое гламур, и что такое гламурная тусовка. Т.е. кто эти люди, которые туда входят. Т.е. получается, что гламурная тусовка это Ксения Собчак, я и ее мама.


С. МИНАЕВ: Мама – это политическая тусовка все-таки.


У. ЦЕТЛИНА: Нет, это неправда. Это достаточно обширная…


С. МИНАЕВ: По-моему это политическая тусовка все-таки.


Ю. МОСИЕНКО: Так же как в Америке, раз мы затронули вопрос старых денег и прочее, Америка показывает нам на примере той же Пэрис Хилтон, что со старыми деньгами нынешнее поколение обращается крайне небрежно. И то, что заработал когда-то дедушка неимоверным путем, или даже прадедушка, построив сеть отелей, Пэрис разбазаривает конкретно. Обкладывает свои мобильные телефоны стразами от...


У. ЦЕТЛИНА: Это не совсем правда. Пэрис Хилтон сама зарабатывает огромные деньги. Она участвует в рекламных компаниях.


Ю. МОСИЕНКО: Безусловно.


У. ЦЕТЛИНА: У нее есть свои брэнды.


Ю. МОСИЕНКО: Абсолютно.


С. МИНАЕВ: Но она участвует, потому что у нее есть фамилия Хилтон изначально.


У. ЦЕТЛИНА: Свои лини одежды.


О. ПОНОМАРЕВА: Кто ее покупает?


У. ЦЕТЛИНА: Покупают и еще как.


С. МИНАЕВ: Те самые, о которых говорит Оксана, брэнды (НЕ РАЗБОРЧИВО).


У. ЦЕТЛИНА: Когда я была в Америке, я видела эти бутики. Среди американской молодежи…


Ю. МОСИЕНКО: Вы бы купили?


У. ЦЕТЛИНА: Причем простой американской молодежи…


Ю. МОСИЕНКО: Вот то, о чем я говорю, хоть как-то приблизиться к тусовке. Любыми средствами.


У. ЦЕТЛИНА: Покупают ее брэнды.


С. МИНАЕВ: А тут есть средство – хочешь быть богатым, работай для бедных, потому что понятно, что ее друзья не купят ее брэнды, а купят те, которые вона би. Знаешь, такая категория?


О. ПОНОМАРЕВА: Причем, мне кажется, сама она как раз никогда не будет носить свою одежду, потому что…


У. ЦЕТЛИНА: Как раз сама она делает деньги, т.е. она ведущая на телевидении. Ее есть за что уважать, она не просто какое-то там голубоглазое бимбо, которое там легко ненавидеть.


Ю. МОСИЕНКО: Очень нужное понятие прозвучало из Ваших вот уст.


У. ЦЕТЛИНА: Она, тем не менее, сама себе брэнд. Она человек сэлф мэид, которая сама себя…


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, простите, сэлф мэид фамилия Хилтон…


С. МИНАЕВ: Сэлф мэид и несколько миллиардов?


О. ПОНОМАРЕВА: Это из другой сказки.


У. ЦЕТЛИНА: Значит, во-первых, существует очень много фамилий, брэндов и детей. Но согласитесь мы там знаем несколько всего имен, которые что-то сделали, которые как-то заявили о себе, которые не такие, как все. Там многие просто, и о них никто не знает. Кроме Хилтон, там существует Шератон. У них тоже есть дети, мы никогда не слышали о потомках семьи, имеющей другие какие-нибудь отели или еще что-то. А о ней мы знаем. Значит, она не такая, как все. Значит, что-то в ней есть.


С. МИНАЕВ: Ульяна, там несколько другая история была, если ты знаешь, о чем ты говоришь. Потому что Пэрис Хилтон, она попала на обложки "Джей Кью" и стала телеведущей не потому, что она сделала дизайнерскую линию одежды. И как ты сказала, была сэлф мэид. Т.е. ну, Натэла Версачи в таком случае тоже сэлф мэид, получив в наследство модный дом и т.д. На самом деле ситуация другая. Она была дочерью достаточно состоятельных родителей. И потом она начала в какой-то момент отчаянно тусоваться и сразу, понятно почему, стала объектом папараци и медиа. Это совершенно понятно почему. Не то, что она такая плохая. Просто раз и сфокусировали.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, тысячи богатых семей и тысячи, там миллионы этих детей. Но почему-то в СМИ…


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, может быть, миллион этих детей учится в Гарварде или в Йеле. И хотят быть юристами, допустим.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, хорошо, но почему-то в мире знают именно ее. Значит, чем-то она отличается, значит, что-то она для этого сделала.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, разумеется, она захотела стать знаменитой.


С. МИНАЕВ: Ну, она, безусловно, что-то для этого сделала. И потом ее масштабировала медиа. Потому что такая же ситуация, как у нас в России. Везде должны быть вот такие объекты медийные. Это не то, что это плохо или хорошо. Но это законы. И медиа начинает масштабировать людей. Ну, в данном случае, Ульяна, ты же сама с этим сталкиваешься. Что на тебе сконцентрировано внимание общества. Не потому что ты… Изначально же ты не была дизайнеров, правильно?


У. ЦЕТЛИНА: Ну, я вообще с детства училась непосредственно как бы…


С. МИНАЕВ: Ну, понятно. Но сначала же начали журналы говорить о том, что ты не дизайнер, а вот именно светская львица, которая звучит гордо. И сразу вокруг этого естественно стали строиться легенды.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, это был их какой-то выбор.


С. МИНАЕВ: Правильно.


У. ЦЕТЛИНА: И это не было моим каким-то желанием. Просто это моя жизнь и ее назвали гламуром.


С. МИНАЕВ: Конечно, нет. Они взяли красивую женщину и сразу ее масштабировали. Так работает медиа. Это совершенно нормально. Насчет дрэсскода тут хороший вопрос был. По поводу вот дрэсскода. На самом деле тут тоже ситуация очень простая. Все в жизни пользуются дрэсскодом. Вот, ну, в офис же люди не ходят голые, ходят в костюмах, совершенно нормально. И поэтому глупо говорить, что кто-то там на тусовке меняет джинсы каждый день. Ну, это определенный стиль и определенный мэссадже, принятый в этой культуре.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, это еще и заговор, на мой взгляд.


С. МИНАЕВ: В данном случае заговор не людей, которые это носят. А заговор людей, которые им это продают.


Ю. МОСИЕНКО: И которые это производят.


С. МИНАЕВ: Ну, продают и производят.


Ю. МОСИЕНКО: Да, да, да. То, что сейчас, я не знаю, то, что сейчас происходит, я открываю любой журнал, во-первых, везде одно и то же. Выбрать из этого невозможно, потому что нет одного конкретного направления. Почему я скучаю очень по 80-м? Потому что это было конкретно заложенный вектор – ребята, в моде многослойная одежда. И женщины носили эти страшные плечики и т.д. под все блузки надевали жилетки, сверху плащи, которые тоже были все объемные и т.д. Но стильным было быть легко за счет того, что ты просто умел комбинировать вещи. Теперь это не проходит.


О. ПОНОМАРЕВА: Так и сейчас то же самое. Быть стильным – это уметь комбинировать вещи. Наоборот, сейчас можно легко индивидуальность показать.


С. МИНАЕВ: Нет, я считаю, что в СССР было достаточно легко быть стильным. Потому что в СССР…


О. ПОНОМАРЕВА: Все носили одинаковое.


С. МИНАЕВ: Марку Леви Страус знали 328 человек.


Ю. МОСИЕНКО: Тогда в моде были джинсы Монтано. Кто сейчас помнит?


С. МИНАЕВ: Да, да, да. Монтано, Риордо, я помню.


Ю. МОСИЕНКО: Кто сейчас помнит об этом? Какие джинсы модно носить нынче?


С. МИНАЕВ: Это к Ульяне.


Ю. МОСИЕНКО: Это к Ульяне вопрос.


У. ЦЕТЛИНА: (Смех).


Ю. МОСИЕНКО: Нынешний дрэскод нам диктует? Чтобы принадлежать к гламурной тусовке мы должны надеть?


У. ЦЕТЛИНА: Если это как бы мое мнение, я считаю, что модно то, что тебе идет, прежде всего. То, что красиво сидит на твоей фигуре. И лично для меня как раз не существует, мы говорили, вот проблема брэндов, и там кто-то что-то навязывает. Для меня этого не существует. Для меня существуют какие-то вещи. Они красивые, они создают какой-то стиль. Они удобные…


О. ПОНОМАРЕВА: Ульяна, а где Вы одеваетесь?


Ю. МОСИЕНКО: И сейчас марки…


О. ПОНОМАРЕВА: Вот Вы сказали: для меня не существует проблемы брэндов, да? Вот я просто знаю, что такое, вот для меня не существует проблемы брэндов. Я могу идти по какой-то совершенно маленькой улице, увидеть в витрине какую-то совершенно непонятную вещь, да, зайти, мне все равно, что на ней написано будет. Она может быть сделана в Китае, или может быть, в Италии.


С. МИНАЕВ: Вы же только что про "Прадо" говорили.


О. ПОНОМАРЕВА: Т.е. вот она зацепила, да.


У. ЦЕТЛИНА: Да, та же самая история. Для меня красивое платье – это всегда красивое платье.


О. ПОНОМАРЕВА: Где Вы одеваетесь?


У. ЦЕТЛИНА: А если оно меня украшает, в принципе все равно кто это. Это может быть русский дизайнер. У нас очень много в Москве работает замечательных, молодых…


Ю. МОСИЕНКО: В том числе Костя Дудаладов – частый тоже гость.


У. ЦЕТЛИНА: Московских дизайнеров, которых я очень рекомендую. Например, такой дизайнер мой любимый, как Надя Сказка…


Ю. МОСИЕНКО: Ай, ай, ай. Ладно, украсим свой эфир звонками слушателей. Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.


СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, девочки. Доброй ночи.


Ю. МОСИЕНКО: Доброй ночи. А с мальчиком поздороваться не хотите?


СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Хочу. Мальчик симпатичный.


Ю. МОСИЕНКО: Очень.


С. МИНАЕВ: Здравствуйте. Спасибо большое. Я Вас не вижу, к сожалению, я Вам тоже комплимент скажу.


Ю. МОСИЕНКО: Простите, зовут Вас как?


СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня Елизавета Дмитриевна. Вы знаете, все хорошо, Вы мне очень все симпатичны. Но только одно есть но. Вы знаете, вот эти брэнды, вот эта Ксения Собчак, вот это сравнение, у нас же 5-10% такой молодежи. Вот эти брэнды, вот эти бутики, вот я сегодня была в бутике на Тверской. Просто зашла…


С. МИНАЕВ: Фу, какая гадость.


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИКЕВНА: Мальчики, девочки, Вы знаете, это убийственно. Это такие жуткие вещи. Это не потому, что там…


Ю. МОСИЕНКО: Елизавета Дмитриевна, это, может, для Вас жуткие…


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА: Нет, нет, не для меня. Я так же рассуждаю, как и Вы. Я знаю, что такое красиво, и что такое не красиво. Понимаете, в чем дело. И просто стыдно. Стоят, эти вещи висят, никто их не покупает. Дорогие причем, бешенные деньги. Я взяла одну, посмотрела вторую, там какие-то брючки, джинсы какие-то, но это убийственно. И есть вещи очень приятные. И девочка оденет это, а Вы говорите, неприлично, тусовка, нужно быть в каких-то необыкновенных этих самых…


Ю. МОСИЕНКО: Нет, мы же не говорим об этом.


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНАЕ: Ну, что Вы, надо быть красиво, эстетично одетым.


Ю. МОСИЕНКО: А что касается духа, да, собственно, мы на одежду перешли, а изначально намеривались говорить о духовности.


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА: А я включила как раз, как раз про одежду Вы говорили. А о духовности….


У. ЦЕТЛИНА: Забыли как всегда.


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА: Духовность должна быть у молодежи. А у нас все это получается действительно. Но разве можно Ксению Собчак сравнивать со всей нашей другой молодежью. Ну, вот у меня внук закончил институт, но он физически, он умный мальчик, но он не может быть…


С. МИНАЕВ: Как понять физически умный мальчик? Он спортсмен по шахматам в смысле?


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА: Ну, и что? Да, он физически развит. Ну, я просто спешу. Да. Но он не может зарабатывать такие деньги и жить вот так на широкую ногу. Отели 1000 рублей, 200, сколько там, долларов и т.д. за номер, там всякие эти поездки и т.д. У нас элита, это вот Вы входите в эту элиту. Понимаете, в чем дело. Но это маленький процент. Но молодежь же Вашу передачу тоже слушает, ребята, ну, нельзя же так. А потом мы смотрим передачи, что у нас всякие убийства и т.д. Да потому что получается…


Ю. МОСИЕНКО: Мы все поняли. Елизавета Дмитриевна, мы поняли, мы учтем.


ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВНА: Учтите, пожалуйста.


Ю. МОСИЕНКО: Дрэсскод ведет к убийствам.


С. МИНАЕВ: Значит, все тусовщики – потенциальные убийцы.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, что касается духа, я думаю, что да. Там уже умерщвлен навсегда.


С. МИНАЕВ: А Вы говорите о доброте. У нас добрая аудитория. Вот видите, сразу убийцами всех назвали.


Ю. МОСИЕНКО: Еще хочу обратиться к вопросам из интернета. Опять вопрос Сергею. В интернете он у нас очень популярен. Итак, Петр Сергеев, историк из Москвы задает вопрос: "Сергей, Вы знаете, что в свое время Есенин пришел в салон Зинаиды Гиппиус…


С. МИНАЕВ: В валенках.


Ю. МОСИЕНКО: Да. И сказал, как я Вас всех ненавижу". Не хотите сделать что-то подобное?


С. МИНАЕВ: Ну, надо историю читать или Бунина.


Ю. МОСИЕНКО: Не хотите сделать что-нибудь подобное?


У. ЦЕТЛИНА: Абсолютно гламурный персонаж Есенин был.


С. МИНАЕВ: И пришел он и сказал, как его туда привели, да, и привел его туда Клюев, если я не ошибаюсь, и все это было инсценировано. И он совершенно грамотно, и совершенно правильно, он 100%-но гламурный персонаж был, который умел эпатировать. И он был тусовщик 100%-й.


У. ЦЕТЛИНА: И ненавидеть – это очень гламурно. И валенки – это очень гламурно.


С. МИНАЕВ: Конечно.


Ю. МОСИЕНКО: Опять же Сергею вопрос от Дмитрия Парфенова, журналиста…


С. МИНАЕВ: Что ж такое?


Ю. МОСИЕНКО: Снова журналиста, из Москвы. "Назовите, пожалуйста, в порядке убывания (не знаю, почему убывания) трех самых гламурных людей России, не считая себя, конечно".


С. МИНАЕВ: Ну, я себя к таковым не причисляю.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, мы тут договоримся, я чувствую.


С. МИНАЕВ: Ульяна Цейтлина. Опять Ульяна Цейтлина. Все время Ульяна Цейтлина. Я так не знаю даже. Надо рейтинг посмотреть. Я так не готов.


Ю. МОСИЕНКО: Нет, ну, два имени сегодня звучало неоднократно. Обладательница одного из них сидит у нас в студии. Да, действительно, Ксюша Собчак.


О. ПОНОМАРЕВА: И еще мы Юлю Визгалину забыли. Т.е. вот и тогда будет абсолютно завершенная…


У. ЦЕТЛИНА: Растут наши ряды. Крепчаем мы.


С. МИНАЕВ: Надо партию создать, я думаю, Вам.


У. ЦЕТЛИНА: Партию гламурных лиц.


О. ПОНОМАРЕВА: Начните пока с профсоюза.


С. МИНАЕВ: Да, во всяком случае, спонсорская поддержка будет серьезная.


У. ЦЕТЛИНА: Получится не партия, а стая.


С. МИНАЕВ: Вот это хорошо, по-доброму.


Ю. МОСИЕНКО: Александр, офицер из Москвы, замечательный вопрос, тоже через интернет прислал: "Так называемый гламур – это пошло и унизительно для человеческого достоинства гражданина России. Весь этот гламур просто из-за недосмотра военкоматов в свое время. Нормальный парень, честно отдавший долг Родине, после армии создаст крепкую семью и обеспечит ее посредством собственного…


С. МИНАЕВ: У нас есть крепкие семьи в гламуре.


У. ЦЕТЛИНА: Потомством.


С. МИНАЕВ: Я вообще считаю, что у нас лагеря не дорабатывают. Потому что всех сажать надо.


Ю. МОСИЕНКО: А я не дочитала. Вопрос длинный. "И обеспечит ее посредством собственного честного труда. А не будет всю жизнь избалованным недорослем с дорогими игрушками…


С. МИНАЕВ: Конечно, не будет. У него денег не хватит.


Ю. МОСИЕНКО: С сомнительными источниками доходов и извращенной системой морали. И вообще, Сергей. Вы служили в армии?"


С. МИНАЕВ: Нет. Я учился в университете. Я очень хотел, но у меня была отсрочка.


О. ПОНОМАРЕВА: Самое смешное, что тут речь идет о мужчинах. А в основном-то гламур проповедуют женские журналы для женщин, как правило.


С. МИНАЕВ: Это тоже недоработка военкомата, я считаю.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, это тоже я считаю, недоработка военкомата. Вот в Израиле служат все.


С. МИНАЕВ: Ульяна, почему тебя не призвали в армию?


О. ПОНОМАРЕВА: Я не понимаю, почему?


С. МИНАЕВ: Ульяна не служила, Ксения служила?


Ю. МОСИЕНКО: Главная недоработка военкомата – это, я думаю, Бэкхом. Самая главная недоработка.


С. МИНАЕВ: 100%.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, что? Еще звонок послушаем, на сей раз не из Москвы. 783-90-26. Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста, как Вас зовут?


СЛУШАТЕЛЬ: Владислав из Оренбурга. Вот самое главное. Слушаю вот это – тусовка, гламур, тут передо мной женщина сказала. Говорит: это вот мальчик, вот эта элита, часть, ну, одна треть нашего общества вошла в эту элиту. Она служит этой элите, и они в обыкновенной власти коммунистических…


Ю. МОСИЕНКО: Прошу прощения у Владислава, дело в том, что …


С. МИНАЕВ: Класс какой.


Ю. МОСИЕНКО: Дело в том, что переслушивать то, что сказала женщина, позвонившая раньше, мы не будем тратить на это время. И пересказами, пожалуйста, не занимайтесь. И еще у меня огромная просьба к тем, кто присылает сообщения на пейджер 725-66-33, обязательно подписывайтесь, потому что анонимок в эфир я читать не буду. Попробуем еще раз, на сей раз из Москвы, 783-90-25, Вы в прямом эфире.


СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер.


Ю. МОСИЕНКО: Простите, пожалуйста, сначала представьтесь.


СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Да, меня зовут Евгения, Москва. Вы знаете, мне кажется, все, что сейчас происходит, это, наверное, очень естественно, в смысле светских тусовок, всего вот этого гламурного мира. Хотя я, не очень понимаю, почему нельзя использовать русское слово для этого. Вместо гламурного очень много других слов.


Ю. МОСИЕНКО: А Вы, как главная славянофилка, предложите нм что-нибудь, как альтернативу.


ЕВГЕНИЯ: Обаятельный мир, допустим. Привлекательный.


С. МИНАЕВ: Тогда уж чарующий.


ЕВГЕНИЙ: Да, чарующий. Но вопрос у меня такой. Почему никто вот в этой гламурной тусовке не обращает внимания на вопросы благотворительной деятельности. Почему только обращается внимание, кто с кем куда поехал, кто где, в Куршавели или где-то там…


Ю. МОСИЕНКО: А Вам не кажется, я сейчас Вам вопрос задам, прежде, чем его переадресовать Ульяне, что не честно это и не благородно, когда ты занимаешься благотворительностью, это афишировать. Может быть, просто наша светская тусовка – люди глубоко интеллигентные, порядочные и в голос об этом не говорят.


ЕВГЕНИЯ: Как же так? Вы хотите сказать, что заниматься благотворительной деятельностью, помогать детским домам…


Ю. МОСИЕНКО: А я считаю, что это можно делать очень по-тихому. Очень многие люди так делают.


С. МИНАЕВ: Дело не в тусовке, по-моему, а в средствах массовой информации. Потому что гораздо проще написать, что Ульяна Цейтлина и Ксения Собчак там пошли на какую-то яхту и чего-нибудь выпили, там шампанское за 3000 долларов, чем написать что-нибудь о даре на благотворительность.


Ю. МОСИЕНКО: Но, в любом случае, Евгения, спасибо за вопрос.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, это тиражи лучше поднимает.


С. МИНАЕВ: Конечно, потому что никого не интересует добродетель, Евгения, всех интересует порок.


Ю. МОСИЕНКО: Давайте, действительно о духовной жизни, о духовной стороне светской тусовке. Вам, Ульяна, как светской львице, известны факты, когда реально из Вашего окружения кто-то помог конкретному человеку, учреждению и т.д.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, вот тут, кстати, мои претензии к средствам массовой информации, потому что я считаю, это их упущение, потому что, безусловно, нужно обращать внимание не только, как сказали здесь, на порок. Потому что порок, как мы знаем, он интересен, он привлекателен, он продается. Безусловно, нужно обращать внимание, делать акцент, конечно, скромность – это хорошо, но скромность в этом смысле, она может быть опасна. Потому что хорошие деяния, благие деяния, как то, какая-то спонсорская деятельность в детских домах, в больнице, она, безусловно, есть. Есть это движение. И очень хорошо на них обращать внимание. И очень хорошо это поощрять. Это, безусловно. Это одна из проблем средств массовой информации. Потому что они очень однобоко рассматривают вот это вот, не знаю, светское общество, или гламур, то, о чем мы говорим. Туда, безусловно, входит очень много богатых людей.


Ю. МОСИЕНКО: Ульяна, а что Вы предлагаете конкретно? вот допустим я главный редактор, простите, Оксана…


О. ПОНОМАРЕВА: Ничего, ничего.


Ю. МОСИЕНКО: Я сейчас на секундочку встану на Ваше место. Я понимаю, что привлекает читателя. Действительно, с картинками, где есть Ваша фотография, Вашей приятельницы Ксюши и т.д. будет интереснее прочитать о том, что Вы сделали то-то, то-то, а не отдали деньги приюту. Ну, просто потому что обывателю это интересно.


У. ЦЕТЛИНА: Ну, это только одна сторона жизни.


Ю. МОСИЕНКО: А что Вы хотите, чтобы я на вторую страницу поместила: а на самом деле, девочки, надо читать Федора Михайловича Достоевского. Вы это предлагаете?


У. ЦЕТЛИНА: Но дело в том, что, а почему бы и нет. Мы говорим об отсутствии духовности, но это глобальная проблема нашего общества. Это не только проблема гламура. Я бы сказала, мы все валим сейчас на глумур. И мы уже априори рассматриваем гламур с отрицательной точки зрения.


Ю. МОСИЕНКО: Я объясняю почему. Потому что глянец…


О. ПОНОМАРЕВА: Есть такое понятие, как формат.


Ю. МОСИЕНКО: Потому что глянец пропагандирует одну сторону, он не говорит о том, что надо развиваться духовно. Он говорит: модно быть стильным, модно быть успешным. А модно быть духовным, я это нигде не читала. И я сама об этом никогда не говорю.


У. ЦЕТЛИНА: Это необходимо. Это не то, что это необходимо, это модно, это присутствует. И опять-таки обращать внимание и поощрять людей за что-то положительное, тех же гламурных персонажей, это задача, не знаю, радио, телевидения, средств массовой информации не смотреть так однобоко на то, что происходит. Потому что все эти люди, общество, они, тем не менее, восстанавливают храмы, они дают работу тысячам издательств и вот журналам, мы говорим сейчас о журналах, о журналистах. Т.е. ведется как бы колоссальная работа. Никто на это не обращает внимание. На какие-то положительные вещи. Все вот заострились, что на Ксении Собчак вот такое дорогое колье, а какой-нибудь там олигарх пьет "Розе кристалл" в Куршавели.


О. ПОНОМАРЕВА: Но вся проблема, по-моему, в другом. Я не знаю, насколько модно быть духовным, по-моему, это нормально. Вот просто нормально.


Ю. МОСИЕНКО: В современном обществе тоже нормально?


О. ПОНОМАРЕВА: Вообще, воспитание – это нормально.


У. ЦЕТЛИНА: Мы такие скромные, когда речь идет о чем-то хорошем. О благотворительности, нормально…


О. ПОНОМАРЕВА: Нормально, само собой. И поверьте мне, люди, которые вкладывают деньги в какие-то благотворительные акции, они, как правило, тут же присылают пресс-релиз по всем газетам. На самом-то деле.


С. МИНАЕВ: А Вы пишите об этом?


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, а у меня другой формат. Т.е. если бы у меня была медицинская…


С. МИНАЕВ: Т.е. Вас благотворительность не интересует?


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, она не меня не интересует.


С. МИНАЕВ: А Ваших читателей.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, потому что читатели, они ждут…


С. МИНАЕВ: А Вам не кажется, что Ваших читателей интересует, скажем так, их в принципе мало что интересует. Они за истинные ценности воспринимают как раз, то что Вы им продает в журнале, поэтому если Вы говорите о формате, то этот формат во много формируете Вы, простите меня.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, но мы занимаем определенную нишу. Мы не можем… Т.е. любой глянец – это из серии "сделайте мне интересно". Например, газета "Коммерсант" – это вот "я сейчас расскажу Вам новости". Или там газета "Известия". А глянец – это "сделайте мне интересно". И если глянец сейчас начнет публиковать финансовые новости, то его перестанут покупать. Т.е. это бизнес…


С. МИНАЕВ: Ну, большая разница между финансовыми новостями и благотворительном бале, который, допустим, был в "Балчуге" две недели назад.


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, светскую хронику с благотворительного бала, я думаю, дадут многие издания.


С. МИНАЕВ: Мы говорим сейчас, вот опять, Вы понимаете, в чем ошибка. Вы говорите "светская хроника с благотворительного бала"…


О. ПОНОМАРЕВА: И там будет абзац…


С. МИНАЕВ: Поэтому если в этом разрезе все представлять, то ни о какой благотворительности вообще не надо писать.


О. ПОНОМАРЕВА: Мы говорим сейчас о формате издания. Мы сейчас с Вами будем перекидываться просто какими-то терминами, но на самом деле у каждого издания есть формат.


С. МИНАЕВ: Т.е. Вы не виноваты.


О. ПОНОМАРЕВА: Стоп. А Вы меня сейчас в чем-то обвиняли?


С. МИНАЕВ: Мы сейчас говорим о том, что Вы не пишите о духовности.


Ю. МОСИЕНКО: У нас не гламурный журнал. Я еще раз говорю, в гостях у нас гл. редактор абсолютно не гламурного журнала.


О. ПОНОМАРЕВА: У нас не гламурный журнал.


Ю. МОСИЕНКО: К глянцу он относится, безусловно.


О. ПОНОМАРЕВА: У нас и не информационный журнал. У нас все-таки как бы развлекательный журнал.


Ю. МОСИЕНКО: Значит, а сделайте мне интересно, а значит, сделайте мне красиво все-таки.


С. МИНАЕВ: Т.е. мы говорим, что духовность и благотворительность никому не интересны.


О. ПОНОМАРЕВА: Красиво – это журнал "Вог", а у нас "сделайте мне интересно". Т.е. вот мы всегда говорим, что "ОМ" – это журнал для людей, которые умеют читать. А вот "Вог" – это журнал для людей, которые любят смотреть. Ну, это нормально. У них свой формат.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, Сергей, дров Вы, конечно, своей книжкой накололи.


С. МИНАЕВ: Да, нет. Проблема в том, что мы прячемся сейчас за терминологией. Потому что Ульяна задала правильный вопрос: почему Вы не пишите о том, что кто-то на что-то жертвует деньги. Оксана говорит: я не а формате.


Ю. МОСИЕНКО: А Сергей Минаев в своей книжке "Духлесс" об этом написал, о том, что…


С. МИНАЕВ: А Вы знаете что? А я Вам хочу сказать… Ну, Вы читали ее вообще?


Ю. МОСИЕНКО: Я призналась до эфира, Сережа, что нет, не читала еще пока.


С. МИНАЕВ: Ну, тогда Ваш вопрос неправильный.


О. ПОНОМАРЕВА: А Вы подарили книжку?


Ю. МОСИЕНКО: Нет.


С. МИНАЕВ: Я не подарил. У меня нет книжки. Она продана вся на сегодняшний день.


Ю. МОСИЕНКО: Все продано. Все.


С. МИНАЕВ: Давайте все-таки к теме. Да, Вы прячетесь все время за рамки формата. Как на Нюрнберге. Да, я всего лишь исполнял приказы. Вы этот формат сами формируете, ребята, Вы пишите о том, что на самом деле не надо смотреть на эти стороны, давайте смотреть на глянец, на обложку. Потом говорите: ну, это у нас формат такой.


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, подождите. Я не утверждаю, что не надо смотреть на эти стороны, а надо смотреть только на эти стороны. Это как бы, т.е. когда я говорила, что издательский бизнес, это сначала издательский, потом это все-таки бизнес. Если завтра газета "Коммерсант" завтра начнет публиковать обзоры с модных показов на 6 полос, то коммерсанты перестанут ей доверять. Это нормально.


С. МИНАЕВ: В том числе и публикуют, я думаю.


У. ЦЕТЛИНА: Там есть тоже светская хроника. Очень многие покупают эту газету, чтобы прочитать…


С. МИНАЕВ: "Коммерсант уикэнд".


О. ПОНОМАРЕВА: Я сомневаюсь, что кто-то покупает "Коммерсант", чтобы прочитать…


С. МИНАЕВ: "Коммерсант уикэнд" – это очень популярное издание, насколько я знаю. Т.е. все, что происходит в ближайший уикэнд, все точки зрения…


О. ПОНОМАРЕВА: Вы знаете, Вы сейчас передергиваете.


С. МИНАЕВ: Я не передергиваю, я Вам задаю вопрос.


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, Вы сейчас передергиваете. Потому что мы создавали формат нашего журнала, т.е. люди, которые разрабатывали формат журнала, они его разрабатывали специально, чтобы иметь своего читателя. Т.е. нельзя угодить абсолютно всем сразу. Нельзя одной жопой сесть… Простите за это слово в эфире, нельзя сесть на 4 стула и продаваться очень хорошо. Невозможно. Это ненормально. Поэтому люди, которые продумывали формат журнала, они соответственно ориентировались на четкую аудиторию и соответственно, т.е. темы, которые…


С. МИНАЕВ: На самом деле насчет стульев это очень цинично прозвучало, потому что даже табачные корпорации, если Вы знаете, содержат другие бизнесы, которые зачастую неприбыльны, которые производят здоровый продукт, чтобы как-то отмазаться, что они отравляют аудиторию. Поэтому вот пару раз можно о хорошем написать в журнале…


О. ПОНОМАРЕВА: Вы знаете, у нас в издательском доме есть, у нас есть замечательный, очень духовный журнал "Антиквариат", который пишет исключительно там о ценностях, об истории, о культуре…


С. МИНАЕВ: О ценностях духовных, простите?


О. ПОНОМАРЕВА: И о культурных, в том числе.


С. МИНАЕВ: Я уточнил просто.


О. ПОНОМАРЕВА: так что у нас тоже есть прекрасные, очень духовные издания.


Ю. МОСИЕНКО: Так, не подеретесь, ребята.


С. МИНАЕВ: А мы далеко сидим.


У. ЦЕТЛИНА: Мы отвлеклись от гламура.


Ю. МОСИЕНКО: Ушли в дебри какие-то. А, между прочим, у меня был очень гламурный вопрос к Сергию, но я его естественно уже потеряла. Нет. "Сергей, скажите, кто из классиков литературы оказал на Вас влияние? И не считаете ли Вы, что Анатоль Франс был весьма гламурным писателем для своего времени?"


С. МИНАЕВ: Я думаю - да. Пушкин был очень гламурным писателем для своего времени. Лермонтов. Фактически, в "Духлессе" ничего нового со времен "Героя нашего времени" не сказано.


У. ЦЕТЛИНА: Все-таки есть духовность в гламуре, тем не менее.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, если датирована она 1837 годом, то да духовность есть.


У. ЦЕТЛИНА: Время рассудит нас.


Ю. МОСИЕНКО: Все-таки ответим на один провокационный вопрос? Который пришел через интернет. Я Вам его анонсировала.


У. ЦЕТЛИНА: Ох уж этот интернет.


Ю. МОСИЕНКО: Я просто хотела спросить: как Вам кажется, Вы вообще пользу людям приносите, как тусовка, как человек из тусовки из светской. И если это есть какой-то коэффициент полезного действия, в чем он выражается? Что полезного, я сейчас не беру благотворительность, делает тусовка своим вот наличием?


У. ЦЕТЛИНА: Ну, я думаю, если звезды зажигаются, значит это кому-то надо. Это, во-первых, во-вторых, я не думаю, что как бы опять-таки изначально тусовка, все люди, которые в ней собрались, изначально у них была установка, что-то там кому-то помочь или что-то нести. Это просто как бы чтобы объяснить, что это такое, это все равно, что Вы были в школе, и была какая-то интересная компания, яркая, индивидуальных личностей, людей, и вот в этой школе все там стремились быть, как они, не знаю, носить такие же джинсы, участвовать в их разговорах. Они были не стандартные, они были интересны. То же самое гламур, тусовка, только в масштабе города Москвы.


Ю. МОСИЕНКО: Т.е. Вы не выросли, не повзрослели? А Вы вот как в школе были, равнялись, так и остались.


У. ЦЕТЛИНА: Нет, ну, почему же? Мы все отчасти дети.


С. МИНАЕВ: Какая Вы недобрая.


Ю. МОСИЕНКО: Нет, почему недобрая, я задаю вопрос.


У. ЦЕТЛИНА: Мы все отчасти как бы изначально родом из детства. Мы все не выросли.


С. МИНАЕВ: Трудно спорить.


У. ЦЕТЛИНА: В чем-то. В чем-то мы, безусловно, выросли, там, может быть, внешне, а в чем-то мы все не выросли.


О. ПОНОМАРЕВА: проблема нашего гламура в том, что это стандарт все-таки.


У. ЦЕТЛИНА: И потом никогда не было задачи кому-то что-то нести. Это просто люди, которые живут, а кто-то за ними… Т.е. мы живем своей жизнью, мы общаемся, весь этот гламур – это мои друзья, у нас общие интересы, мы встречаемся. Все остальные почему-то за нами наблюдают и решили, что мы – некий какой-то гламур и нас нужно осуждать. Нас нужно осуждать, мы слишком яркие, мы как-то не так одеваемся…


Ю. МОСИЕНКО: Ну, начнем с того, что это слишком легко.


О. ПОНОМАРЕВА: Почему? Кто-то Вас хвалит. Например, журнал "Вог" Вас хвалит. Допустим. Или журнал "Гламур" Вас хвалит. Так что кто-то ругает, кто-то хвалит.


Ю. МОСИЕНКО: Кстати, как мы обошлись без журнала "Гламур" сегодня при такой теме?


О. ПОНОМАРЕВА: Легко, легко мы на самом деле без него обошлись, потому что…


Ю. МОСИЕНКО: Я на самом деле про название больше.


О. ПОНОМАРЕВА: Нет, вся проблема в том, что нет, он прекрасен, как журнал в принципе сам по себе, но, он такой, знаете, все-таки гламур для бедных. В этом смысле "Вог", он более гламурный.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, да. Он ориентирован на людей, которые знают историю моды, прежде всего.


О. ПОНОМАРЕВА: Да, гламур, который можно... Вот это гламур настоящий, а вот то, что Вы себе можете позволить за 800 рублей. Меня это очень умиляет в журнале "Гламур"..


У. ЦЕТЛИНА: Я бы даже сказала, на сегодняшний момент один из самых гламурных журналов на тусовке это журнал "Базар".


О. ПОНОМАРЕВА: Почему?


Ю. МОСИЕНКО: Ну, он более актуален, более отражает какое-то молодое, я бы сказала, поколение, молодые гламурные брэенды...


Ю. МОСИЕНКО: У нас сегодня задача перечислить все модные журналы. Мы забыли о "Фесьель", еще можно что-нибудь сказать… "Мэри Клэр" и т.д.


У. ЦЕТЛИНА: "Вог" – немножко такой патриархальный. Немножко через чур классический.


О. ПОНОМАРЕВА: Ну, не знаю.


Ю. МОСИЕНКО: Сергей Минаев?


С. МИНАЕВ: Я боюсь кого-либо брэндировать сейчас. Потому что с девушками договорились, это видно.


О. ПОНОМАРЕВА: За счет Сергея кого-то рекламировать. Я думаю, что ему это не надо.


Ю. МОСИЕНКО: Ну, на самом деле Вы, ребята, за мой счет прорекламировали всех, кого надо. Осталось 4 минуты.


С. МИНАЕВ: У нас такая социальная задача была. Зачем сюда пришли? Просто говорить что ли. У нас четкая задача была.


Ю. МОСИЕНКО: У нас задача была – разоблачение гламура, но не глянца. Правда ведь?


С. МИНАЕВ: 100%.


Ю. МОСИЕНКО: Завершить я все-таки хотела автором романа "Духлесс" и спросить у него рецепт легкого счастья. Вот его бы сделало счастливым, если бы наша российская, светская туса сделала что?


С. МИНАЕВ: Ну, Вы знаете, ничего из того, что она могла бы сделать, не сделает меня счастливым. Равно как и наоборот.


Ю. МОСИЕНКО: Вначале эфира мы были на "ты", напоминаю нашим слушателям. Теперь все изменилось.


С. МИНАЕВ: Ой, я оговорился. Ничего из того,…


Ю. МОСИЕНКО: Менее злым тебя, Сережа, сделает что? Вот ты злой на эту тусовку. Вот все, кто читал книгу, говорят: злой, вот кажется даже, что он обиженный. Вроде он и тоже светский персонаж, но так хочется быть еще ближе.


С. МИНАЕВ: Ну, люди, которые это читали, наверное, читали между строк, потому что там основная злость и весь сарказм, он о московском обществе в целом. О всех срезах его. Там не только 99% текста не посвящено тусовке в том понимании, в котором мы начали говорить. Поэтому с тусовкой у меня замечательные отношения. Я ей ничего не должен и она мне ничего не должна.


Ю. МОСИЕНКО: А с духом как?


С. МИНАЕВ: С духом? Ну, я думаю, что человек, который проходит… Написание книжки – это определенный кризис. И человек, который проходит кризисы, что-то приобретает. Я считаю, что люди, которые не испытывают кризисов, они не развиваются. Поэтому я надеюсь, что я все-таки что-то приобретаю. Вот в этом пошаговом прохождении через духовные кризисы.


Ю. МОСИЕНКО: Вы хотите, чтобы вот этот вот болезненный кризис пережил любой, кто прочтет книгу и…


С. МИНАЕВ: Чтоб хотя бы задумался. Я не хочу никого вовлекать ни в какие кризисы. Чтобы задумался о том, что вещи имеют как бы…


Ю. МОСИЕНКО: Ульян, Вы читали книгу?


У. ЦЕТЛИНА: К сожалению, нет. Но…


Ю. МОСИЕНКО: Намерены прочесть?


У. ЦЕТЛИНА: Безусловно. Теперь, конечно же, да.


С. МИНАЕВ: Издатели говорят, что она будет через какие-то 2-3 недели снова в продаже. Я не знаю. Ну, наверное, так оно и будет.


Ю. МОСИЕНКО: О'кей, минута осталась. Буквально по три слова от каждого. Действительно, как одно заменить другим, чтобы сделать гламур добрым и человечным.


У. ЦЕТЛИНА: А зачем?


Ю. МОСИЕНКО: Не надо?


У. ЦЕТЛИНА: Вся проблема в том, что я не понимаю в принципе, зачем мы кого-то будем делать добрым или человечным. Это должно быть по умолчанию.


Ю. МОСИЕНКО: Оксана, как, по-вашему, как журналиста, хочу спросить, как журналистку. Нам удалось сегодня разоблачить гламур? По-моему, ни фига нам не удалось.


О. ПОНОМАРЕВА: А мы этим и не занимались, по-моему.


Ю. МОСИЕНКО: А я занималась.


О. ПОНОМАРЕВА: Кстати, Вам это удалось. У Вас было три шикарных вопроса. И я себе даже это записала, чтобы не забыть на всякий случай.


Ю. МОСИЕНКО: Рецепт от светской львицы. Чтобы сделать общество добрее, кроме того, что СМИ Вы уже обвинили, сказали: а Вы пишите про наши добрые дела и все будет хорошо. Это можно считать за рецепт?


У. ЦЕТЛИНА: Я думаю, что нужно просто людям индивидуально духовно развиваться самим и не смотреть, как живут другие. И достаточно, по-моему, легкий совет.


Ю. МОСИЕНКО: Я напомню, что сегодня гламур вместе со мной, Юлией Мосиенко, в программе "Привычка жить" разоблачали – Сергей Минаев, публицист, журналист, писатель, автор книги "Духлесс", Ульяна Цейтлина, дизайнер, светская львица и Оксана Пономарева, гл. редактор журнала "ОМ". Спасибо Вам всем огромное. А с Вами, дорогие слушатели, я услышусь ровно через неделю. До свидания.

13:09  23-03-2006#17 Einsturzende Neubauten (ОКБА)    
гыгы Сфинкс жог.
13:18  23-03-2006#18 Эдуард Багиров    
ЕБУЧИЙ КАРАУЛ!
13:23  23-03-2006#19 Polygraph Sharikoff Jr.    
с вопросов неприлично ржал. думаю кто бы мог замутить такой флешмоб. приходит на ум некий СЕРГАН.
14:09  23-03-2006#20 Сэмо    
с вопросов ржал

а само радио - какой-то треп тетток ни о чем.

Миге даже толлком и сказать не дали.

О. Понамарева - насмешила.

14:26  23-03-2006#21 Кузин    
ебаааать! нет, ну вот скажите что это не песдец?! Амиго молодец. решил однозначно книгу прочесть
18:19  23-03-2006#22 Адвокат    
Во время прослушивания ржал раза три-четыре.


Попробовал себя представить на месте человека, который прежде не знал о существовании С.Минаева, У.Цейтлиной и О.Пономаревой.

Вот что получилось: трое продвинутых молодых людей беседуют о гламуре, пользуясь понятийным аппаратом, принятым в тусовке.

Говорят достаточно бойко, почти как Ксения Сапчаг, очень довольны друг другом.

Беседуют на равных, люди одного круга.

Причем писатель чо-то там даже обсирает гламур.


Первый блин мог оказаться куда как более комом. На фоне двух тупорылых авец талантливый писатель/публицист, казалось бы, должен быть иметь запредельную фору и раскатать их по асфальту. Этого не случилось, возможно, вследствие формата передачи и удручающего песдабольства овец. Хотя, злые языки, наверняка будут утверждать, что и писатель, и овцы - одного поля ягоды.

00:06  24-03-2006#23 r777    
Терки двух девах. Не осилил. С чем боролись, на то и

Прочитал Амигины ответы

11:09  24-03-2006#24 Гм ыря    
Амига, ты так и не атветел на мой вопрос про Анатоля Франса, бгыгыгы. Зачем ты съехал с темы на Пушкена и Лермонтова? Это ничесна.
01:17  25-03-2006#25 Сергей Минаев    
то Гмыря: а неебед))
07:59  25-03-2006#26 АЛУ ЗЕФ    
Гот Готыч

Над чем, над чем ты ржал в прямом эфире?

12:04  23-05-2006#27 VanDama    
А где почитать про творчество конструкторов, типа там Туполева или Королёва, но наших дней? Они то как живут?

Както скучно про гламур уже

12:27  23-05-2006#28 Сантехник Фаллопий    
как ваще можно слушать РАДИО?
15:19  23-05-2006#29 Raider    
его надо смотреть?
Комментировать

login
password*