Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

один из последних моих тегстов...

13:43  26-09-2006Giggs
Человек без места


Дорога домой проходила через край кладбища, которое в дневную пору тщетно пыталось устрашить редкого прохожего своими древними и сточенными, как зубы старого великана, надгробиями. Ночью же там стояла такая густая темень, что страху доставало и без кладбища.

Шторы тьмы слегка раздвинулись, и кто-то вытолкнул прямо на него человека, который нес голову мертвеца под мышкой. Человек повернулся к нему левым боком, прикрывая, видимо, дорогую для него голову.

- Ваши документы, - строго сказал человек, настороженно озираясь по сторонам.

- Видите ли… - замялся он.

- Понятно, - резюмировал человек с головой под мышкой и снова нырнул за кулисы мрака.

Он задумался о том, что действительно не годится ходить без документов, так как время неспокойное и вообще – непорядок. Родина тогда (как, в принципе, и всегда) жила в ожидании некоего эзотерического подъема, который вдохнул бы в трудящихся новые силы; шла не прекращающаяся ни на год культурная революция. Революция шла, а культура по-прежнему оставалась чем-то эфемерным, подмятым и монополизированным чудаковатой интеллигенцией.

Не все одобряли грядущие завоевания этой неравной борьбы. Для многих еще долго будет считаться проявлением социального мракобесия и нелепым гусарством простое освобождение сидячего места в транспорте для женщины. Вот и он – запутался, и блуждал по жизни, как по темному кладбищу, да еще и без документов.

Борьба была безоружной, но нельзя сказать, что бескровной. Если собрать хотя бы все сломанные в тот мутный период носы, ими можно было бы вымостить Красную Площадь. Опасаясь за целостность носа, он купил абонемент, дающий право на занятия боксом. Перед этим, на медосмотре, монашеского вида врачиха долго мяла и теребила его безвольный член, после чего с удовлетворением на благообразном лице сделала какую-то пометку в медицинской книжке. В секцию его приняли, но книжку почему-то не отдали.

«Не так! Не так!» - носился вокруг него в неистовстве тренер, в конце концов, каждый раз отталкивая его и отправляя очередного спарринг-партнера в глубокий нокаут. Ему было неловко признаться, что он записался в секцию только для того, чтобы научиться защищать свое тело от побоев. Он кружился вокруг соперников, как юла, бесконечно финтил и уклонялся, приводя их в бешенство. Они кидались на него, как в последнюю битву с антихристом, со свистом рассекая пахучий воздух спортзала, но оставались не удел. Сам же он бил только по груше, считая, что любой конфликт нужно уметь решать цивилизованно.

Бокс не решил монументальных нравственных проблем, стоявших перед ним, и он разочаровался в спорте. Теперь он долго обдумывал все, перед тем, как принять какое-либо решение. Засел за изучение трудов Дени Дидро и Гельвеция, пописывал статейки в какие-то журналы. Впрочем, статьи его, как правило, не принимали.

Философия через пару лет стала вызывать у него сытую метафизическую отрыжку. Пришлось продать квартиру и переселиться в один небольшой городишко, иначе можно было попросту потерять себя, в конце концов, от скуки прибившись к какой-нибудь столичной формации.

Он купил недостроенный дом с землей, и соседи любили прогуливаться рядом и подшучивать над чудаком, который неизвестно зачем поселился на этом пыльном осколке мироздания. Ничего не понимая в строительстве, он, тем не менее, выстроил за полгода чудовищную архитектурную абстракцию, которая грозила рухнуть правым своим, раздутым, как живот беременной женщины, боком на дачу одного чиновника.

В тот момент, когда курьер передавал ему акт о сносе его жилища, здание устало охнуло и лопнуло по швам, брызнув в разные стороны щепками и кусками известки. Казенный человек с интересом досмотрел, как дача чиновника превращается в склад древесины, сделал под козырек и испарился.

Поезд унес его к тому сказочному месту, где заканчиваются рельсы. Он сам не поверил в это и долго щупал руками неровные обрубки рельс, раскопав их из-под снега. На последние деньги купил себе охотничье ружье и стал промышлять мехами. Оброс бородой и пил отдающую ацетоном водку из горла, смакуя ее, как лимонад. Характер его закалился, в сердце пришло умиротворение

Какими далекими и пустыми казались ему теперь городские проблемы. И он усмехался тому, что хватило у него ума не вступать с ними в схватку.

Много он еще скитался по миру, заглядывая в самые неожиданные его закоулки, но нигде не чувствовал себя на месте. Он пытался врасти, пустить корни, но его всюду выталкивало, как занозу гноем. Может, оттого это было так, что хотелось ему край всему отыскать, как то место, где рельсы заканчиваются.

14:14  26-09-2006#1 сионист    
неплохой текст
15:00  26-09-2006#2 Giggs    
Была еще у меня такая версия была вместо последнего предложения: "Но сказать, что он прожил несчастливую жизнь, я не осмелюсь".

Как лучше было бы?

15:11  26-09-2006#3 Олёша    
Чо, Гигс, бросаешь писать?
15:12  26-09-2006#4 Story    
а почему здесь?
15:13  26-09-2006#5 Giggs    
более выборочно засылать буду
Комментировать

login
password*