Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Трагедия общего режима.

Трагедия общего режима.

Автор: Sniper
   [ принято к публикации 17:57  14-06-2006 | Бывалый | Просмотров: 632]
«Театр» абсурда времён от Нерона и Сенеки до
«Япончика» и «Глобуса»,
«Крика» Бени и ея Величества –
ФЕНИ.

К трибуне криво прибита табличка – «ГОС. ДУМА». Висит гонг.
В зал заседаний по одному, по двое входят депутаты. Здоровкаются, братаются, лобызаются друг с другом, располагаются, кто где и кто как. Один, свернувшись калачиком и накрывшись газеткой, ложится на стулья досыпать. Трое, бледные и помятые, скучковавшись и воровато оглядываясь, что-то разливают и опрокидывают в себя по очереди. После этого расправляют плечи, приосаниваются, в общем – оживают. Один смотрится в зеркальце и репетирует разные позы и рожи для выступления. Кто-то решает кроссворд, играют в шахматы, морской бой, кости, в Чапаева, буру, обмениваются вкладышами от жвачки. Слышны отдельные возгласы:
- … «бэ» - два, в рот компот…
- … часть тела из трёх букав, в серёдке «у»…
- … очко-с, Абрамыч, сымай, блин. Да не котлы, - трузера, твоё очко-с переходит в зрительный зал...
- … два турка вздрючат твою Ферзю… хрен в сумку!...
Смачно бьются щелбаны, шлёпают по носу карты.
- … утопил! в рот её нехорошо!… кому как…
- … да чтоб я сдох! падлой буду! – не хрен это, у баб тоже есть…
- … Ферзь это «Он»… а туркам без разницы, - что сзаду, что спереду…
- … ещё кон, секретаршу ставлю, блин…
Бьют часы, звонит звонок; не оставляя своих «дел», все более-менее рассаживаются лицом к трибуне. Она пуста.
- Где этот приседатель?
- На прикол с баяном сел… алкашей бессменный!
- Опять, поди, наспикался, доершится до цугундера.
- С женской фракцией детское поголовье увеличивал…
- Может рванули его, как прошлого, или лыжи навострил?
- Да нет! – коммерсов поди бомбил, новый бенц к мерсу выбивал.
- Тёть Дусь, глянь – можа толчок пугает… на сборке.
Из-за трибуны медленно поднимается растрёпанный с всклоченной головой спикер…:
- … не дождётесь… хау дую дэньки буллы, панове, звиняйте – прикорнул с устатку. Но мi зараз зробим радяньско працюватство…
Депутаты ему:
- Попёр по бездорожью… переклинило…
- О! О! Очнись, Виннету, слинял ужо гетман…
- Ты чего какой? – понты корявые колотишь… на измене?
Спикер: - Закрой фонтан, клитор овечий… давно на киче не был!?
Депутаты: - Хрен укажешь!
- Может ему едало пентальгином рихтануть? А то планка упала…
Спикер: - Стопори гнилой базар!
Депутаты: - … точно – винтовой! Раздрай шнифты…
- Пан голова, хохлятское посольство отвалило надысь.
Спикер: - За базар ответишь, пасючий хвост…
- … братва, подлечи его стопариком за жабры.
Ему подносят, кое-как выпивает. Трясёт головой, выпучивает глаза и удивлённо смотрит в зал:
- А-а, - вы… а вы чё – ещё не ложились?...
Чешет макушку и наконец приходит в себя:
- … бр-р, пошла родимая, слава те, яйца…
Достаёт и раскладывает кучу бумаг.
- Ох, и знатная горiлка у кума Украйчука, а какие окорочка… у его референточки Софочки, ротарит она ими знатно…
Депутаты: - О! Да ты – кумовская рожа!
- Хорош порожняки гнать, квакер!
- О чём паны чубами трясли?
Спикер: - Самостийности хочут… и винаносец…
Все дружно вскакивают, кричат, топают ногами, свистят:
- … дышло им в рот!..
- … два болта в печёнку!..
- … они чё, блин, галушек обожрались?!
- … за баржу сала и танкер горилки виноносный крейсер хотят выкружить!..
- … подумаешь – ржавый! Винт привинтить и к басурманам за жвачкой можно ездить…
- … или на рыбалку…
- … лучше пнём пням макленём за видики…
Шум, гам; спикер снимает башмак и лупит им по трибуне:
- Шабаш! Кузить вашу мать! Да задолбись ты продолбучим раздолбоном! По местам, аяврики! Парламент здеся, или стрелка?! Развели ляси-тряси! Слухай в меня, - перекличка!!!
Бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает.
- Партия беспартийных?..
- Тута!
- Партия любителей любить?.. Борисов?... Моисей?… Где эти меньшевики занюханные?
- Грехи смывают.
- Красные офонархисты?.. Опять по митингам шкуры трут?.. Жиганов?
- Укатили в Европу, на Адриатике с Чучелиной революцию готовят.
- Белые апофигисты?
- Сходняк в Белом доме. ЕЭС-овская братва им стрелку забила.
- Любители зелёных, Зеленовский?
- Всегда хотим!
- Боевые подруги?
- Тампонируются и штукатурятся, к обеду будут.
- … а мы раньше и не сможем… Кворум отсутствует?
- Хадж на малую родину, заедай его ишак!
- Осужденные… ранее… незаконно… Оклеветанные?
Все дружно встают и молча поднимают правыми руками «козу». Спикер бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает.
- Слушай повестку… ну, ну, тихо, ошибся – план дня.
Первое – амнистия;
Второе – нанайский кризис;
Третье – кефир, сок, компот из сухофруктов… простите… роется в бумагах.
… проброс о льготах до двадцати и после девяноста;
Четвёртое – отмазка министра по спорту;
Пятое – десятое, всемирный день любви… ночи им мало… в анальницу эту пургу!
Шестое – декрет о дачах и раздачах;
Седьмое – очередное повышение жалованья… тихо! тихо! – нам! И повышение налогов – им!
Восьмое – де вольвация;
- … вот это правильно, а то уже и милиция вся на вольвах, даёшь всем по мерину!
Девятое – пятница, перерыв до среды;
Десятое – амнистия, а-а это уже было, ну и так далее, - всё как обычно;
Несколько раз хлопает в ладоши: - Не спать! Не спать! – Все вскакивают. Бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает.
Спикер: - Работаем первый вопрос. Папа сказал, если сёдня опять не примем – разгонит к
еденям по своим уездам райкомам и зулусам. Стальное вымя, докладай – чё там у нас
внутрях.
Министр внутр.дел: - Тюрьмы переполнены, как зима – так бомж косяком прёт на зимовку.
Петухи в зонах, в натуре, блин, охренели – в дёсна жахнуться и очко подставить – в
падлу им, видите ли! «Рабочим», кроме как за присунуть – толчки не катит убирать.
Мужик днём с перловки пухнет, ночью с гнилой капусты русский дух испускает.
Жиганцов и бродяг – всех под крышу согнали, вилы! От братвы одна ботва осталась.
Где-то под Симбирском молодой вертухай по незнанке в барак к краснополосникам
зашёл проверить… К утру спохватились, куда там! Одна дубинка и комбез «дубок»,
да и из того юбку Лариске сшили, остальное – сожрали начисто! Козлятник, в натуре,
припух, - отмазки только за колёса лепит, америка им не катит! Компутеры с факами
по интернету – запретили. Личные тачки из локалок к штабу согнали, хорошо хоть
пейджеры оставили и ПВО с Гансами на вышках грев над запреткой не сбивают. Как
мин.юсту зоны передали – беспредел прёт. В общем – кикоз! Втыкает два пальца в горло.
Спикер: - Да-а-а… в натюрлих… дас ист фантастиш…
Все дружно вскакивают, кричат, свистят:
- Нет! Найн! Хер унд да!
Спикер: - Но вы же сами…
- Нет! Нопасаран! Мы сидели, сидим и будем сидеть; и они пусть посидят!
- Срок - это святыня!
- И просидеть его нужно так, чтобы не было мучительно больно за…
Зеленовский: - Прочь заготовки! Не мацайте грязными мотыгами голубую мечту моего
розового детства!
М.В.Д.: - Вольфрамыч, блин, сношать тебя оглоблей, тыж сын юриста!
Зел.: - Вот стану папой, тогда и опущу всех, а пока хрен в ноздрю!
Мин.Фин.: - А может объявим, а то ЕЭС грозится кредитов не дать, и Римский пахан
просит, а он не дурней нашего.
- … да-а, не резон их кидать…
- … там наши банки…
- … и дома…
- … да ладно, - батюшку Иоанн Палыча можно уважить, наш брат – славянин.
Спикер: - Вот и славненько, вот и чудненько. Где эти жёлто-пресные писулькины? Можете
тиснуть в своих промокашках – приняли мол.
Бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает.
Депутаты: - Но полная – только нашему брату…
- И его детям, паровозом…
- Беременным баландёрам по пол-срока…
- Участникам партразборок и Куликовской братве…
- Если талоны коцанные предъявят…
- Бригадиры ж и воеводы в жмура сыграли…
- Ни чё не знаем, монголам хурал рисует…
- Тормози братва, кто лес валить будет, если все свалят?
- Из Каракумов мужиков киришнём.
- Там же нет леса..?
- Потому и нет!
- У нас всегда есть, кого валить…
- Хорош беспонтово звиздоболить!
- Да, жигули в брюхе киснут, пора давление скинуть.
Спикер: - Окей, сэры, базар вам нужен! Тёть Дусь, любительную не открывай, только
раскумарочную . Чифирку мне запарь – тридцать третий и музычку включи. Пора
кишку трамбануть… кто весло крысанул, чумортары?! Тёть Дусь, тащи девяточку
баланды.
Все расходятся, один ложится на стулья, накрывшись газеткой. Включается радио:
«Верность», поёт Николай, карачится нидворай…
Не письмо мене в зону отправишь,
Мне на пейджер тихонько позвонишь.
Ты себя никому не подставишь,
Ты меня никогда не обломишь.
Я уеду куда-нибудь летом,
На тебя Мерседес свой поставлю
Возвращаться плохая примета.
Я тебя никому не оставлю.
Пару фраз тебе факсом отправлю
Из Флориды, иль с нар – отовсюду:
Я себя никому не подставлю.
А тебя, твою мать, не забуду.
А приеду – без лифчика выйдешь,
Я подумаю – круто как, Боже!
Моего, с кем я был – не увидишь
И, в натуре, блин, я твою тоже…

Спикер бьёт в гонг. Спящий вскакивает.
- Тёть Дусь, гони всех сюда шваброй, хватит булками трясти.
Все садятся. Кто-то икает.
Спикер: - Перетрём второй вопрос. Нанайский кризис, люби их вся Армения! Кто там у нас
спец по малым и отсталым? Причеши-ка, что за шняги запускают… Где этот кнут
шкуру трёт?!
- Инспектирует гавайские племена.
Спикер: - С семейников спросим, как с понимающих!
- Да это ва-аще не вопрос!
- Прикалываются поди?
М.В.Д.: - Если каждая хренотень отделяться будет – «ха-ха» поймаем!
- … я тоже их маму чих – пых!..
- … идут они хрен нюхать!..
- … из чьих шкур Европу в меха одегать будем?
Спикер: - «Пресс»-группа, заОМОНируйте все подходы и подплывы, обрежьте провода,
«дороги», газ и воду. Прекратить грев, только бусы, шлёмки и чумички. В заморозку
их! Тёть Дусь, после чурчукского кризиса колючка осталась? Выдай пару тонн. Не
жмись, буду должен, пару кораблей с меня.
- … слышь, эта, старшой! Прикинь, этот с треногой, он же всё сымает!
М.В.Д. ласково: - Товарищ Люмьер, э-эй друган…
- … может ему едасос расколоть?..
М.В.Д.: - … кассетку-то, сдать придётся, иначе братва обьективы повышибает, фиксы без
наркоза выставит, так что – пока репу фанычем не отшибли… вот и умница.
Спикер: - На решке! Чё там за митинг с дудками на продоле?
- … пионеры какие-то, целый отряд.- Все вскакивают.
- … похоже – этап с малолетки подняли…
- … это ж беспредельные рожи!!!
- … там лобовая броня – кило маргарина!
- … не пущать! Пусть обратку включают! Шлюзы на глушняк!
- … тёть Дусь! Уснул, вохра плешивая?! Тормоза не раскоцывай!
- … поздно, пацаны, - эти быки его хором по сто семнадцатой отрабатывают…
Трубя на фанатской дудке что-то из Deep Purple, в зал вмаршировывают два мальчика в рваных джинсах, клёпаных косухах с черепами и свастикой в тяжёлых армейских вибрамах. Отдают салют нацистким приветствием и бодро начинают тоненькими голосами:
1-й: - Дорогие наши… наши… непутяты!
Второй бьёт его локтём в бок, от чего тот ещё больше таращит глаза.
1-й: - … тадепуты!
… снова получает локтем в бок…
1-й: - … запутаны…
2-й: - Вы нам очень дороги!
1-й: - И мы хотим помочь… нам…
2-й: - … вашими перегруженными… кармами и… закраманами…
Спикер: - Не волнуйтесь, мальчики, мы всем поможем. Как раз сейчас потрещим за вас и
предков. Можете поприсутствовать, потом расскажете мамке с папкой.
Бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает. Мальчики забивают косяк и открывают банки с пивом.
Спикер: - Смотрящий за общаком… ты чё какой? Мурашками обделался? Не гони, ссать в подъезде будешь, за ситуёвину лепи!
Мин.фин.: - Мы-ик тщательно порылись в этом ик-экскременте и нашли:
первое – наши дети это самое расходное в наших доходах;
второе – нашим налогоплательщикам ничего не жалко для них;
третье – на старых заостряться не стоит, костылей мы им к пенсии настрагаем;
А чтоб не скрипели шарнирами и не бренчали костями по шоссам предлагаем для
этих огрызков: ввести бесплатный сеанс в кинах, на три утра, - а чё, всё-равно не
спят . Бесплатно делать в макдональдский дальняк. А от больнички до погоста
талоны на трамвай могут не коцать.
Детишкам предлагам трёхразовое питание в… да не в наших, в городских
ресторанах – бесплатно. Проезд в школу – на депутатских машинах, вместо прав –
дневники. Обучение – в лучших западных колледжах и универах, за счёт казны, там
ведь, если чё – и срока не такие, и амнистия чаще. Кто «за»?
Все дружно голосуют.
Спикер: - Вот видите, дети, как мы о вас заботимся…
Мальчики вынимают две волыны и навинчивают глушители. Спикер открыв рот, медленно сползает за трибуну, все поднимают руки…
1-й: - Сохатый, ты чтоль положенец?
Спикер: - … бра… бра… тё… тё… пи… пи…
2-й: - Дуру то не включай, ты рог этой кентовки?!
… да… да… ма… ма… пи… пи…
1-й: - Тётенька, дайте старому кря-кря, je vouse demande, pardon.*
2-й: - Дяденьки, мы тоже хотим вам помочь, колитесь, пескоструйщики, под кем работаете,
или все на приходе от la petite morte?**
Все тычут в портрет над флагом за трибуной.
1-й: - Если и он будет стрелки переводить – передайте, передасты, - в стойло загоним,
дурилку картонную.
2-й: - Теперь мы вас прикрывать и отмазывать будем, пеньки обтруханные.
1-й: - Крыша называется. Не тарьте цепаря! А то, как этому в юбке – торпедный отсек
затарим!
2-й: - Раз в месяц будем наезжать, не пукайтесь и готовьтесь к шмону.
1-й: - Проброс схавали?! После смены кальсон тусанёте малявой погоняла и колёс, а то мы вам
сами погремухи определим.

* чем меньше пьёте, тем меньше писаете/франц./
** оргазм, маленькая смерть – шутливое/франц./
2-й: - La volta prossima* засветим реквизиты, куда лавэ таранить, а пока – помогите кто чем
может… на общее.
Обходят всех, собирают часы, кольца, деньги.
1-й: - Какуны!? Аптека у кого есть, лучше сами – писюны надерём!
Спикер: - На… на… пе… пе… э…
2-й подходит к нему, наматывает на руку его галстук, принюхивается:
- ты кого лечишь, тампон тухлый?! Трататульки с утра попутал?
1-й повязывает спикера своим галстуком:
- гордись, бачок унитазный. Хрипатый будет пробегать – тормозни, не цинканёшь – вскроем,
и на квартальные не закосишь.
Оба одновременно пришлёпывают на лоб спикеру жвачки, пихают в карман бычки, небрежно «салютуют» и под дудку вымаршировывают из зала. В повисшей тишине громоподобно катится пивная жестянка. Кто-то икает. Столбняк постепенно проходит, все рассаживаются, сосредоточенно роются в бумагах.
Спикер: - Чу-ма-а-а… босяцкий подгон…
Депутаты: - Cosa significo chio?**
- Топтать мой лысый череп!
- Вот те бабушка и опердень…
М.В.Д.: - Сношать мой рот горячим пирожком!
- Воспитали, блин!
Мин.фин.: - А ведь грамотные ребятки, достойная смена идёт…
Все вскакивают, вскрикивают.
Зелен.: - Нет! Смены не будет! До звонка!
- … пока мы здесь! … и звонка не будет.
Спикер: - Да ладно вам, пусть резвятся. Что вам – мало? Третий срок мотаем.
Мин.фин.: - Налогами и премией покроем убытки. И вношу поправочку в закон о детях: «только детям депутатов».Кто «за»?
Все дружно голосуют. Спикер бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся.
Спикер: - Замётано! Кто там у нас за спорт мазу тянет? Выходи, фаршмейкер, не шифруйся,
пернатый, чирикай за предъяву!
Депутаты закатывают рукава, расстёгивают ширинки и грозно обступают главспотца.
- Ты какой счёт обещал, Нострадамус?!
- Фуфло двинул, вымязвон?!
- Теперь, лепила, и будешь «бля», раз обещал!
Г.спотц.: - По незнанке, бригадир! Не опускайте, подстава!
- … и не вздумай отписывать – не поможет и папин прогон!

- … ты хоть знаешь – сколько мы на твой «Спартак» поставили?!
Г.спотц.: - А что я мог сделать? У них уже всё есть! А макароны за такие гроши,
единственное, - согласились больше трёх не забивать. И потом, пока они
тренировались – наши сушёные кузнечики тренеров меняли и выясняли –
кому трусы стирать.
М.В.Д.: - Сношать мой хрен! В несознанке!
- … нагрел и не при делах!!!
- … развести как лохов вздумал?!
- … уконтрапупить черта!
Спикер: - В следующий раз без трусов будут играть!
- Консервной банкой!
- На минном поле! А тебя чертило под шконку загоним!
- Запереть их на сбор… клубники в Тарасовке, пусть окучивают!
- Очаковская пивнуха пусть им стопоря на вентиль выпишет!
* в следующий раз /итал./
** что это значит, как это понимать /итал./
- И резиновых баб не давать, Арманцева им хватит!
Г.спотц.: - Но Пихонов же, Обкурко и Тюленечев чесноком отработали – не забили. И на
бле… пардон, ледовом поё… скузи, побоище слили чехам, как и обещал – два раза
в одну шайбу.
- Складно звонишь, продуманный.
- Твоё счастье, кнедлик обшпикаченный.
Спикер: - На этот раз прокатит за отмазку.
М.В.Д.: - Верно меркуешь, бугор, сгодится нам этот фраерок.
Спикер: - Поучи жену хрен заправлять… в щи, я ещё ничего не скубатурил. А ты, «Самаранч»,
ещё косяков напорешь – считай, что вызов от Мюллера получил, скачухи не будет!
Г.спотц.: - Там ещё, эта – Бубка просит пару коцелов: не по одному, - по два сантиметра к
рекордам добавлять…
Мин.фин.: - Что-о-о!!! Да эта кенгура хоть знает сколько мы за каждый… шшась!! Бяжим
на цирлах!
- Брынзу ему, сыр голландский!
- Обрыбится!
Г.спотц.: - Могу я на вас сослаться?
М.В.Д.: - Мы те чё, Колыма?! Ещё один фаршмак – сошлём нанайским футболом рулить, или
в обиженку съедешь!
Спикер: - Кого на субботу в сауну подгонишь, Кубертен?
Г.спотц.: - «Уралочку». Основу. У дубля гости из красной Башкирии.
- … это ж кобылы ненасытные!
- … лоханки, - что ласты сорок пятого…
- … лучше б очередных мисок…
Спикер: - Чего тебе, тёть Дусь?.. Тюбитейки в лабазе?! Французские?
Все вскакивают и ломятся на выход.
Спикер: - Сиде-еть!!! Сказано ж – Франция! Не на ваших коров эпидерсия. Разум потеряли,
как от хавчика!
- … что – у нас и подогнать некому?! Чё он нам опрокидывает?!
- … не съезжай, секретарши и… у всех есть…
- … шёлк помацать всем по приколу…
- … и в ажурчики жахнуться…
- … да и снимаются лучше наших рюкзаков…
Спикер: - Женилки отсохли, а туда же! Ладно, тёть Дусь, точкани какие у ихних номера,
пусть оставят. Мне – два вторых, третий, ну и пару пятых жене. Если грев
фаршированным целлофаном притаранят – маякни в хозбанду - не давать, пока не
снимемся с прома. Сосиськи не портятся.
Бьёт молоточком в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. – Музыкальная пауза!
Все расходятся. Один ложится, накрывшись газеткой. Включается радио: «…амое новое русское радио. – Люби меня, как я… себя, сказал депутат. Любовь зла… - ответил народ. Услужливая реклама самого нового русского…»

Милка моя – я твой милёнок,
Бурёнка моя – я твой телёнок,
Гайка моя – я твой винтик,
Ты колесо – я твой шплинтик.
Грядка моя – я твоя лейка,
Клетка моя – я канарейка,
Цилиндрик любимый – я твой поршенёк,
Хоть ты мне бабка – я твой муженёк.
Милка моя!

Я ночами плохо сплю,
Кое-как тебя терплю,
Говорят, что я тебя люблю.
Норка моя – я твоя мышка,
Небо моё – я телевышка,
Море моё – я в нём подлодка,
Галера моя – я цепь и колодка.
Бомба моя – я твой запальчик,
Лапа моя – я твой пальчик,
Рыба моя – я твой червячок,
Ночка полярная – я твой сверчок.
Рыба моя!
Десять лет уже не сплю,
Кое-как тебя люблю,
Говорят, что я тебя терплю.
Ты болото моё – я твой бегемотик,
Свинцом бы залить акулий твой ротик,
Банка моя – я твоя килька,
Алка моя – я твоя Филька.
Хомутик любимый – я твоя шейка,
Пиявка моя, ядовитая змейка,
Ты котлетка и пышка – я твоя вилка,
Когда же закончится сладкая ссылка?!
Балка моя!
Я и днём уже не сплю,
Кое-как тебя люблю,
Пару лет ещё я потерплю..
Спикер бьёт в гонг. Спящий вскакивает. Все садятся. Кто-то икает.
- Импотечные,.. аграрии! Докладайте земельную канитель.
Мин.сель.хоз.: - Пришла портянка, братва цинкует, что местным рога поотшибали, можно
занимать дачные наделы в Калифорнийщине, Австралийщине, Гималайщине и на
Южном полюсе. Как будем делить, чесноком или поровну?
Спящий вскакивает, подбегает к микрофону:
- У нас всё народное раз раз общее раз два земля микрофон режим не работает фу фу…
Дует в микрофон.
Спикер: - Не работает? Включите первый микрофон. Работает? Выключите! Сельпо, сами
то чего кумекаете? А ты – тусуйся, понторез! Попутный хрен тебе в затылок!
М.с.х.: - По раскумарке движуху навели, пробили по зулусам. Никто не против – уступить
самые плодородные земли на Южном пупе нанайской братве. Если так кумарят по
автономии – скатертью счастливо, пусть опупевают, сепарадисты. А чтоб башню
не сорвало – баржу с олешками подгоним на подъём, мешок с семечками, ящик с
завтраком туриста кишку набить и пару бочек с солярой, чтоб кони не двинули без
машек и фуфанов.
Спикер: - Кто «за»?
Все дружно голосуют.
- Продано! – Бьёт в гонг. Спящий вскакивает, не успев лечь.
М.с.х.: - Гималайские вотчины предлагаем отписать спортачам, - нехай их штурмуют
рекордные высоты и ёжиков пасут.
Г.спотц.: - Делов не знаю!!
М.В.Д.: - Заодно в «Золотой треугольник» дорожку пробьют. Пора этот картэль на колпак
высадить, зажирели там без крыши.
Г.спотц.: - Не по делу щемите, босс!
Спикер: - Кто «за»?
Все вскакивают, поднимают руки. Зажимают рот упирающемуся «спортсмену», тянут вверх обе его руки.
- Замазано! – Бьёт в гонг. Спящий вскакивает.Все садятся.
М.с.х.: - Калифорнийщина!
Все вскакивают, тянут две руки.
- Старшой, у Зеленовского, по ходу, и так вилла в Испании и шесть соток коки в Гванделупе…
и ещё макли наводит…
- Не грузи, что «Боинг», у меня одних детей от третьей жены…
- У нас тоже!.. внебрачные есть и пить хочут!
- Жевалово замутил, шеф!
- В Палестину его, к Шлагбауману и Кворуму!
- У мёртвого моря ему дайте…
- Слышь, ты?!! Этапное рыло, пока ты здесь бубана парил…
- … ты на заточку свою глянь – голимая сто сорок шесть – три..
- … баклан порхатый!..
- … присел тут всем на уши!..
- Да я десять лет в свинцовых трусах уран в топку лопатой бросал!!!
- … где?!
- … где, где – не нарывайся на рифму! В Шоушенке!!!
Начинается кипиш, свалка, летят бумаги, стаканы. Спящий вскакивает. Спикер лупит башмаком в гонг и орёт, что есть мочи:
- Баста, аяврики позорные!!! Аста лависта, маньяки!!! Тормози поганки мутить!! Заткнуть всем хлебало, гопота!! Орёте, что терпилы!.. Чего тебе, тёть Дусь?.. Какие ещё ходоки?!... А-а, из народа, - проси. Упали в норы! По местам, усохли! Люмьеры, мотор! Чтоб в новостях было!!
Все садятся. Озираясь, входят два деревенских мужика с ведром. Спикер делает вид, что не замечает их.
- … таким макаром, уважаемые народные избранники, мы не можем эмоллогировать тенденции колоссальных анально популизтичных эмоций нашего славного крестьянства, и при помощи нашей матери… и… и… алистической дианектиктики будем обсрагировать дефикационные позывы у тружеников полей, и агроуринокосмогенными технолажиями подмогнём нашему мужичку…
Мужики крестятся и кланяются в его сторону.
Спикер: - Товарищи, вам чего?
1-й: - Нам бы, это – кипяточку, барин…
- Попутали децел, уважаемые, - я председатель.
2-й: - Ну тады бы нам, мил человек, когобынить тверёзого…
- Оч-чень интересно! Закладывает пальцы за жилетку и подходит.
1-й: - Да ты не смушшайся, наш-то – тоже, того (щёлкает себя по горлу), председатель…
2-й: - Он и послал нас. За гвоздём. Колхозной коровёнке сараюшку починять.
- Это вы, батенька, ошиблись, здесь не гвозди продаются, а депутаты. И законы. А с гвоздями поможем, как не помочь. Вот вам малява, мужик в юбке проводит, контейнера хватит?
1-й: - Да что ты, батюшка, - яшшик!
2-й: - Святой человек! (оба крестятся и кланяются)
1-й: - А дозволь спросить, господин товарищ, у вас тут, сказывали, какие-то, прости Господи-
тутки, водятся? Глянуть бы, а то помрём и не увидим.
- Тут только политические, других нет. А скажите нам, милейшие, как ваше хозяйство, ещё действует?
Мужики смущённо переминаются.
2-й: - Дык, ить – годы уж не те…
1-й: - Да и на што нам, кады круглый год по яшшику кажуть?
- А когда ж сеять и убирать успеваете?
2-й: - Дык, не сажам и не убирам, батюшка, мордатые пацаны в красных зипунах – своими хороминами все поля заняли, что немчура в сорок первом.
- А что насчёт дойки, яичек?
1-й: - Иички то ишо есть, висять, а дойки у старухи – срам один, не то што у Клавки ерманской, - Рубероид, навродя, ейное фамилие.
- А велико ли ваше хозяйство, кормильцы?
2-й: - Дефки не жалились, двумя грабками не могли обсхватить.
- Значит, есть излишки, граждане подкулачники? Надо бы урезать в пользу голодающего руководства.
1-й: - Обрезать?! Нешто мы нехристи, барин?
2-й: - Побойся Бога, господин хороший…
- А он, между прочим, как и Маркс – делиться велел.
1-й второму: - Енто у них заместо Христа.
- Значит, не желаете с властью поделиться?
2-й: Дык, ить у нас своя власть – Мэ Мэ Мэ!
- Как, уже и у вас?!
1-й: - Ну да, - председатель, булгактер, и кладовщик. В аккурат – три Мэ: Митрий, Микита и Миколай.
- Значит – опертунизм центральным органам? Надо бы к вам продотрядик… (смотрит на М.В.Д.)
М.В.Д.: - Робяты, уважаемые, - как ваша деревенька то… запамятовал…
Мужики крестятся, пятятся и убегают.
В повисшей тишине громоподобно катится ведро, кто-то икает.
Спикер: - Добрейшие люди, именно за ними будущее нашей деревни… Стоп! Снято! В монтаж
и в набор, Вымя, - отсмотришь!
Принюхивается к себе, брезгливо морщится, отряхивается.
- Мужики – есть му-жи-ки!
Бьют часы, депутаты хрустят костями, потягиваются и встают. Плечом к плечу, головы гордо подняты, глаза ясны и устремлены в даль…
Спикер: - … в завтрашний день, нашего, ОБЩЕГО, РЕЖИМА,… в светлое будущее!
Знайте! ВАШИ избранники, пока их глаза жадны… до работы, сердца холодны – расчётом, пока руки их чисты, как камни на пальцах, а в карманах есть место, – с обеда среды и до обеда четверга будут проводить время в Думах. О благе страны и своего племени.
Но… ваше светлое будущее скрыто во тьме невзгод. Но будьте уверены и спите спокойно – есть кому подумать за Вас, помечтать за Вас, пожить и отдохнуть, - пока жив этот ТЕАТР!
Только не проспите, его – своё будущее, детей своих и себя.
А пока – сидите и не бибикайте, всё будет чики-пуки! Срок он не вечен, закрыли же Семипалатинский, закроют когда-нибудь и наш – социальный… полигон… Главное – не бояться… человека с ведром.
В зал входит милиционер с дубинкой.
- Что за сходняк, жулики?
Спикер: - Так, это, старшенький, - репетиция. Спектакля к дню независимости. Театр! Дремотический, единственный в мире – зэковский.
- Хозяин и кум устроят вам независимость от клуба, в ШИЗО поедете зависать, а главнюки на раскрутку!
Спикер: - Гражданин начальник, мы то не в курсах, что нам написали – то и представляем.
Как умеем. К фотографу претензии, его прокламашки.
- Хорош базарить, время! И мозгу мне не еbайте, задрота!! Все рамсы попутали, уркаганы, сношать вас в sраку!! А ну – пшло вон, быдло интеллехгентское, пять минут и почки опущу!!!
Спикер: - А и, действительно, - ну его в катманду, ЭТОТ ТЕАТР. Айда, мужики, по кишке
ударим.
Задевает локтём гонг, тот звенит – «БОМ». Бьёт по нему молоточком – «БО-О-ОМ». Бьёт по башке молотком – «БО-О-О-ОМ!»
- Бля! Как же я тебя люблю, остомондевшая власть…
Задумчиво смотрит на гонг. Тяжко вздыхает, подперев щёку, - красиво поёт:

Вечерний звон – все – БОМ, БОМ
Вечерний звон – БОМ , БОМ,
Как много дум – БОМ, БОМ
Наводит он – БОМ, БОМ.
О юных днях – БОМ, БОМ
В краю родном – БОМ, БОМ,
Где я любил – БОМ, БОМ,
Где отчий дом – БОМ, БОМ.
И как я с ним – БОМ, БОМ,
Навек простясь – БОМ, БОМ –
Услышал звон – БОМ, БОМ
В последний раз – БОМ, БОМ, БОМ…

1998 г. Ульяновская обл.

P.S. Спектакль был поставлен и сыгран ( единственный раз ) 12 июня 1998 года. Без купюр.
И, как «артисты», вначале, думали – без последствий.
«Спикер» - за два месяца до освобождения умер в тюремной больнице от побоев охраны.
«М.В.Д.» - через месяц после премьеры задавлен насмерть упавшим бревном на пилораме.
«Мин.фин.» - по ошибке оказался в туберкулёзном бараке. Умер через пол-года после
освобождения.
«М.с.х.» - найден повешенным в ШИЗО.
«Г.спотц.» - зарезан блатными.
«Т. Дуся» - директор ресторана в «Трех китах».

Причины и виновники смертей установлены не были.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:11  14-06-2006Слава КПСС    
Чета 2 раза я улыбнулся, а букафф просто немеряно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:00  05-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [2] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [6] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....