Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Пиздец

Пиздец

Автор: Ovosch
   [ принято к публикации 13:11  20-09-2006 | Cфинкс | Просмотров: 370]
Пиздец

1.
Ебанное утро. Прозвенел своим свистком будильник. СанВаныч открыл глаза. Поежился. По-ууухкал, но, блять, как всегда, вставать не хотелось. Но из кухни пронюхивались СанВанычем настолько приятные запахи (жена уже приготовила завтрак- завертелось в сознании СанВаныча), что он не мог спокойно лежать в постели (да и не сильно хочется уже и спать, снова же подумал он). Он встал, одел один тапок, второго найти не смог (да и хуй с ним, потом найду) и, зевая, медленно побрел на кухню, при этом, потягиваясь и внушая, что таким способом делается нехуёвая зарядка.

Жены на кухне не было. СанВаныч подошел к плите и открыл кастрюлю. Охуел. Там варился тапок.
«Дура, бестолковая», - подумал он на свою половину и пошел в сторону туалета. В туалете кто-то тихо хихикал. Складывалось такое впечатление, что его кто-то видит и нехуёво издевается над ним, выдавливая гадкое хихиканье. СанВаныч дернул за ручку. Заперто. «Блять,хули я дёргаю, если там кто-то есть», насупив брови, извлек из своей, ещё не лысой головы, такое, нихуевое предположение.
- Жена! - заорал СанВаныч, – Ты там, что ли?

- Хуй, - кто- то рявкнул из-за двери, но явно не его жена. Да и вообще, голос, хуйпросцыш, на что похож.

- Ты кто там? А ну, выходь,блять.

- Я твоя жена.

- Каааво? - не расслышал СанВаныч.

- Хуй.

- Да, блять же, кто там?

- Твоя жена! – уже прикрикнули из-за двери. Так показалось СанВанычу,что именно прикрикнули.

- Какая, на хуй жена, блять. Выходи! А то сейчас ружье принесу.

- Неси, - усмехнулись издевательски за дверью. – Все равно зарядов в нем нет.

- Есть! – гордо, приподняв подбородок, ответил СанВаныч. – Один, но есть. Для тебя, Хуй!

- Уже нет.

- Вот сейчас и увидишь, гавнюк. Хуй, понимаешь ли, какой –то. Сейчас-сейчас,…хуй.

СанВаныч открыл дверь в соседнюю комнатушку и замер. В нос сразу же , резко, ударил едкий запах порохового дыма. На полу, прислонившись головой к противоположной стене, сидела жена. Его жена. Верхняя часть головы у нее отсутствовала напрочь. Сзади, на обоях было большое темно-красное пятно.
В туалете громко и истерично раздавался смех.
В глазах у СанВаныча потемнело, и он упал на пол.

Солнце уже прятало свои лучи за ближайшие хрущёвки, когда Коля Михайлюк прекратил блевать. Он, Колян с рождения, вытер рот рукавом буромалинового цвета, прожженного во многих местах (вернее, не видящего стирального порошка, типа- ЛОТОС) свитера.

В голове немного прояснилось, если это можно так назвать –прояснениие. Но, та доза хуйзнаскокоградусного спирта, которую употребил Колян с вечера, еще давала о себе знать. Не долго думая (в привычке уже), Колян наклонился и еще раз засунул парочку (два) пальцев себе в ротовую полость. Блять. И снову же,-это ничего не дало, кроме мучительных спазмов в желудке и нескольких капель горькой хуйни (типа слизи), которые Николай тут же прохекал себе на кроссовки.

Мысли безуспешно искали свой конечный пункт в голове, словно заржавевшие шестерни какого-то механизма, лет так 247 назад.
«Я свободен,ппа-папа-пап----папа…» - почему-то подумал он строчкой из одной известной песни, и ему тут же захотелось простругаться. Здравый смысл одержал верх над мерзкой физиологией. По - началу, Колян решил оглядеться, -«где же я,блять?». Принята поза «тушканчика» и сразу же было осмотренно( не более) место своего недавнего обитания.

Это была стройка. Обыкновенная затяжная стройка, которая прекратилась лет восемь назад. Михайлюк высморкался в руку, вытер зелёные сопельки о шершавую стену недостроя и направился в сторону забора (если это можно ещё было назвать забором). За «забором» располагался город. Почему-то Коляну показалось, что город ему абсолютно не знаком, и он решил-«сяду в какой-нибудь поезд и отправился куда глаза глядят».
«Что ж поделаешь»”, - подумал Николай,- «всякое бывает, наверняка далёко я уехать хуй успел…, но, может спросить у кого - ть ли».

Коля вышел на дорогу и побрел в сторону магазина с древней вывеской ПР Д КТЫ. На встречу ему направлялся мужчина, почти нелысоват, лет пятидесяти, одетый не по теме (погоде), в серую пуховую куртку.

Мужик на встречу!!! «Вот у этого мудочка я и спрошу…» - подумал Коля. Поравнявшись с мужиком, Коля хотел было открыть рот, но мудачок сделал резкий выпад, и ловко угодил Кольке указательным пальцем в глаз. Колян почувствовал дикую, не передающуюся боль, но больше всего- неприязнь к этому мужчине и очередной приступ тошноты. Палец мужчины, а его звали Александр Иванович, вошел в глаз Кольки всего на две костяшки, но,блять, какой неплохой эффект это дало!
Михайлюк упал на землю, задрыгал конечностями и громко закричал благим матом. СанВаныч заливисто проулыбался и убежал в сторону ближайшей разлив ухи (столовой), которая называлась “Причал №2”.

Николай отошел от шока, вытер красную жидкость, которая натекла из глаза на щеку и призадумался. Неожиданный поступок СанВаныча выбил его из колеи. Однако, рекламный материал - ПР Д КТЫ ,была боле чем, отчетливо видна, несмотря на потерю одного органа зрения, и Микола продолжил начатый путь.

Дверь была, чуть ли не чугунная и черная, на ней было несколько рукописных объявлений, на которые Колян не стал тратить время, а вместо этого он потянул за деревянную ручку и оказался в магазине(да, вот так все просто).

За прилавком стояла упитанная продавщица, крайне никудышнего виду. Одним словом –хуёва и толста, как показалось Кольке. Её абсолютно не смутил вид вошедшего человечка в магазин, то есть –Кольки, как казалось, и нисколько не смутил и его вид. Это придало
Михайлюку уверенности, он подошел к прилавку и, на всякий случай, прикрыв ладонью оставшийся глаз, спросил:
-Девушка, у вас пакетики есть, целлофановые?, - услышав утвердительный ответ Колька протянул необходимую в замен на пакетик мелочь тетке, получил пакет, дунул в него и надел себе на голову.
Продавщица восприняла это как нужное и поковырялась среднем пальцем в носу. Не задумываясь, вернее не отходя от места, посетитель проткнул пальцем пакет в одном месте, там где был рот и просунул в отверстие язык. Тетка достала платок, вытерла сумбурную навернувшуюся слезу и покосилась искося на дверь.

В дверях появился СанВаныч , с улбкой на лице, в бодром расположении духа и с вилкой в руке. Вилка ну уж никак не смотрелась в руках СанВаныча. Это он и сам заметил, понял и выкинул ее . У Кольки прошел морозец по спине, ….. повернулся и встретился взглядом с СанВанычем. Ваныч резко побледнел и упал на пол. Тетка посмотрела на человека в пакете, …. потом на часы,….. потом снова на Колю, а потом снова на часы.
Рабочее время магазина ПР Д КТЫ подходил к концу. Кольке пришлось удалиться из магазина, и в то же время пришлось утащить с собой бренное тело СанВаныча, у которого, ни к Пизе сказано, был в тот день юбилей нихуёвый юбилей. 50 лет!

- Имя то Ваше как?
- Ко
- Все?
- Ну, Коля, вроде….
- Что значит “вроде”?!
- Не знаю…

Милиционер больно и не безобидно ударил Кольку дубинкой по пояснице. Коля ахнул и прислонился не по своей воле лицом в придорожную пыль. Пыль щекотала в носу, скрипела на зубах и жгла больной глаз. Тихо –тихо был слышен какой – то вой. Колька не сразу понял, что это именно он это издавал.
В это время милиционер шарил у Николая в карманах, изредка (через слово) ругаясь и нехотя пиздя, (при этом получая неплохую улыбку на лице) Колю босой ногой. Найденный инвентарь у Коли в карманах, милиционер сортировал в две «кучки»: нужное- клал себе в карман, а не нужное кидал в котлован у стройки.
В результате усиленных поисков в кармане подозреваемого, у милиционера оказались: коробок спичек (пр.-ва Бел спич), ключ, пятнадцать копеек, изогнутая, для ковыряния в ухе скрепка, шуруп, бычок и кусок (в 20 см) скотча. В котлован же полетели черствая корка хлеба, ржавый шуруп, кусок спички и проволочина.
Хозяин формы, высморкался в рукав, посмотрел на закат солнца и перевел взгляд на лежащею в пыли жертву. Из носа у жертвы вытекала тонкая красная струйка крови, смешивалась с пылью и песком и превращалась в кашицу, непонятного цвета. Из уцелевшего глаза выкатилась слеза.
-Вставай, - сказал милиционер, - пойдём в отделение.

И снова ударил Колю ногой в живот. Его вырвало кровью от этого удара.

-Вставай, паскуда! Нехер валяться, ВСТАВАЙ!,- милиционер схватил Николая за руку и потащил. Вытащив его на дорогу, остановился, достал дубинку и замахнулся.
Коля встал на колени и закрыл залитое кровью лицо руками.
Удара не последовало.
Медленно отняв руки от лица, Николай увидел, как милиционер медленно шагал от него прочь. Словно во сне, не контролируя свои действия, протянул руку, поднял с дороги булыжник, осторожно беззвучно поднялся на ноги и швырнул булыжник в уходящего милиционера.
Камень попал милиционеру в затылок. Не издав ни звука, упал на асфальт. Николай не сразу поверил в такую легкую победу. Нашел ещё один булыжник и ещё с большей силой бросил в лежащего милиционера.
Милиционер продолжал лежать на асфальте, не обращая внимания ни на дорогу, ни на Севу, ни на те два камня, упавшие на него.

-Притворился, гад, наверное, знаю я Вас - подумал Колян, оглядываясь, в поисках более тяжелее камня ………………….

- Уважаемый, почему шалим?
Коля не заметил, что за ним наблюдал плюгавенький старикашка в шляпе, с тросточкой, крайне интеллигентного вида, настолько интеллигентного, что у Коли чуть было снова не начался рвотный рефлекс.

- Отъебитесь от меня, пожалуйста, дедушка. Отъебитесь, ради бога…

- Ну, молодой человек, что ж вы так со старшими общаетесь? Вот я в ваши годы помню…

Не успел дедушка вспомнить, и выложить текст воспоминаний «на ура», то что было в его годы, как из-за угла вылетела грязная «копейка». Авто с такой легкостью и сноровкой размазала дедушку по капоту, как будто делала это раз по надцать в день.

Автомобиль остановился в нескольких метрах от Николая, который в свое время никак не мог закрыть свой раззявившейся рот от увиденного.
Открылась дверь. Оттуда выскочил мужчина веселенького виду, краснолицый с большими усами. Улыбаясь Коле, чертыхаясь про себя, водитель достал из кузова совковую лопатку и принялся отскабливать останки несчастной жертвы с капота. Издаваемый лопатой звук по капоту заставлял Кольку морщиться, потому как этот звук ему был, ну крайне не приятен. Закончив свою, наверное, привычную работу, мужчина положил лопату в багажник и подошел к стоящему ,как вкопанному, рядом Коле и протянул руку.

-Вася, - сказал мужчина.

-Коля, - последовал ответ и с опаской пожал протянутую руку.

Так началось недолгое знакомство Кольки с водителем и весельчаком Васькой Немудрым.

- А дедушку то, для чего сбил? – с опаской поинтересовался Колька.

- А хули? Сбил и сбил. Заебали уже. Ты вот лучше скажи мне, Александра Иваныча знаешь? Ну, мы на него просто говорим- СанВаныч,…знаешь такого?

- Да нет, вроде, - честно признался Николай. – А он то причем здесь?

- Да ни причем. Дядька это мой. Юбилей у него невъебенный сегодня. Вот за ним я и ехал.

- А что за праздник то у него?,- снова же спросил Колька, при этом прищурив свой целый глаз, с опаской смотря на нового знакомого.

- Шестой десяток сегодня разменивает. Пятьдесят лет ему сегодня, СанВанычу нашему! – торжественно сообщил Васька, ковыряя мизинцем в левом ухе.

- А...

- Не видал его, случайно?

- Неа,- срубил Колька.

- От же, блять, куда ж пропал то он? Заебались ждать его уже все! Без него нихуя не начинаем, юбиляр ведь, так сказать…

- А где гуляете то?

- Где-где, в пизде блять,…где ещё гулять, как не в «Причале». Все уже там давно. Ждут.

- Не… я его точно не видел.

Васек почесал затылок, прихмурился, видимо задумался о чем-то.

- Бля, а ты помоги мне его найти. Я тебе бутылочку дам! Самогончик ядреный. А? Так как? Поможешь?

- Да? Не, не хочу водки, не надо (хотя организм Кольки постоянно требовал такой жидкости). Я лучше пойду, ага? А то меня… ..тоже ждут,- спиздел Колька.

- А-а, ну что ж, давай тады.

Колька развернулся и быстро посеменил в противоположную сторону автомобиля.
Через некоторое время раздался громкий рев и надрывистый плач Васьки, нашедшего бренное тело Александра Ивановича.
Николай, услышав это, перешел на бег.

Столуха “Причал №2” абсолютно ничем не отличалась от других столовых, которых было в городе всего несколько и ничем не отличалась от тех, которые Коля повидал за всю свою не долгую жизнь.
Двери стальные и старые. По потекам краски на двери было видно,что они недавно были окрашены. Окна тоже радости глазам не придавали - не мытые, в одном месте, вместо выбитой форточки, был вставлен кусок ДСП, покрашенный зелёным цветом.
Из зала столовой доносились смех и крики.
У входа в столовую стоял невысокий мужчина и курил. Рядышком на скамейке, покачиваясь из стороны в сторону, сидела девушка лет двадцати. Можно сказать,что она была красивой. Да, она была КРАСИВАЯ, если не принимать во внимание продолговатый шрам, проходящий от виска до подбородка. Глаза у нее были закрыты. На лице не чувствовалось и не наблюдалось никакой радости.

Коля подошел к курившему мужчине.

-Извините, милейший, случайно сигаретки у вас не найдётся?

Мужчина кивнул, рука медленно поползла в карман за сигареткой спрашивавшему.

-Дык, ну а ты чего же припаздываешь? Все уже, почти все, окромя юбиляра собрались, – спросил мужчина.

- Куда опоздал? – не сразу понял вопроса Николай.

- Ну ты даёшь, блять. Как куда? К СанВанычу. К нему, на его же юбилей.

- Ну, сам то он где?,- спросил Коля все с той же опаской.

- Блять, знали б мы, где он. Уже какой час ждем его. Часа четыре уже, а его все нету. Племяшка его вот только помчался искать.

- А…?,- хотел было ,что-то спросить Коля, но собеседник сразу прервал его вопрос.

- А это, это дочурка моя, - заметив Николая взгляд. - Можешь с ней познакомиться. Меня Иваном зовут.

- А я ….я Коля.- ответил Николай и с осторожкой протянул руку своему новому знакомому.

Мужчина крепко пожал руку Коли.

- Чего-то Васьки долго нету. Мож случилось что? Пойду –ка, я позвоню, может плюнул на все и в гаражи смотался и пьет.

Когда Иван скрылся за дверями столовой, Колька подошел к девушке и присел на лавочку. Незнакомка медленно приоткрыла глаза, все так же покачиваясь и не смотря на Николая, спросила, еле-еле выговаривая слова:

-Телефон есть?

- Да, - почему то не замыслившись, соврал Коля.

- Слышь, выручи….дай другу детства позвонить…

Коля не понял, что она имела в виду под словом «другу детства». Считала ли она Николая другом детства, или же хотела с каким - то другом поговорить.

- Нету, - ответил Коля.

- Что, нету?

- Мобильного нету, - Николай совсем покраснел, почему то стало ему стыдно за ложь.

- Ну,…па-анятно все… А целоваться будем сегодня?

Николая нисколечко не удивил такой поворот беседы.

- Почему бы и нет, можно. Только у меня….у меня язык шершавый, во….

Девушка тяжело вздохнула, при этом, положила свою голову Николаю на плечо. После такого поворота, Николай почувствовал неожиданный прилив нежности и обнял ее.
В такой позе они сидели сравнительно долго, молчали. Затем Коля решил продолжить разговор с красивой незнакомкой.

- А зовут то тебя как, красавица?, -еле выговорил вопрос, из-за боязни быть тут же отвергнутым незнакомкой.

Незнакомка не отвечала. Николай снова повторил свой вопрос и легонько при этом потряс ее за плечо.

- Ты что? Чего молчишь? Уснула, что ли?

- Да, померла она. Померла. Не видишь, что ли? - помог Николаю, вышедший только что из столовой Иван.

- Как так, умерла?

- Раком, блять. Раком! - ответил Иван, доставая из кармана очередную сигарету.

Николай судорожно вскочил, при этом небрежно отталкивая от себя уже мертвое тело незнакомки. Девушка небрежно упала на землю и намертво застыла лицом вниз.

«Ну что, дорогие друзья, товарищи! Не пора ли уже нам ?!» - проголосил на весь зал сидящий, как раз напротив Николая, веселый грузин. Коля сжимал в руке стопку с водкой и молча, притупив свой взгляд вниз , рассматривал узор столовой скатерти.

«Такой хароший чилавек! Крайнэ хароший человек! Крайнэ достойный! Крайн необходымо поднять за него наполненный до краев бокал…» - все никак не унимался весельчак, сверкая во все стороны своими позолоченными зубами.
Увидев зубы грузина, Николая посетила мысль-«вот бы всех их, до одного, выковырять у него из пасти то его, а потом сдать нахуй цыганам возле рынка, можно было бы пить не один день. Скорей всего даже два». С такими жуткими мыслями Николай и опрокинул себе в чрево жидкости из стопки.

Николаю стало скучно и он начал разглядывать сидящих людей в зале. Люди были самые разные и всех возрастов. Дети, женщины, мужчины, молодые, старые. Хотя первые скорее всего не сидели, а то и дело вскакивали с мест, куда-то бежали, прыгали по залу, врезались в друг дружку и об стены, брызгая при этом на окружающих кровью ,которая сразу же появлялась то ли от ударов то ли от падений на пол. Над главным местом, местом юбиляра, висел на стене нарисованный не сильно красиво гуашью транспарант:

«С полстолетием, Александр Иванович!»
«ПОЗДРАВЛЯЕМ»

Также Николай заметил рядом с веселым грузином, сидящего угрюмого мужчину в полосатой рубашке с коротким рукавом. Руки его были синими от наколок. Наколки были разнообразные, но одна уж сильно понравилась Николаю, это была надпись, гласящая: «Хочешь крови – соси хуй».
Мужчина, а его звали Гриша, он это понял по наколке, уже успел неплохо нажраться и тупо сидел молча, уставившись в тарелку с недоеденным салатом оливье.
Дальше от него сидела женщина, лет сорока- сорока пяти, толстая и краснощекая. Что-то упорно объясняла сидящей возле неё девочке. Николай понял, что это её дочка, такая же плотная и краснощекая ,как и женщина. Та, в свою очередь, сидела молча, изредка кивала и ковырялась ложкой в салате. «Почему ложкой, а не вилкой?»,-подумалось Коле.

Николай приподнялся из-за стола и подошел к ближайшему не мытому окну. Во дворе все так же курил Иван. Тело незнакомки лежало рядом со стоящем Иваном. Рядом уже прохаживалась ворона, обдумывая, как бы по - проще подойти к трупу и выковырять глаз из него. Иван простой любопытностью и с интересом наблюдал за поведением вороны.

Николай перевел взгляд к рядом стоящим домам и увидел, что из-за угла соседнего дома, тяжело идя, появился мужчина..…….

На улице уже почти стемнело, Николай никак не мог распознать контуров идущего прямиком к столовой человека. Но, чем ближе был незнакомец, тем яснее он становился для Николая. «Да, это он»,- пронеслось в голове Николая. «Да, это был водитель «копейки»- Вася»,- снова же пронеслись догадки в голове Коли.
Вася медленно шел и тащил за собой что-то тяжелое и непонятно на что похожее. Тело водителя вздрагивало от беззвучных, изредка шморгая носом, рыданий. Николая передернуло от увиденного, он испугался и прищурился.

Вася нес, даже просто тащил за собой труп человека, имя которого было Александр Иванович. Он его не просто нес, а тащил за ноги, при этом вырисовывалась на песке длинная линия головой виновника этого торжества. Тихо шёл, всхлипывал и ронял на землю капли слёз. Поравнявшись уже с Иваном , он бросил ноги СанВаныча и что-то негромко сказал ему. Тот посмотрел на тело, которое уже лежало рядом с мертвой девушкой, быстро и кратко ответил Васе, достал из кармана какой-то непонятный предмет и передал его ему. Водитель копейки взял у Ивана сверток, сунул за пазуху, вдвоем взяли СанВаныча за ноги и поволокли в столовую. Николай встревожился.

Вдоль по улице шагал человек в черной короткой кожаной куртке. На голове темная бейсболка, на ногах - синие затертые на коленях джинсы и черные кроссовки. Он курил сигарету “ПРИМА” и смотрел куда -то вдаль. Взгляд его был волчьим, суровым, но в тоже время задумчивым и мечтательным. В руке он держал блестящий «Desert Eagle» и стрелял, стрелял целенаправленно. Эхо от выстрелов раздавалось по всему кварталу. Кое где выли сигнализации машин. Пули летели в сторону убегающего Николая, но с визгом проносились мимо убегающего. Ударялись или об асфальт или об канализационные люки, выбивая при этом искры.
Коля бежал. Бежал так, как никогда в своей жизни ещё не бегал. Мимо проносились дома, киоски, вывески магазинов, рекламные щиты, кусты и деревья. Краем глаза он видел как падали люди, собаки, кошки, пораженные несправедливыми пулями . Николай все бежал.

Удар в спину. Сумасшедшая боль. Все потемнело.
По земле медленно растекалась лужица крови, которая сразу же смывалась от начавшегося дождя. Капли дождя падали на ствол пистолета и тут же испарялись. Человек в куртке улыбнулся и пошёл в обратную сторону. В душе у него была радость.

Послышался вой сирены скорой помощи.

……………………………………………………………………………………………………..

За окном поезда мелькали деревья. На верхней полке плацкартного вагона лежал Николай Михайлюк. Лицо было накрыто куском сальной газетки, наверное, кто-то, перед тем как накрыть ею Колю, хранил в ней что-то жирное. Соседи по плацкарте еще не знали, что он мертв. Никто даже и не догадывался. Хотя, Николай умер уже около получаса назад. Он и сам того не заметил. Просто смотрел в окно.

Умер Николай беззвучно, тихо. Просто и без всякого мучения. Мучаться он даже и не думал, ему этого не хотелось. Это гораздо легче, чем он предполагал, никаких ощущений, никакой боли, тем более - никакого страха.

Да какой там страх!

Страшно просыпаться с утра после очередной пьянки, страшно получать от кого-нибудь в темном переулке по голове или почкам, страшно засыпать и просыпаться в холодном сыром подвале или подъезде, в обычной луже или же в луже собственной мочи.
Все, все это было ему страшно. Но, УМИРАТЬ ему, Николаю, никогда было не страшно. НИКОГДА!

Женщина, ехавшая с ним в одном купе плацкарта, встала и держась за поручни направилась в сторону туалета. Дверь в туалет была заперта, но кто-то тихо смеялся из туалетной кабины.

- Скоро Вы там? – спросила женщина.

- ХУЙ, - услышала она в ответ.
И снова , но громче, услышала женщина противный смех.

За окном закончились деревья, и началось бескрайнее поле. Стучали колеса вагона. Где-то был слышен плач ребенка……………...

2.

Х-У-Й!!!, пронеслось эхом в опушке леса, за окном, мимо проезжающего, пассажирского поезда. Этот звук повторился ещё раз.

- Тьфу,…тьфу…Блин, да что ж это за дрянь на лице моем лежит?,- еле слышно прошептал Николай, сдувая газету со своего лица.

Сбросивши рукой газету, он внимательно осмотрелся вокруг. Все, что он мог видеть –это несколько окон поезда, в которых быстро мелькали деревья, двойной плацкарт-купе напротив и два таких же по бокам. Кругом сидели люди. Коля никак не мог понять, где он и куда едет? Кто его сопровождает и куда? «Ничего не понимаю?! Я в поезде! Куда? С кем?? Для чего? Что за грязная бумага лежала на моем лице?»,- с этими мыслями Николай осмотрел свое теперешнее пристанище. Кругом были люди. Одни играли в карты, что-то весело перебрасываясь словами при этом сильно бросали карту об стол и сильно хохоча потом. Сидел ребёнок и две женщины.
«Ладно, потом соображу, может уснул выпивший, и ничего не помню», - подумал Коля, слезая с верхней полки.

- Ооооооо, а мы то думали, что ты уже помер! Все спишь и спишь. В картишки сыграем?,- выдавил со смехом мужчина в черной футболке, лысоват на половину, не высокого роста.

- Чего же, можно, вроде и отоспался, и голова светла. Сдавай! –ответил Николай, в то же время с такой же опаской оглядывая окружающих

Николай обратил внимание на одну из женщин. Сидит, смотрит то на стол, то в окно. На глазах её были видны слёзы, голова была в черном платке. Вторая что-то весело бормотала ребенку, который в свою очередь не переставал заливаться со смеху. Мужчина, крепкого телосложения тупо смотрел в окно, при этом ковырялся мизинце в ухе.

- А-а-а…

- Бери карты,- перебил его весельчак, так и не дав задать вопрос Николаю.

- Ну да, конечно, - ответил Николай, беря карты в руки.

Взявши, правой рукой карты, Николай обратил внимание на «рубашку» верхней карты. Она была вся «краплённая». «Блять, и кого они хотят обмануть?», подумал Николай, открывая веером остальные карты. Остальные карты его тоже были «краплённые». Буромалиновый цвет точек его испугал. Краплений на «рубашке» карты было много. Для того ,что бы запомнить, какая это карта, владелец карт должен был иметь неплохую память. Хаотичное крапление карт Николаю уж сильно не понравилось, тем более, такое ярко выраженное. А цвет? Цвет его заставил вздрогнуть - это был цвет застывшей крови!

- Я сейчас, только в туалет схожу, а то после «сна», отлить хочется, - сказал Коля своим соперникам.

- Да, конечно, валяй, мы подождём! Так тебя столько ждали, когда проснёшься, а тут – поссать,…беги давай побыстрее!, - ответил второй напарник хитрой улыбкой, видом лет шестидесяти, но крепок в плечах и, что самое интересное - волосы были густы и черны, как смола. Ни единой седины.

Николай резко встал, бросая карты свои на стол, и пошёл в направлении туалета. При этом он заметил газету на полу, которая накрывала лицо Коли. Он только сейчас разглядел, что вся она была жирная. ВСЯ! «Вот же уроды, издеваться надо мной решили.», - пронеслось в голове. «Блять, а все же, что за поезд и куда я еду?? Нужно у кого-то спросить направление поезда! Блин, но неудобно же будет задать такой вопрос-«а куда поезд едет?»», подумал снова Николай. «Хуй с ним, потом разберусь»,- на этом закончились мысли Николая, шагая в сторону туалета.

- ХУЙ!

«Что за эхо странное?»,- подумал Коля, дергая ручку туалета.
Дверь открылась. Николаю сразу же ударилась в глаза разлитая по полу вода. «От же, не могут аккуратно помыться!», - подумал Колька, открывая дверь шире и заходя во внутрь.
Переступив порог туалета, ему сразу бросилась картина увиденного!! Над унитазом, на коленях стояло тело в юбке, но тело было только до пояса! Дальше, просто на просто была отгрызенная часть и ничего больше. Кровь, как малиновое варенье, просто сочилась из обрубка тела.
Как ни в чем не бывало, Николай зашёл в туалет, закрыл дверь и ….всего на всего, помочился в раковину умывальника. Посмотрел ещё раз вправо на «тело» над унитазом, и-…..рвота пошла сама собой!
Не сливая водой свое опорожнение, как желудка, так и пузыря, Николай уверенно вышел и пошёл в сторону купе проводников.

-Эээээ, ты куда?, - услышал Николай.

- Сейчас, …я быстро!, - чуть ли опять не блевая, после увиденного, ответил Николай услышеному вопросу, проходя мимо своего, купе-плацкарта.

Быстро домчавшись в начало вагона, Николай стал судорожно дёргать ручку купе проводника и при этом стуча носком ноги по двери .

- Есть кто-то?? (бах ногой),- спросил Николай.

- Хуй.

- Блять, с хуя ли эт так отвечать проводнику?

- Хуй.

Дверь сама приоткрылась от замка. Колька быстро и сильно рванул дверь вправо со словами-« у Вас там, в туалете……..»…

В купе был ребенок, лет пяти. Один. Николая это потрясло. Ребёнок в руках держал карты. Карты, которые были похожи на те, какими Николай собирался играть со своими попутчиками. Они были так же краплены. Краплены кровью!

«Блять, что за бред,……сука…где я и что со мной происходит?»,- задался вопросом Николай , выходя из купе проводников. Но, тут же ему ударил в нос непонятный запах. Резкий и «запоминающийся». Да, именно запоминающейся.
Коля не мог понять, что! Что издает такой запах!?…но он был ему известен….Он помнил это!! Но, не мог вспомнить, что же ЭТО!

«Сейчас же выяс….», - подумал Коля, смотря на выход в тамбур вагона….

Дверь вагона медленно и с тенью без света двигалась в сторону…..

Коля резко посмотрел - то на дверь тамбура, то в купе проводника. Из тамбура доносился какой - то запах. Николаю запах был сильно знаком , он его больше привлекал, чем сама тень уходящую в тамбур. Но он не мог вспомнить, что же это,…… что это за запах. Нет, это не запах свежести или ободрения,…..это не запах радости и смущения, -это была вонь, вонь, въедавшаяся Николаю в самое горло, она не давала ему дышать. Он знал этот запах….чувствовал. Но никак не мог понять, что же это. Николай подошёл к двери тамбура и дернул за ручку. Дверь заперта. «Блять, и что за цирк?», - подумал Николай, отняв руку от двери, пошёл глубь вагона. Краем глаза посмотрел в купе проводника……….- там никого не было. Там было пусто.
«Всё, хватит, тем более, что остановились. Выхожу»,- думал Николай, проходя к своему месту. «Да, что же здесь твориться, что за хуйня???? Где все, где все подевались, где вещи ихние??», - испугано осматривая вагон, чуть ли не заикаясь « мыслью» думал Коля.
В вагоне сидела только одна женщина. В черном платке, и все так же смотрела в окно, роняя одну слезу.

- Женщина,…..что здесь твориться? Где все пропали? Что за станция? Где мы сейчас находимся??,- не унимался Коля, все засыпая вопросами женщину.
Та, всего лишь смотрела в окно. Николай резко взял рукой её за плечо, что бы задать эти вопросы , смотря ей в глаза?

- ПИЗДЕЦ!, - услышал он.

За те две секунды, которые он бежал от этой женщины к выходу вагона, у него на висках побежали струйки пота. Слово которое он услышал, было сказано не громко и не тихо, это было легко вымолвлено ею. Николаю это показалось криком и ужасом в глазах. Он только молился, что бы дверь была открыта.
Дверь вагона и дверь выхода была открыта настежь. Коля выпрыгнул с вагона, не становясь ни на оду ступеньку.

Вокзал был пуст.

Он быстро побежал от станции в город, где думал, найдёт спасение и пристанище от всего увиденного и пережитого им.
Николай шагал по пустым улицам города. Все было серое, небольшой ветер поднимал из земли, какой – то лёгкий мусор и газеты. Кругом были слышны крики ворон. Темно-синие тучи загромоздили весь город. Они стояли на месте и не двигались, хоть и был ветер.
«Нужно было, хоть название станции посмотреть», - подумал Николай, шагая по улицам пустого города.
Кушать и курить Николаю сейчас хотелось больше всего. Денег у него небыло ни копейки.

"Па-папа-па-па..." орались какие-то непонятные слова и музыка из четвертого этажа такого же «серого» дома, как и все стоящие рядом.

Николай шел возле пристройки дома, откуда орала музыка. Рядом возле пристройки, женщина с метлой собирала в кучу остатки зубов после каких –то разборок. «Неплохо гульнули»,- пронеслось в голове Николая. «Старая новостная система», шепталась на скамеечке у входа в парадный об очередной 14-летней девушке, живущей в их доме. По их словам можно было сразу догадаться, что девушка это – просто малолетняя шлюха. Бабки шептались так «тихо», что слышно было всему двору.

Природа оживала...

Николай подошёл к пристройке здания, на которой была вывеска – «ЖЭК-№….». Рядом, на двери были объявления. Самые разные. Николаю сразу бросилось в глаза писанина красного цвета- «срочно нужен сантехник. ЖЭК №…». Это был шанс. «Жильё и , хоть какие –то деньги, плюс халтура….», - проносилось в голове его.
Постучав в дверь начальника ЖЭКа, Николай тут же услышал:

-Заходи!!!

-Я тут, по об….,- сказал Николай, но его тут же перебил голос начальника.

-Бля, Степан, где тебя носит, у тебя заказов, пиздец просто весь!! Быстро к себе в каморку, переодевайся, и на вызовы. Да, кстати, после сегодня – ты уволен!!, -сказал начальник, ни дав и слова вымолвить Николаю.

-А……?

-Ты, блять, ещё скажи, что не знаешь где живёшь?! От же, блять, одни проблемы из-за вас. Пиздуй быстро в подвал, переоденься и инструмент возьми. Потом ко мне, за заказами. Да, и телефон у тебя там разрывается. БЫСТРО-О-О!!, прокричал начальник.

Николай, как ни в чем не бывало, пошёл в подвал здания, где находилась всего одна комнатушка. «Вот это повезло, да и хуй, что он меня принял за другого, нахуй зарплату, сейчас пойду «халтурки» поделаю, и будет хоть на пару дней на хлеб и сигареты.»,- думал Николай, заходя в комнату какого – то Степана.
Оказавшись в «своей» комнате, Николай оглядывал обстановку своего нового жилища. Темные от времени стены. Обсыпавшаяся штукатурка. Круглый стол в центе и три стула такие же древние, как и стол. На потолке висела голая лампочка на проводе, качаясь от сквозняка, гуляющего по комнате. Николай присел на кровати, все оглядывая, где здесь что лежит.

Сплюнув и тихо выругавшись, он поднялся и потопал ко всем углам и закоулкам комнаты, в надежде найти нужное. Начинался трудовой день Николая в этом непонятном городе.

Сразу же раздался телефонный звонок. Звонила бабка из 13 квартиры, дома номер 4.

-Милок у мене, того, воды в кранах нету... Приди, помоги, Степан Иваныч, Христа ради прошу!"

Николай прихмурился в непонятках, не зная где искать этот дом, ответил:

-Ладно, бабушка, ждите, скоро буду...",- и пошел снова искать «свои» инструменты.

Взявши инструменты, переодевшись в чью-то одежду, Николай пошёл искать тот дом, спрашивая у редких прохожих, где же находится эта улица. Пока он шел к месту вызова, в его голове мелькали мысли о веселой ПТУшной жизни, о пьянках и о девушках, которых в то время было у него, хоть отбавляй.
«А кто я сейчас?», думал Николай. «Да никто. Простой сантехник, и то хуй знает в каком городе и где, просто бомж», - все никак не вылетали из головы мысли.

Добравшись до нужного дома, зашёл подъезд и постучал в дверь:

-Сантехника ждёте?

-Ой, Степан Иванович, спасибо что пришел, заждалась уже. Вот, помыться собралась с утра- а воды та, нетути, - прошепелявила бабушка.

Николай прошел в ванную, виду его предстала страшная картина. Грязная ванна, ржавые трубы, сорванные краны.

-Я, эт, чаек поставлю, а?!,- спросила бабка и не дождавшись ответа убежала на кухню.

Николай, поковырявшась в кранах несколько минут, более или менее доведя их до ума, прошел на кухню.

-Вот, родненький, садись! Ой, спасиб то тебе, вот, чайку с конфетками попей горячего Вчерась внучки мои приезжали в гости, так денег мне на ванную новую дали. А я , сладкоежка, не много потратила, вот, …конфетки прикупила. Ты бери, Степан, угощайся.

В голове Николая, тут же промелькнула мысль, одно слово - ДЕНЬГИ!
Как давно он их не держал в руках! Не те, что получал за мелкие халтурки- гроши. А- настоящие! Большие деньги!

-Нынче все, ой как дорого стоит, - не унималась бабка, чуть не плача. – Пенсии –то,..ни на что не хватает, одна надежда только, на них, родненьких, внучков моих... Они у меня рядышком тут живут, в соседнем доме. Не бедствуют. Внучек то мой, в фирме какой-то работает, машину вот покупать хотят скоро.

Но Николай аж вовсе уже не обращал внимания на причитания бабки. Он думал о своем.

-А где, бабушка, говорите, внучки Ваши живут?

-Да тутачки, рядышком, через два дома, - ответила бабулька.

Чай кончился и бабушка принялась мыть чашки. Николай зашел в ванную забрать свои инструменты. "Блять, ну как же так? Чего так не справедливо? Я всю жизнь вкалываю и ни копейки за душой!! А они? Паскуды! Наплодятся и живут себе, в хуй не дуя, припеваючи! Хватит!», - думал со злостью Николай.
Первое, что попалось Коле под руку, был газовый ключ.
Он тихонько прошел в кухню, замахнулся, чтобы нанести удар бабке, как половица, на которой он стоял, неожиданно скрипнула…………

Ту би конт……


Теги:





-1


Комментарии

#0 03:54  21-09-2006Безенчук и сыновья    
вот бля, еще и ту би конт... ... ахуеть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....
07:59  05-12-2016
: [11] [Х (cenzored)]
МРОТ тебе в рот
или скажешь, наоборот?!
так кому из нас повезет
встретить этот новый год?

а ведь будет год петуха,
ты же сидевший,ха-ха;
так что сам понимаешь что и как,
когда у Снегурки ищешь ништяк.

на своих двоих пока мы оба,
на закуску только сдоба;...
08:30  04-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....