Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Запах свежих мандаринов

Запах свежих мандаринов

Автор: resonoid
   [ принято к публикации 05:32  27-12-2006 | Cфинкс | Просмотров: 624]
Настольная лампа с зеленым абажуром освещала приглушенным светом полумрак кабинета. За окном набирала силу гроза, изредка пронзал темное небо, покрытое периной черных туч, ломаными стрелами. Лицо молоденького доктора – Александра Сергеевича, казалось загадочным, а его бородка придавала облику прямо таки Мефистофельский облик. Напротив него, за столом, во главе которого стоял пузатый самовар и тарелочка с баранками, сидели две молоденькие медсестры Танечка и Светочка . Они слушали очередную байку Саши (Ну а как его еще называть в столь интимной обстановке?). Света так увлеклась рассказом доктора, что ее тоненькие пальчики побелели, вцепившись в краешек стула. Танечка же, напротив, с иронией внимала Саше и маленькими глотками отпивала из чашки чай. Александр Сергеевич продолжал повествование.
- И вот представьте, приканчиваем мы с Ваней мензурку со спиртом, закусываем маслинами и треплемся за жизнь. В уютной коморке возле прозекторской тепло, светло и мухи не кусают. Настроение прекрасное, кровь бурлит. И вдруг тишине темного коридора… - доктор заговорщицки сделал паузу и замолчал. За окном полыхнула молния, раздался сильный раскат грома. Света испуганно передернула плечами.
- Раздались шаги. В дверном проеме каморки, щурясь от света, стоял голый мужик. Его синюшное тело, покрытое редкими белесыми волосами, мелко тряслось. Губы его раздвинулись, и он произнес : «Мужики..эта..похмелится есть?» Мы онемели, а чуть повыше паха…- Александр Сергеевич опять сделал театральную паузу, медленно разведя руки в стороны. Света невольно подалась навстречу доктору, а Таня поставила чашку на стол.
-А повыше паха у него торчал скальпель! – загробным голосом проговорил Александр Сергеевич.
-Тьфу ты! –сплюнула Танечка, а Светочка схватилась за грудь(кстати, весьма аппетитную).
-Я и говорю Ване. –обычным голосом продолжил доктор. – Это что за призрак отца Гамлета? Она истерически засмеялся и, даваясь хохотом ответил: «Так этого жмура под вечер доставили, на улице менты подобрали. Сказали труп и без документов. Я пульс проверять начал –нету. Уже хотел вскрытие начать, а тут ты позвал спирту тяпнуть!».
До меня тоже начал доходить идиотизм этой ситуации и уже через секунду мы катались по полу. А мужик спокойно так присел на кушетку, не забыв умыкнуть мензурку с алкоголем , и начал «лечится». Отсмеявшись, Ваня выдернул таки скальпель из пуза страдальца и, залепив рану пластырем, набрал ординаторскую. Все хеппи-энд! – Александр Сергеевич звонко хлопнул ладонями по коленкам.
-И все то вы врете Саша! – подала голос Танечка, поправляя накрахмаленную шапочку на голове.
-Вот те крест! – осенил себя знамением Александр Сергеевич.
- А я верю.. – прощебетала Светочка, наматывая белокурый локон на мизинец.
-Так, девочки, сколько время кстати? А то мы заболтались, а ведь надо пациентам укол Препарата сделать. – тон голоса у доктора приобрел официальность.
-Скоро полночь. – потусторонним голосом произнесла Светочка, взглянув на часики, браслет которых обвил ее тонкое запястье.
-Уж полночь близится, а Гитлера все нет! – процитировал Александр Сергеевич и, встав, направился к двери между кабинетом и процедурной. Белыми лебедушками за ним потянулись готовиться к инъекциям медсестры.
Часы показывали третий час ночи. Александр Сергеевич заполнял журнал, Светочка посапывала на кушетки, накрывшись пледом. А Таня читала книжку в мягкой обложке. На ней мускулистый красавец страстно обнимал даму в платье с глубоким декольте. Наконец, заполнив все формуляры, Александр Сергеевич подвинул к себе стакан с уже успевшим слегка остыть крепким чаем. За окном стучал мелкой дробью дождь, извлекая звуки из жести крыши. Хотелось спать.
Доктор начинал клевать носом, когда рядом с кабинетом послышалось шарканье ног.
Показалось тело одетое в полосатую пижаму, затем лицо, сведенное жуткой гримасой. Пациент вращал белками глаз, руки сжимались в кулаки, а волосы нечесаной копной торчали в стороны. А в воздухе явственно ощущался аромат свежих мандаринов.
-Гы…доктор, а я к вам. – промычал пациент и улыбнулся, обнажая гнилые зубы.
-Пациент, вы, почему не спите? Немедленно в палату! – гневно выкрикнул Александр Сергеевич и подскочи к пациенту, попытался взять его за локоть. То вывернулся и заскочил внутрь кабинета.
-Гы..девочки. –пациент облизнул обветренные губы. – А у меня вам подарочек.
Дальнейшее напоминало страшный сон. Пациент тремя пальца ухватился за свой правый глаз, и резко дернув, вытащил его из глазницы. Вслед за ним потянулась красная веревочка нерва. Но вот она лопнула, и пациент кинул глаз на стол. Он, описав дугу, шлепнулся точнехонько в стакан с чаем, подняв брызги и окатив Таню. Ее смазливое лицо стало белее снега, она тонко завизжала. Испуганно подскочила Светочка, потирая глаза.
А пациент, помахав рукой, двинулся восвояси, обогнув соляной столб, который изображал Александр Сергеевич. По груди его пижамы бежал тонкий красный ручеек.
-Что случилось, Сашенька? – испуганно поинтересовалась Светочка, а Таня лишь по- рыбьи открывала и закрывала свой рот.
- Мистика, какая то, данайцы дары приносящие. – мрачно пошутил доктор, незаметно щипая себя за бедро. Из-за стекла стакана на него глядел карий глаз. Пахло цитрусовыми.
«Ах, да, профессор предупреждал о побочном действии Препарата. Что- то там с потовыми железами. Хотя предупредил не обо всем.» -мелькнуло в голове у Александра Сергеевича. Он нервно потеребил бородку.
Сбросив оцепенение, к нему подскочила Танечка.
-Саша, что это? Что случилось? – запричитала она, кривя губы.
-Не знаю. – честно ответил доктор. – Но надо успокоится. На кушетке Светочка по кукольному хлопала глазами, силясь понять сон это, или уже явь.
-Надо позвонить охране! – наконец пришел в себя Александр Сергеевич и, подойдя к тумбочке, начал нажимать кнопки телефонного аппарата. На другом конце трубки послышались долгие гудки, там явно никто не собирался отвечать.
-Сволочи, кретины, пидарасы! Опять нажрались! – выругался доктор, швырнув трубку. Телефон возмущенно звякнул.
-Так девочки, пойдем на пост охраны сами! – подвел итог Александр Сергеевич. Медсестры согласно кивнули. Осторожно выглянув в коридор, доктор быстро направился к выходу, Светочка и Таня испуганно держали его за рукава белого халата, семеня рядом.
В коридоре частной наркологической клиники, темном по причине сна пациентов, стояла зловещая тишина. Только тусклая лампочка ,горящая над дверью выхода, спасительным маяком мерцала вдали.
Около двери ближней палаты они остановились, тревожно вслушиваясь. Там было тихо, и облегчено вздохнув, они ускорили и без того быстрый шаг. Но вот вдалеке, дверь палаты возле выхода открылась и в полоске света, исходящего оттуда появились фигуры пациентов. До слуха доносились их голоса. Неожиданно зазвенело разбитое стекло, двери двух палат распахнулись и оттуда выскочили пациенты. В воздухе повис низкий рев, вырывающийся из их глоток. Александр Сергеевич с медсестрами, застыли на месте. А серая масса разъяренной толпы ринулась к крайней палате, за несколько шагов до пациентов, испуганно жавшихся по стенам, толпа остановилась. Лица их вытянулись.
«Препарат, это все он. Они принюхиваются, определяют своих. Препарат кололи выборочно. А ведь были неплохие результаты по излечению.» - выдавал информацию педантичным ум доктора. Но тут толпа вновь взревела, послышались крики о помощи , истошный визг, страшный звук рвущейся плоти. Светочка закрыла рот ладошкой, а Танечка , цепляясь за ткань халата Александра Сергеевича, начала сползать на пол.
На миг все стихло, слышалось лишь довольное урчание и чавканье. А потом толпа взревела вновь, и многоруким чудовищем начала приближаться навстречу медперсоналу, с ужасом взиравшему на кровавое пиршество. Запахло мандаринами и свежей кровью.
Александр Сергеевич, вдруг, дернувшись, освободился от рук медсестер, которые подобно утопающим, крепко держались за его халат. Резко развернувшись, он побежал к кабинету , но Светочка и Таня, проявив неожиданную резвость, не отставали от него. Доктор, проскочив кабинет, залетел в процедурную. Он захлопнул дверь и повернул в скважине ключ. Лоб его покрывали крупные капли пота. По ту сторону, послышался шепот медсестер.
-Александр Сергеевич, откройте. – в унисон послышались голоса Светочки и Тани.
Но доктор проигнорировал их мольбы, его мозг лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации. Перед глазами Александра Сергеевича вся его жизнь. Он подошел к стеклянному шкафу и достал две ампулы Препарата. На стальном столике призывно сверкнул шприц. «Двойной дозы будет достаточно» - бормотал Александр Сергеевич, перетягивая жгутом руку и сделав контроль, направил жало шприца в свою вздувшуюся ровную вену. За дверью процедурной, ломилась в кабинет беснующаяся толпа.
Сознание медленно возвращалось к Александру Сергеевичу. В голове вертелась песенка «В лесу родилась елочка». «Неужели Новый год?» -пронеслось в голове у доктора – «И так вкусно пахнет мандаринами». И тут Александра Сергеевича накрыло. В его голове раскаленными прутами сверкнуло два желания – Есть и Сношаться. От голода скрутило желудок, а похоть заставила ширинку брюк оттопырится. Рыча, он вскочил на ноги, и одним прыжком подскочил к двери, за которыми стоял гвалт. Выбив дверь плечом, он оказался в кабинете. Доктор чуть не спотыкнулся об пациента, довольно обгладывающего руку с часиками на запястье. По его подбородку стекала ярко красная кровь, а он вырывал зубами куски плоти и, давясь, глотал их. У Александра Сергеевича рот наполнился горькой слюной. Он ухватился за оторванную руку и потянул к себе, соперник недовольно зарычал, обнажив зубы. Доктор с размаху стукнул его головой об стену. Пациент, застонав, кулем свалился на пол. Александр Сергеевич довольно зачавкал отобранной едой. В его сторону повернулись несколько пациентов, но, поведя носами и принюхавшись, они продолжили свою кровавую мессу. Голод немного отступил и Александр Сергеевич решил оглядеться вокруг. То, что он увидел, заставило судорожно схватиться за член, уже непомещающийся в тесноте брюк. Свет настольной лампы, валяющейся в углу, освещал стол, на котором лежала медсестра Танечка. Лицо ее было в кровавых потеках, разбитые губы распухли, а глаза стеклянно глядели в потолок. Одежда красными лохмотьями висела на некогда прекрасном теле. Грудина ее была разломана и белела осколками ребер. Возле страшной раны стоял пациент и задумчиво наматывал на руку фиолетово-серые кишки, не забывая при этом облизывать капающую с них кровь. Между широко разведенных ног Танечки пристроился еще один. Его тощий зад размеренно двигался, загоняя член во влагалище медсестры. Из-под ее ягодиц, бледно-розовым ручейком, лилось семя, капая вниз. Александр Сергеевич не в силах был больше сдерживать охватившее его желание и с громким рыком, он, оттолкнув пациента и высвободив, наконец, свой член, погрузил его в теплую податливую плоть. Из носа его потекло. Сперма его мощными толчками фонтанировала в лоно медсестры.Натешив плоть, доктор деловито взялся за край раны груди Танечки, и, оторвав левую молочную железу, принялся запихивать ее в свой рот. Жировая ткань мягко проскользнула в пищевод. Александр Сергеевич отошел в сторону, уступая тело медсестры следующему, жаждущему соития. Но высокий худой пациент не стал пристраивать свой член к блестящему розовому влагалищу, а схватил тело Танечки за ногу и сбросил его на пол. Наматывающий кишки пациент, обиженно заверещал.
А худой принялся прыгать на голове медсестры. Череп с противным хрустом раскололся, и под ноги Александру Сергеевичу плеснулась серая ткань мозга. Он задумчиво зачерпнул горсть вкусно пахнущей субстанции, и отправил в ненасытную утробу. Нёбо защекотало. Доктор извлек наружу осколок черепа с сохранившимся на нем лоскутком кожи и каштановыми волосами. Что-то тянуло его из коридора, и он, поскальзываясь на лужицах крови и кусочках человеческого мяса, вышел в коридор. Сознание постепенно возвращалось, но есть хотелось по - прежнему, да и член проявил активность, зашевелившись в расстегнутых брюках. У стены напротив сидел голый пациент, на его лысине блестели блики света, а в руках он держал оторванную голову Светочки. Глумливо улыбаясь, лысый насаживал чувственный ротик Светочки на свой вздыбленный член , декламирую при этом : «Я встретил вас и все былое…». «Эстет» - сделал резюме Александр Сергеевич и направился дальше по коридору. Возле самого входа патлатый пациент самозабвенно сношался с распростертой под ним девушкой, с неестественно вывернутой головой. При этом он попердывал и отгрызал сосок на девичьей груди, слегка прикрытой остатками байкового халатика. Доктор задумчиво остановился. В голове как в калейдоскопе закрутилось : «Пациентка..препарат..женское отделение…коллега…Витька…долг..баксы…убью…» Внутри у Александра Сергеевича закипела ярость, но ей на смену пришло опять : «Еда..сношаться..еда..сало…охрана ..еда». И мотнув головой, он потянул за ручку двери.
Николай Васильевич поворотом ключа заглушил мотор. Выйдя из машины, он осторожно закрыл дверцу, и любовно погладив крышу Мерседеса, направился к входу в его клинику. В вестибюле, почему -то отсутствовала охрана, Николай Васильевич поморщился, и твердо решил уволить тунеядцев. Дверь в мужское отделение была открыта. «Ну что за бардак !» - произнес вслух главврач и протискивая грузное тело в дверной проем. А потом ноги Николая Васильевича подкосились. Стены и пол коридоры были в потеках крови, кое- где валялись части человеческих тел , пахло кровью и мандаринами. Из открытой двери ванной комнаты доносился, чей то свист, старательно выводящий знакомую мелодию. Сам не свой главврач отправился на звук, спина его покрылась липким потом.
В ванной комнате на табурете сидел Александр Сергеевич, и задорно посвистывая, выдавливал из кишки смердящее содержимое. Отмерив на глаз нужный кусок , ловко отрезал его портняжными ножницами и сполоснув в ведре, бросал в таз.
-А-а-александр С-с-ер. – не успел договорить Николай Васильевич, как рвотный спазм согнул его пополам и заставил извергнуть из себя на кафельный пол полупереваренный завтрак пополам с желчью.
-А Николай Васильевич. Приветствую вас. А я вот решил колбаску сделать. – словно в подтверждение слов Александра Сергеевича заработала электромясорубка,
позаимствованная из столовой клиники. – Да и прошу вас, дайте мне ключи от бойлерной, я там коптильню сделаю. Николая Васильевича стошнило повторно , на этот раз одной зеленью.
-Да, и предавайте спасибо профессору за препарат! – бодро продолжал Александр Сергеевич, вытерев руку об халат, покрытый запекшейся кровью и подсохшим содержимым кишок. – Это тот мандариновый запах – просто чудо! Правда, Светочка?- Александр Сергеевич заглянул в стоящую рядом ванную, там, среди ног, рук и кусков туловищ лежала голова медсестры и скалила свои ровные белые зубки. Лицо Николая Васильевича посинело, а его сердце пронзила острая боль.


Теги:





0


Комментарии

#0 07:54  27-12-2006Эдуард Багиров    
Асилил только до аппетитной груди.

"Аппетитной" может быть сама девушка, автор. Но не грудь.

#1 08:28  27-12-2006ПРЯНИК    
С рубрикой ошибочка...или лояльность ГиХШП по-моему
#2 09:17  27-12-2006архангел Гавриил    
согласен с големом, ливера тут точно перебор
#3 11:45  27-12-2006Raider    
да ладно...

гурдь вполне может быть аппетитной, по-моему...

#4 11:45  27-12-2006Raider    
"гурдь"?
#5 12:56  27-12-2006Story    
а как пахнут несвежие манда-рины?
#6 13:51  27-12-2006архангел Гавриил    
Story

12:56 27-12-2006

а как пахнут несвежие манда-рины?


Панюхай- узнаеш

#7 14:01  27-12-2006Story    
архангел Гавриил

это ты типа выебнулся?

а где берут тогда несвежие мандарины?

#8 14:11  27-12-2006resonoid    
Пардон, и правда перебрал с натурализмом.
#9 14:23  27-12-2006resonoid    
Гыгыг зато теперь при виде мандаринов у вас мальчики кровавые будут в глазах стоять...
#10 14:57  27-12-2006архангел Гавриил    
Story

14:01 27-12-2006

а где берут тогда несвежие мандарины?


атвет: у грязной черножопой торгофки

#11 15:30  27-12-2006Fedott    
Сфинкс 07:54 27-12-2006

А как же "сиськи в тесте" ?

Дочитал до трети, не понравилось.

#12 15:31  27-12-2006Story    
архангел Гавриил

принято

#13 15:39  27-12-2006Девочка-скандал    
несвежые мандарины ващет в кнр обитаюцо. под великой китайской стеной. или где у них там трупы вождей складируют
#14 16:13  27-12-2006Repellent    
"запах свежей аппетитной груди" - вот так надо!
#15 18:15  29-12-2006ХРО    
у грязной черножопой торгофки запах свежей аппетитной груди

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [9] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....