Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Мальчик и море.

Мальчик и море.

Автор: Котя
   [ принято к публикации 02:42  31-03-2007 | Cфинкс | Просмотров: 474]
День обещал быть интересным. Был самый разгар лета, погода стояла изумительная, и основным развлечением районных пацанов был поход на речку. Точнее - поездка на великах, поскольку речка находилась километрах в пяти от дома, а идти туда пешком по 30-градусной жаре удовольствия не доставляло. Пятилетнего Олега оставить было не с кем - родители были на работе, бабушки и дедушки проживали в другом конце страны, поэтому бремя ответственности за младшего брата целиком лежала на Игоре. Игорь был, старше на 10 лет, потому совместных интересов с Олегом у него не было никаких, впрочем как и особого выбора, хочешь на речку - тащи с собой молодого. Компания собралась приличная - человек 10, каждый, за исключением младших, на своей двухколесной машине. Олег был усажен на раму "Уральца", получил тумак за раскачивание велика, и спустя 20 минут веселый караван благополучно прибыл к месту купания. Помимо Олега малолеток было еще двое, потому старшие ребята определили им место для купания, строго наказав не лезть в воду глубже чем по пояс, а сами расположились неподалеку, дабы иметь возможность наблюдая за малыми предаваться своим взрослым увлечениям-прыжкам с тарзанки, картишкам, курению. Они довольно быстро забыли про малых, лишь изредка поглядывая в их сторону. В свою очередь молодым было совершенно безразлично чем занимаются старшие, поскольку вокруг было море песка для строительства замков. Олег с товарищами лишь изредка плескались, когда на берегу становилось уж совсем жарко. Как это часто бывает у мальчиков любого возраста, они довольно быстро разругались друг с другом и каждый лепил свой замок обособленно, метрах в пяти от соседа. Олегу скоро наскучило лепить свой замок и он решил искупаться. Вода была очень теплой, солнце палило немилосердно, отбрасывая от поверхности воды мириады ослепительных бликов. Олег зашел по пояс в воду, согласно инструкциям брата и стал ходить по илистому дну вдоль берега, изредка разгребая воду руками. Он не успел понять, что произошло - вот только что веселые солнечные зайчики слепили глаза, а в следующую секунду перед глазами уже была мутная серо-зеленая вода. Олег на миг зажмурился, снова открыл глаза, но ожидаемых зайчиков не увидел. Попробовал вздохнуть, но получилось сделать это лишь наполовину - перед глазами прошли пузырьки воздуха, уходящие куда-то вверх к свету, а вдохнуть не получилось. ВОЗДУХА НЕ БЫЛО. Олег забарахтал руками и ногами, но ничего не происходило. Грудную клетку сдавило и каждой клеточкой тела Олег ощущал лишь парализующий ужас, настолько сильный, что он боялся даже закрыть глаза. Дна он не чувствовал, круг света наверху отдалялся. Внезапно он увидел прямо перед собой тень. Инстинктивно Олег ухватился за тень руками, обвил ее ногами и обнял так крепко, как до этого обнимал лишь маму когда ему было очень страшно. Тень вытащила его наверх за доли секунды, он, даже не успев зажмурится, снова увидел солнце, одновременно делая самый глубокий вдох в своей жизни. Еще он увидел, что спасительная тень, которую он до сих пор обнимает изо всех сил - это всего-навсего здоровенный, довольно прямой сук, который тянет на берег его пятилетний приятель, увидел как по берегу с дикими криками мчаться их старшие братья, увидел Игоря с перекошенным лицом, бежавшего впереди всех...
Олег заплакал. Нет, он не заплакал, он заревел как белуга, заревел как самая распоследняя девчонка, размазывая слезы и воду из носа по лицу - ведь только сейчас до него дошло, что он тонул, и обязательно утонул бы, навсегда оставшись среди мутно-зеленого ужаса, если бы не Толька из соседнего подъезда с его дрыном. Ему было жалко себя, жалко маму и папу, даже вечно раздающего тумаки старшего брата ему было жалко, потому, что уж за его, Олега, гибель родители точно "прибили" бы Игоря, по крайней мере ему так казалось, а виноват был бы Олег, да еще эта проклятая речка. И еще он плакал от счастья; его переполняла радость, что он все-таки не умер, что мир залит светом, вода блестит солнечными зайчиками, а мутная зелень осталась где-то далеко-далеко от него. В этот миг Олег был самым счастливым человеком на земле.

Прошло 2 года и Олег впервые увидел море. Он навсегда запомнил тот ранний вечер, когда солнце только-только зашло за горы и они с Игорем спустились на пляж. Постояв пару минут на набережной, братья, минуя пляж прошли на буну (буна, она же пирс - выдающееся в море метров на 20-40 бетонное сооружение, служащее для причала теплоходов, а также защищающее пляж от разрушений штормами. - прим. авт.). Море было огромным, даже более огромным чем представлял себе Олег по рассказам и совсем не таким, каким он видел его по телеку. Оно было удивительно спокойным - стоял полный штиль, настолько прозрачным, что на его дне можно было рассмотреть маленькие камешки, и маленьких рыбок, курсирующих стайкой у поверхности воды. А вот медуз почему-то не было.
- Знаешь, какая тут глубина?- спросил Игорь.
- Нет.
- Ну как ты думаешь?
- Ну не знаю, но мелко.
- Да? Метра четыре-пять.
- Да ну нафиг, не может быть такого.
- Серьезно тебе говорю.
- Да ладно, я каждый камешек на дне вижу.
- Ну смотри.
Игорь скинул рубашку, снял шорты и прыгнул щучкой в воду.
Олег вскрикнул, испугавшись, что Игорь сломает шею, явно ведь глубина маленькая. Игорь вынырнул как ни в чем не бывало.
- Смотри какая глубина!
Игорь вытянул руки вверх и нырнул солдатиком. Его пальцы очень глубоко ушли под воду, а ноги коснулись дна. Игорь вынырнул.
- Ну как?
- Ни фига себе!!!- в полном восторге закричал Олег.- Как это так?!
- Просто вода очень прозрачная. - ответил Игорь.
В тот вечер купаться Олег не стал, тем более, что плавать он так и научился. Пока Игорь плавал и нырял, как безумный дельфин, Олег просто сидел на пирсе и смотрел на море, пытаясь понять как же оно может быть таким огромным, что не видно берегов, таким прозрачным, что огромная глубина кажется мелководьем, и рассматривая маленьких крабиков в щелях буны у самой кромки воды.
Желание научиться плавать возникло у Олега совершенно неожиданно. Это было даже не желание, а скорее потребность, неосознанная, всепоглощающая словно жажда. Эта жажда мучила его, когда он сидел на берегу и смотрел как малышня барахтается у берега, как подростки выпендриваясь прыгают с самого конца пирса, а в это время взрослые устраивают степенные заплывы на казавшиеся немысленными расстояния, когда их головы уже почти и не видно на горизонте. Не то чтобы Олег боялся, просто скорее ощущал себя чужаком на фоне этого единения всех вокруг с водной стихией. Ему не было обидно, он просто не хотел быть изгоем, единственным, кто не может оценить этого счастья, которое неизменно чувствует только что искупавшийся в море человек. Ну а барахтаться возле берега, подобно сопливым карапузам ему не позволяла гордость. И вот однажды, окончательно доведенный презрением и жалостью к самому себе, Олег наконец решился научиться плавать. Солнце уже зашло за горы. На набережной практически не было людей - обычное дело для сентябрьского крымского вечера. Олег прогулялся по набережной, решительно прошел пляж и оказался на волнорезе, твердо решив добраться до берега вплавь. Он снял рубашку, положил ее на буну и прижал сланцами, чтобы ее не сдуло ветром. Олег подготовился основательно - в руках он держал моток тонкой веревки, которой на всякий случай хотел обвязаться перед тем как прыгнуть с буны, привязав предварительно другой конец к швартовым крюкам пирса. Привязаться он решил на всякий случай - тонуть второй раз Олег не имел никакого желания. На буне было ветрено, зябко и жутковато. И еще очень одиноко. Он вспомнил, как спросил днем у брата:
- Игорь, как ты плаваешь? Ну в смысле, за счет чего? Почему ты не тонешь? Как вообще держаться на поверхности?
- Элементарно, Ватсон, набирай полную грудь воздуха и задерживай его в себе не выпуская как можно дольше, в это время греби руками и ногами, как собака. Видел как собаки плавают?
- Конечно.
- Ну вот и ты греби так же, а когда воздуха будет не хватать, резко выдохни и снова вдохни, тогда ты не успеешь погрузиться под воду и будешь все время на поверхности.
- А я не утону?
- Блин, да говно вообще не тонет, так что не боись.- рассмеялся Игорь.
Привязываться Олег все-таки не стал - вдруг веревка запутается и вместо спасительного шнура превратится в удавку. Олег был хоть и маленьким, но не лишенным сообразительности и воображения. Воображение рисовало дикие картины, как он, задыхаясь, все глубже, погружается в спокойную прозрачную воду, судорожно загребая руками и ногами и отчаянно пытаясь вдохнуть.. Отогнав жуткие мысли, Олег вздохнул поглубже и прыгнул. Просто, без затей, без долгой подготовки, отчаянно настолько, насколько все мы совершаем самые важные поступки в нашей жизни - инстинктивно, не задумываясь, просто не успев или не захотев слишком долго решаться. Вынырнув и не открывая глаз, он поплыл, слегка наклонив голову, и бешено загребая воду руками и ногами, словно маленький экскаватор. В этот раз Олег не выпускал воздуха. Он чувствовал его в себе, словно воздушный шар, набитый этим воздухом под завязку. Довольно быстро, несмотря на фантастическое количество адреналина в крови, Олег начал ощутимо уставать. Страх гнал его, но в то же время отбирал силы. Олег боялся открыть глаза, боялся увидеть, что берег отчаянно далеко, забыв обо всем, он даже не смог в очередной раз резко выдохнуть и снова вдохнуть. Знакомое чувство отсутствия воздуха вновь захлестнуло его, причем гораздо сильнее, чем в тот раз, когда он тонул. Паника, дикая жуть, бешено колотящееся сердце - Олег не выдержал и открыл газа. Открыл - и увидел, одновременно прекращая бешенное стаккато своих отчаянных гребков, что он уже на берегу, а под ним не более полуметра воды; и что уже можно поднять голову и снова жадно вздохнуть, и еще он успел даже подумать, несмотря на то, что это длилось сотые доли секунды, что он снова жив, что он доплыл, что он плавает лучше всех дельфинов на свете, и что точно больше никогда не сможет утонуть. Даже если сильно захочет. Больше - никогда.
Олег сидел на берегу, мокрый, счастливый и немного грустный. Счастлив он был, потому что он исполнил свою мечту, он смог, он научился плавать. А вот почему ему так грустно он и сам не мог понять.


Теги:





-1


Комментарии

#0 15:14  31-03-2007Гудвин    
понравилось. большая победа маленького человечка. грусть от ненужных побед, вернее цены, несоизмеримой с ними.
#1 17:13  31-03-2007АЛУ ЗЕФ    
Неплохо. Текст судя по всему автобиографичен. Аффтору тренироваться в избавлении от шероховатостей и писать еще.
#2 19:50  31-03-2007Иезуит Батькович    
Плавают разными стилями, тонут одним (муха какая-то).


Понравилось.

#3 13:47  02-04-2007Це Рульник    
Хороший рассказ...правда думал, что герой всётаки утопнет. Ну да бох с ним...пущай живёт. Тонул один раз на огромном пляже. Тысячи людей и никому нет дела. Повезло папа шёл купаться.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [0] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....