Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - Случай на рыбалке, часть 2.

Случай на рыбалке, часть 2.

Автор: Эдзик
   [ принято к публикации 16:48  15-05-2007 | Психапатриев | Просмотров: 934]
Сорокин нервно забарабанил пальцами по колену, быстро посмотрел на Пелевина и сказал-
А что, друг ситный Олегыч, -а не раскочегарить ли и мне твою козью ножку?
- Уверены, Владимир Георгинович? – заговорщицки промурлыкал Пелевин
-Десять лет не курил – сумрачно сказал Сорокин – теперь мождно и снова попро-бовать.
Пелевин, придав себе разгон движением локтя, перекатился колобком к ридикюлю, сопя, заколотил пл науке свою глиняную трубочку, потом долго учил Сорокина, как правильно сжимать его между пальцами:
-Да нет, тряпочкой вот так обмотайте, а здесь указательным зажать надо…
-Вот ведь понапридумывали индусы мути – ворчал Сорокин вполголоса- Ну все теперь?
-Теперь еще мантру прочитать надо. Традиция такая. Повторяйте за мной: Ом ме-лафефон бва. Тьфу, это не то, вот какую надо : Ом бургуаса атсавитур...
- Барго, блядь, дебасья прачёная- сварливо вторил ему Сорокин.
-Вот теперь сюда. Вы тяните, тяните. А здесь вот щепоткой придерживайте. Осто-рожно, пепел…
Закончив с процедурами, покурили молча пелевинский Парламент.
-Я ведь раньше покуривал. А теперь уж 10 лет, завязал как отрезал, – сказал Соро-кин.- История приключилась со мной одна, не то страшная, не то смешная, в об-щем странная история приключилась. В принципе, обыденная вполне, житейская история, такие сейчас сплошь и рядом. Да только вот пока сам с такой не столк-нешься, лицом к лицу, и не побудешь очевидцем , а то и непосредственным участ-ником описываемых событий животрепещущих, да таких, что делят жизнь на две половины – то что было до, и то , что наступит после, не поймешь ты ни хрена в этой жизни самой и не увидишь ее правды, и уйдешь из нее в назначенный срок непросветленный.
Товарищ у меня был хороший. Женька, служили мы вместе давным-давно, только я по дембелю вышел, в институт поступил, а он в армии остался, только в связи с сокращением вооруженных сил в начале 90х демобилизовали его по полной. И жи-ли мы рядом в соседних домах. А время то помнишь какое было? 93 год, жрать нечего было, я только рассказики порнушные тискал по желтым журналам, а Женька охранником работал на продуктовом рынке. Это сейчас он зам начальника службы безопасности в металлургическом холдинге, да мы уж года 4 не виде-лись…
В общем сидели мы с Женькой, планы на жизнь строили и планчик покуривали.
Однажды в такой вечер звонок в дверь. Прибежал с разбитым носом Димка, дру-жочек наш. Он нас младше на 5 лет. Этот в Карабахе служил, когда там все нача-лось только, и поймал Дима одним из первых на территории СССР, в одной из пер-вых горячих точек, одну из первых пуль в голову. Выжил, конечно, у Барабановых спокон веку голова крепкая и пустая. Но проблемы некоторые, связанные с адек-ватностью, появились. Засвистела фляга у Димы. Так парень он был нормальный, со своими добрый. Но внезапно как то убил собутыльника бутылкой. Сажать не стали, в психушке пару лет продержали да и выпустили.
В общем пришел он к нам и взволнованно кричит – дескать, ребьята, выручайте, я тут с азерботом на улице зацепился, навалял ему люлей. А к нему на помощь еще двое подскочили, мне болячек наставили.
Выходим мы на улицу, садимся в мою черную Волгу, 24 кузов, пятнадцатилетняя, ее отец мой перекупил лет пять до того в области у бывшего секретаря райкома, поездил несколько сезонов на дачу. А как спину у отца скрутило, мне ее отдал.
Сперва мы заехали подобрали Димкиного дядьку двоюродного. Мужик лет 45, весь пропитый, просиженный, весь в шрамах, наколках, по прозвищу Зверь. Сидел последний раз 16 лет за убийство. Личность, в общем, интересная. Но – с головой не дружит по-Барабановски, это в роду у них, видимо, заведено – наркоман, алкаш и дурак, поэтому отирался в самых низах криминальной иерархии. Кстати, убили Зверя уже, не так давно, года 3 назад. Банальная пьяная поножовщина. В то время он только освободился, был за любой кипиш, кроме голодовки, а за племянника единоутробного впрягу держать вообще рад.
В общем, вчетвером мы поехали на дело. Смотрим – на пятачке стоят пять-шесть азербайджанцев и оживленно руками машут. Такой народ экспрессивный, надо им по каждому вопросу совещание устраивать.
Выходим мы из машины. Из меня то боевик никакой, для статистики только, а по-путчики мои рьяно за дело принялись. Зверь сходу одному голову монтировкой проломил, Женька армейским ботинком (он их только на ночь снимает) кому-то кадык пробил, Димка, не знаю уж как, проглядел, тоже одного ухлопал. Остальные врассыпную. Мы быстро назад в машину прыгнули и помчались догонять самого шустрого, он то и был главным Димкиным обидчиком. Гонялись мы за ним по дворам минут 10, но ускользнул бусурманин, уж очень юркий был.
К слову сказать, в нашем микрорайоне в последние годы маленкое Баку организо-валось. Много народу из Азербайджана переехало, тем более у нас тут рынок под боком, вот они здесь и обосновались целой колонией, наснимали квартир и комнат.
Народ вроде не воинственный, не пьет и не мусорит, вот погалдеть толпой -это они любят. Однажды только беспорядки учинили - на рынке стенка на стенку с таджиками дрались, выкинули таджиков с базара.
Не догнав ворога, возвращаемся мы неторопливо на пятачок, издали смотрим –а там черным-черно. Человек сто азербайджанцев набежало с рынка, все кричат, ру-ками машут.
- Чего делать будем, ребята? –спросил растерянно Димка.
Женька, подумавши сказал:
- Поехали за Костяном заедем. Он в том году, я слышал, Вальтер перекупил у То-лика с Плановки.
Костян – тоже наш старинный приятель, автомеханик. Прямо через дорогу от на-ших новостроек (Уж скоро 30 лет нашему району, а все по привычке новостройка-ми зовут, вот народ) частный сектор остался, там у Костяна дом. И Димка, кстати, тут же жил, на соседнем проулке, с матерью.
Подъехали к Костяну, объяснили, в чем дело, он выслушал, кивнул и пошел в га-раж Вальтер откапывать. Димка тем временем побежал к себе, крикнув, мол топор забрать надо, вы Костяна возьмите и ко мне подъезжайте.
Костян загрузился в машину, подъехали к Димкиному дому, посигналили и охуели.
В ослепительном сиянии из ворот вышел Сэр Ланселот в блестящем шлеме с греб-нем, кованой стальной кирасе с выгравированной мордой тигра во всю грудь, и обоюдоострым боевым топором.
Смеяться над Димой вслух считалось некорректным и опасным занятием. Все-таки друг и все такое, и проблемы его после ранения всем известны были. Но друже-ских подъебов никто не запрещал, все равно не поймет, за отсутствием Айкью.
Только Зверь на правах родственника хмыкнул, выплюнул в окно окурок и сказал:
- О, блядь, Румата Эсторский.
Я уважительно посмотрел на Зверя. Тот улыбнулся.
Димка погрузился со своим металлоломом в Волгу и снова поехали мы на дело. Надо сказать, что у Димки экзотическая профессия, выросшая из увлечения стилем фэнтэзи. Последствием черепно-мозговой травмы стало стойкое увлечение средне-вековой мистикой. Устроил себе Димка в доме реальную кузню, где ночи напролет, закинувшись амитриптиллином, без устали ваял детали рыцарского снаряжения – мечи, алебарды, кольчуги и латы. Дизайн изделий Димка черпал из просмотрен-ных мультфильмов, поэтому выглядело оружие жутковато. Окрестная молодежь, перечитавшая Толкиена, обеспечивала постоянный сбыт товара.
Женька сказал:
- Дим, тебе под все эти цацки обязательно белого коня завести надо.
Тот серьезно так ответил:
- А я сейчас денег коплю, обязательно весной коня куплю. Мне цыгане обещали. – он показал топором в сторону соседнего 4хэтажного коттеджа, где жили дружным табором знакомые ромалы - наркоторговцы.
- Боливаром коня назови, - сказал Костян.
-Это зачем – спросил неначитанный Димка –что за странное имя такое?
- Так звали коня Александра Македонского, – ответил Костян, – Был такой афри-канский рыцарь в средневековье.

Снова подъехали мы к многострадальному полю брани, сиречь пятачку напротив входа на рынок. Там бушевал все тот же митинг, где выступали и махали руками все сразу и хором.
Я благоразумно решил остаться за рулем.
Первым из машины выскочил наш витязь с дырявой головой, огласив окрестности криком Нибелунга, убивающего Валькирию или наоборот. Народ охуел и замолк. Тут из машины выскочил Зверь со страшным матом и монтировкой в руке и тоже занял боевую стойку. Следом неторопливо выкарабкался с заднего сиденья Костян и без разговоров разрядил в толпу всю обойму Вальтера. Народ завыл, заорал, те, что с краев – сразу разбежались, все остальные побросали палки и повалились на землю. Вот картина – все лежат, ревут, ай-вай, нэ стрэляйтэ, пижалста, кто-то ра-неный по земле катается и орет благим матом.
Один лишь на ногах стоять остался – главшпан азербайджанцев, типа смотрящего на рынке. Я его знал, в принципе нормальный парень, даже здоровались при встре-че. Зовут Ильдар, в соседнем доме живет, красная Мазда у него.
Стоит он, значит, растерянный, и пытается пистолет из-за ремня достать, но не по-лучается, застряло что-то.
Наши молодцы ему быстро в голову настучали, пистолет отобрали и в машину су-нули.
- Поехали – говорит Женька – в лесопосадки, там с ним потолкуем.
Приехали мы в рощицу, где карьер заброшенный, вышли из машины, начали раз-говаривать.
Костян со Зверем на Ильдара наезжают: Чего вы, дескать, вообще берега попутали, местных бродяг задирать, вы блатных или мусоров небось не обижаете, так вот и рабочий класс трогать вам такого закона нету, поскольку вся правда земли самая что ни на есть соленая самая сущая и вся сила душевная в простом русском народе, как и вся благодать православная.
Димка в это время прыгает вокруг всех галопом, машет топором, изо рта слюна бежит и мычит страстно. Перевозбудился, видимо.
Ильдар объясняет, что мы к вам, типа – никаких претензий, торговля, одежда, фрукты – вот наша жизнь, детей кормить- учить надо, Аллах упаси, если кто вас обидеть хотел. Мы даже наркотиками не торгуем, по чесноку живем, Вова, скажи, ты ведь меня знаешь – это он ко мне аппелирует.
В этот момент ебанутый Дима с размаху отрубает ему башку своей блестючей обоюдоострой елдой, выточенной из пизженного куска конструкционной стали марки 40ХСНД. Бошка катится под ноги Зверю, тот с матом еле отпрыгнуть успел.
Тело Ильдара, как в фильме, стоит пару секунд, потом падает лицом вперед, точнее тем направлением, где у нормальных людей с головой находится лицо.
- Ебаный в рот! - закричал расстроенно Костян, – Барабанов, ты бы хоть преду-предил, у меня джинсы чистые были.
В общем, отвезли мы героя домой, накормили таблетками. Матери велели пару дней его никуда не выпускать на случай каких движений.
Азербайджанцы скоро все от нас съехали, по слухам их чеченцы с рынка выгнали, снялись они всей диаспорой, и переехали на другой рынок.
А плана я с тех пор курить не могу. Только накуриваюсь – снова вижу, как эта го-лова по земле катится, прямо нехорошо становится. Ужас.


Теги:





1


Комментарии

#0 17:38  16-05-2007Радости плоти    
Просто Ахренительно!!!
#1 19:06  16-05-2007Фтыкатель Матьиво    
хорошо.
#2 10:41  25-05-2007Какащенко    
Ржабельно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Почему ты ещё не вымер, дорогой читатель? Потому что ты приспособился. Ты нашёл в окружающей среде достаточно оснований, чтобы быть. Своим телом ты вытеснил другие тела на край погибели, подальше от твоей зоны комфорта. Надеюсь, тебе за это не стыдно, как не стыдно мне за съеденный завтрак....
А это правда? Что именно? Ну, то что вы сказали? Да, самая настоящая правда. Странно. Почему? Потому что я вижу всё по-другому. Как же? Это внутренний мир маленького мальчика, а всё остальное сортирные надписи. И события и люди- это всего лишь надписи в сортире....
17:13  23-08-2017
: [6] [Критика]
(Алешковский П. М. Крепость: Роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017 с. — 592 с. — (Новая русская классика)

Если поверить, что это и есть «новая русская классика», то какая-то она неклассичная, эта классика. Не значит, что не цепляет....
Творческие люди жутко блядь чувствительные. Вот наступит обычному человеку на ногу какое-то мурло, так обычный человек просто скажет ему убери ногу нахуй, и всего делов то. Но творческий человек не таков, он из другого теста. Он будет краснеть и пучиться придавленный тяжестью чужого каблука, но слова из себя не выдавит....
(Юзефович Л. А. Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии 1922 — 1923. Документальный роман. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 430 с., ил. — (Исторические биографии)

Незадолго до самоубийства Вирджиния Вульф записала в дневнике, что и хорошо изложенная биография — тоже достойное дело....