Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - бодерман

бодерман

Автор: Шнек
   [ принято к публикации 12:41  17-06-2007 | Бывалый | Просмотров: 407]
Все мы прекрасно знаем, как убога и бедна реальность. В конце концов, человеческий глаз воспринимает ограниченное количество цветов. Я стоял возле входа в кинотеатр и пытался в недрах воображения откопать новый сюжет для рассказа, когда ко мне подошёл человек с бульдожьей ухмылкой.

- Пидоры колонизируют Землю, - сказал он.

Я посмотрел на него. Человек был коренастым, с массивной коротко стриженой головой. На нём были чёрные брюки и рубашка с бейджем на кармане, но вместо имени и фамилии было выведено под арабскую вязь: «бог любит пельмени».

- Простите? – сказал я.
- Сынок, - обратился он, - обычно в жизни человеку предоставляется одна или две возможности: либо ты есть, либо тебя нет.

Он посмотрел мне прямо в глаза.

- В нашем кинотеатре действует спец-вип предложение на все сеансы.
- А я-то тут причём?
- Не пори горячки, Гаврюшин. В своей перманентной борьбе со скукой внешнего мира ты загубил больше душ, чем средневековая инквизиция и идеи гуманизма вместе взятые.

Я невольно поежился и сжал кулаки.

- Вместе со спец-вип билетом мы выдаем оружие и на весь сеанс запираем тяжелые окованные двери. Мы не задаём вопросов. Ты волен делать всё, что захочется. Можешь в первые минуты всех перебить и в гордом одиночестве наслаждаться кинематографом. Можешь устроить несколько показательных казней и слушать, как оставшиеся захлёбываются воплями, заглушая огромные многоваттные колонки с долби сурраундом. Или прочитай кровавую проповедь о негативном воздействии голливудской дешёвки на сознание отечественного обывателя.

Он сделал паузу.

- Возьми охотничий нож, томагавк, арбалет или бензопилу и отправляйся на «Блондинку в шоколаде». Огнемёт тебе понадобиться при просмотре очередных «Пиратов Карибского моря». Для последнего «Крепкого орешка» ничто так не подходит как старая добрая двустволка, заряженная дробью, динамит со взрывателями и скотч. Возьми снайперскую винтовку с глушителем и полезай на балкон – малолетние зрители «Черепашек-ниндзя» долгое время будут сохранять спокойствие, увлечённые зрелищем, и не понимая, что происходит. В идеале ты сможешь перестрелять их как кроликов без единого писка. Вооружённый шмайсером, одетый в высокие сверкающие сапоги и рогатую каску, привяжи крепкой бечёвкой зрителей «Сволочей» к сиденьям и запытай их до смерти огромным электровибратором со свастикой и металлическими шипами.
- Сколько это стоит?
- Для тебя, Гаврюшин, у нас скидка. Пять кусков зелени.

Я сказал «отлично» и достал из барсетки пять кочанов капусты.

- Мне АКМ с дополнительными рожками, саблю Кутузова, покрытую ядом курары, презервативы со святой водой, шипованый кастет, семечки в кульках для победоносного лузганья в лица поверженным и билет на «Шрэк третий».

Я получил на руки всё требуемое, спустил штаны и с восставшим хуем отправился в полутёмный зал. Человек в чёрном обронил мне в спину:

- Гопник.

Сотрудники кинотеатра поспешили запереть дверь.

~
ё
~

Сотрудники кинотеатра поспешили отпереть дверь.

- Гопник.

Я поднял глаза - в них всё ещё клубилась кровавая пена, мрак и ледяной хохот – передо мной стояла женщина в чёрной юбке и рубашке. У неё были длинные прямые волосы цвета вороного крыла и пышные тити. На бейдже было написано: «любовь спасёт лимб».

Я отбросил в сторону раскалившийся АКМ; зазвенела, ударившись об пол, покрытая густой тёмной кровью сабля. Последние семечки высыпались из кармана и разлеглись у моих ног.

- Гаврюшин, ты неисправимый романтик, - сказала женщина.

Она присела на корточки, достала розовый платок и принялась бережно отирать мой дрын от сгустков крови, серых ошмётков мозга и осколков костей, угрожавших нежной кожице залупы.

Я думал о том, что день, конечно, прошёл на славу, но у меня до сих пор нет никакого сюжета. Женщина в чёрном взяла хуй в рот и стала прилежно сосать. Я примерял на себя опыт предшественников: Чехов, Аверченко, О’Генри, Бирс, Кинг. Она умело действовала языком, уделяя много внимания месту рядом с уздечкой, помогала рукой. Ведь для настоящего писателя нет ничего такого, чтобы брать сюжеты прямо из жизни. Женщина постанывала и жадно запихивала в себя мою набухшую плоть. Перед моим мысленным взором моментально возник герой, спасающий мир от вселенского зла. Женщина сдавила хуй, продолжая массировать его внутренними сторонами щёк. Действие происходит в зале кинотеатра, где он вынужден при помощи подручных средств разделываться с легионами монстров. Солнце подступающего оргазма загорелось у меня в глазах. Пидоры колонизируют Землю. Я кончал, обильно и жутко, сотрясаясь всем телом, не в силах остановить разбирающего меня на запчасти чувства глубокого удовлетворения. И тогда я придумал название.


Теги:





-1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:03  24-03-2017
: [0] [Графомания]
Хотелось выть как волки на луну,
Встречая чёрных кошечек повсюду.
Не зря я вспомнил женщину одну,
Рассеявшую мрак в одну минуту.

На сари свой сменила ширпотреб,
Когда удариться решила в йогу.
Вещала сокровенно,-Слушай,Глеб,
Осиль со мной ты верную дорогу....
03:03  24-03-2017
: [5] [Графомания]
Тепло в Москве. И все я ей прощаю.
Вон серой мышью прошмыгнул листок.
Теперь и мысли – про сирень, про щавель,
И про гулянье в парк через мосток.

О чем, о чем нашепчет старый город?
О том, что дев походка так легка,
И что речной поток уже распорот
Клинком зазубренного ледника....
11:35  22-03-2017
: [16] [Графомания]

Шёл напролом, плевав на все наветы,
Смеялся трудностям отчётливо в лицо,
Чихал озлобленно на добрые советы,
Ведь всё решил я, в принципе, давно.

Машина, правда, не хотела заводиться,
Но я, не я! Взял и её завёл,
Друзья, подруги отказались прицепиться,
Да, наплевать!...
11:33  22-03-2017
: [11] [Графомания]
Может позвонить один знакомый,
В час, когда я ужинаю дома,
Раз в полгода, может быть раз в год,
Попросить деньжат на бутерброд
С чёрную икрою, ведь негоже
Щучью жрать моей знакомой роже.
«Дай ещё, ведь мы же братаны,
Ведь с начальной школы дружим мы»....
11:32  22-03-2017
: [7] [Графомания]
Выйдя из длинного коридора напоминающего таксу,
поэт обезумел и перешёл улицу на прозу.
Там стоял Казимир Малевич и мазал небо чёрной ваксой,
поодаль флористы бились насмерть за рифму «розы».

Окружающие лица смотрели на поэта квадратом,
их овальные рты кричали: "Остерегайся!...