Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - New Year

New Year

Автор: DinKa01
   [ принято к публикации 16:22  20-06-2007 | Raider | Просмотров: 670]
Я стояла перед зеркалом, держа в одной руке черное платье, в другой – красную блузку. Одеть нечего. Ежедневная проблема, возникающая каждое утро у подавляющей половины женского пола. Раньше я считала, что ее важность намного преувеличена. Но сейчас, за 2 с половиной часа до Нового Года, пришло осознание настоящей безысходности. Кроме того, меня раздражало, что настолько банальный вопрос в состоянии отравить праздничный вечер, тот, который случается раз в году, тот, от которого я ждала намного больше, чем другие. Ведь именно сегодня Он должен был, я просто это чувствовала, признаться мне в любви. Часы пробьют 12, и с последним ударом курантов Он шепнет, что без меня его жизнь лишена смысла и одарит восхитительным поцелуем со вкусом шампанского. Потом опустится на одно колено, а я… а я…. А мне нечего одеть!!!! Я топнула ногой и в сотый раз направилась к шкафу: джинсы синие классические, джинсы рваные, джинсы со стразами, джинсовые шорты, черные джинсы… Может мама права и мне действительно пора менять стиль? Единственный костюм был строгого покроя, похоронного цвета и с нелепой перламутровой пуговицей. Платья… Черное, которое сливается с моими волосами, кремовое, которое мне большое в талии, красное, которое меня полнит в бедрах. Ччерт!!!
- Дорогая, ты не знаешь где наши праздничные фужеры? – Мама зашла в комнату с полотенцем в руках
- Папа их зачем-то выставил на балкон – я грызла ногти, вглядываясь в полки.
- Ты еще не одета? Ромка же звонил, сказал выехал.
- Я не знаю, что мне одеть… Это мне большое, это не праздничное…Я … я вообще никуда не пойду – хотелось разреветься.
Мама вздохнула и ушла в спальню. Послышался шорох бумаги.
- Хм.. я вот как раз подумала… в общем, посмотри, вроде размер твой – из пакета показалось нежно сиреневое вечернее платье классического покроя с офигительным разрезом сбоку. Издав вопль в стиле племени каманчей, я моментально оделась и прилипла к зеркалу, оглядывая себя со всех сторон.
- Мамусик, спасибо, ты у меня самая самая самая….
- Я тоже хочу быть самым самым – папа вошел комнату с красной коробочкой. Внутри, в черном бархате лежало маленькое жемчужное ожерелье.
- Ввау, папа, и ты тоже !!! Ромка обалдеет!!
- Кстати, насчет Романа – папа попытался сделать серьезное выражение лица – Новый год, я все понимаю, ночевать будешь не дома… в общем, смотри…. Как бы чего не случилось…
- Папааа, все будет нормально… я уже взрослая. И вообще, первый раз за 22 года… - раздался звонок в дверь.
- Ромка!! – ввизгнула я и полетела в ванную, докрашивать глаза. Было слышно, как открывается дверь, смех мамы, поздравления с Новым годом и одобрительный баритон папы. Макияж был завершен. Из зеркала на меня смотрела взрослая, обворожительная леди, чем-то неуловимо похожая на Одри Хэпберн. Если бы мне еще нос укоротить и добавить ямочки на щечках, неплохо бы еще похудеть на пару кило… Так, стоп, оставим самобичевание на будние дни. Итак, я готова к бою. Стреляю только на поражение. Элегантно покачиваясь на каблуках, я вплыла в коридор. Челюсть Романа отвисла настолько, насколько позволяло ее природное строение. Делая вид, что не замечаю его растерянности, я принялась одевать шубку:
- В общем, мы пошли, мам, пап, ваши подарки под елкой, открывать строго в 12…
- Счастливо, дети, осторожнее на дорогах
- До свидания, с наступающим – Ромка торопливо открыл дверь. В лифте он меня страстно обнял и прошептал «Иринка… ну ты вообще.. ну у меня слов нет… Блин, я в шоке». Что поделать, он никогда не отличался красноречием.
Пока мы ехали домой к Вере Нахимовой, Роман торжественно молчал, периодически проверяя что-то в кармане рубашки. «Неужели колечко?» - думала я и сердце замирало. Люблю ли я его? Конечно, что за вопрос, уже целых три месяца. Воображение рисовало свадебную церемонию, марш Мендельсона, слезы подружек невесты (особенно Жанки, ха-ха), «быть вместе в горе и в радости», «да, согласна».
- Колян, мы приехали – доложил мой кавалер сотовому телефону, выходя из машины.
В квартире уже тусовалась куча народу. Девчонки оккупировали все зеркала, парни пытались определить, кто сколько спиртного принес, накурить успели так, что можно было вешать топор. Сама Вера носилась из кухни в зал с подносами и умоляла кого-нибудь засунуть шампанское в холодильник. Интересно, о чем она думала, когда пригласила всех в свою квартиру. Да, она из 4-х комнат, но в итоге собралось около 20-ти человек и свободного пространства с каждой минутой становилось все меньше и меньше. Я зашла в зал, попыталась протиснуться к елке, чтобы положить свой подарок для Ромки. Подарков громоздилась целая куча, на каждом надпись для кого. Глаз выцепил маленькую коробочку с моим именем на открытке. Почерк Ромкин. Душа опять воспарила к небесам. Напевая что-то про маленькую елочку, я отправилась в кухню. И тут моя душа совершила кульбит и резко ушла в пятки. Возле окна стояла и курила Анеля – Ромкина экс-девушка, бросившая его ради карьеры в шоу-бизнесе, обещанной одним узкоизвестным продюсером. Продюсеру заплатили немало денег Анелины родители, он честно откатал ее по клубам и ресторанам, но, как говорится «народ не схавал» и карьера закончилась, даже не успев начаться. Но Алина до сих пор с гордостью рассказывает, как ее похвалил сам «Филя Киркоров» (после пятой стопки водки), и как Боря Моисеев обещал забрать ее в свою труппу. Все делали вид, что верят. И вот теперь эта звездочка стоит передо мной, в отчаянно сексуальном наряде – серебристый топ и узкие шорты - и делает вид, что абсолютно меня не знает. Ладно, мы сильные, мы красивые… Надо держать ее в поле зрения. Следующий час все шло по обычному праздничному сценарию: все переобнимались, перепоздравлялись, перецеловались, наконец-то выпили, закусили и опять выпили. Ромка весь вечер сидел рядом со мной, наливал, накладывал, целовал и обнимал. В общем, всем видом показывал, что он со мной и я не одна, что, в свете некоторых заинтересованных «холостых» мужских взглядов было очень даже приятно. За полчаса до Нового Года началось вручение подарков. Так как по договоренности, пары делали подарки друг другу, а пока еще одинокие, тащили жребий, было много охов, ахов и смеха. Когда Ромка дорвался до моего подарка, надорвал обертку и увидел краешек фирменного портмоне, он одобрительно хмыкнул, обнаружив внутри 100$, хмыкнул еще одобрительнее и оставил на моей шее легкий след поцелуя. Время шло, стрелки подвигались к двенадцати неумолимо и размеренно. Мое сердце колотилось все сильнее и сильнее. До подарка, предназначенного мне, еще не дошла очередь, а я так была уверена, что уже знаю, что там, что даже и не хотелось открывать. Сейчас, еще немного…уже начали доставать шампанское, уже президент сказал свое поздравление, уже куранты высветились на телеэкране, сейчас Ромка, мой Ромка… Кстати, а где мой Ромка?? Его не было рядом. Не было в комнате, не было в ванне, не было в спальне, не было в коридоре, не было на балконе. В полумраке кухне он целовался с Анелей. В отблесках озаривших ночь фейерверков, ее серебристый топ был похож на шар под потолком ночного клуба. Часы били 12, из зала слышались вопли и звон бокалов. У меня в руках была коробочка с моим именем, под оберткой, в футлярчике лежала милая серебристая брошь в виде зайчика, обнимающего, судя по трилистнику, почему-то коноплю. Боже, за что?? Спокойствие, главное спокойствие. Я, как и положено, героиням женских романов, не дрогнув, вернулась на место.
- Где Роман? – окликнула меня Вера – отхлебнув из фужера, я томно обвела толпу и произнесла – на кухне. С Анелей целуется. - На 30 секунд воцарилась тишина. За эти 30 мгновений я успела напиться. Шипучие пузырьки ударили мне в голову все одновременно и разом. Я отмахнулась от, кинувшейся ко мне, Верке, пошла в прихожую одеваться, швырнула брошку в глаз, возникшему на пороге Роману, и гордо удалилась, пошатываясь на каблуках, в шубе и с бутылкой шампанского, которую успела стащить из кухни.
Я слышала, как Вера и Маринка звали меня с балкона, как кто-то из парней выбежал во двор и промчался мимо меня. Отсидевшись в соседнем подъезде, я вышла на улицу. Повсюду раздавались взрывы фейерверков, хлопушек, носились дети, визжали девушки. Я шла и, как бы высокопарно это не прозвучало «роняла горькие слезы на равнодушное полотно белого снега». Снова и снова мысли возвращались к эпизоду на кухне. Снова и снова хотелось застрелиться, четвертоваться и попасть под машину разом. Я без перерыва глотала шампанское из горлышка и пьянела с каждой минутой все больше и больше. Страстно хотелось курить… Внезапно мысли повернули в сторону ближайшего будущего: куда я иду? И что я буду делать в новогоднюю ночь без десяти час, пьяная и полуодетая, через офигительный разрез платья уже начало немилосердно поддувать – мама явно не предполагала, что дочь в нем будет бродить в минусовую температуру. Дабы окончательно осознать плачевность своего положения, пришлось напрячь оставшиеся трезвыми клеточки мозга и понять, что деньги и ключи от дома, наряду с сотовым, остались в сумочке, а сумочка, при самом лучшем раскладе, на комоде в Веркиной прихожей. Сознание попыталось направить меня в обратную сторону, к Верунчику, пьяная гордость упрямо качнула в противоположную, на перекресток. Возле светофора я и застыла, ожидая, когда загорится зеленый свет. Свет не загорался, на перекрестке стоял скучающий милиционер. Если бы я была хоть немного сосредоточенней, то поняла, что ему еще хуже, чем мне. Стоять всю новогоднюю ночь и махать руками для собственного удовольствия. Я привлекла его внимание, он махнул жезлом, как мне показалось, в переводе на русский язык, означающий «проходи». Нетвердым шагом я ступила на проезжую часть, послышался визг тормозов. В полуметре от меня остановилась белая «тойота», из нее вывалился отчаянно матерящийся Дед Мороз.
- ……!!! В ночь….!!!! За ногу налево…..!! Никого нет…..копать-колотить….!!! Куда ты шла??!! …твою!!! – к Деду Морозу подбежал милиционер, явно обрадованный неожиданным развлечением. Их диалог также состоял из сплошных непечатных выражений, которые просто слились для меня в одно, труднопроизносимое слово. Отупев от холода, от ругани, от того, что я не знаю, куда себя деть в Новый Год, я с размаху кинула бутылку на землю и ругнулась. Наступила тишина. Дед Мороз и постовой оглянулись на меня с недоумением.
- Да, я пьяная!! Да, я шла!! Домой…! Я потерялась!! Что вылупились?!! Отвратный праздник!!
- Гражданочка, с вами все в порядке? Вы помните, где живете? Я сейчас могу машину вызвать – милиционер достал рацию. Перспектива вернуться домой в сопровождении патруля не показалась мне лучшим началом года. Я пьяно покачала головой.
- Вы только не волнуйтесь, адрес свой помните? Документы с собой? – я на мгновение замерла и вновь покачала головой.
- Таак, - интонации в голосе постового сменились на более заинтересованные – адрес не помните, документов нет, вы вообще, откуда? – он пристальнее вгляделся в мой наряд: шуба, шпильки, длинный разрез на платье, растрепанные волосы. Отсутствие документов и из шикарной дамы вы запросто превращаетесь в проститутку. Как тонка, однако, грань.
- 23-й, 65-й на связи я тут дамочку одну обнаружил – заговорил он в рацию
- Стоп, стоп, стоп! – отмер наконец-то Дед Мороз – Иринка – это ты? Иринка Скворцова?
- Ага!! – обрадовано замычала Иринка, то бишь я – а ты Дедушка Мороз, борода из ваты, ты мне такой подарок принес, старый…
- Спокойствие, спокойствие!! Господин милиционер! Я знаю сию особу. Иринка, не буянь!!
- Понятно, хорошо, но правила были нарушены, и все равно надо будет проехаться в отделение – заговорщески подмигнул постовой.
- Братан, да ладно, что ты! Шла девушка, на каблучках поскользнулась, с кем не бывает? – доставая из бумажника две купюры, сказал Дед Мороз.
- 65-й, так что у вас там? – зашипела рация
- Все в порядке, легкое недоразумение на праздничной основе – бодро откликнулся постовой, радостно заталкивая купюры во внутренний карман.
- Ну, тогда с наступившим тебя, браток – прохрипела рация и отключилась.
Меня запихнули в теплую машину. Я тупо смотрела в окно, чувствуя, как оттаивают мои ноги, мысли и чувства.
- Иринка!! Ты мне скажи, что ты делала посреди города, полубосая, полупьяная и одинокая?? – Дед Мороз отчаянно выворачивал руль на непослушном льду.
- Новый Год встречала, разве не понятно. Тебе отдельное спасибо, за такой ошеломительный праздник. Что я тебе сделала? Я же так хорошо себя вела: почти бросила курить, помогала соседке, кормила дворовую собачку, уважала старших, а ты, а ты!!!
Машина резко остановилась.
- Иркин? Ты в порядке?? – Дед Мороз смотрела на меня каким-то знакомым взглядом
- Нет, а что? Так сильно заметно?
- Вообще-то да, сидишь тут, ругаешься. Как ты думаешь, кто я?
- Если собрать воедино все возможные случайности, если предположить, что сегодня в созвездии Гончих Псов полнолуние, если учесть, что я первый раз в жизни чуть не угодила в участок, то ты либо Дед Мороз, либо Санта-Клаус.
Дед Мороз стянул с себя бороду и шапку. Откинул назад волосы и укоризненно покачал головой.
- А если учесть, что сегодня новогодняя ночь и один процент из ста, то ты – Константин Горячев – в моей голове пронеслось миллион мыслей в секунду.
- Верно – удовлетворенно кивнул Костя и вновь завел машину. Надо сказать, что Костя – моя практически единственная и недостижимая любовь. Все началось еще в школьные годы и как-то тягуче продолжалось в студенчестве. Вроде мы особо и не встречались, один раз провели вместе ночь и наутро разошлись с дежурными поцелуями. Но почему-то именно о нем мне вспоминалось каждый раз, когда звучали трогательно-щипающие песенки о любви. И именно его хотелось мне вычеркнуть из жизни, встречаясь с Романом. После того, как прошел слух, что Костян женился, я решила послать подальше все грезы и серьезно заняться своей личной жизнью. Куда это завело, смотрите выше.
- Ну так что у вас стряслось, маленькая мисс? Или уже взрослая мадам?
- Да так. У маленькой мисс небольшое нервное расстройство чувств, в связи с неудавшимся праздником, который… Короче!! Этот козел в самый Новый Год целовался с другой, с этой неудавшейся поп-звездой, от слова «попа»!! – выпалила я и уставилась в окно.
- Яссно… – протянул Костя – и ты, решила уйти в ночь холодную без шапки, чтобы всем плохо стало? Как это в твоем стиле…
- Прям-таки и в моем?? А сам-то? Нарядился Дедом Морозом, ездишь по городу, девушек пугаешь.
- Да я племянников ездил поздравлять, Одному пять, второму три – коллективно поддерживаем сказку о добром Дедушке Морозе.
- А свои как же? – спросила я с непонятным чувством волнения.
- А своих пока нет.
- И не ожидается? – мой голос уже предательски дрожал
- Ир, если хочешь узнать женат я или нет, то так прямо и спроси. Нет, я не женился еще. И пока не собираюсь.
- А Аселя говорила, что ты и Нелька Лоськина…
- Аселька бы лучше за собой смотрела, чем за другими. Не было у нас с Нелькой ничего, не мой формат. Кстати, тебя куда отвезти-то? – он задумчиво глядел на дорогу. Мне опять поплохело. Тихим голосом я прошептала:
- Куда, куда, домой…. – глаза вновь пригрозили наполниться слезами.
- Слушай – оценив ситуацию сказал Константин – давай так, сейчас быстро заезжаем, я поздравлю Верку Нахимову. А потом поедем ко мне, у меня там сосед с невестой и пара друзей с подругами.
- К Верке? К Верке Нахимовой? Будь добр, забери заодно мою сумочку.
- Поняяятно. Может сама поднимешься?
- Нет!!
- Ок, лады, понято. Я быстро – он хлопнул дверью и ушел. Пошарив в бардачке, я наткнулась на пачку сигарет, блаженно затянулась, одумалась, резко открыла окно и выкинула сигарету. Попыталась представить, что происходит там. На шестом этаже. Представляю, какой фурор Костян произведет заявлением, что я сейчас здесь. У него в машине. Ромка начнет вопить, полезет драться…или наоборот, облегченно вздохнет. Блин, хватит уже, напридумывалась…на год вперед. Костика не было около получаса. Он вернулся, сел в машину, кинул мою сумочку на заднее сиденье и молча завел мотор.
- Нууу…как там обстановка? – полюбопытствовала я
- Бардак, полный бардак – внезапно Костя заулыбался – все носятся как угорелые. Ромка твой облил какую-то девицу в серебристой кофте коньяком, она сушится в ванне, Димон с Анькой чихвостят Ромку из-за тебя. Верка в полном отупении смотрит «Огонек» с Пугачевой. Как узнала, что ты со мной, так сразу повеселела. В общем, ты даже молодец, что ушла. Много не потеряла.
Внезапно мне стало смешно. Я все представляла совсем не так, еще час назад все казалось хуже некуда, а сейчас, сейчас я чувствовала, что это будет самый замечательный Новый год в моей жизни


Теги:





-1


Комментарии

#0 18:44  20-06-2007Raider    
Интересно, как это половина может быть подавляющей?
#1 18:44  20-06-2007Raider    
Да и Анеля так шустро превращается в Алину и обратно...
#2 09:33  21-06-2007Простак    
Вопщем слог не плохой. Но сюжет- полное говно. Слащавая рождественская сказочка с ссюжетом высосанным из хуя пияного Санта-Клауса.
#3 11:14  21-06-2007Вечный Студент    
у подавляющей половины женского пола

это пиздец

читаю дальшэ

#4 11:17  21-06-2007Вечный Студент    
ниасилил до конца. поебень
#5 12:57  21-06-2007Aas    
Raider 18:44 20-06-2007

Вечный Студент 11:14 21-06-2007


Афтар, видимо, имеет ввиду, что её подавляет именно женский пол, которого была как раз половина.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
01:53  22-01-2018
: [0] [Графомания]



Распрямив крутые плечи
И прищуря левый глаз
От небес неподалече
Человек смотрел на Марс.

Вдруг мечтают марсианки
Встретить пленника пурги
И связать носки теплянки
Для залётного легки.

Время всё таки проходит,
А вокруг одна земля
Вот бы жизни на исходе
По планетам попетлять....
14:08  20-01-2018
: [10] [Графомания]
Едва сказать успеешь «амен»,
Уловлен будешь ты в сети
Греха.
И душу, словно камень,
Ты будешь на гору нести.

Путь до вершины долог, длинен,
И не имеешь права спать.
Но миг – и ты на дне долины,
Чтоб камень вверх катить опять....
02:39  20-01-2018
: [6] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...