Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - Тётя Глаша, возвращайся!

Тётя Глаша, возвращайся!

Автор: Аристарх Субботин
   [ принято к публикации 14:04  06-08-2007 | Х | Просмотров: 388]
Коммерческий директор нарезал круги по офису, негромко, но забористо матерясь. Его подчинённые замерли на своих местах. Все знали: начальника вывести из себя трудно, но если уж это произошло... Так и сидели они, бойцы офисного спецназа, в безмолвии. Кто-то уставился в окно, кто-то разглядывал пол, кто-то упёрся в монитор. Все ждяли развязки, ждали взрыва, который непременно должен был произойти.

После двух минут тихая ярость директора сменилась на неприкрытый гнев. "Да кто я вам? Да что я тут? Да кто это посмел?" - Бессвязно кричал начальник. Ира, офис-менеджер, предприняла робкую попытку разрядить обстановку. "Виталий Сергеевич, может, кофе приготовить?", - Спросила она. Попытка оказалась неудачной. Глаза Виталика налились кровью, волосы встали дыбом. И началось самое страшное. Директор набросился на бедную Ирину с кулаками. Он кричал, матерился так, что его искусству обращения с русской национальной лексикой позавидовал бы любой знаток великого и могучего. Успокоился он только тогда, когда офис-менеджер от удара по голове потеряла сознание.

Степан, системный администратор, хотел было подойти и привести Иру в чувство, но вовремя одумался. Любое проявление инициативы в такой момент могло повлечь за собой, как минимум, лишение премии. Сотрудница так и осталась лежать на полу.

Что же такого страшного произошло в то утро? Да ничего особенного. Просто Виталий Сергеевич, придя утром на работу, обнаружил на своём столе... Какашку! Да, самую обыкновенную, человеческую какашку. А пришёл он в 9.30, тогда как остальные работники были на своих местах уже в 9.00. То есть, поднасрать любимому директору мог любой из них. Но заниматься шерлокхолмством, вычисляя "террориста", Виталику вовсе не хотелось. Ему хотелось убивать.

В течении последующих сорока минут под горячую руку коммерческого директора попали: два менеджера по продажам, бухгалтер и редактор корпоративного сайта. Синяки получили не только подчинённые Виталика, но и сотрудники из других отделов. Не поздоровилось и Степану - "отсидеться в окопах" у него не вышло, бедняга админ всё-таки схлопотал осветительный прибор под глазом.

Неизвестно, чем бы закончился "террор", если бы в офис не вошла уборщица тётя Глаша. Она, как ни в чём не бывало, подошла к столу начальника, и, пробурчав себе под нос что-то вроде "всё вокруг обосрали, дышать уже от вас нечем", подцепила злополучную какашку совком и удалилась в сторону туалета. Работники стояли, раскрыв рты, не в силах вымолвить ни слова.

То, что произошло вслед за этим, в рамки здравого смысла укладывалось с трудом. В офис вошли три человека. Двое из них были учредителями фирмы. Третьего, упитанного мужчину средних лет в дорогом костюме, собравшиеся видели впервые. Троица улыбалась.

Первым заговорил один из учредителей: "Доброе утро. Разрешите вам представить Наума Иосифовича Плейшнера, директора одной из ведущих консалтинговых компаний. Сейчас он вам объяснит, что же здесь происходит". Плейшнер поправил галстук, огляделся по сторонам и произнёс такую речь: "Здравствуйте. Некоторое время назад ваши учредители обратились ко мне с просьбой провести тестирование персонала компании. Психологическое тестирование. Нам предстояло выяснить, кто из сотрудников готов к повышению, а кто и своего места не достоин. И мы придумали довольно экстремальный способ. Один из наших сотрудников насрал на стол вашему коммерческому директору. Думаю, что раскрывать все карты смысла не имеет, эта методика только проходит обкатку, но предварительные итоги подвести уже можно."

Виталик остолбенел. Он хотел произнести гневную тираду, но сумел выдавить из себя только малоразборчивое бормотание. Примерно такое: "Да как это... Гадить мне на стол... Ерунда какая-то..." Внимания на него не обратил никто. Все были в шоке, вызванном неожиданным поворотом сюжета. А Плейшнер, тем временем, продолжал: "Итак, первое, на что хотелось бы обратить внимание - персона коммерческого директора. Вынужден Вас огорчить, Виталий Сергеевич. Вы совершенно не подходите на эту должность. Во-вторых, ваша уборщица. Судя по проведённому исследованию, она является единственным реально перспективным человеком в вашей компании. Кстати, где она?"

Стоило только помянуть тётю Глашу, как она объявилась. Уборщица продефилировала по офису с ведром и шваброй в руках, одетая в синий халат - традиционное одеяние касты уборщиц. Не обращая внимания на собравшихся, она намочила в ведре тряпку, намотала её на швабру и принялась делать свою работу. Взоры собравшихся были прикованы только к ней.

Слово взял один из учредителей: "Уважаемая тётя Глаша. Подойдите, пожалуйста, к нам". Уборщица поставила швабру в угол и с недовольным видом, как-бы говорящим: "Поработать нормально не дадут", подошла к тройке. Учредитель продолжил: "Хотим Вас обрадовать. Вам предлагается занять место коммерческого директора. Не беда, что Вы мало знаете об этой работе, мы уверены, что Вы легко всему научитесь. Ну как, согласны?" Тётя Глаша посмотрела на него искоса и ответила: "Конечно. Я ж, милый мой, всю жизнь об этом мечтала". Лица обеих учредителей расплылись в улыбке. Им уже не было никакого дела до Виталика, понуро стоявшего рядом, да и до остальных работников тоже. Все надежды теперь возлагались на одного человека.

Но тут Тётя Глаша преподнесла всем сюрприз. Усмехнувшись, она вернулась к своим рабочим инструментам и, как ни в чём не бывало, продолжила мыть пол. Не дожидаясь вопросов, она громко продекламировала: "С ума вы все посходили, что ли? Ерундой занимаетесь, вместо того, чтобы работать. То насрут на столе, то ещё какую-нибудь херню выдумают... Дурдом! Я щас полы помою - и бегом домой, чтоб вас тут не видеть. И завтра меня не ждите. Я в психушку не собираюсь."

Учредители онемели. Как же это так? Неужели Тётя Глаша сможет нас бросить? А она, тем временем, доделала своё дело, отнесла свои принадлежности в туалет, переоделась и пошла домой. Остановить её никто не пытался.

В офисе царила мрачная похоронная атмосфера. Настроение учредителей передалось всем сотрудникам. Люди рыдали, не стесняясь своих чувств. Казалось, что произошёл конец света, небо обрушилось на землю, началась война. В любом случае, это был конец. Учредители плакали в голос, время от времени выкрикивая: "На кого ж ты нас оставила? Как же мы без тебя жить будем? Возвращайся, тётя Глаша!"

В это время очнулась офис-менеджер Ира. Она встала с пола, где провела в отключке более часа и оглядела помещение. Потом шатающейся походкой (сказывались последствия обморока) пошла в бухгалтерию, спокойно открыла сейф (ключ просто валялся рядом), вытащила из него все деньги и убежала домой. Никто не обратил на неё внимания. И правильно: сто тысяч евро, унесённые Ирой - не такая уж большая потеря по сравнению с уходом тёти Глаши.


Теги:





-1


Комментарии

#0 14:42  06-08-2007X    
Хотя нет, в ГИШП лучше переложу.
#1 15:51  06-08-2007Арчибальд Мохнаткин    
Гы,у меня собаку Глаша зовут.Глаша-ризеншнауцер.

Че-та не очень,да.

#2 15:54  06-08-2007Вечный Студент    
классика рубрики

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:42  10-12-2016
: [15] [ГиХШП]
(Сюжет украден у пушкинского Белкина).

Станционный смотритель не вернётся в обитель.
Станционный смотритель на пороге умрёт.
Потому что дочурка - беспощадная чурка,
На отца Большой, Толстый забьёт.

Взял её обманом ухажёр заезжий....
— Избавь от памяти, прими для мучения, расскажи безумному, — бормотала я у сына за спиной снятие заклятие забвения, которое высмотрела мне Ксюшка на женском канале «Бигуди».
Не вздрогнул. Cидит спокойно. Значит, он под защитой Бога.
— Игореша, ты бы постригся, — начинаю я....
16:00  02-12-2016
: [23] [ГиХШП]
при взгляде на верёвку
я хочу повесить её
при взгляде на неё
я хочу повесить верёвку
я хочу повесить её на неё
я хочу повесить верёвку
на еённую сущность
на еённую сухость
на её на неё на её
на еённую узость
на еённую сухость
на неё на её на неё
....
говорить о политике можно бесконечно много. можно поднять вопрос нефти, вопрос золота, вопрос того, что страны богатые бриллиантами живут беднее всех, а те, у кого почти ни хера нет, кроме как города построенного на воде, из-за которого пришлось эту воду устранить, живут грандиозно;...


Добряк обыватель Жлобенко Аркадий,
наевшись малины, поносил малиной,
сидел и кряхтел он в мечтаньях о саде,
о внучке Надежде и жёнушке Зине.

А в это время внучка Надежда
для деда за запреты, что достали неволить,
договаривалась с киллершой страпонессой,
чтоб та смогла насмерть его отстрапонить....