Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Тушканчики разума. Кнопка

Тушканчики разума. Кнопка

Автор: Евгений Харьков
   [ принято к публикации 18:05  18-09-2007 | Х | Просмотров: 401]
Закрыв за собой дверь, Сергей плюхнул на пол свою пузатенькую сумку, перебирая ногами как заправский степист, стянул с себя кроссовки и судорожно поморщившись от резкого запаха 12-и часовых носков привычным движением сунул ноги в домашние тапочки. Дойдя до своего компьютера он на автомате нажал кнопку пуска и удалился на кухню заваривать кофе.

Наведя неполную чашечку растворимого эрзац – кофе, плюхнув туда 2 ложки сахара он начал в такт своим шагам помешивать темно – кориченватую жидкость используя чашку в качестве ромашки на которой гадают неокрепшие сознанием 14 летнии барышни.

- напишет – не напишет, напишет – не напишет.. пытаясь попасть перед компом на глагол «напишет» он замедлил шаг. При постановке чашки на компьютерный столик под радостное слово «напишет», он углубился в чтение новых писем. Удалив кучу спама, Сергей наткнулся на заветное письмо от knopka83. Нервно закурив, шумно отхлебнув большой глоток кофе, он блаженно откинулся на кресле в предвкушении сладострастных строк.

Две недели назад в поисках своей второй Интернет - половинки Сергей наткнулся на эту «кнопку», которая оказалась моложе его на 6 лет. Обычно девушки никогда не отвечали на его чмоки, подмигивания и общедоступные «сюрпризы». Конечно, если девушка не была слепой или умалишенной при получении привов от незнакомца, она естественно смотрела на фотографию потенциального собеседника. Увидев на фотографии 110 кг счастья в плавках при росте 165 см , имеющем кривенькие худосочные ноги и голову внешне напоминающую известную хеллоуинскую тыкву с гнойными гейзерами, щербатый рот и большие волосатые уши они впадали в ступор и чтобы не стать фригидными на всю жизнь или записаться в радушные ряды лесби, конвульсивно пытались выключить компьютер. Его посылали на йух, в Бобруйск, величали ацким сотоной, и заносили в игнор. Сережа при получении таких ответов нервно кривил рот, покусывал губы и вытирал едкий пот. Отхлебнув свой нескончаемый кофе, оглянувшись по привычке по сторонам и не найдя никого рядом, он с облегчением отводил душу, грызя свои и так маленькие ногти. Выплюнув очередной огрызок за левое плечо он углублялся в новый поиск и новые односторонние переписки.

Он был правильным молодым человеком, который считал, что должен ответить на все вопросы анкеты и выложить пару фотографий в фотоальбом, причем своих собственных. Он понимал, что шансы знакомства с девушкой, увидевшей его фотографию равны нулю, так же он понимал, что профессия мастера сервисного центра холодильников не может показаться перспективной, но инстинктивно верил именно в ту, которая через вспотевшее лицо, маленький рост и большой вес сможет проникнуть и познать его тонкую неиспорченную мальчишескую сущность, готовую развернуться в полной красе и преданности той единственной, созданной и предназначенной только ему музе во плоти.

Но однажды пути Интернета оказались неисповедимы и привели его к чуду 1983 года изготовления. «Кнопка» по поисковику оказалась 100% воплощением его запроса. У нее не было фотографии и она находилась оффлайн. Оба этих события играли ему на руку. Первое тем, что она могла оказаться серой мышкой, синим чулком или белой вороной, то есть настолько же непредсказуемой во внешности как и он сам, тем самым являться его потенциальной пассией. Второе, что он мог быть послан в игнор не сразу, а спустя какой – то промежуток времени. Это давало ему иллюзию побыть востребованным некоторое время. Он обрадовался несказанно и долго курил, прежде чем выбрать какой фразой можно начать это удивительное знакомство.

Перебрав множество вариантов, разочаровавшись в скудном наборе смайлов и «сюрпризов» он все же отправил заветное послание.

Зеленый кактус с шипами как сабли
Кричит, что уколет любого его обнявшего
Ноцветет он лишь только ради любви
И только ветка сакуры вечна.

Порадавшись своему нелепому хоку, показавшемуся в тот момент эталоном письменности всех веков и народов, он нажал кнопку, и письмо адресно ушло в недра Интернета.
Посидев молча перед экраном еще минут семь он понял что новым просмотром бесконечного числа барышень он только испортит столь прекрасный вечер. Отключив звук и с хрустом стянув носки он рухнул в свою кроватку, отдавшись на растерзание Морфею.
Утро приветствовало его тонкими лучами солнца, нелепо пробивающимися через затхлую штору. Оно как бы давало эти лучики надежды на новую жизнь и в это утро светило только для него. Сережа не мог вспомнить свой сон, ему виделась соседняя комната сестры, компьютер и что - то еще, но что именно он не помнил.
Подойдя к своему компу он увидел письмо от нее. Да…. Жалко, что я спал, а так бы мог поймать ее в онлайне и вдоволь напереписываться. У него была уверенность, что в ее письме он не будет послан и оскорблен, потому даже не закурив, он открыл письмо.

Привет Айсмен76!

Мне очень приятно, что я получила от тебя письмо со стихами, а не как от всех со смайлами и предложениями перепихнуться.
Скажи честно, Ты всем отправляешь стихи?
Кстати, это твои, или чьи то?
Перечитала несколько раз. Мне понравилось.
Будет время пиши…
Чмоки…

Сережа не поверил своим глазам, посмотрел на получателя и отправителя, все сходится…
Что же делать???? Кнопка опять была оффлайн.
Написав ответ с благодарностями, окрыленный новоиспеченный ухажер пошел на работу.
Дела спорились…. И вечером, не снимая обувь, он бросился к заветному экрану…. Ничего…. Просто ничего…. Она не ответила…

Значит, на работе у нее нет Интернета…., или она увидела мою фотографию? Только без паники… Она после написания мне ответа в инет не выходила… это видно по времени последнего визита…

Ну ничего…

подожду…
я ведь ждал ее 30 лет,
день,
два,
неделя…
я выдержу,я дождусь…

Ему хотелось поделиться этой радостью со своей младшей сестрой, но она на 2 недели уехала на юг, мама и папа попали 4 года назад в аварию, а друзей у Сережи не было.

Просидев в ожидании письма до 3 ночи, он пошел на тоскливый призыв Морфея. Утром он проспал будильник, что случалось крайне редко. Письмо уже покрывалось интернетовской пылью в его виртуальном почтовом ящике. Серега, понял, что это очередное предзнаменование свыше, он опоздал на работу, а новое письмо соблазнительно манило и по-женски настойчиво требовало уединения и внимания. Перечитав письмо в пятый раз, обливаясь потом и слезами умиления, Сережа распечатал лист с личными данными кнопки и сел в протертое кресло, автоматически убрав пульт от телевизора.

Он вдруг осознал, что черный силуэт с заграничной белой надписью "No foto" обозначает абсолютно не отсутствие фотографии, а нечто другое. Он пристально начал вглядываться в этот прямоугольничек на листе бумаги и через некоторое время, показавшееся ему вечностью, погружению в которую позавидовал бы самый искушенный даосский гуру, понял. Понял что перед ним и только перед ним отпечаток непознанной души кнопки, открытой только для него одного. Души, каким то неизвестным науке образом всплывшей через кудри и платья, косметику и эпидерму. Сколько он еще просидел в кресле держа перед собой лист бумаги неизвестно, но ни желание организма получить очередную порцию никотина или кофеина, ни звонок мобильного не смогли оторвать его от созерцания самого прекрасного за его 30 лет зрелища. Витиеватые переходы иссене – черного, манящий контур отпечатка души увлекал его и поражал своим великолепием. Когда лист потемнел, Сережа понял, что начало смеркаться. Душа его была наполнена любовью и лаской к кнопочке, а тело стыдливо отмечало влечение плоти учащенным сердцебиением после нирваны и придыханием астматических бронхов. Писать ответ он не смог и так и уснул в кресле. Следующим утром он вскочил ошпаренный собственным холодным потом и бросился к монитору. От кнопочки пришло письмо боли и страдания, выражавшее в 2 словах и грустном смайлике всю боль брошенной на произвол судьбы женщины.
«ну вот… »
Сережка готов был рвать на себе волосы, сдирать кожу и заживо сжигать себя.
«Прости, прости…. Я…я… больше не сделаю тебе больно….. прости моя кнопочка….» - слезы душили и мешали писать…. Это была самое короткое письмо к кнопочке…

Последующие дни новоиспеченный мачо пытался выудить ее номер телефона, аськи, давал свои координаты, но все безрезультатно… ему было больно за одностороннее открывание карт, но он был счастлив что его пассия оказалась «не такая и ждала трамвая». Он так ни разу не сошелся с ней в онлайне. Ее фотография души висела у него в комнате, на рабочем месте, терлась о сторублевки в бумажнике. Он каждый день заново распечатывал ее душевный портрет под названием «Не фото» (так он перевел для себя англоязычное «нет фотографии») и щепетильно сравнивал черноту и контур нового отпечатка со вчерашним, радуясь ежедневному просветлению силуэта, не подозревая, что это напрямую связано с окончанием тонера в картридже, а не воздействию его перманентно хуевых четверостишей и до тошноты слащавых восхвалений.

Вчера вечером он написал письмо с приглашением встретиться на Пушке и прошвырнуться по вечерней Москве. Конечно под «прошвырнуться» он имел в виду фразу «идти рука об руку до смерти» но все таки побоялся своим волевым решением и наполеоновскими планами спугнуть Кнопочку.
И вот от нее пришло долгожданное письмо…
Утром он не смотрел почту, томя свое естество и закаляя духовность, отложив прочтение ответа до вечерних сумерек.
Зажгя свечу и поставив бокал с вином поодаль себя, он открыл заветное письмо

« Оки, завтра в 19-00 у Шоколадницы. Садись за 3 столик от входа у окна. Я присяду рядом и закажу фраппе»

Серега вскочил и радостно хлопая в ладоши начал подпрыгивать на месте. Волшебный ритуал прервал стук чем то тяжелым по батарее, Сережка застыл как вкопанный. Надо спать, спать… Завтра надо быть свежим как огурчик.. С блаженной улыбкой которой позавидовала бы Джоконда он захрапел.
Наступило утро… Отпросившись с работы Серега до четырех дня бегал по парикмахерским и магазинам приводя свою бренную оболочку в презентабельный вид.
Заняв в кафе заветное место за час до встречи всей его жизни, он стал ждать.
С замиранием сердца через голубоватый дым сигарет он смотрел на входивших. Руки вспотели так, что он чуть было не пролил на себя чашку кофе. От напряжения нервов его трусы склеились в экстазе с ягодицами и лишь волшебные струйки холода, скатывающиеся по его спине сглаживали напряженность и торжественность обстановки.
За соседний столик в пять минут восьмого подсели двое престарелых гомосексуалиста и томными движениями пальцев начали перебирать меню.
Только не это! Гетерофобы – фалоцентристы, полуоккультная секта стареющих педерастов, завлекающая через паутину Интернета в свои дряхлеющие ряды молодых рекрутов… Прошло около 7 напряженных до ужаса минут, пока они не разместили свой заказ. К Серегиному счастью они не произнесли сокровенное слово Фраппе, и его сфинктр безмятежно обмяк. Серега , находясь в прострации блаженно наблюдал еще минут 20 за обоюдо вялыми поглаживаниями стареющей пары. Вдруг его мозг пронзила мгновенная мысль, что он вот уже как полчаса должен был производить подобные манипуляции с ручкой Кнопочки, наслаждаясь движением ее губ, потягивающим из трубочки фраппе.
Но ни через полчаса, ни через час ситуация не изменилась. Около одиннадцати он медленно встал и расплатившись за выпитый кофе поплелся домой.
Он рухнул на кровать так и не сняв одежду и обувь. На утро он чувствовал себя опустошенным. Все фотографии души Кнопочки со стен смеялись над ним и эта какофония насмешек и издевательств над его тонкой душевной конституцией окончательно разбудила его.
Сев за комп он решил написать ей письмо с одним только вопросительным знаком, но к ужасу и удивлению обнаружил письмо от кнопки.
«почему ты не пришел?
Я как дура просидела до восьми а ты не соязволил появиться?
Хорошенький вечер ты мне устроил… смотреть на старых пидарасов и потягивать Фраппе»
Серега побил ладонью себя по голове, несколько раз зажмурился и для верности вырвал пучок волос из носа. Письмо не было порождением его сна, и неоспоримые вещдоки, в виде стареющей пары, доказывали стопроцентную правоту ее слов.

Где же ты сидела??? Ряд окон был только с одной стороны. Вход тоже, если она видела эту злосчастную пару, то она сидела совсем рядом с ним, в том же зале для курящих, что и он. Но ни запаха ее духов, ни пересечения аур, ни флюидов он в этот вечер не почувствовал. Он не видел ее реальную фотографию, считывать душу он не мог, но почему она, неоднократно видевшая его на снимке не узнала его. Мозг Сереги кипел как тульский самовар в день города Кологрива, мысли прыгали друг через друга.

Все … я понял… - на Серегу снизошло откровение – на фото я был в плавках, а в кафе в сорочке и пиджаке, как тут можно узнать… - успокоил он самого себя. Серегу опять польстило это обстоятельство, что за неполный день приведения себя в порядок индустрия красоты и шопинга преобразило его до неузнаваемости.
Предложив встретиться через 2 дня на ВВЦ у музея Космонавтики Серега через Интернет заказал себе новые плавки и стал ждать ответа.
Согласие на аудиенцию пришло, как он и предполагал утром.
Густо протерев себя твердым шариковым деодорантом надев костюм, Серега отправился на встречу.
Купив розу, он спрятался за деревце, посаженное космонавтом Джанибековым и выращенном на фекалиях ВВЦевских собак и стал поспешно раздеваться. Ровно в 19-00 он стоял в плавках у входа в музей, горделиво помахивая ничем не пахнущей заморской розой. Потеть из за деодоранта он мог только вовнутрь и температура его тела геометрически поднималась с каждым часом ожидания Кнопочки. Милиция не обращала на него никакого внимания, приняв за очередного противника покорения Космоса.
В районе десяти вечера в полубреду Серега прошлепал до заветного дерева и нашел вместо костюма оборванный халат маляра – гасторбайтера.
Накинув его на себя он отправился на 11 трамвае к себе в Измайлово.
Впихнув свое тело в дверной проем своей квартиры он почувствовал, что глаза помутнели, мозг разрывает череп, и его лирическая душа проситься наружу. Кнопка опять не пришла… Если уже она, владелица просветвленной его поэзией и обласканной хвалебными речами души отвергла его, то зачем стоило влачить свое жалкое существование на этой счастливой для других людей Земле. Зачем дальше истязать себя ежесекундным напоминанием о ней, нажимая кнопки на компе, застегивая куртку, включая и выключая свет. Ложась в ванную он понял, что мир состоит из кнопок, беря нож и поднося его к кисти он представил, как миллионы других людей автоматически нажимают на кнопки, не задумываясь какую при этом боль наносят им. Он понял, что этот мир не создан для него, когда боль мгновенно обожгла его руку а теплая вода начала очищать улетающую через вентиляцию душу.
Галя пару раз пыталась дозвониться на мобильный своему старшему брату, но после тридцатисекундного высвечивания на табло родной надписи «Сережа моб» в динамике начинали раздаваться короткие гудки.
Зайдя домой она почувствовала запах болота и нестиранных носков и равномерное журчание воды в ванной.
Открыв дверь в ванную она упала в обморок.
Ближе к вечеру после убытия милиции и труповозки, попрощавшись с соседкой бабой Варей, приняв ее заветной настойки, она решила зайти к себе в комнату за вещами. В Серегину комнату она так и не решилась зайти в этот вечер. Друзья уже ждали ее на улице на машине и готовы были отвезти на время замены ванны к Катюхе в Митино. Наспех побросав в свою сумку чистое белье, Галя повернулась к двери и краем глаза заметила мирно плавающую заставку на ее компе. Сбросив ее, она с удивлением обнаружила открытое окно сайта знакомств, на который она никогда не выходила. На мониторе высвечивался логин "Knopka83" и переписка с каким – то "iceman76".

- Чертовщина какая – только и смогла прошептать на последок Галя, – И все таки непонятно из-за чего Серега покончил с собой.


Теги:





0


Комментарии

#0 01:01  19-09-20078han    
уж насрано так насрано.

не осилю.букф много

#1 17:19  19-09-2007Евгений Харьков    
терпилово включи и читай...

оно наверное со смыслом.

#2 17:37  19-09-2007Барсук    
ниасили. высер.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [29] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....