Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Супруги и любовники

Супруги и любовники

Автор: wwwasja
   [ принято к публикации 14:31  20-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 320]
Супруги и любовники

Я полагаю, это нормально, если у красивой женщины есть поклонники. Так и должно быть. Что есть Венера Милосская без толпы зевак, на нею глазеющих? – так, кусок мрамора. Красота бессмысленна без почитателей. Но она же требует жертв и со стороны мужа: часть поклонников, наиболее удачливые, когда-то переходят в ранг фаворитов.
Провозгласи я подобное двести лет назад, никто и не обратил бы внимания на мой скромный труд.
Но теперь не те времена. Тем более что адресую я эти слова женщинам замужним. Отличие от давно минувших дней лишь в том, что тогда, в века галантности и разврата, женились часто по расчёту, а потому с чистым сердцем закрывали глаза на проделки супруга. По крайней мере, распространён такой стереотип.
Сейчас всё несколько иначе. Я люблю свою жену, безумно. И поэтому позволяю ей спать с другими. По взаимной симпатии, конечно. Почему я это делаю? Я до сих пор не могу дать себе однозначный ответ.
Здесь корыстные и бескорыстные мотивы смешиваются с особенностями моего характера, моих прошлых переживаний. Моя первая жена нашла себе любовника, собственно, поэтому мы и разошлись. Любовника я знал; я его презирал, но не за то, что он спал с моей женой, а просто не уважал его. Мелочный он был человек и неблагодарный.
Возможно, это всего лишь самоуничижительная грань моего жестокого, склонного к насилию существа. Я некогда сформулировал тезис, что мазохизм – это садизм, направленный на самого себя. Пожалуй, я до сих пор так считаю.

***

Весна была холодная, топили плохо, и мне нужно было ехать в командировку. Дата отъезда была известна заранее, мы лежали на диване и говорили о том, что Ира будет делать одна.
- Знаешь, я всё-таки боюсь, - говорила Кира. – У нас район не очень-то спокойный. Я хочу позвать кого-нибудь здесь ночевать.
- И где же этот кто-то будет спать? – я лукаво усмехнулся.
- Тут, в зале на диване. А я буду у мелкого в комнате.
- Ирочка, дорогая моя, - я приподнялся на локте. – Я так и поверил, что этот кто-то будет спать здесь, а ты там.
Лёгкая истома свела мне живот.
Кира закрыла лицо руками, раздвинув пальцы, хитро смотрела на меня одним глазом.
- Ну и кого мы можем позвать? – я стал подыгрывать ей.
- Игоря, например.
- Какого Игоря?
- Игорь Гребешков, мой одноклассник. Ты его должен помнить.
- Конечно, помню, хороший парень. Ладно, я подумаю.
На следующий вечер мы вернулись к разговору.
- Почему бы и нет? – распалялась Кира и хитро смотрела на меня. Потом стала мурлыкать и тереться о моё плечо.
Я знал Игоря несколько лет. Молчаливый вежливый молодой человек, неженат. Из тех, о которых говорят: себе на уме. Постоянной девушки у него тоже не было. Игорь, кажется, закончил мореходку и по пол года пропадал в морях.
Кира, кажется, училась вместе с ним или у них в юности были общие знакомые.
Игорь был очень сдержанный парень, а Киру задевало его невнимание к ней. Вернее, это, конечно, не было напускным пренебрежением, просто Игорь сказал ей как-то, что она девушка не его типа или похожую на это лабуду. Моя звёздочка, конечно же, очень переживала и в душе, я знаю, она сама говорила мне об этом, хотела добиться его расположения к себе.
В конце концов, не знаю почему, как-то спонтанно, я поддался на уговоры жены и взял трубку.
- Алло, - отрывистоё аллё на том конце телефона вывело меня из задумчивости. У Игоря был быстрый, отрывистый голос, немного гундосый, но приятный. Он говорил отрывистыми фразами, часто повышая интонацию и внезапно замолкая.
- А, Игорь, привет! – сказал я как ни в чём ни бывало и удивился своему голосу. – Это Вася. Помнишь такого?
- Вася, привет. Конечно, помню, - он хмыкнул. Вообще, это его манера: постоянно хмыкать.
- Слушай, как поживаешь? Что нового?
- Да так, ничего особенного. В море опять собираюсь. Ты как?
- Я потихоньку. Налаживаю дела свои, потихоньку. С божьей помощью. Богатеем потихоньку, - я улыбнулся.
- Ты чем сейчас занимаешься?
- Да всё там же работаю. Ну и кое-какие свои дела, ты же знаешь, я не могу на одном месте сидеть, всё кручусь-верчусь.
- Да, я тоже. Вот, думаю, пока молодой, похожу ещё в море, денег заработаю, скоплю, потом, наверное, тоже чем-то займусь.
- Нет, ну правильно. Тоже верно. Подожди: и долго ты ещё собираешься ходить?
- Пока документы не закончатся. Они стоят дорого, их заново переоформлять. Нам же в мореходке оформляли. Пока не закончатся, буду ещё ходить. Пару лет.
- А, ну дело хорошее. Слушай, Игорь, у меня к тебе просьба будет небольшая, - я замолчал, раздумывая.
- Да?
- Мне нужно уехать ненадолго, а Ира одна боится оставаться. Не мог бы ты у нас несколько ночей переночевать? Нет, просто на ночь приходит, мало ли что. Район для нас новый.
- А когда ты уезжаешь? Мог бы, наверное.
- Через неделю.
Игорь помолчал пару секунд и ответил:
- Да, мог бы, мы с Кариной уже разговаривали. Без проблем.
- ну вот и отлично! – Ира не могла скрыть улыбку, закраснелась и спряталась в подушку. – Она тебя и покормит как раз, ну и ещё что...4
Ира прыснула.
- Ну, в общем, договорились.
- Договорились.
- Вот и хорошо, рад был тебя слышать. С Кирой потом сами созвонитесь, люди взрослые.
Я положил трубку и вдруг рассердился, повернувшись к жене:
- Ты с Игорем уже говорила, получается? Я сказала, что ты сам ему позвонишь.
Я лёг на диван рядом с ней и отвернулся. Она принялась меня гладить.
- Я очень люблю тебя, Васенька, - сказала она.
- Я знаю.
- если ты скажешь, ничего не будет. Да я вовсе и не уверена, что что-то будет.
Я не ожидал услышать такое и повернулся к жене:
- Что ты сказала?
Кира потупила газа:
- Если ты не хочешь, ничего не будет, я даже не буду провоцировать.
Кира била меня расчетливо. Она знала, что я хочу. Я повалился на подушку.
- Я не знаю, - сказал я. – Пусть всё идёт как идёт. Получится у вас – ну и ладно. Я тоже постараюсь кого-нибудь себе найти.
- Кого это ты найдёшь? У тебя же времени не будет. Только если за деньги.
Я промолчал. С проститутками я ещё не спал.
- Нет, Кир. Ты же знаешь, у меня в Москве полно знакомых ещё с учёбы.
- Ну давай, давай, - Кира хитро улыбнулась, но думала она сейчас не обо мне.
Я приподнялся и поцеловал её в губы. Я почему-то не верил, что у них что-то будет. Игорь был парень порядочный, но самое главное, стеснительный и скромный.
- Он близнец, - сказала Кира, - двойственная натура.
- Угу, - задумчиво промычал я.

Через несколько дней я уехал. Кира не провожала меня, поезд отходил в разгар рабочего дня. Или провожала, я не помню. Я поехал на вокзал прямо с работы.
В Москве я должен был проинспектировать кое-какие склады, заодно думал убить двух зайцев, решить все накопившиеся в столице дела по личному бизнесу.
Проведя ночь в поезде на старой полке я решил не ехать в гостиницу, в какой-нибудь клопятник, а отправиться прямиком к приятелю, с которым созванивался накануне.

Весь день прошёл в заботах и делах. Вечером я принял ванную, поужинал и, уединившись в комнате, решил позвонить домой.
Кира долго не брала трубку.
Потом всё-таки взяла. Я услышал, как шумела вода на заднем фоне.
- Привет, киса! Как дела?
- Нормально, кот, - Кира прыснула от смеха. – Как доехал?
- Ничего, хорошо доехал. Даже выспался более-менее. А ты как?
- И у меня всё хорошо.
- Игорь был?
- Да, был, сейчас ушёл по делам. Вечером придёт.
- А ты что сейчас делаешь? – я не знал, как подойти к самой волнительной для меня темы.
- А я в ванной моюсь.
- Я соскучился.
- Как твои успехи, кот? – голос Киры был звонкий и весёлый.
- Да всё сделал, вроде, что на сегодня планировал. Пробки тут жуткие.
- А с девочками у тебя получилось?
Я усмехнулся, но как-то грустно:
- Я звонил по нескольким телефонам, мы мило поболтали, но пока у меня ничего не получилось.
- А у меня получилось, - сказала она чуть дрожащим голосом.
- Как? – у меня захватило дух. – Что получилось?
- Секс, - ответила Кира и рассмеялась.
У меня сдавило внизу живота.
- Ну-ка, рассказывай, - возбуждённо промямлил я. – Ты переспала с ним?
- Да, но ты всё равно лучше.
- Что?
- Я говорю: да!
- Расскажи, - страшное возбуждение охватило меня. Скакнуло давление, больно сжало глаза и виски. Рука потянулась к ширинке.
Кира стала тихо говорить:
- Он пришёл. Мы долго сидели, разговаривали, потом поужинали, потом я уложила мелкого, потом мы опять разговаривали. Он сказал, что я ему всегда нравилась, просто он не знал, как ко мне подойти. Потом я спросила его, не хочет ли он посмотреть наши фотографии, он согласился, потом показала ему несколько эротических, потом мы их смотрели до часу ночи, он почти все пересмотрел, кстати, многие фотки ему понравились те, что тебе нравятся.
- Угу, - промычал я.
- Потом я пошла в ванную, помылась, переоделась в ночное и пошла спать в детскую.
- Так ты ему всё-таки постелила в зале?
- Да, ну слушай. Я лежала, а потом подумала: что это за ерунда такая? Я вышла в сорочке, он как раз выходил из ванной. Я спросила его, почему он не поцеловал меня на ночь в щёчку. Он отшутился, что-то сказал, я стала требовать, чтобы он поцеловал меня, он поцеловал, а потом мы поцеловались в губы. Он сказал, что так возбудился, что если бы я не выла к нему, сам бы ко мне зашёл. Ты слышишь, кот?
- Аг-га.
- Потом мы пошли в постельку.
- А потом?
- А потом он взял меня.
- Надеюсь, в презервативе? – спросил я несколько иронично. На самом деле я хотел знать все подробности. У меня сдавило грудь, возбуждение было чудовищным.
- Да, - мечтательно ответила Кира.
- Ну ничего, я оставлял же тебе пачку. Там ещё есть два.
- Один.
- Что? То есть, почему один?
- Да, он кончил два раза. Тебе нравится?
- Да, - сокрушённо сказал я. – Ты брала в рот?
- Нет, только когда презерватив ему надевала, немного, чтобы у него встал.
- И как у него?
- Хорошо. Но у тебя лучше.
- То есть – лучше?
- У тебя больше. И толще. Вообще, лучше.
- Что же, у него такой маленький? – мне было принципиально это знать.
- У него другой. Юркий, я бы сказала.
- Как ты ему давала? Киса!
- Он был сверху, - мечтательно продолжала Кира, он закинул мои ноги себе на плечи и входил так, пока я с дивана не съезжала. Потом поправлял. Он очень сильный, у него руки очень сильные. Поднимал меня за таз и входил глубоко.
- Тебе было хорошо с ним?
- Да, не так, как с тобой, но мне понравилось.
- А ты сейчас моешься?
- Я сейчас бреюсь. Я же специально не готовилась. Я сейчас помоюсь и побрею себе там. Я хочу, чтобы ему было хорошо.
У меня пересохло в горле, голова шла кругом.
- Он тебя целовал, когда уходил? – Я его поцеловала, но бегло.
- Да, пожалуйста, смотри, чтобы мелкий ничего не увидел.
- Да, конечно.
Мы попрощались с женой, она сказала, что Игорь сегодня принесёт цифровик и будет фотографировать её, а потом она ему даст.
Я на ватных ногах вышел в ванну, закрылся там и долго и мощно дрочил. Я представлял Карину под ним, его лицо, её лицо; я кончил и забрызгал раковину и зеркало, и даже попало на моё отражение.
Я вышел, но тут же вернулся и повторил всё снова. Это было сродни шоку. Когда такое случается с тобой в первый раз, не знаешь, плакать ли, смеяться ли. Чувства сначала обостряются, а потом их все смешивает мощная волна счастья. Если ум достаточно крепок, он выдержит всё это.
Я прокручивал эти сцены в голове снова и снова. Я лёг спать, но не мог заснуть. Я знал, что сейчас они опять будут заниматься этим, вот, быть может, прямо сейчас занимаются. Но никаких особенных чувств не было. Это всё неправда, что пишут в книжках: не было никакой телепатической связи, и предчувствия не было, и сердце не щемило. Я не чувствовал ровным счётом ничего необычного. Мартовская ночь капала за окном тающими сосульками и выла воплем сигнализаций с машин, разбросанных под девятиэтажкой.
Вдруг на меня накатила волна ревности, не ревности даже, а тоски, скуки, ощущение собственного одиночества. Оно было очень назойливо, это одиночество.
Я бы хотел оказаться сейчас там с ними, в конце концов, я прекрасно знал, что такое групповой секс, я видел Карину с другими мужчинами, их секс, их движения, их поцелуи.
Но сейчас всё было иначе. Она не делила со мной свои эмоции. А он был ей вместо мужа сейчас, главный самец. Я хорошо знал Киру, она инстинктивно уже начала привязываться к нему. Однажды Кира мне сказала, что она похожа на Чеховскую душечку: какой муж, такой становится и жена.
Я знал, что за время нашей семейной жизни она сумела полностью подстроиться под меня и, кажется, была довольна.
Но Игорь, этот скромный парень, всё же имел передо мной некоторые преимущества. Он жил легко, не был склонен к излишнему самокопанию, проживал жизнь не оглядываясь. Я всегда немного завидовал таким людям. Но я нисколько не ревновал. Наверное, он поступал правильно, стать любовником замужней женщины, влюблённой в своего мужа, влюбиться в неё, при этом уважая самого мужа – это был настоящий поступок.
Накормив подобной тяжёлой кашей свою голову, я всё же заснул.

***


Теги:





0


Комментарии

#0 14:59  20-09-2007Шырвинтъ    
для таких случаев хорошо иметь в друзьях пидараса.
#1 15:24  20-09-2007Мимо проходила***    
Автор, а к чему эта провокация - Вы называете даму тремя разными именами - Ира, Кира и Карина?

тест на внимательность?

#2 09:41  21-09-2007КОЛХОЗ    
Чета ебатень какаята, он драчил, муж, жына, ктота бреицо... Аффтара атдуплить гипапатамам, а его дитей сжечь в доминай печи!!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Радист орбитальной станции крутил ручки настройки:
- Да, что за гадство! - бормотал Николай, - С этими солнечными выхлопами ни до кого не дозвониться!!!
- Ты кому звонишь? - спросил, вплывая в рубку связи, командир
- Твою ж мать! - выругался радист, - Сёдня же у Серёги, бортинженера, день рождения!...
20:57  02-12-2016
: [103] [Х (cenzored)]
Наш царь-Донбасс,
Он грезит планом невозможным,
Не в те проливы он ведет баркас,
И кормит нас подножным кормом.

Наш царь-"Сирийский принц",
Воюет за контракт арабский,
Привел он в мир нас рабский,
А сам имеет трех цариц....
20:48  02-12-2016
: [18] [Х (cenzored)]


Иду я по скользкой дороге,
авто мне врезается в спину -
надежды впитались кровью,
в асфальтову сердцевину.

Бескрылие - для покойничков,
над саваном не летаю,
но бабочка за биографа,
в ткань вшила: его я знаю....
Если вдруг Вы идёте в лютый мороз и усердно шевелите языком, а на встречу Вам идёт металлическое сооружение и Вы прилипаете к нему, то:

1) Вам нужно сделать так, чтобы металлическое сооружение почувствовало себя неловко и засмущалось; таким образом оно станет теплее и Вы без труда пройдете мимо....
Дочка Таня померла. Выпила холодного молока из подпола, шустрой мышкой пробралась в горницу – и давай окна мыть. Золушка – звали её в деревне. Падчерица, неродная дочь Ваньки-печника. Народ-то тёмный, неразборчивый: мачеха, отчим ли – Золушка да Золушка....