Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Новый день

Новый день

Автор: Oos
   [ принято к публикации 18:59  06-11-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 338]
[Ю.Г. "Ещё один день"]
Большой чёрный джип мчался по дороге через лес. В салоне гремели басами два двенадцати дюёмовыйх саб-
буфера, разгоняя воздух и наполняя его смыслом. Сердце замирало и гулко отдавалось в висках сильными ударами, когда
глаза ловили стрелку на 190 км/ч. Мыслей не было. Горечь расставания заполнялась радостью обретённой, но ещё неосоз-
нанной свободы и вырисовывалась та идеальна гармония, без которой невозможно дальнейшее продвижение по жизни вверх.
Мощный движок, в унисон музыке, приятно гудел под капотом, даря ощущение какой-то скрытой силы, готовой вырваться
наружу по малейшему приказанию разума. Страсть, недавно горевшая в груди теперь стала едина с машиной, переросла в
неё, слилась с дорогой, четырьмя колёсами и их шуршанием по дорогое, карданом, трансмиссией, подвеской, турбонаддувом,
дыханием системы... "Спасибо... прости... моя вина. Ты тоже хороша..." - редкие слова, появляющиеся в сером тумане,
забившем голову. "Прощай..." - хотелось плакать, но солнце и мелькающее впереди зелёное поле, так сильно подходящее
голубому, безоблачному небу, не давали слезам появиться на лице. Хотелось гнать прочь, подальше от пыльного города, от
бесконечного шума, суеты, пилящей мозг и, непреодолимых ссор. Никому не нужных, но всегда сопутствующих общению.
"Почему всегда так получалось?" - вечный вопрос, живший с ним с самого начала. С первого момента отношений. Теперь про него
можно забыть, он остался позади. "Сейчас впереди лишь день, недавно начавшийся. Трудовой день, вот ещё один плюс. Большинство
должны сидеть в этих джунглях из железобетона, а я могу плюнуть на всё и провести его так, как вздумается... Жаль, что ничего пока
не вздумалось. Пустота в голове... Приятно и необычно. Неужели, бывает так, что действительно плевать на всё? Да, бывает..."
Просыпаются ощущения, задремавшие на время внутреннего диалога и дарят чувство, будто держишь руку на пульсе не только
своём, но и всего вокруг - нога на педали газа.
[Finntroll "Trolhammaren"]
Вдруг, откуда-то из глубины, шевелясь там, колясь острыми шипами,
начало выкатываться что-то неясное. Туманное, но тёмное. Это гадкое и в тоже время пьянящее чувство
всеохватывающей злобы просыпалось. Спокойная серость начинала портиться, сквозь неё прорывались чёрные нити, как пау-
тина. Проникая в каждую клетку, они съедали изнутри, открывая новое ощущение себя. Сердце забилось сильней. Палец сам
поятнулся к магнитоле и на автомате нажал на чейнджер. Раздался звук поворачиваемых дисков и началось самое приятное.
Звуки флейты нежно, лаская растерзанное сознание, впивались в мозг. Появилось непреодолимое желание что-нибудь поломать,
попротить. Вспомнились строчки собственного сочинения:
...чувство, cвязавшее меня
рвалось, просилось на свободу
искало выход, выло и скреблось

злость, разум помутив,
причиной стала моих действий...
Педаль стала глубже уходить в пол. Движок запел громче, сильнее. Кровь пульсировала и казалось, что голова надувается, как
воздушный шарик. Но не собирается лопнуть, наоборот. Чувствуешь, что сделан из чего-то твёрдого, живого... чего-то такого,
что наполенно силой и никакие внутренние катаклизмы не испортят жизнь! Насладившись скоростью, ветром, разбивавшемся вместе
с букашками о лобовое стекло, он стал притормаживать, завидев сходящие с трассы колеи от колёс, что бы въехать в лес.
[Finntroll "Det Iskalla Trollblodet"]
Дверь открыта, по опушке разносятся дикие риффы, звон железа и непонятный простому слушателю вокал.
"Где-то это было тут..." - копаясь в багажнике, он пытался вспомнить, куда дел своего друга ещё с 4 курса университета.
"Ага!" - в глазах полыхнуло безумие, которым он дико гордился, когда рука нащупала мертвенный холод стали. Рукоятка, как
влитая, упала в ладонь. Мишеней было достаточно. Из того-же багажника на свет вылезло около пятнадцати пивных бутылок.
Все они дружным рядком разместились на поваленном то-ли временем, то-ли такими же бешенными туристами, то-ли ещё
бог знает кем, дереве. "Взвод! Цельсь" - как учил отец, рука медленно пошла от ноги вверх, пока глаз ловил тело первой
жертвы в перекрестии. "Пли!" - как в фильме, удивляясь потом, он вспоминал этот момент: сначала щелчок, затем шелест
патрона в стволе. Громкий хлопок куда-то делся. Он просто исчез. Тихо, чуть слышно, свинцовый малыш скользил по полости
в матовой чёрной стали... Звон. Как очнувшись, он смотрел на разлетевшуюся бутылку. Улыбка, довольная,
источающая самозабвенную радость от возможности выплеснуть коктейль из всех мерзких и липких ощущений, плескавшийся
в душе. Ещё и ещё раз - на курок. Всплеск за всплеском. Бутылок уже не было, а в магазине ещё ждали 5 патронов.
Убивать живность в лесу не хотелось. Да и некого было. "Ладно, потом пригодятся" - друг занял своё привычное место в
самом тёмном углу багажника. Назад, в машину. Надо ехать...
[Finntroll "Ellytres"]
Стрелка скакнула вверх и замерла на цифре 220. Тонированные хамелеоном стёкла по борту, и так плохо
пропускавшие свет, будто ловя чувства, стали ещё темнее, назло разыгравшемуся светилу. Показалась большая
фура. Дожав педаль, с ухмылкой глядя на 250 и слушая взахлёб ревуший движок, он решил во что бы то ни стало обогнать
едущий впереди агрегат на предстоящем повороте. Почему то всплыли в голове все те фразы непонимания, которые он слышал
в свой адресс. Не от случайных людей, а от того, кому доверял всего себя. Самое своё существо! Грузовик ассоциировался со
всем проблемами сразу, такой большой, ненужный, ползущий чёрт знает куда и зачем. Он мешает мчаться навстречу свету,
навстречу мечтам. Захотелось разделаться с ним. Просто и красиво. Не с шумом и пламенем уничтожать, как решал до этого
свои проблемы, а плавно, пользуясь лишь своим превосходством, которое ощущается сейчас, которое дарит хорошая машина,
приятная музыка и ласкающий душу огонь догоравшей страсти. Ближе. Ещё ближе. Догнал. Теперь прижаться сзади. "Ага, вот первое
дерево... второе... третье... сейчас будет фонарный столб... вот он... четвёртое дерево... огромный камень... пятое дерево...
Поворот!" Двигатель взвыл, сердце звонко застучало, всё пропало из виду, только бампер фуры и капот джипа. Нога вновь упёрлась в
педаль, которая не двигалась уже, впившись в пол. Выворачивая руль влево, чувствуя, как адреналин вбрасывается в кровь, он был
неимоверно счастлив, понимая, что едет рядом с этим идиотски большим но медленным грузовиком, понимая, что только что в кювет
упал легковой автомобиль, ехавший ему навстречу, понимая, что ни когда не забудет смотревшие на него десятые доли секунды глаза,
понимая, что совершил что-то действительно ужасное, понимая, что теперь ненависть накормленна до конца и может уснуть, сытая и
довольная...
Как рука, выбрасывающая окурок сквозь сигаретный дым, густой и приятный, но убивающий своим никотиновым ядом, как
сквозь тучи солнечным лучом, освещающим синюю гладь огромного океана, выскочила мысль о том, что только что, наверно,
погиб человек. Скачками, резко но не давясь, механизм сбрасывал обороты вместе с передачми. Снова руль влево, 180 грудсов
в пространстве и холодный пот из-за 35 градусов внутри... Назад, назад. К этим проклятым колеям, уходящим по песчанной обочине в
сторону. Стоп. Он выскочил, едва скорость упала до 0 и кинулся вниз. Машина, было видно, не перевернулась, но дверь со
стороны водителя была вмята. Не настолько сильно, что бы человек умер, но увечья могли быть - дерево, это проклятое пятое
дерево перед поворотом. Спасли хорошие тормоза. Как удалось ему открыть дверь без помощи лома или чего-то похожего, он не
помнил. Помнил лишь кровь, чёрные волосы, закрывающие лицо и грудь. Поднимающуюсья и опускаяющуюся. Жив...а?
[Finntroll "Grottns Barn"]
Поездка отменялась. снова 190, но в другую сторону. В салоне тишина. Сзади лежит девушка. Живая, не покалечен-
ная, красивая, молодая, не старше него. "Надеюсь, мы ещё познакомимся по человечески"... Снова злоба... На себя...
"Опять так произошло. Отдаваясь ненависти, вновь появляются жертвы со стороны. Люди, ни в чём не виноватые. Ехала,
может быть, к парню, в город. Или в аэропорт, на самолёт - в Турцию... Отдыхать. А тут появился я. Со своей злобой, со
своими проблемами. Хмм... Забавно всё получается. Не как у людей. Дай бог, что бы осталась жива... Извиниться же надо
хотя-бы. Помочь всем, чем смогу. По моей вине пострадала..." Вот уже город. "Теперь найти больницу. Любую, лишь бы
поскорей! Почём знать, вдруг всё серьёзней, чем просто шок?.." Нет ничего. Дальше, дальше вглубь города. Стрелка
спидометра, до этого упавшая на оживлённой трассе снова поползла вверх. В салоне начала разливаться тяжёлая, медленная
музыка, вторящая клокочащему внутри хаосу и панике. Мимо мелькали и гудели вслед жалкие букашки, незаметные за бортми
чёрного танка. Воистину танка. Оружия, успользуемого для того, что бы можно было жить. Было абсолютно всё равно, кто куда
едет. На всех было плевать, ни кто не нужен. Только она. Та, что лежит сзади. Жертва дурацкой прихоти, мимолётного помешатель-
ства. "Где эти проклятые больницы?! Идиотизм! Кругом магазины, палатки, туалеты! А самого нужного, элементарного, нет! Какого
чёрта нас призывают не мусорить на улицах, в то время, как на этих же самых улицах ты никогда не найдёшь простой мусорки, что бы
цивилизованно кинуть туда бумажку!" - снова гнев. "Нет... хватит, пусть он сидит внутри... сейчас надо быть спокойным... и быстрым...
Вот эта чёртова богодельня!.."
[Ю.Г. "Ещё один день"]
Она лежала в кровати. Чужая, незнакомая. Пришедшая в его жизнь по хлипкому мостику над пропастью - смертью. Случай?
Кто знает. Главное - что жива. Должны выписать дня через два. Спит. Красивая. В голове, проходя через фильтр в душе,
рождались строки. Как всегда, нескладные, но радующие своей искренностью. Как нефильтрованное белое пиво. Вкуснее
чистого, глянцевого очищенного... "Надо бы запомнить... нет, лучше записать" - достал из кармана ручку и взял со стола
листок. Повернулась. Вздохнула. Дёрнулись веки. "Сейчас, сейчас откроет глаза... Смотрит... на меня" - внутри колыхнулось.
Вопрос - что? Знакомое чувство... Как будто древний человек, впервые увидевший огонь - дар богов, несущий тепло, но такой
пугающий.
- Ты кто? - едва читаемая улыбка и вопрос не столько в голосе, сколько в глазах.
- Рад, что могу сказать "Не твоя смерть." - дрожь. Слова будто вываливаются изо рта, их надо ловить и поддерживать, как пья-
ного, бредущего рядом друга.
- Ты из того джипа?
- Ты помнишь?
- Всё, до последней детали. Выскочил из неоткуда. Прекрасно помню глаза. Никогда таких не видела. Ни у кого. Даже не
бешенство в них читалось. Они были пусты. В них не было мыслей, только... будто светились... Чёрным светом. Глупо звучит?
- Не знаю... Ты меня простишь?
- Да я и не злюсь...
- Почему?
- Не знаю. Не могу. Я уже устала злиться...
- Я тоже...
- Правда?
- Да... уже шестой год злюсь. Дико устал...
Улыбка стала отчётливей, пропала дымка сонливости из глаз - А на кого?
- На себя...
- Не врёшь? - инетерес, как разводы по воде от брошенного камня, отразился на лице от услышанного.
- Нет, зачем? Я совершал идиотские поступки и допускал поразительно глупые ошибки. На кого можно злиться?..
- Я тоже, - теперь грусть.
- Слушай, ты тут валяешься уже полтора суток. Есть не хочешь?
- Нет, как тебя зовут?
- ...
- А меня ...
- Очень приятно.
- Мне тоже. Ты заберёшь меня отсюда?
- Сейчас?
- Нет, когда выпишут.
- А что, больше некому?
- Есть. Родителям. Но я не хочу, что бы они переживали.
- А, извини за такой вопрос, парень?
- Чей?
- Твой.
- У меня его нет. Я рассталась с ним. Давно. А когда ты появился, я ехала от него. Мы встретились... по моей инициативе, пого-
ворили, и тогда я поняла, впервые за 4 года, что мы действительно не можем быть вместе. И я ехала, радостная своей свободе,
наконец обретённой. Знаешь, словно птица, которая долго жила в клетке и которую вдруг выпустили. Она радутеся, но ещё не
знает, куда ей податься. И это пугает, от этого больно, а потом, когда увидишь свободный мир и почувствуешь себя динами-
чной, ни к чему не привязанной частичкой этого огромного механизма, радуешься. Я знаю теперь, что такое любовь...
- Я тоже. Извини что перебиваю. Хочешь скажу то, что хотела сказать ты?
- Попробуй, - снова любопытство.
- Любовь - это не клетка, не узы. Это должно быть естественно... Как в природе - ни кто не тащит электрон к протоноу. Они просто
притягиваются. Только в природе это всегда "+" и "-", а у людей всё сложнее и тут спасает восток. Инь и Янь. Два начала.
Тёмное и светлое. Одно переходит в другое и вместе - жизнь...
- Да, ты прав. Ты угадал мои мысли?
- Нет, я их почувствовал и понял. Прости, надо ехать. Вот тебе номер мой, звони, если что-то понадобиться. До встречи, -
подмигнул, встал со стула, поправил галстук, снял со спинки стула пиджак. Вышел. По ступенькам вниз, вышел на улицу.
Жарко. Открыл дверь, сел, завёл машину, включил музыку. Снова басы, тяжёлые риффы... Вибрация в кармане. СМС. "Приезжай
вечером. Мне будет тут скучно". Палец сам поятнулся к магнитоле и на автомате нажал на чейнджер. Раздался звук
поворачиваемых дисков и началось самое приятное. Ритмичные слова на родном языке, прекрасный смысл текста ласкал
растерзанный разум, сердце, зажигал в душе пламя...


Теги:





0


Комментарии

#0 22:22  06-11-2007Шырвинтъ    
Автор, имей совесть, 2 текста в день достаточно. 2 крайних текста, из твоих пяти, зашли завтра.
#1 07:23  07-11-2007навсегда    
ниасилил
#2 08:52  07-11-2007Барсук    
не прочел.
#3 10:07  07-11-2007Голоdная kома    
нахуя букв до хуя?
#4 10:14  07-11-2007Голоdная kома    
прочла все же.. Время потратила: чистой воды высер графомана
#5 16:15  07-11-2007Далпоёп    
такая ху..ина не не о чем жалко времени потрачаного на это

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:57  10-12-2016
: [28] [Графомания]
Я выброшен морем избытка угрюмо бурлящим, голубо-зеленого цвета
Просящим мольбы, остановки среди переливов и тусклого, лунного света
и солнца лучей – золотистых, слепящих наш взор.
От лжи и усталости нынче грядущего века.
Пытаясь укрыть и упрятать весь пафос, позор
от боли и страха, что заперты вглубь человека....
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....