Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Беда

Беда

Автор: Шева
   [ принято к публикации 19:52  07-11-2007 | Х | Просмотров: 527]
БЕДА


«Да что ж это за беда такая?», - очередной раз подумал Сергей.
Уже прошло полдня, как он спустился на перрон вокзала с подножки вагона поезда, доставившего его домой из очередной командировки, но херовое состояние не только не прошло, а сохранялось в очень даже неприятном виде.
В свою очередь, этот вид делал и обличье Сергея неприглядным.
После двух суток в поезде по принципу «туда и обратно» и особенно вчерашнего вечернего посещения вагона-ресторана Сергея до сих пор пошатывало, и на душе было муторно.
«Наверное, надо все-таки идти домой», - решил Сергей. Благо, была суббота, а в этот день у них в конторе режим работы был либеральным. Пользуясь этим, идя в контору, Сергей захватил с собой бутылочку сухого вина, и периодически реанимировал себя небольшими глотками из большого коньячного бокала, подаренного ему коллегами на день рождения.
Сергей допил остатки, которые, входя в противоречие с поговоркой, были не только не сладки, но и не очень вкусны, ибо вино, как на его вкус, было чрезмерно кисловато, вышел из комнаты в коридор с пустой бутылкой и поставил ее в предбаннике ближайшего, то есть женского туалета.
Надел легкую куртку, в которой он пришел сегодня на работу, посмотрел уже плохо фокусирующимся взглядом на портфель, - «брать - не брать?», решил - не беру, и пошел к лифтам.
Выйдя на улицу, он на секунду даже зажмурился от резанувшего по глазам яркого солнца, затем взгляд остановился на двери в родной, любимый, «придворный» при их организации бар. На двери белело приклеенное кем-то объявление, а подойдя ближе, Сергей увидел еще и широкую полоску белой бумаги с печатью на ней, которой бар и был опечатан.
Объявление гласило: «Бар-кафетерий не работает в связи с окончанием срока аренды». Размашистая подпись какого-то хрена и, опять же, печать.
«Бляди! Получилось у них таки!», - с горечью подумал Сергей.
Это был «его» бар.
По крайней мере, так он думал и так его называл.
На самом деле бар назывался «Эпсен». Сергей несколько раз спрашивал у Андрея, хозяина бара, что это означает, но доходя в процессе объяснения до очередных пятидесяти граммов коньяку, терял мысль и так до сих пор и не знал, что кроется за этим загадочным словом.
Эпсен - и все!
Но сейчас «его» бар попал в беду.
Андрей арендовал это помещение у министерства, которому, собственно, принадлежало все это огромное здание. Арендовал очень давно, поэтому все считали этот бар неотъемлемой частью их площади, и практически все посетители бара были его завсегдатаями. Но с Нового года у Андрея кончился очередной трехлетний договор аренды.
Он по привычке считал, что договор продлится автоматически, как это уже было не раз. Но на это раз случилось не так. Вообщем-то, сначала министерство «проспало» сей факт, но затем, уже по истечении месяца, когда по договору можно было предъявить какие-то претензии, «проснулось», и объявило, что не будет продлевать договор.
«Ребята! Вы че, охуели?», - сказал им Андрей, и послал их.
Однако министерство есть министерство. Началась война с использованием всевозможных пакостей, и вот сейчас Сергей увидел, что «та сторона» перешла к решительным действиям.
«Сволочи!», - очередной раз дал им оценку Сергей.
Тут его глаза уткнулись в вывеску недавно открывшегося рядом с их офисом заведения.
«А что?», - подумалось Сергею, - «почему бы сегодня и не проверить его?».
… Бармен, несмотря на практически пустой зал, - понятно, - для заведения это был еще ранний час, взглянул на Сергея без особого энтузиазма.
- Мне говорили, что у вас из спиртного ничего нет, кроме пива. Это действительно так?
- Точно вам говорили, только пиво.
- Точно?
- Точно.
- А может быть, хоть сухое есть?
- Нет, я же сказал.
После этих «точно? - точно!» в памяти Сергея всплыл давешний хороший анекдот про общество похуистов:
С большой помпой проводится первый съезд похуистов. Возле здания, где проводится съезд, большая толпа корреспондентов, телевизионщики, да и просто зевак. И вот в длинном белом лимузине прибывает председатель съезда. Вальяжно выходит из машины, и его тут же окружает толпа с микрофонами, камерами и начинают забрасывать вопросами:
- А что, - вы действительно председатель общества похуистов?
- Да, точно.
- И что, членам вашего общества действительно все по хуй?
- Точно, все по хуй.
- И семья по хуй?
- Точно, по хуй.
- И работа по хуй?
- Да, и работа по хуй.
- И родина вам по хуй?
- Точно, по хуй.
Тут где-то в задних рядах подпрыгивает корреспондент невысокого росточка и выкрикивает вопрос:
- А что, - и деньги вам по хуй?
- Нет, а вот деньги нам не по хуй!
- Дак неувязочка получается?!
- А вот ваша неувязочка нам точно по хуй!
Анекдот анекдотом, но ввиду отсутствия наличия пришлось взять пиво и очередной раз убедиться в справедливости поговорки, - «вино на пиво, - это диво, пиво на вино - говно!».
Выйдя из бара, незаметно для самого себя Сергей опять оказался возле входа в офис.
Ему захотелось еще добавить хоть немного, и он задумался: пойти налево, перейти на перекрестке дорогу и пройти буквально пятьдесят метров до неплохого заведения на другой стороне улицы, называвшегося «Три дельфина», в который он иногда ходил по вечерам расслабиться и посмотреть стриптиз, - или пойти направо, дойти до другого перекрестка, потом еще раз повернуть направо и через сто метров попасть в маленький кафетерий такого же маленького гастронома, которым он также иногда пользовался при отсутствии других вариантов или ограниченных финансах.
Опять за него решила судьба: «Мужчина, вы не подскажете, а где здесь выставочный зал?», - обратился к нему какой-то мужик. Сергей повернулся к нему, - высокий лысоватый мужик интеллигентного вида в очках. «Там сегодня выставка кожано-меховых изделий!», - радостно продолжил мужик. Сергей догадался, что скорее всего, речь идет о выставочном зале торговой палаты, которая располагалась недалеко от их центрального офиса. «Пойдемте, я покажу», - бросил он, а про себя подумал, - «вот автоматически и решилось, - палата то рядом с «Тремя дельфинами», значит, идем к «дельфинам».
«Пойдемте, я вам покажу», - ответил он мужику. Подойдя с ним почти к самому зданию торговой палаты, сверкавшей своими зеркальными стенами неподалеку от их офиса, Сергей вдруг остановился как вкопанный.
В толпе изнывающих от нетерпения попасть на выставку кожано-меховых изделий, без которых народ не мог представить свое дальнейшее существование, Сергей увидел чудесное явление.
Конечно же, этим явлением была девушка.
Но это была не просто девушка.
Это была обалденно эффектная маленькая стройная девчонка, одетая в вызывающий черный костюм с очень глубоким декольте и прелестно обтягивающими ее попку брючками. На голове ее была даже не шляпка, а целое произведение искусства, состоящее, кроме собственно шляпы, из каких-то веточек, проволочек, бисера и прочей сверкающей мишуры.
Преяркий цвет явно недешевой помады на ее губах с одной стороны как бы приманывал к себе, с другой, - и отпугивал, так как вызывал почему-то сразу ассоциации о тугих пачках зеленых бумажек, последних моделях кабриолетов известных фирм, яхтах, золотисто-песочных пляжах на островах и прочих, таких, наверное, приятных, но практически находящимися за пределами досягаемости вещах.
Вкопанный столб под названием Сергей очнулся и начал думать над тем, как все-таки реализовать ту единственную, но безусловно правильную мысль, которая возникла у него в голове при виде этого маленького чуда.
«Надо срочно познакомиться! Но как?».
Среди винных паров, окутывавших его серое вещество, ничего путного по поводу знакомства не рождалось.
Наоборот, внутренний голос выдал контр-идею, - «давно на хуй не посылали?».
Девчонка стояла в тени высокого ветвистого дерева, иногда поглядывая на входные двери того павильона, где должна была состояться выставка, и конечно не подозревала, какая агрессия против нее готовится.
«Стою как какой-то нерешительный мудак», - подумал Сергей.
Тут же всплыл анекдот «к случаю».
Просыпается утром мужик. Спросонку лап-лап рукой справа от себя по кровати, - никого нет. Лап-лап слева, - опять никого нет. Поднимает он резинку своих трусов, заглядывает туда и говорит, - «Ну! И чего стоим? Кого ждем?».
«Так! Или ты делаешь это, или проваливаешь домой!», - «И затем весь вечер вспоминаешь о том, как ты обосрался!», - услужливо подсказал внутренний голос.
Он резко выдохнул, надеясь, что при этом часть винных паров оставит его уставший организм, и подошел к девочке.
«Девушка, вы извините, поскольку, судя по всему, начало действа все равно задерживается, не могу ли я пригласить вас на чашечку кофе, или чего-нибудь другого на ваше усмотрение? Это заведение, куда я вас приглашаю, рядом, - буквально десять метров».
К его удивлению, девчонка, бросив на него быстрый оценивающий взгляд из-под своей прикольной шляпки, бесхитростно ответила: «Вообще-то, я жду подругу, она сейчас должна подойти». Голос, - низкий, но не прокуренный, а будто бархатный, Сергея не разочаровал.
«Это займет у нас, если вы спешите, всего десять-пятнадцать минут. Опять же, подругу тоже можно пригласить», - сразу же ответил Сергей, чувствуя, что отказ носит скорее формальный характер для необходимого в таких ситуациях соблюдения приличий уличного знакомства, а девчонка вроде бы «не против».
«Пойдемте», - предложил Сергей и сделал приглашающий жест рукой в нужном направлении. При этом про себя он отметил комизм своего жеста, так как показал рукой в сторону стоявшей рядом с выставочным залом недавно построенной маленькой часовенки.
Они успешно обошли это богоугодное заведение по проложенным вдоль стен бетонным плитам, образующим дорожку, перешли улицу, вошли в показавшийся после яркого солнечного света полутемный подъезд и начали спускаться вниз по ступенькам.
«А молодец девчонка!», - мелькнуло в голове Сергея, - «не боится с незнакомым мужиком идти в незнакомых краях в какое-то стремное полутемное пустынное заведение».
В «Трех дельфинах» проход к залу был довольно извилист: поворот направо, потом еще раз направо, затем налево, еще раз налево, причем несколько раз в полу узкого коридора встречались места, где под полом были устроены подсвеченные аквариумы, сверху прикрытые толстым стеклом, а может быть, - прозрачным пластиком. Тот, кто впервые шел этим путем, да еще в обычном для «Трех дельфинов» полумраке, обычно, увидев плавающих в полу рыб, приостанавливался, не зная, как идти дальше. То же произошло и с девушкой.
Хотя шла по коридору она очень уверенно, поворачивая туда, куда ей подсказывал Сергей, но увидев нечто движущееся в полу, она испуганно воскликнула, - «Ой! А что это?». Сергей пояснил, что надо смело идти вперед, не боясь куда-то провалиться.
Но когда они добрались до зала, и Сергей по инерции провел свою спутницу почти до середины, то есть до стриптизерской руры, даже он, несмотря на хороший кайф в голове, понял, что в данной ситуации это уже перебор: в зале было темно.
Совсем.
Лишь небольшая световая дорожка от находящейся рядом стойки бара позволяла видеть, а скорее догадываться, что в зале есть столы, диваны, и, опять же, - аквариумы.
Девчонка остановилась на шаг позади Сергея, очевидно шокированная тем, что ее привели в пустынную темную комнату. Она сняла свои солнцезащитные очки и недоуменно взглянула на Сергея, - дескать, - «ну и куда ты, лысый мудак, меня привел?».
Сергей почувствовал себя Синей бородой, поэтому повернувшись к девчонке, он, искусственно широко улыбнувшись, произнес, - «Ей-богу, это не специально!», и развернувшись к стойке бара, за которой бармен занимался вторым любимым действом барменов после собственно разлива напитков, - то есть он протирал бокалы, Сергей громко сказал, - «Ребята! Вы че? У вас уже заведение полно клиентов, а даже свет не включен! А ну-ка, давайте быстренько!».
«Сейчас-сейчас!», - выскочил из-за стойки бармен и где-то нажал заветный выключатель.
«Да будет свет!», - весело отреагировал Сергей на вспыхнувшие в зале одна за одной лампы дневного света.
Они сели на один из диванчиков, стоявших в зале.
«А прикольно», - подумал Сергей, оглядывая пустынный зал, - «когда сидишь только вдвоем. Это совсем не так, как в заполненном и галдящем зале».
Он взглянул на девчонку. В полумраке зала в своей обалденной шляпке, из-под которого сверкали ее раскосые глаза и очень красиво подведенные яркие губы, выглядела она, конечно, очень круто.
К столику подошел официант. «Что будем пить?», - спросил Сергей у девушки. «Ничего», - ответила она, но затем небрежно, как бы делая одолжение, поправилась, - «хорошо, чашечку американо, пожалуй, я выпью».
«Ну прям таки королевских кровей!», - весело отметил про себя Сергей, а вслух сказал официанту, - «А мне бокал белого сухого вина!». «Какого именно?», - спросил парнишка и открыл перед Сергеем карту вин. «Есть французское, испанское, грузинское, молдавское…». «А наше, отечественное?», - перебил его Сергей. «Нашего нет», - с ехидной ухмылкой ответил официант.
Сергей ткнул пальцем в название одного из вин, убедившись лишь, что это действительно белое и сухое, а цена приемлема.
Девчонка достала из своей изящной сумочки пачку сигарет, закурила, и взглянув на Сергея, спросила, - «Вы - алкоголик?».
Даже будучи заметно «под шофе», поскольку выпитая в офисе бутылка сухого уже оказала свое лечебное воздействие, Сергей от такого вопроса просто опешил и не смог ничего лучше ответить, как - «С чего вы так решили?».
Дальнейший разговор иначе как потешным назвать было трудно:
- Да так. Взглянула на вас и почему-то показалось.
- Вообще-то, в определенном смысле, может быть вы и правы. Кстати, что мы - на вы да на вы? Вас как зовут?
- Татьяна.
- Сергей.
- Очень приятно.
- Приятно знакомство с алкоголиком?
- Да не обращайте внимание, я не хотела вас обидеть или задеть, считайте, что я сказала, не подумав. Хотя вы сами сказали, что я в определенном смысле права.
- Да, действительно. Так считает мое начальство и моя жена.
- По-моему, более чем достаточно.
- Видите ли, Таня… Кстати, можно уже без вы, просто Таня?
- Можно.
- Так вот, Таня, я все-таки не считаю себя алкоголиком, потому что в основном, когда я не пьян, мною довольны и там и там.
- И там и там - это где?
- В смысле, - на работе и дома.
- А когда пьяны?
- Когда пьян, это, конечно, ураган. С тобой, - это только цветочки. Был такой очень хороший писатель, - Сергей Довлатов. У него в одном из рассказов есть такая великолепная фраза, - когда он отвечает на предложение выпить, - он машет руками и говорит, насколько я помню, следующее, - «Нет-нет. Мне ведь - только начать, а остановиться я не умею, - самосвал без тормозов.».
Сергей умолк, - принесли кофе и бокал вина.
Таня аккуратно отложила недокуренную сигарету, взяла чашечку и … тут произошла нелепейшая вещь, - она как-то неловко взяла чашку и часть кофе пролилось на ее брюки.
Даже в своем неадекватном состоянии Сергей понял, что теперь настроение девчонки может напрочь испортиться. Надо было срочно даже в этой ситуации найти что-то хорошее, по принципу - «да, висит, но зато как висит!».
- Слушай, хорошо хоть, что ты не в белых брюках! Может позвать официанта?
- Зачем, - я салфеткой вытру.
- Были бы мы на Западе, можно было бы попробовать предъявить какой-то счет заведению!
- За что? Они не виноваты. Это я - растяпа.
«Слава богу», - подумал Сергей, - «что благодаря разлитому кофе тема моего пьянства уже как-бы отошла в сторону.»
Использовав пару салфеток, Тане действительно удалось сделать практически незаметными следы кофе на одежде.
- Таня, а ты вообще, кто?
- В смысле?
- Ну, кем-где работаешь?
- У меня женский спортивный клуб, недалеко отсюда.
«То есть - в центре, - отметил Сергей. «Да….», - подумалось ему, - «гусь свинье не товарищ!».
- А как же ты, такая молодая, смогла его открыть? Это же денежек немалых наверняка стоит?
- Друзья, муж помог, - когда я ушла из спорта. Я же много лет занималась художественной гимнастикой.
- Ты знаешь, много-много лет назад, еще в студенческие годы, я как-то увидел на стенде фотографию Ирины Дерюгиной, - помнишь, была такая очень знаменитая «художница», - потом она стала женой Олега Блохина, но потом, по-моему, ушла от него. Так вот, - она на фотографии была так красива, что я долго потом ходил под впечатлением от фотографии, - мечтал, - как же можно познакомиться с такой девушкой.
- Дурэнь думкой багатие.
- Не понял?
- Это есть такое украинское выражение, - примерный смысл, - что «дурак богатеет мечтами».
- Слушай, а ты жестокая!
- Какая есть.
- Кстати, на эту тему есть хороший анекдот.
- Какой?
- Слышала, чем жизнь отличается от члена?
- Нет, не знаю.
- Жизнь жестче.
- Это верно!
Таня весело рассмеялась, а затем сказала:
- Сергей! На этой оптимистичной ноте мы, пожалуй, закончим. Я уже пойду, - там наверняка подруга подошла.
- Так, может, мы и подругу сюда пригласим?
- Да нет, этого она уж точно не поймет.
Сергей посмотрел на девчонку и понял, что она серьезно собралась уходить, и буквально сейчас сделает это.
В то же время ее броская эффектная внешность, самостоятельность в поведении и суждениях очень понравились ему. Он чувствовал, что не может просто так ее отпустить.
- Танюша, хорошо, я понимаю, что тебе нужно идти, но у меня будет к тебе все-таки одна просьба.
- Какая?
- Телефон!
- Нет, Сергей, я не дам.
- Но я же прошу лишь номер телефона. Очень изредка, не надоедая, я бы звонил тебе. И может когда-нибудь потом ты бы нашла что-то интересное во мне? Или полезное?
- Сергей! Несмотря на мой юный вид, который, как я поняла, вам понравился, я уже очень давно взрослая. У меня муж. Я прекрасно вижу, что вы будете звонить, просить и настаивать на встрече. Но я замужем, и мне это вроде как бы и не надо? Ведь верно?
- Как бы…
- Все, Сережа, не обижайтесь. Я побежала.
Она поднялась из-за стола, и гимнастической грациозной поступью лани пошла к выходу.
… После ее ухода Сергей допил свой бокал и немедленно потребовал еще один. Затем еще.
Душе требовался выход, а его не было.
Минут через десять Сергей выбрался из полутемного бара на улицу, которая ослепила и оглушила его ярким светом, шумом автомобилей, чьими-то громкими возгласами, пестротой одежды, одним словом, - напором всего того, что и называется жизнью.
В душе чувствовалась незавершенка, и Сергей даже знал, чего душа хочет.
Еще пообщаться с какой-то девчонкой и еще выпить.
Он зачем-то опять перешел дорогу и пошел в направлении здания офиса, на ходу внимательно вглядываясь в лица человеков противоположного пола.
Проходя мимо троллейбусной остановки и посмотрев на одиноко торчащую там девушку, он вдруг почувствовал, что их взгляды встретились и она отвела свой взгляд на какое-то мгновение позже, чем это должно было бы быть при взгляде на стенку или другой неодушевленный предмет.
Недолго думая, Сергей подошел к девушке и кратко пересказал ей текст, который он двадцать минут тому назад рассказывал Тане.
Здесь реакция оказалась потверже, - «да я спешу, да меня ждут…», но Сергей, почувствовав слабинку, начал дожимать, - «да всего на десять минут, - ей богу, не вру, заведение - вот совсем рядом, - тридцать метров, более того, - вам куда ехать?», и когда девчонка назвала район, который, в принципе, был по дороге к его дому, Сергей клятвенно пообещал, что подбросит ее на такси.
И девчонка сдалась.
Поскольку времени действительно было очень мало, а в пьяном виде Сергей всегда был нарочито обязателен, - по крайней мере, до тех пор, пока еще мог взглянуть на циферблат часов и рассмотреть на нем цифры, то он действительно хотел если не уложиться, то хотя бы продемонстрировать желание уложиться, как говорили у него в офисе, - в возможно короткие сроки.
Поэтому двинулись они в тот детский бар, куда он сегодня уже заходил.
В отличие от первого посещения, в баре стоял большой гам, и на удивление, оказалось очень много детей.
Но, как по заказу, в глубине зальчика остался незанятым небольшой столик, куда Сергей и проследовал со своей спутницей, не забыв при этом перемигнуться с барменом и озадачить его тем, что они очень спешат, поэтому, дескать, - «давай, в темпе…».
Тут же к их столику подошла девчонка-официантка. Сергей заказал два пива, а потом и один кофе, после того, как официантка еще раз подтвердила, что кроме пива из спиртного ничего нет.
«Я пива не буду», - сказала девушка.
«Значит его выпьет бармен, а вы будете пить кофе», - весело ответил ей Сергей и оглядел внутренности заведения.
За одним длинным столом, вернее, очевидно, двумя-тремя сдвинутыми столиками, сидела компания из семи-восьми детишек с несколькими мамами и о чем-то радостно галдели.
«Вообще-то», - подумал Сергей, - «еще один явный недостаток этого бара, - это громкое щебетание детенышей, - и поговорить толком с человеком не дадут!».
- Да, кстати, а как вас зовут?
- Таня.
- Это хорошо.
- А почему хорошо?
«Ну как ей объяснить,» – подумал Сергей, - «что когда я пьян, с памятью у меня совсем херово становится, а поскольку ту первую девчонку тоже звали Таня, то, теперь, я надеюсь, - не забуду». Вслух же всей фантазии Сергея хватило лишь на туманное обещание рассказать «почему?» потом.
Сергею после выпитого с утра и в «Дельфинах» было довольно комфортно, плюс он еще выпил больше половины своего бокала пива, и оно, сброшенное в желудок на находившиеся там сухое вино, вступило с ним в дружеский союз и совместными усилиями они опять начали повышать содержание алкоголя в крови этого «измученного нарзаном» тела.
Девчонка же чувствовала себя явно скованно.
Широко раскрытыми удивленными глазами она смотрела на этот детский бедлам вокруг, с опаской глядя на пробегающих мимо детей, - чтобы они ненароком не задели ее кофе. Внезапно этот детский бомонд взревел еще сильнее.
Из соседней комнаты, где, как показалось Сергею, вообще было нечто типа детской комнаты с ворсистым ковровым покрытием, игрушками и чуть ли не качелями, появилось два человекообразных чудища в скафандрах а-ля «подводник-диверсант» из шпионских фильмов. Прорези в костюмах были только для лиц, которые, в свою очередь, были разукрашены под индейцев или кошек из мюзикла «Cats», но самое прикольное было то, что во лбу каждого из этих отмороженных горела, - нет, не звезда, - что напрашивается по тексту, а довольно сильная яркая лампочка.
Подойдя к тому большому столу, где явно что-то отмечали, эти два человека-лампочки дурными голосами начали распевать какую-то детскую песенку.
У Сергея в голове тут же всплыла картинка из фильмов о белогвардейской России, когда в ресторане один из самых заядлых патриотов вскакивает, крича громким пьяным голосом, - «Господа, офицеры!!!», с грохотом от столов отъезжают стулья, все мужики, то есть, - господа, встают и начинают вдохновенно петь, - «Боже! Царя храни…»
«У меня такое впечатление, что мы в цирке, причем не в зрительном зале, а чуть ли не посреди арены», - сказала Таня-два.
Сергей и сам начал чувствовать, что балаганный стиль этого заведения тоже начинает как-бы «давить», навязывая участие в чем-то таком, что было для него чужеродным, или просто лишним.
«Таня, а вы кто?», - спросил Сергей, решив отвлечь девчонку и перейти на стандартные рельсы знакомства.
- Вы что имеете в виду?
- Ну, работаете, или учитесь где?
- Я уже второй год после института работаю!
- Где, кем?
- Менеджером на телестудии.
- Ух ты! Интересно, наверное?
- Да, вы знаете, мне нравится.
Возникла пауза, в которую тут же, как шум прибоя, ворвался гомон ребятни и крики их мамаш.
Таня-два отпила кофе.
Сергей допил свой бокал пива.
«А с этим что будем делать?», - спросила Таня-два, показав глазами на второй нетронутый бокал.
- Детям отдадим. Им же мамашки, небось, только колу и соки позаказывали, а сами пиво хлещут. А думаешь, детенышам не хочется?
- Вы это серьезно или шутите?
- Я серьезно шучу.
Таня-два улыбнулась.
Сидевшие за длинным столом две молодые мамы посмотрели на них и одна что-то начала говорить другой.
«Сейчас нас выведут отсюда за попытку спаивания этого здорового коллектива юных вождей краснокожих», - сказал Сергей.
«Как пел Илья, и с учетом дефицита вашего времени, Таня, есть смысл «утекать», - как вы считаете?», - продолжил он.
«Да, конечно, побежали», - согласно кивнула девчонка.
Сергей быстро рассчитался, они встали и пошли к выходу. Проходя мимо бармена, Сергей подмигнул ему и с улыбкой бросил, - «Тот бокал пива, что остался, - на тот стол, хорошо?», - и он кивком головы обозначил стол разгулявшейся детворы.
… Улица опять огорошила Сергея своим агрессивным ярким светом.
«Когда едешь на Кавказ, солнце светит прямо в глаз, когда едешь ты в Европу, солнце светит прямо в жопу!», - вспомнилась Сергею считалочка из его детства.
«Ну что, жопа с ручкой, обещал, - теперь вези девчонку куда ей надо», - злорадно прорвался внутренний голос. «Ну и что? Без проблем!», - ответил сам себе Сергей.
На поднятую им руку остановилась первая же машина. Они сели на заднее сиденье, причем Сергей отметил, что Таня-два постаралась устроиться поближе к левой дверце, подальше от него.
«Детский сад, да и только», - подумалось Сергею.
Какое-то время они ехали молча, затем Сергей, взглянув на Таню-два, взял ее за руку и обратился к ней максимально мягким голосом:
- Слушай, а чего ты так?
- Как?
- Да как дикая!
- Это вам показалось.
Она замолчала, а затем через некоторую паузу сказала:
- Вы извините, по-моему вы очень даже неплохой, но…
- Что но?
- У меня есть парень.
«Черт! Как сговорились все сегодня!», - подумал Сергей, вслух же он сказал: «Танюша! Если бы вам было столько лет, сколько мне, вы бы понимали, что то, что вы сказали, к нашему забавному, - а может быть, и серьезному, - в дальнейшем, знакомству не имеет никакого отношения. Ну, почти».
Сергей почувствовал, что напряженная сначала рука девчонки под его ладонью ослабла, как бы привыкнув к его руке.
- Таня, давай отбросим всю эту херню, которая нас может только расстроить. Давай лучше я тебе расскажу, откуда я знаю этот бар для детенышей, в котором, кстати, я сегодня тоже был впервые. У меня есть друг на работе, - профессиональный трахальщик. Так вот, он мне рассказал об этом баре, - что, дескать, с недавнего времени стал его частым посетителем. И знаешь, что его привлекло в этом баре, - это при том, что Виктор, - так его зовут, пьет только водку или коньяк, или, в качестве аперитива, - пиво?
- И что?
- Вот смотри, для кого этот бар? Для детей. Но ведь детеныши не могут сами приходить в бар, верно?
- Верно!
- А с кем тогда они приходят сюда? - Правильно, с мамами. - А мамы какие? - Молодые. И зачастую не знающие, куда себя девать от безделья.
- Ну и что?
- Ну как что? На фоне этих молодых женских тел, испытывающих в той или иной сфере своего бытия неудовлетворенность, молодой, крепкий подполковник-отставник спецслужб, причем, как правило, как в том анекдоте, - всегда пьян и слегка выбрит, Виктор выглядит как греческий бог. Каждый второй раз, по крайней мере, по его словам, он не уходит из бара без телефона очередной жертвы.
- Вы знаете, мне как-то подруга дала почитать книгу, автором которой был достаточно молодой мужчина, - лет до тридцати. Вы извините, но если иногда в разговоре со мной вы допускаете определенные высказывания, то я считаю, что тоже могу позволить себе какое-то слово. Так вот, я хочу сказать, что ваш друг, скорее всего, обычный ебарь, с которым нормальной девчонке в принципе скучно. Да, когда чисто физиологически очень хочется трахнуться, а в данный момент не с кем, то тогда с таким можно, но большому счету, это неинтересно.
«Интересная точка зрения», - подумал Сергей, - «и возразить то нечего».
Таня - два, закончив свой спич, взглянула на Сергея, а затем улыбнулась, - «Что, озадачила я вас? Крыть нечем?».
«Нет, ну почему», - ответил ей Сергей, - «безусловно, может быть и такой взгляд на эти вещи. Как вариант.»
Понимая, что он теряет инициативу в разговоре, Сергей решил резко сменить тему, переведя все в шутку.
- Кстати, Таня, недавно мне рассказали один клевый анекдот со словом «вариант», не слышала?
- Нет, рассказывайте!
- Там, правда, есть одно матерное слово.
- Это плохо.
- Зато оно всего одно.
- Это хорошо. Не тяните, рассказывайте.
- Бухают два друга в деревне. Напились уже, - будь здоров. И вот один из них и говорит, - «Слышь, Вася, а давай пойдем к речке и морду кому-нибудь набьем.» Тот икнул и отвечает, - «А за что?». Первый ему и говорит, - «Есть масса вариантов. Например, - мужик ловит рыбу. Мы у него спрашиваем, - «Ну че, рыба ловится?». Если он отвечает, - «да», мы говорим, - «Конечно, с такой рожой, хоть что-то должно в жизни получаться!». Ну а дальше пошло-поехало. «А если он отвечает «нет», - спрашивает Вася. «Тогда мы говорим, - конечно, - с такой рожой да еще что бы рыба ловилась!». Ну и опять, - пошло-поехало… «Хорошо, - отвечает Вася, - пошли». Идут они над речкой, пошатываясь и пьяно варнякая. Смотрят - сидит мужик, ловит рыбу. Подходят. Вася и спрашивает, - «Слышь, мужик, ну че, - рыба ловится?». Мужик поворачивается, внимательно смотрит на Васю и говорит ему, - «Пошел на хуй!». Вася отходит и в задумчивости говорит, - «А че? Тоже вариант!».
Анекдот Тане-два явно понравился, она искренне весело смеялась, а Сергей был рад, что разговор опять стал легким и непринужденным.
Когда подъехали к тому павильону, где ее должны были ждать, Сергей действительно с удивлением увидел компанию из пяти-шести ребят-девчонок с телеаппаратурой, которые веселыми возгласами встретили вышедшую из машины Таню-два.
Не закрывая дверцу, она наклонилась и очень искренне попрощалась с Сергеем, - «Спасибо вам! Вы, наверное, очень хороший, но… - извините!».
… «Домой, на проспект Правды», - сказал Сергей водителю.
Выходя из машины, Сергей автоматически бросил взгляд на лайт-бокс, стоявший перед входом в маркет рядом с его домом. Девица, изображенная на плакате бокса и рекламировавшая сапоги, была сфотографирована таким образом, что на фоне бордовых сапог и оголенных ног, уходящих куда-то ввысь, верхняя часть тела и лицо были едва видны.
Очевидно, - по ненадобности.
Сергей очередной раз одобрительно скользнул взглядом по плакату, однако тут же застыл, - чуть дальше плаката он увидел как бы подружку этой дылды на картинке.
Только живую!
Потрясающе стройная высокая девушка, вызывающе одетая в белый обтягивающий брючный костюм, высоченные сапоги с ботфортами и с роскошной гривной прически походкой модели подошла к входу в маркет и скрылась в его дверях.
Уже через минуту, еле перебирая ногами, но пытаясь устранить качку корпуса и сохранить подобие осанки спортсмена, - «тридцать три года пролежавшего на печи», мрачно подумал Сергей, он зашел в магазин и начал высматривать девицу в белом.
Долго искать не пришлось.
Она неспешно бродила в одном из недалеко расположенных от входа отделов, высматривая то ли фрукты, то ли какую-то фруктовую консервацию.
Сергей сделал вид, якобы он тоже что-то выбирает. Вместе с тем даже в его состоянии он понял, что девчонка выглядит очень стильно, а прикид ее очень крут и дорог, то есть говоря простым понятным языком, - ловить ему здесь нечего. «Что ж, - у матросов нет вопросов», - решил Сергей, - «будем выруливать домой». Но на беду, когда он начал выбираться из фруктовых рядов, эта девчонка по одному из проходов между стеллажами тоже двинулась ему навстречу. Матросская душа пропустить такой случай никак не могла.
Слегка пошатываясь, Сергей остановился перед девушкой, не давая ей пройти дальше, и медленно складывая непослушные буквы в простые несложные слова, обратился к девушке, которая недоуменно подняла на него свои длинные ресницы:
- Девушка! Скажите одно: у меня есть шанс?
- Дойти самостоятельно домой? Думаю, есть. Если не будете ни к кому приставать и куда-нибудь заходить.
- Нет, я имел в виду…
- Что?
- Познакомиться с вами!
Девушка внимательно, почти серьезно, рассмотрела Сергея, а затем, покачав головой, и как будто с легким сожалением, но твердо ответила, - «Не-а».
Сергею опять вспомнился анекдот со словами, - «тоже вариант!».
… Переход дороги к дому, заход в подъезд, разговор с консьержкой, подъем на лифте, открывание двери, допивание в одиночку неполной бутылки коньяку, снятие одежды, разбрасывание ее по спальне и прочие житейские мелочи Сергей не запомнил.
… Проснулся он от голоса жены, вернувшейся с работы домой поздно, и нашедшей его на неразобранной постели.
«Сережа, Сереженька!», - причитала она, - «Что же ты с собой делаешь?! Ведь и умный, и по работе всего сам добился, место хорошее в такой крутой фирме, - но что же ты себя сам губишь?! Ведь подохнешь же, и кому мы будем нужны потом?!».
Она заплакала и села на кровать.
«Перестань, не волнуйся ты так!», - начал успокаивать ее Сергей, пытаясь погладить рукой ее волосы. «Ну погулял немного, завтра все будет нормально! Утром я сделаю пробежку по лесу, потом пойдем с тобой на рынок, в магазин… Все будет хорошо!», - голос его срывался, - ему было жалко и жену, и себя - такого отмороженного.
«Ой не ври, не будет этого ничего, я же чувствую!», - продолжала жена.
…Ночные кошмары, из которых он никак не мог выбраться, прервались довольно неожиданно, - он проснулся от чего-то влажного и липкого на подушке. Включил ночник. Оказалось, он чуть ли не на треть подушки залил ее своей кровью, которая текла из носа.
Сергей встал, и пошатываясь, в трусах и майке, с трудом, но дошел до ванной, держа при этом голову так, чтобы не забрызгать кровью пол, открутил кран с холодной водой, сунул под него сдернутое с сушилки полотенце, намочил его, вытер кровь на лице, поднял голову так, чтобы глаза смотрели в потолок и приложил полотенце к переносице. Когда поток крови утих, он отбросил полотенце и пошлепал в свою комнату. Подойдя к кровати, тупо перевернул подушку и упал в свое лежбище.
…Кошмары душили его, и через некоторое время он проснулся опять, - на этот раз от холода. Холодно было потому, что все его тело, белье, простыня и пододеяльник были мокрыми. «А говорил девочке, что не алкоголик», - устало подумал Сергей. Он вспомнил, как впервые прочел в медицинской энциклопедии статью об алкоголизме и при этом был неприятно удивлен, узнав, что одним из признаков алкоголизма является сильное потение организма.
«Опять почки!», - мелькнуло в голове Сергея.
«А что ты можешь сделать? - Да ни хера!».
Перевернулся на бок и попробовал заснуть.
Вдруг резко закололо сердце. В таких случаях раньше он всегда переворачивался на правый бок, думая, что тем самым он как бы немного разгружает сердце. Сергей начал переворачиваться, и в этот момент сердце кольнуло так сильно, как не болело никогда, в голове пронесся вихрь путаных воспоминаний, смешавшихся с болью, горечью, жалостью к себе, малому еще сынишке и …. дальше все оборвалось.
…А утром в дом пришла беда.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:53  08-11-2007MNB    
впечатляет

сурово и жизненно

#1 10:01  08-11-2007Вечный Студент    
букв дохуя чо-то
#2 10:06  08-11-2007КыцяКуклачева    
невнятные душе-страдания долбоёба в высере просто неприличного объёма + анекдоты боянистые по тексту, и впрямь - бедаа..
#3 20:44  08-11-2007Шева    
Всем - спасибо.

Вечному Студенту - букв - по алфавиту.

Кыце - учту. Но таков формат. Смотри Сэлинджэра.

#4 20:44  08-11-2007Шева    
Всем - спасибо.

Вечному Студенту - букв - по алфавиту.

Кыце - учту. Но таков формат. Смотри Сэлинджэра.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [10] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....