Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Момент истины

Момент истины

Автор: Шева
   [ принято к публикации 13:56  22-11-2007 | Х | Просмотров: 204]
…Так, вот, что бы ты быстрее «въехала» в наши реалии, я тебе зачитаю несколько выдержек из того, что говорит наш главный: «Указ о досрочной отмене полномочий парламента продиктован острой необходимостью сохранить государство, его суверенитет, территориальную целостность, и обеспечить соблюдение основных законов нашей страны, прав и свобод наших граждан… Я принял такое решение в строгом соответствии с положениями конституции, обязанностями главы государства и с соблюдением необходимых конституционных процедур… Я считаю, что нарушения конституции создали однозначные правовые и политические основания для роспуска парламента… Досрочные парламентские выборы состоятся в полном соответствии с конституцией нашего государства и демократическими международными стандартами… Предупреждаю все горячие головы: воздержитесь от противоправных призывов, намерений и действий… Мы идем сложным, но демократическим путем… Не поддавайтесь ни на какие провокации… Любые посягательства на вашу безопасность будут пресечены и наказаны!».
- Ваш президент, - это такой высокий симпатичный мужик с голливудской улыбкой?
- Ну…, если он тебе таким показался, то можно и так сказать.
- Лапочка такая! А чего, мне нравится, что он говорит! Как по мне, так убедительно! Настоящий мужик! И умный… По-моему…
- Ну-ну. Я смотрю, мать, тебе вокруг пальца обвести, - как первокурсницу. Смазливость да умное выражение фэйса для мужика, - это в телесериалах красиво, а в жизни может быть совсем наоборот! Как была ты, Машка, наивной, как ворона из мультика, такой и осталась.
- А что, Свет, - разве это плохо? Помнишь, была такая старая песня, - тридцатых или пятидесятых годов предыдущего века. У моего деда, когда была совсем еще ссикушкой, я даже пластинку старую-престарую видела с этой песней, - по-моему, еще даже на семьдесят восемь оборотов, - так вот, в этой песне были такие слова, - «Каким ты был, таким ты и остался…». Красивым таким голосом мужичок поет…
Света отбросила в сторону газету, из которой она читала текст, сделала хороший глоток пива из очередной бутылки, перевернулась на живот, взяла в руки другую газету и сказала:
- Ладно, Машка, времени у нас не так уж много, а я хочу, чтобы когда мы пойдем в центр событий, на площадь, чтоб ты хоть в целом ориентировалась, что у нас тут происходит!
- А что, если я что-то не то ляпну, - побьют?
- Да не побьют. Надеюсь. Просто не хочу, чтобы ты дурой выглядела.
- Хорошо, я буду прилежной ученицей. Продолжай!
- Так вот послушай, что о том же самом премьер говорит: «Как все вы знаете, за короткое время правительство обеспечило стабильно высокие темпы роста экономики, цены - под контролем, преодолен бюджетный кризис, улучшается сальдо внешнеторгового баланса, в страну возвращаются инвесторы, мы подняли зарплаты и пенсии, экономика выздоравливает… Но к большому сожалению, разговор сегодня приходится вести о другом… Начну с главного: по моему глубокому убеждению, в стране не было никаких объективных оснований, которые бы оправдывали подписание президентом указа о роспуске парламента… Было бы логичным, если бы имея желание распустить парламент, но не имея на то правовых оснований, или имея сомнения , - президент обратился бы в Конституционный суд для разъяснения ситуации… К большому сожалению, президент вместо этого решил воспользоваться этим, более чем спорным вопросом, для роспуска парламента непредусмотренным конституцией способом…
- «Непредусмотренным способом…», - прямо Камасутра какая-то!
- Машка, не перебивай, слушай дальше: «Вынужден констатировать, что президент поставил свои интересы выше интересов страны, его действия имеют более чем сомнительные правовые основания…Мы не можем принять также форму, в которой это было сделано…Правительство категорически отвергает язык ультиматумов, от кого бы они не исходили…Мы - за совместный поиск компромиссов в интересах страны и народа, при котором бы не было победителей и побежденных… К сожалению, наша оппозиция с самого начала выбрала деструктивные и конфронтационные подходы…Она никак не может смириться со своим поражением на весенних выборах…И где же демократия, где тот европейский опыт, на который так любят ссылаться лидеры оппозиции?...Мы глубоко убеждены, что путь переговоров, диалога, поиска компромиссов еще не исчерпан, но для этого надо отойти от привычных стереотипов и подать один одному руку…Нельзя допустить раскола страны, что может случиться в результате неправомерных действий со стороны президента…Отличие между нами заключается в том, что кто-то лишь говорит, а кто-то может это сделать. Наше правительство знает, что делать, знает как делать и делает. Поэтому мы и уверены в результате». Как тебе?
- Слушай, Свет, а чего это они так? Как в том мультике получается, - «кто прав?!... кто неправ?!». И тот и этот, - оба ссылаются на конституцию! У вас их что, - две?
- Машка! Ты прямо как в институте не училась! Ты что, не помнишь, что когда мы учили «право», нам сам преп как-то, смеясь, сказал: «А вообще-то, что касается юриспруденции, то толкование законов и нормативных актов такая тонкая и многогранная штука, что недаром бытует выражение, - «там, где двое юристов, - там три мнения!». А если серьезно, то смотри в чем фишка. В конституции есть статья, в которой абсолютно четко прописано, в каких случаях, - там их три, президент имеет право распустить парламент. Так вот, в президентском указе нет даже ссылки на эту статью, не говоря уже о том, что ни одного из тех трех событий, указанных в конституции, в реальной жизни не произошло. Ты же, как юрист, понимаешь, какая это фигня?
- Ни хрена себе! А что премьерская сторона?
- А те говорят, - если ты такой умный, тогда давай новые выборы и по тебе будем делать. Импичментом ему грозят!
- А он что?
- А он еще тот хитросделанный! Как парламент, - так похерил, не глядя на конституцию, а как его коснулось, - так на днях заявил на пресс-конференции, - «Давайте откроем конституцию, и посмотрим, в каких случаях президент может уйти в отставку. Здесь четко указано четыре причины, и ни одной из них не наступило». Одним словом, - «здесь играем, здесь не играем!». Но кстати, - одна из этих четырех причин - состояние здоровья. Так уже есть призывы отдельных депутатов, чтобы президент прошел психическое освидетельствование!
- Ну вы даете!
- Да... Одним словом, - «дурдом вэсэлка!».
- А что это значит?
- Ты знаешь, я тебе дословно даже не смогу перевести. Это как в одном старом, еще советском фильме, - «непереводимая игра слов!».
- Свет! Посмотрел бы кто-то на нас сейчас со стороны, - лежат две молодые симпатичные, - какой симпатичные! - красивые девчонки и рассуждают о политике! Охренеть можно! Я смотрю, у вас тут у всех «крыша» уже от политики «поехала»!
Девчонки отхлебнули по пиву и замолчали.
После паузы Света с грустью сказала:
- Ладно! Чего лежать? Давай поедем в центр, на площадь, да хоть живьем посмотришь на нашу революцию!
- Так поздно же ведь!
- Ни хрена не поздно, там же процесс идет круглосуточно. Поехали, побалдеешь.
Сказано-сделано.
Подруги оделись и рванули на центральную площадь революционных событий.
….Неспешно гуляя с пивом по обоим палаточным городкам, Мария, да и Светлана тоже, увидели и узнали массу интересного, связанного с практическими реалиями и бытом «революционеров».
Оказалось, что большинство народа, причем с обеих сторон, сидят здесь за деньги. Ставки с обеих сторон примерно одинаковые, - от двадцати до тридцати баксов в день. «Шибко идейных, или Че Гевар», - как выразилась Света, - «ты хер здесь найдешь, - в основном они сейчас сидят по теплым штабам, разве что связные - «десятники» мотаются туда - сюда».
«Опять же, - а что ты хотела?», - продолжила она. «По одному из наших главных каналов на днях всех наших революционеров хорошо подъебнули. Показали Германию, - Европа же, самая что ни на есть кондовая!, - а там по Интернету набирают митингующих, причем на любые митинги, - за «бабки»! Один перец - немец дает интервью, - да мол, я в общем-то работаю, но лишняя копейка, дескать, никогда не помешает. А платят им, по крайней мере, по нашим меркам, - нехило, - сто тридцать евро за участие в акции. Так знаешь, что прикольное сказал этот немчура, - я, говорит, сейчас как вижу где-то на улице или по ящику митинг, сразу «своих» высматриваю, - с кем уже вместе митинговал!».
Мария видела, что все это правда, но в глубине души никак не хотела расставаться со своим представлением о чистых помыслами бессребрениках, - борцах за идею, правду и справедливость.
Вместе с тем один внешний вид многих митингующих, - с явно не отягощенными интеллектом лицами, странно, если не сказать, херово одетыми, часто дурнопахнущими, но при этом ведущими себя вызывающе и нагло, вызывал у нее внутреннее неприятие.
Удивляло большое количество женщин в пред- или пенсионном возрасте сельского вида, но обязательно с той или иной атрибутикой одной из сторон.
Когда Мария обратила на это внимание подруги, та со смехом начала ей рассказывать, - «Да это в массе своей тетки подрабатывают, - ясен пень! Я тебе другое прикольное расскажу! Есть тут одна бабка, - баба Люська, - она сейчас охеренная достопримечательность революции. Приехала из своего села еще черт знает когда, а теперь живет здесь, - то на вокзале, то по палаткам. Де факто, - бомж. Но охереннно горлатая. За счет этого стала чуть ли не звездой всех телерепортажей с площади. Обласкана самим президентом, - все время с ней лобызается, когда встречаются.
«Так может она действительно против «бандитской власти», как у вас пишут?», - поинтересовалась Мария. Света засмеялась, - «Да ты бы видела ее, - она просто больная на всю голову! Чмо юродивое, по которой психушка плачет!».
«Я смотрю, не любишь ты их», - заметила Света. «А за что их любить», - продолжала Света, - «за вранье постоянное, за передергивание фактов, за то, что нагло на всю страну на белое говорят черное, а на черное - белое, за то, что на конституцию плюют? Это были как-то на днях по ящику теледебаты, так даже с президентской стороны кто-то из юристов говорит, - «Ну, вообщем-то, в чем-то, может быть, и можно признать, что указ президента о роспуске парламента не отвечает конкретным статьям конституции, но зато он в полной мере соответствует ее духу! Как тебе заявление с правовой точки зрения? Но оппонент ему хорошо врезал, - «А вы не нюхайте конституцию», - говорит, - «а выполняйте!»».
Кстати, по этой бабе Люське даже в газете написали, что был как-то митинг в поддержку президента, стояло две тетки, держали какой-то лозунг. Тут откуда ни возьмись появилась Люська со своим мегафоном, и начала орать в него что-то своим дурным голосом. Так корреспондент услышал, как одна из митингующих теток говорит другой, - «Давай отойдем немного в сторону, а то подумают, что и мы малохольные!».
«Ой, Машка! Посмотри какой обалденный плакат!», - дернула Марию за рукав подруга. Она повернулась в ту сторону, куда показывала Света. На одной из палаток был прикреплен плакат размером с небольшой лайт-бокс. Содержание его было настолько неординарным и креативным, что возле него собралась даже небольшая толпа, живо обсуждавшая нарисованное. А нарисованы были половинки двух задниц, под которыми были написаны имена президента и премьера, а ниже, - яркими алыми буквами, - «доСРАЧные выборы!».
«Действительно, прикольно!», - оценила Мария, - «Причем знаешь, Света», - продолжила она, - «я не могу представить, чтобы у нас такое могло быть, - да за такой плакат тут же бы в ментовку загребли!». Света гордо ответила, - «У нас же, в отличие от вас, демократия!».
«Но ты же их ругаешь?», - сказала Мария. «Понимаешь, Маша», - начала отвечать Света, - «я их ненавижу за то, что они все время врут. А телевизионщики и газеты все это разносят, и у тех, кто живьем все это не видит, формируется миф, кстати, как у тебя, например, что они на самом деле такие правильные».
Девчонки продолжили путешествие вдоль палаточного городка. Возле одной из палаток группа ребят, курившие сидя на корточках возле палатки, взглянув на них, одобрительно присвистнули, и один из них, привстав, и сделав несколько шагов к ним навстречу, сказал, - «Девчонки! А не хотите с нами немного выпить?». Подруги переглянулись, потом Света удивленно ответила парню, - «Так у вас же вроде как сухой закон?». Парень, подошедший к ним уже совсем близко, весело ответил, - «Да, сухой! Но если очень хочется, да тем более с такими симпатичными девчонками, то мы можем сделать и исключение!».
Время было уже хорошо за полночь. С одной стороны, девчонки устали после выпитого пива, ныли пятки от намотанных кругов по площади, с другой, - конечно было интересно, особенно Марии, глядевшей на все это как на какое-то красочное шоу. Света с Марией переглянулись, обменялись молчаливыми взглядами, - «Ну что, пойдем?».
«Ну разве что не надолго?!», - вопросительно сказала Маша. «Конечно, не надолго!», - ответил парень, и взяв их под руки, подвел к его палатке. Сидевшие ребята радостно загалдели, - «Просим, просим!».
… Оказалось, что с выпивкой в лагере поступали следующим образом. Водка или вино наливались в бутылки из-под лимонада, минералки, таким образом, по внешнему виду тары, стоящей в палатке, предъявить претензии «бунтовщикам» со стороны «командиров» было сложно. Хотя запах потом все равно бессовестно выдавал.
Подруги посидели достаточно долго, слушая, как ребята травят анекдоты да прикольные истории из жизни их городка.
Потом «мигами» Света предложила Марии выйти на свежий воздух покурить.
Обе с удивлением отметили, что рассвело.
«Ну как тебе революционеры?», - спросила Света у подруги.
«Что тебе сказать?», - ответила Маша, - «Грустно почему-то. Все не так, как казалось дома…».
- Маша-дураша, мифы все это!
Бросив сигарету, Света обратилась к подруге:
- Машка! А давай сейчас рванем в ботсад!
- А что это такое?
- Что такое «ботсад»? Ну ты даешь! Да сокращенно от «ботанический сад»!
- А-а-а, ну да. Туплю уже! А что там?
- Да там просто весной очень классно. Опять же утро, - там сейчас никого нет!
В голове у Марии в «пивных» мыслях прорезалась одна, которая ее заинтересовала: «ботсад, ботсад, - откуда это слово мне знакомо?».
И тут же она вспомнила, - недавно перечитывала «По ком звонит колокол» Хэмингуэя, - и там ей встретилось это слово. «Кстати, - и главную героиню тоже звали Мария. Прямо как дежавю тех хэмингуевских событий», - лениво подумала Мария.
Девчонки остановили такси и через десять минут езды по пустынным утренним улицам остановились перед входом в парк.
Было рано, официальный, платный вход в сад еще не работал, но они со Светланой нашли сбоку полуоткрытую калитку, вошли и медленно пошли по одной из аллеек.
Сад был пуст, - по крайней мере, пройдя минут пятнадцать, они никого не встретили. От этого окружающая их красота деревьев, аккуратно подстриженных кустов, вызывающе красивой зелени новой травы казалась еще более сюрреалистичной и нереальной.
Девчонки спустились с пригорка и тут, немного поодаль, в метрах пятидесяти, Маша увидела в начале начинающегося дальше леса небольшую, но ярко освещенную утренним солнцем полянку с неестественно яркой и высокой травой.
Это была какая-то необычная трава, не похожая на традиционную. «Действительно, - ботанический сад, как-никак», - подумала Маша и дернула Свету за рукав:
- Света, Света! Смотри - какое чудо! Давай подойдем туда!
- Машка, слушай! Мы всю ночь прогуляли, меня мой Антон сейчас и так убьет! Я должна сейчас бегом вернуться домой!
- Ты знаешь, а мне совершенно не хочется возвращаться в квартиру, в эти стены. И так целую ночь калататься сегодня в поезде. Хочу погулять, подышать этим чудным воздухом!
- Ну, смотри. Тогда оставайся, дыши. Сама доберешься?
- Ну конечно, я же адрес помню!
Света чмокнула Марию в щечку, и двинулась в направлении выхода из парка.
Маша тоже спустилась с пригорка, но с другой его стороны, и медленно двинулась к так понравившейся ей опушке леса. Подойдя к ней, она прошла еще пару десятков метров к торчавшему в дальней стороне лужайки пеньку, который, судя по разбросанным вокруг винным и пивным пробкам, давно был облюбован приходящим сюда народом. Она села на пенек, сделала глоток пива и осмотрелась.
Вокруг было обалденно красиво из-за игры красок на листьях деревьев, ветках кустов, бутонах то ли почек, то ли распускающихся цветов зеленой живности, окружающей ее. Плюс воздух, - этот изумительный, кристально-чистый утренний воздух, бодрящий как вода в море в мае месяце. Да еще гомон и щебетание птиц, сидящих на ветвях деревьев и вместе с ней радующихся этому утру.
После грязного бомжацкого палаточного центра, в котором они со Светой были всего час назад, обстановка вокруг была настолько умиротворяющей, что хотелось ничего делать и никуда не идти.
Или: не хотелось что-либо делать и куда-то идти.
Внезапно Мария услышала голоса, причем явно приближающиеся к ней. Судя по голосу, - парень, громко рассказывал кому-то анекдот: «Красавица, ты кто? - Я - добрая фея! - А почему с топором? - Да, блядь, настроение хуевое!». Раздался громкий смех, и на полянку, где сидела Мария, появились два парня лет двадцати пяти - шести.
Тот, который шел первым, был выше среднего роста, худощавый, но спортивного сложения, с короткой стрижкой почти под «ноль», второй - пониже, довольно коренастый, волосы сзади были аккуратно перехвачены резинкой в «хвостик». Первый держал в руках довольно объемный полиэтиленовый пакет, раздувающийся от содержимого.
Встревоженная этими голосами, Мария уже несколько секунд стояла с недопитой бутылкой пива в руке, поднявшись со своего импровизированного сиденья.
Увидев ее, парни сначала на какое-то мгновение остановились, причем шедший вторым даже произнес, - «Опа-на!», но затем они продолжили свое движение к пеньку, на котором только что сидела Мария, при этом высокий очень дружелюбно, широко улыбнувшись, обратился к ней, - «Девушка! Да вы не волнуйтесь, мы вам мешать не будем. Почти. Просто мы затрахались сидеть в палатках, да вот с другом решили позавтракать на природе. Мы уже один раз были на этой полянке, - она нам очень глянулась!».
«Так вы с палаточного городка в центре?», - спросила Маша.
«Ну да!», - весело ответил высокий. И продолжил, - «Вообще-то мы из ***, но уже неделю митингуем и живем у вас в центре». «Роман!», - бросил он молчащему пока напарнику, - «Чего стоишь, - давай накрывай!», и опустил полиэтиленовый пакет на траву.
«Да я тоже не отсюда», - ответила Маша.
«А откуда?», - почти одновременно спросили оба парня. Мария ответила. «Ого!», - сказал высокий, - «Так вы для нас иностранка, получается!». Он подмигнул второму, - «Ромка! Смотри, как нам сегодня повезло! У нас будет не просто завтрак, а как бы дипломатический фуршет!».
Знакомство шло по нарастающей: оказалось, что высокого зовут Ярослав, они с Романом друзья, вместе работают в своем городе продавцами в супермаркете электроники, взяли отпуска за свой счет на десять дней, чтобы поучаствовать «в революции», да заодно и столицу посмотреть. «Вот с девчонками до сегодняшнего дня нам не везло», - бросив взгляд на Марию, сказал резавший батон колбасы Роман. «Зато такая красавица, как Маша, я думаю, компенсирует сегодня наши ожидания», - весело ответил ему Ярослав.
«Вроде нормальные ребята», - успокоилась Мария, слушая их треп, и наблюдая, как они в темпе готовят себе «поляну». На предусмотрительно разложенной на траве возле «ее» пенька клеенке уже аккуратно порезанными лежали колбаса, сыр, белая булка, Роман заканчивал резать огурцы и помидоры.
«Маша! Ты же составишь нам компанию?», - обратился к ней Ярослав, быстро перешедший на «ты», доставая со дна пакета две бутылки вина.
После бессонной ночи и нескольких выпитых бутылок пива Мария чувствовала себя немного не в своей тарелке, - ей казалось, что она не совсем четко может сфокусировать свой взгляд, да и ее как бы слегка «водило». Но день и ее настроение были так хороши, ребята оказались вполне нормальными, и она ответила классическим, - «ну разве что немножко…».
… Вино оказалось крепче, чем думала Мария. «Это разве не сухое?», - спросила она. Ребята быстро переглянулись, Роман хотел ей что-то ответить, но Ярослав быстро опередил его, - «Да, почти, - это полусухое. Кстати, ты не слышала такой анекдот, - в тему, как говорится. Получает под Новый год Дед Мороз письмо: «Дорогой дедушка Мороз! Мне сладкого нельзя, - у меня диабет. Вышли мне, пожалуйста, на Новый год ящик полусладкого. Вова, девять лет».
Маша рассмеялась. «А кстати», - спросила она, - «тот анекдот о доброй фее, что ты рассказывал, это, как у вас говорят, - «взагали?», или о ком то конкретном?». Ярослав и Роман рассмеялись. «Сразу видно», - сказал Роман, - «что ты не из наших краев!». «Почему?», - удивилась Маша.
«Да потому что у нас», - начал отвечать ей Ярослав, - «даже школьник сразу же бы догадался, о ком идет речь». «Есть у нас одна революционерка, которая похлеще любого мужика будет. Так это о ней анекдот. Кстати, мы с Романом, как говорится, и руками и ногами за нее. Давайте за нее и выпьем!».
Выпили. Затем Ярослав и Роман начали вспоминать других ярких участников происходящих событий. Вспомнили в том числе и о той юродивой бабке, о которой ей рассказывала Света. Рассказали, что вчера возле администрации президента, после очередного -дцатого раунда переговоров, когда к поджидавшим корреспондентам вышли главы делегаций с обеих сторон и дали интервью, то потом баба Люська долго бежала с мегафоном за лидером партии коммунистов и кричала: «Вот у меня есть мегафон и я убью им тебя, сука ты такая!».
Посмеялись, выпили за бабу Люську.
Маша чувствовала, что голова у нее «плывет», в то же время ей было хорошо. Хотелось, чтобы эти веселые мгновения растянулись как можно дольше. Задумавшись о своем, Мария сначала не обратила внимание, что Ярослав и Роман отошли в сторону и о чем-то ожесточенно спорят. Затем до нее начали доноситься обрывки фраз, - «думаешь?... а вдруг…да никого же нет!… вжэ така як трэба…приезжая…да и вообще, не наша…».
Из всего подслушанного в отуманенных алкоголем извилинах Марии волчком закрутилась фраза «вжэ така як трэба». «Вжэ така як трэба…вжэ така як трэба - где же я это слышала?», - начала вспоминать Маша.
И вдруг вспомнила.
Когда они гуляли со Светой по центру, она услышала это выражение и спросила у подруги, что оно значит.
«Да это из нашего анекдота», - ответила Светлана.
- Расскажи!
- Одним словом: пьет девчонка с ребятами. Все уже очень хорошие. Но те ей все подливают, - сама понимаешь, для чего. И вот после того, как была налита очередная рюмка, пьяная девчонка и говорит, - «Мэни бильшэ нэ налывайтэ, я вжэ така як трэба!».
- То есть, я правильно поняла, - «Мне больше не наливайте, - я уже такая как нужно»?
- Молодчина, все правильно!
…«Черт! Так это же значит…!!! Что же я тут сижу, как дура! И зачем я тут осталась?! Ты же видишь, ребята то - полный отстой!».
В этот момент, пошатываясь, хлопцы подошли к ней.
Маша поднялась с пенька, на котором она сидела. Откуда-то взявшееся нехорошее предчувствие заставило ее сердечко биться сильнее, а внутри, казалось, что-то опустилось.
Ярослав очень близко стал перед ней и с кривой ухмылкой сказал, - «Слышь, Маша! Ты же видишь, - мы с Ромкой нормальные хлопцы! А давай ты нас полюбишь!».
«Как это?!», - попыталась отшатнуться Маша, но тут же спиной уперлась в Ярослава, который в этот момент зашел сзади. Тот быстро схватил ее за локти и вывернул руки назад.
«Вы что? С ума сошли? Отпустите, а то я сейчас закричу!», - срывающимся и переходящим в крик голосом сказала Маша.
«Во-первых, ты же видишь, - людей в парке почти нет, так что, - кричи, не кричи,- хер тебе кто поможет! А во-вторых, - я добрый-добрый, но могу тебя так отделать, что мало не покажется!», - глядя ей в глаза и недобро улыбаясь, ответил Ярослав.
«Ты меня поняла, сучка?!», - вдруг заорал он и одной рукой схватил ее за волосы, а пятерней правой руки обхватив Машину левую грудь, сильно и больно сжал ее.
От неожиданности и боли Маша вскрикнула, а затем даже застонала.
На беду, этот ее стон все и решил.
Ярослав быстро расстегнул пуговички на ее кофточке, спеша при этом так, что одна пуговка даже отлетела, затем мгновенно сбросил бретельки бюстгальтера с плеч на ее локти, оголив грудь, и тут же припал к еще болящей левой груди своими толстыми губами, другой рукой схватив и начав мять ее правое полушарие.
Мария, ошарашенная происходящим, сначала молчала, затем срывающимся голосом начала умолять, - «Мальчики, ну пожалуйста, пожалуйста, я вас очень прошу, отпустите меня, зачем вы это делаете, ну разве так можно…?». Оторвавшись от ее груди, Ярослав поднял голову и весело бросил ей, - «Нам - можно! Правда, Ромка? Как раньше говорили, - «Именем революции!».
Затем он присосался губами к соску другой груди и начал больно ее покусывать, отчего Маша опять вскрикнула, и этот ее вскрик раззадорил их еще больше.
Роман, по-прежнему державший ее сзади, опустил свою левую руку чуть ниже, положил ее ей сначала на живот, а затем просунул ладонь под юбку и крепко сжал ее за низ живота так, что Мария опять вскрикнула, потому что ей показалось, что даже через ткань трусиков он рвет волосы на самом ее нежном месте. При этом он еще крепче прижал ее к себе, так что Маша даже через свою юбку и брюки парня тут же почувствовала своими ягодицами его напрягшийся член.
«Давай быстрее, раздевай ее!», - хриплым голосом Роман бросил Ярославу. Тот, немного помедлив, будто с неохотой, отпустил Машину грудь, и вдруг резко присев перед ней и став на пожухлую траву на колени, быстро пробежал обеими руками по ее ногам вверх и залез руками под юбку.
Слезы только начали набухать в Машиных глазах, как она почувствовала, что взявшись за ее трусики сзади, Ярослав быстро, очень быстро стащил их вниз. «Приподними ее чуть!», - хриплым голосом бросил он Роману. Тот как пушинку, приподнял Машу над землей, и Ярослав в мгновение ока снял с нее трусики и отбросил их в сторону.
Тут же оголенным низом живота Маша почувствовала свежее дуновение весеннего ветра и прохладу, исходившую, казалось, от земли.
Но самое страшное было дальше.
Ярослав крепко схватил ее за бедра и резким движением поднял ее ноги вверх. Маша инстинктивно согнула их и попробовала сжать коленки, но в это время Роман, уже подхвативший и державший ее за ягодицы, чуть-чуть подвинул руки вперед, и крепко взяв ее за ноги снизу, широко раздвинул их.
Рассудком Маша понимала, что надо что-то делать, но инстинкт ужаса и страха как будто сковал ее горло. Она только мычала, пытаясь еще что-то сказать, объяснить, попросить, но внутренне животное чувство подсказывало ей, что это все…
ПОЗДНО!
«Мария…Мария...хэмовская…- а ведь ее изнасиловали!»
Уже успевший расстегнуть джинсы Ярослав рывком приспустил свои плавки, и через какие-то доли секунды Маша почувствовала, как он грубо, но настойчиво пытается войти в нее. Член наверное был немаленький, и как парень натужно не кряхтел, войти сразу он не смог.
«А ну, не крутись!», - рявкнул он на Марию, а затем ладонью больно ударил ее по щеке. Хотя Маша после этого на несколько мгновений замерла от ужаса, у него все равно не получалась. Ярослав видно понял, что у него не выходит, потому что она сухая, и со словами, - «ничего, сучка, сейчас все пойдет как по маслу!», он засунул в нее сначала один, потом два пальца и начал двигать ими. Хотя сначала ей было очень больно, через какое-то небольшое время Маша почувствовала, как ее самый нежный орган предательски начал влажнеть от этих механических движений грубых пальцев чужого, совсем незнакомого ей мужчины.
«Я сейчас уже кончу! Я тоже хочу! Давай делай ее быстрее!», - вдруг раздался прямо над ее ухом сиплый и жаркий голос Романа, по-прежнему крепко держащего ее на весу за бедра и прижимающего к ней сзади свой одеревеневший член.
Ярослав сделал еще несколько быстрых движений своими пальцами, и убедившись окончательно, что она действительно «вжэ така як трэба», вынул их, а через секунду Маша с ужасом и отвращением поняла, что он вошел в нее…
… Когда она вышла из ботсада, слезы уже высохли.
Но чувства еще остались.
Почему-то она чувствовала себя манекеном, с которого сняли одежду, в которой он стоял очень долго и свыкся к ней, а теперь приходится привыкать к новой, непривычной, грубой, колючей и шершавой.
Двигаясь как зомби, она подошла к стоянке такси, взяла машину, назвала адрес…
Но когда Светлана открыла ей дверь, в этот момент внутри Марии как что-то рухнуло.
Губы начали дрожать, она стремительно сделала несколько шагов в прихожую, а затем как подкошенная рухнула на пол и обхватив руками ноги подруги и прижавшись к ним, заревела…


Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....