Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Сказка про Президента, про его приемника боярина Медведа и про говорящую Шапку

Сказка про Президента, про его приемника боярина Медведа и про говорящую Шапку

Автор: Abbadon
   [ принято к публикации 20:55  13-12-2007 | Х | Просмотров: 584]
(Прим.ред) Чувак, ты не охуел пиздить джынсу с интронетов, и выкладывать их сюда?!

Три медведа вечерком
Угощаются медком.
- «Кабы я был президент, -
Первый говорит медвед, -
Я бы Баскову, что духа,
Наступил на оба уха».
- «Кабы я был президент, -
Говорит его сосед, -
Цискаридзе бы тоды
Наступил бы на муды».
- «Кабы я был президент, -
Третий молвит претендент, -
То издал б такой указ,
Чтоб при встрече каждый раз
В полный голос на весь свет
Говорили бы «превед!»
Тут в светлицу входит сам,
(Не чета ни нам, ни вам)
Главный в партии «Медвед»,
Стороны той президент.
Речь последнего ему
Полюбились по всему.
- «Буду краток, - говорит, -
За страну душа болит.
Мне царить выходит срок,
То стране не будет впрок.
Нужен мне приемник. Вот.
Чтобы умный, чтоб не жмот,
Чтоб фамилия Медвед, -
Молодой чтоб, а не дед.
Будешь у меня премьер,
Первый, значит, гондольер.
Ну и, вы, братишке вслед, -
Грозно молвит президент».
- «Первый пусть из вас хитрец
Будет мега поп-звездец,
А второй балет-звездой
Спектра, значит, «голубой».
Так сказал и вышел вон,
Все отправились вдогон.

***

На гастролях наш блондин,
Отрабатывает грин.
У станка балет-звезда
Тренирует два муда.
И клянут шоу-рабы
Прихоти своей судьбы.
Саммит в пору эту был.
Президент наш укатил
На собрание восьмерки,
На семь дней покинув Горки.
Между тем как он далёка
Бьётся долго и жестока
Средь заморских буржуин,
В Думе Миша наш один.
Представляет там прожекты,
Типа мега нацпроекты.
А звездец с балет-звездой
И с блондинкою одной,
Речи лживые ведя,
Оболгали Медведя.
- «Мы сегодня вымираем,
Бабы наши не рожают.
Демографии пиздец, -
Рассуждает наш звездец».
Предлагает тут Медвед,
- «За дитя по пять монет
Бабам на руки давать,
Будут нам тогда рожать».
Хор бояр ему в ответ,
- «Грин в козне на это нет!
Хочешь, чертов ты Медвед,
Лапу запустить в бюджет.
Ты преступник, казнокрад!»
И ссылают в Бобруйград.

***

Этикетка ярко блещет,
В полной рюмке водка плещет;
Туча по небу идет,
Под мостом Медвед живёт.
Средь бомжей и алкашей;
В бороде разводит вшей;
Тару звонкую сбирает
И на денежку меняет,
А потом у бабки он
Покупает самогон.
Только тут одна есть шутка,
Нос воротит наш Мишутка.
Сотона лишь Аццкий знает,
Чем палёный сэм воняет.
Миша думает: «Закуску
Очень кстати бы внагрузку».
С дуба длинный сук ломает
И к контейнеру шагает.
К цели лишь подходит он,
А в ушах как будто стон...
За контейнером не тихо,
Смотрит - видит дело лихо.
Шапка в уголке лежит,
А над нею пёс стоит.
Взгляд багровый пышет злом,
Хочет пёс одним броском
Дело с Шапкой порешить
И беднягу погубить.
Миша тут же сук заносит
И паршивой суки сносит
Полбашки. И сапогом
Дабы убедится в том,
Что собака издыхает
Ей на горло наступает.
А потом, сгребя в охапку,
С пола поднимает Шапку.
На Медведа она зрит,
По-албански говорит,
- «Ты, Медвед, ты мой спаситель.
Бурый мой ты избавитель.
Буду я тебе служить,
Буду я тебя любить.
Ведь не пса ты победил,
Суку редкую убил.
Ты не Шапку ведь избавил,
А в живых ты ведь оставил
Не корягу, не уродку,
А зачотную Пилотку.
Ты надень меня на темя,
Я облегчу твоё бремя».
Делать нечего. Медвед,
Исполняя тот завет,
Шапку в длани зажимает
И на голову сажает.
Тут народ повсюду валит,
И как мэра его хвалит,
И главою городской
Назначает над собой.
Мэром стал на пять он лет
И нарёкся: князь Медвед.

***

Во всю дурь гудок гудит,
Паровоз стрелой летит
Мимо станции глухой
В городочек небольшой;
С ревизором из столицы
В град Бобруев он стремится.
Паровоз, издавши стон,
Подъезжает на перрон.
Ревизор в купе сидит,
Пиво пьёт, в окно глядит.
За окном такое диво:
Раньше в городе паршиво
Обстояли все дела;
Раньше там была дыра.
А теперь там заблестал
Белокаменный вокзал.
В людных там местах не курют;
Бабы телом не торгуют;
И всё платят точно в срок
Государственный оброк.
Гостя сам Медвед встречает
И в объятья заключает.
Громко говорит «превед!»
И уводит на банкет.
На банкете поит водкой
С малосольную селёдкой,
Черной почует икрой,
Очень-очень дорогой.
А затем под это дело
Задаёт вопросы смело:
- «Вот скажите, ревизор,
Видел где-нибудь ваш взор
Город нашего прекрасней,
Лучше, чище, безопасней?»
Ревизор ему в ответ,
- «Я объехал целый свет
Был в Париже, в Вене, в Праге,
Был в Берлине (в Бундестаге).
Даже посетил Багдад.
И скажу, что Бобруйград
Самый лучший город мира.
Наша Южная Пальмира...
И о вашем в это вкладе
Завра я в своём докладе
Всё подробно напишу,
Президенту набрешу».
Говорит тогда Медвед,
- «Президенту мой «превед!»
Ревизору руку жмёт
И откат туда сует.
Гость откат тот забирает
И обратно отбывает.

***

Гость в дорогу, а Медвед,
Проклиная белый свет,
Тихо молвив, «мать твою»,
Думу думает свою.
Шапка же с башки съезжает
И, как радио, вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она к нему.
Миша тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Пропадаю почём зря -
Видеть я б хотел царя!»
Шапка князю, - «Ты бы рад
Посетить наш стольный град?
Ты подвинь меня на темя
Я облегчу твоё бремя!»
Миша Шапку поправляет
И на месте пропадает.
В точку он оборотился,
В нелегала превратился.
Что-то там залепетал,
Паровоз бегом догнал,
Сел в плацкарт и в щель забился,
Так в столицу просочился.

***

Во всю дурь гудок гудит,
Паровоз стрелой летит
Мимо станции Баян
В царство новых россиян.
Ревизор быстрей стремится
Президенту доложиться.
Вот выходит на перрон.
И скорее на поклон
В Кремль не жрамши он бежит,
Нелегал за ним спешит.
Гасторбайтеру всегда
Есть работа за дарма,
За еду и за постель
Буде это даже Кремль.
Бригадир его встречает
И в палаты провожает,
Перекласть паркетный пол.
Ну а в зале этой стол.
Во главе стола сидит,
Исподлобья на всех зрит
С постной рожей на лице,
Президент в златом венце.
С ним - звездец с балет-звездой,
И с блондинкою одной.

***

Ревизора он встречает,
Кормит, поит, вопрошает,
- «Ой вы, славный ревизор,
Что осматривал ваш взор;
Как живет простой народ;
Что кладет на бутерброд;
Мажет толсто или худо
И какое в свете чудо?»
Ревизор ему в ответ,
- «Я осматривал весь свет.
Бутерброд едят с икрой
Очень-очень дорогой,
Мажут толсто, а не худо.
В свете ж вот какое чудо:
Городочек небольшой
Раньше был дыра-дырой,
А теперь там заблестал
Белокаменный вокзал.
В людных там местах не курют,
Бабы телом не торгуют,
И все платят точно в срок
Государственный оброк.
Это лучший город мира,
Наша Южная Пальмира.
Мэром там сидит Медвед,
Он прислал тебе «превед!»
Президент дивится чуду -
«Коль царить я только буду
Град Бобруев навещу,
И у мэра погощу».
А звездец с балет-звездой,
И с блондинкою одной,
Не хотят его пустить
Град Бобруев навестить.
- «Эка невидаль, ну право, -
Говорит звездец лукаво».
- «Ну подумаешь, налог,
Платят тама точно в срок.
Чудо знаю я, не бред!
В интернете есть мопед.
Как гласит одна объява
Тот мопед модели Ява.
Диски, значит, не простые,
А со стразами, златые.
Фары - чисто изумруд.
Вот что чудом-то зовут».
Чуду президент дивится,
А шабашник злиться, злиться!
Подхватил киянку в раз
И блондину между глаз.
Рожа тут у звездеца
Покривела в пол-лица.
ФэСэОшная бригада
Наказать решила гада.
Все их тридцать три бойца
Споро ловят наглеца.
Может этот нелегал
Тайно натрий-аммонал
Заложить успел, подлец?
Как рванет сейчас дворец!
А он Шапку поправляет
И на месте пропадает.
Перенёся в град Бобруев,
Проклиная Кремль хуев.

***

Снова наш Медвед не весел,
Снова голову повесил.
Шапка же с башки съезжает,
В ухо самое вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она к нему.
Миша тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Чудо чудное завесть
Я б хотел. В инете есть
Удивительный мопед -
Диво дивное, не бред.
Как гласит одна объява
Тот мопед модели «Ява».
Диски у него такие
Все со стразами, златые;
Фары - чисто изумруд;
За копейки отдают.
Только есть одна проблема,
Одна сложная дилемма.
Человек, что нам хотел
Сдать мопед, им не владел.
Он там просто дал объяву.
Вдруг развод, а не халява?»
Шапка Мише отвечает,
- «Про мопед тот правду бают.
Полно, Миша, жизнь моя,
Ту объяву дала я.
Ты подвинь меня на темя
Я облегчу твое бремя».
Миша Шапку поправляет
И в гараж быстрей шагает.
Ну а там стоит, сверкая,
Вся красивая такая,
Словно ёлка в Новый Год
Золотая «Ява». Вот.

***

Во всю дурь гудок гудит,
Паровоз стрелой летит
Мимо станции глухой
В городочек небольшой;
С ревизором из столицы
В град Бобруев он стремится.
Паровоз, издавши стон,
Подъезжает на перрон.
Ревизор в купе сидит,
Куру есть, в окно глядит.
За окном дела такие
Раньше в городе плохие
Все дороги были, вот.
Будто слон иль бегемот
По дорогам прошагал,
Иль какой-нибудь шакал
Сэкономил на щебёнке,
Чтоб его жена в дублёнке
Щеголяла от Версаче.
Или у себя на даче
Каменный возвёл забор...
А теперь, как на подбор
В городе дороги все.
На паркетном колесе
Можно ездить без опаски,
Не боясь жестокой тряски.
Не брусчатка, не асфальт,
Не кирпич и не базальт
На дорогах тех лежит;
Белый мрамор да гранит.
А на площади стоит
В перекрестии софит
Монолитный Камень-Гром.
И на пьедестале том,
Затмевая свет небесный,
Драгоценный и чудесный
Возвышается мопед;
Диво дивное, не бред.
Цепь и диски не простые,
А со стразами, златые;
Фары - чисто изумруд;
«Яву» сторожа блюдут.
Надпись там ещё есть, блин, -
«Шапка Два - Медвед Один!»

***

Ревизора мэр встречает
И в объятья заключает.
Громко говорит «превед!»
И уводит на фуршет.
Поит гостя коньяком
С осетринным балыком;
Красной почует икрой,
Очень-очень дорогой.
А затем под это дело
Задаёт вопросы смело,
- «Вот скажите, ревизор,
Видел где-нибудь ваш взор
В мире автобан прямее
Шире, глаже и ровнее?»
Ревизор ему в ответ,
- «Я объехал целый свет.
Видел многие хуйвеи,
Но такого, чтоб длиннее
Вашего хуйвея был
В целом мире я не зрел!
Ну и в завтрашним докладе
О посильном вашем вкладе
Всё подробно напишу,
Президенту набрешу».
Говорит тогда Медвед,
- «Президенту де «превед!»
Ревизору руку жмёт
И откат туда сует.
Гость откат тот забирает
И в столицу отбывает.

***

Гость в дорогу, а Медвед,
Проклиная белый свет,
Тихо молвив, «мать твою»,
Думу думает свою.
Шапка же с башки съезжает
И опять ему вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она к нему.
Миша тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Я хочу хоть втихаря
Ещё раз узреть царя.
Воли нет моей уж доле
В этой прозябать юдоли».
Шапка князю говорит,
- «Стольный град тебя манит?
Ты подвинь меня на темя,
Я облегчу твоё бремя».
Весь решительный такой,
Миша твёрдою рукой
Шапку снова поправляет
И на месте пропадает.
Вот так диво! Вот так чудо!
Превратился он в Жумшуда.
Быстро побежал вдоль рельс,
Паровоз догнал, залез
(Не найдя иных резонов)
В щель сцепления вагонов.
(Вам скажу я, не греша,
Ух, горячая душа! :)

***

Во всё дурь гудок гудит
Паровоз стрелой летит
Мимо станции Баян
В царство новых россиян.
Ревизор быстрей стремится
Президенту доложиться.
Вот выходит на перрон
И скорее на поклон
В Кремль нежрамши он бежит.
А Жумшуд за ним спешит.
Нелегалу, как всегда,
Есть работа за дарма.
За еду и за постель
Буде это даже Кремль.
Бригадир его встречает
И в палаты провожает,
Палаконик разобрать.
«Только тихо, твою мать!» -
Нелегалу он талдычит,
Корчит харю, шею бычит.
Ибо в зале той сидит,
Исподлобья на всех зрит
С постной рожей на лице,
Президент в златом венце.
А блондинка с балерином,
Да с кривым на глаз блондином
С президентом вряд сидят,
Злыми суками глядят.

***

Ревизора царь встречает,
Кормит, поит, вопрошает,
- «Ой вы, славный ревизор,
Что осматривал ваш взор;
Как живет простой народ;
Алкоголь какой он пьёт;
Ладно ли ему, иль худо
И какое в свете чудо?»
Ревизор ему в ответ,
- «Я осматривал весь свет.
Пьют не спирт, и не трояр,
Не бодягу, не отвар.
Пьют Мартель, коньяк такой
Очень-очень дорогой.
Утром от него не худо.
В свете ж вот какое чудо:
Городочек небольшой
Раньше был дыра-дырой.
А теперь там заблестал
Белокаменный вокзал.
И ещё дела такие
Раньше в городе плохие
Все дороги были, вот.
А теперь хоть самолёт
С важным гостем из столицы
Может тама приземлиться.
Не брусчатка, не асфальт,
Не кирпич и не базальт
На дорогах тех лежит;
А всё мрамор да гранит.
В центре ж города стоит
В перекрестии софит
Монолитный Камень-Гром.
И на пьедестале том,
Затмевая свет небесный
Драгоценный и чудесный
Возвышается мопед.
Диво дивное, не бред.
Цепь и диски не простые,
А со стразами, златые;
Фары - чисто изумруд;
«Яву» сторожа блюдут.
И ещё, мой господин,
«Шапка Два - Медвед Один!»
Надпись выбита на нём,
С боку, на камню на том.
Это лучший город мира,
Наша Южная Пальмира.
Мэром там сидит Медвед,
Он прислал де свой «превед!»

***

Президент дивится чуду,
- «Коль царить я только буду
Чудный город навещу,
У Медведа погощу».
А звездец с балет-звездой,
И с блондинкой заводной
Не хотят его пустить
Град Бобруев навестить.
Молвит наша балерина,
Покосившись на блондина,
Почесав свои муда,
- «Слушай, Президент, сюда.
Будь хоть с ароматом чая
Эта «Ява» золотая,
Дива я не вижу тут.
Слушай, как реально жгут.
Диво знаю я, что «ах!»
Имя диву - Первонах.
В интернете обитает,
Не читая обзирает
Всякий разный креатифф.
Очень любит позитив».
Чуду президент дивится,
А Жумжуд-то злиться, злиться!
Взял и этому мудилу
Между ног метнул зубило.
И удачно так попал.
(Даже сам не ожидал)
Что у балерина рыло.
Разом всё перекосило.
ФэСэОшная бригада
Наказать решила гада.
Все их тридцать три бойца
С криком ловят наглеца,
- «Черножопая ты чурка,
Мы тебя!..» А он как в дурке
Улыбается, урод!
Во всё харю, во весь рот.
Представляет, будто он,
Как его?.. Наполеон!
Шапку чинно поправляет,
И на месте пропадает.
Перенёся в град Бобруев,
Проклиная Кремль хуев.

***

Снова наш Медвед не весел
Снова голову повесил.
Шапка же с башки съезжает
И как в старь ему вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она ему.
Князь ей тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Чудо чудное завесть
Мне б хотелось. Где-то есть
В интернете Первонах.
Диво дивное, не прах.
Он на сайтах зависает,
Не читая обзирает
Всякий разный креатифф.
Очень любит позитив».
Шапка Мише отвечает,
- «Свет о Нахе правду бает.
Не грусти, Медвед родной.
Первонах ведь дядька мой.
Ты подвинь меня на темя,
Я облегчу твоё бремя».
Миша Шапку поправляет
И быстрей к компу шагает,
Ну а там уже сидит,
Нежно клаву теребит,
Не скрывая охав-ахов,
Первый нах! из Первонахов.

***

Во всю дурь гудок гудит
Паровоз стрелой летит
Мимо станции глухой
В городочек небольшой.
С ревизором из столицы
В град Бобруев он стремится.
Паровоз, издавши стон,
Подъезжает на перрон.
Ревизор в купе сидит,
Куру жрёт да пиво Пит.
Да глядит в окно кичливо,
За окном такое диво.
Срок уж к выборам подходит,
А народ спокойно бродит.
Не толпится, не кричит,
С транспарантом не стоит.
Тишь и гладь, покой и нега,
Мир нетоптаного снега.
Гостя снова мэр встречает
И в объятья заключает.
Громко говорит «превед»,
А затем в свой кабинет
Ревизора он уводит
И спокойно там разводит.
Поит бренди, и вином,
И грузинским коньяком,
Виски, ромом и текилой -
Ёрш смешав ему нехилый.
Потчует цветной икрой
Очень-очень дорогой.
А затем под это дело
Ревизоровое тело
В референтскую несут.
Где толпой давно уж ждут
Свежих жареных вестей
Журналисты всех мастей.
В харю тычут микрофоны,
И крутые диктофоны,
И в блокноты что-то пишут,
При ответах еле дышат,
И смеются всей гурьбой
Над фиговиной любой.

***

Посадив за стол с водицей,
Ревизору из столицы
Журналисты всей толпой
Задают вопрос такой,
- «Вот скажите, ревизор,
Видел где-нибудь ваш взор
Журналистов нас честнее,
Лучше, чище и добрее?»
Ревизор им всем в ответ,
- «Много видел я газет,
И везде война обманов,
Компроматов и туманов.
Вы ж один сплошной елей.
Вас пушистей и белей
Не сыскать на целом свете.
И про чудеса вот эти
Я как есть всё напишу,
Президенту набрешу.
Говорит тогда Медвед,
- «Президенту мой «превед!»
Гостю снова руку жмет
И откат туда суёт,
Гость откат тот забирает.
Ну а мэр не забывает
Журналюг своих потом
Так же зарядить баблом.

***

Гость в дорогу, а Медвед,
Проклиная белый свет,
Тихо молвив, «мать твою»,
Думу думает свою.
Шапка же с башки съезжает,
В самый моск ему вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она к нему.
Миша тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Не совру у алтаря
Обожаю я царя.
Для меня его роднее,
Ни любимей, ни милее
Никого на свете нет».
Шапка говорит: «Медвед,
Ты подвинь меня на темя,
Я облегчу твоё бремя».
Миша Шапку поправляет,
Ждёт, и вскоре исчезает.
(Догадался кто из вас,
Кто он будет в этот раз? :)
Он в Равшана превратился,
Побежал и зацепился
За последний за вагон.
И в столичный регион,
Чуть не прищемив конец
Покатил наш удалец.

***

Зажралась наша столица,
Всяк теперь туда стремится
В поисках судьбы иной.
Набиваются гурьбой
В поезда и электрички,
Наскоро собрав вещички,
Нелегалы, лимита
И другая беднота,
Абитура, тёти, дяди,
Гасторбайтеры и бляди,
Ани, Кати, Маши, Зины,
Молдаване да грузины.
Да и что уж тут таить,
Аффтор сам не прочь свалить
Из своей дыры в столицу.
(Потому так и ярицца)
Да никто не приглашает,
А нахальства не хватает.
У него особый случай,
Но давайте с вами лучше
Мы поговорим о том
Может как-нибудь потом.

***

Во всё дурь гудок гудит
Паровоз стрелой летит
Мимо станции Баян
В царство новых россиян.
Ревизор быстрей стремится
Президенту доложиться.
Вот выходит на перрон
И скорее на поклон
В Кремль нежрамши он бежит.
А Равшан за ним спешит.
Нелегалу и зимой,
И весной, и в летний зной
Есть работа за дарма
Перестраивать дома.
За еду и за постель
Буде это даже Кремль.
Бригадир его встречает
И в палаты провожает,
Где должны они вдвоём
Пропилить дверной проём.
Ну а в зале той сидит,
Исподлобья на всех зрит
С постной рожей на лице,
Президент в златом венце.
С ним звездец, с балет-звездой
И с блондинкой заводной.
Злы, сучары, вот беда,
На троих лишь три муда.

***

Ревизора царь сажает
За свой стол и вопрошает,
- «Ой вы, славный ревизор,
Что осматривал ваш взор;
Как живёт простой народ;
Не чинит ль переворот;
Про меня не молвит ль худо,
И какое в свете чудо?»
Ревизор ему в ответ,
- «Я осматривал весь свет.
Твой народ спокойно ходит,
Мысль о путче не заводит,
Про царя не молвит худо.
В свете ж вот какое чудо:
Городочек небольшой
Раньше был дыра-дырой,
А теперь там заблестал
Белокаменный вокзал.
А ещё рукой суровой
Всех чиновников мэр новый
С «мерсов» там пересадил
На отечественный «ЗиЛ».
И ещё такая весть:
Во дворце у мэра есть
Строгий цензор - Первонах.
Раз в неделю альманах
Он стабильно выпускает.
Журналистам не спускает
Ни напраслин, ни хулы,
Чтобы помнили они,
Кто народный там избранник.
Мэра грозный он охранник.
Первым зрит все креативы,
Пропускает позитивы.
Негативы же под нож
Отправляет ни за грош.
Это лучший город мира,
Наша Юшная Пальмира.
Мэром там сидит Медвед,
Он прислал тебе «превед!»

***

Президент дивится чуду,
- «Коль царить я только буду
Чудный город навещу
И у мэра погощу».
А звездец с балет-звездой
С Ксенией Собчак одной
(Ибо эта невеличка
Всероссийская затычка.
Наша сказка без неё,
Будто без патрон ружьё.
Будто без говна стульчак,
Наша сказка без Собчак)
Не хотят Царя пустить
Град Бобруев навестить.
Наша Ксюша говорит,
- «Кто нас этим удивит?
«Первый нах», чтоб написать
Моск не надо напрягать.
У меня для вас тут есть
Диво круче. Вот где жесть!
В свете есть одна молодка
По фамилии Пилотка.
Проживает в Доме-2;
Познакомившись едва
Никогда не обломает.
Красотою обладает,
Что не можно глаз отвесть.
Титьки, жопа - всё там есть!
Месяц под косой блестит,
А во лбу её горит,
Освещая путь всегда,
Красной армии звезда.
Можно молвить справедливо,
Это диво, так уж диво».
Чуду президент дивится,
А Равшан-то злиться, злиться.
Взял, и этой кобылице,
В смысле, нашей светской львице,
В зубы запустил стальной
Двухзубцовую пилой.
Так, что и у Ксюхи тоже
Своротило набок рожу.
ФэСэОшная бригада,
Наказать решила гада.
Все их тридцать три бойца
С криком ловат наглеца,
- «Черножопая ты гнида,
Мы тебя!..» А он из МИДа
Справку в харю бойцам тычет,
Пальцы гнёт и шею бычит.
И вдруг Шапку поправляет,
И на месте пропадает.
Перенёсся в град Бобруев,
Проклиная Кремль хуев.

***

Снова наш Медвед не весел
Снова голову повесил.
Шапка же с башки съезжает,
В ухо самое вещает,
- «Ты, Медвед, прекрасный мой,
Почему такой смурной?
Опечалился чему?»
Пристаёт она ему.
Князь ей тихо отвечает,
- «Грусть тоска меня съедает.
Вот супружницу завесть
Мне б хотелось. Где-то есть
В Доме-2 одна молодка
По фамилии Пилотка.
Никогда не обломает.
Красотою обладает,
Что не можно глаз отвесть,
Титьки, жопа - всё там есть!
Месяц под косой блестит,
А во лбу её горит,
Освещая путь всегда,
Красной армии звезда.
И свободная к тому же,
Быть хочу её я мужем.
Только все ли правда тут?
Может быть про жопу врут?
Шапка Мише отвечает,
- «Свет про девку правду бает.
Жопа, титьки и звезда
У молодки хоть куда!
Только девка - не кисель,
Никому она досель
Своё сердце не отдала,
И мужчин пока не знала».
Шапке мэр в ответ клянётся,
Что нежнее не найдётся
Для неё никто другой.
Что забудет он покой,
Что пойдёт за сто земель,
Раз такая карусель.
Шапка же ему в ответ,
- «Дорогой ты мой Медвед,
Далеко ходить не надо
Ведь девица эта рядом.
Миша мой, любовь моя,
Ведь Пилотка - это я!»
Шапка тут с башки слетает
И звездой во всю блистает.
«Ахтунг» крикнув во всю глотку,
Превращается в Пилотку.
(Чтоб никто не говорил,
Аффтор темы не раскрыл).

***

Час спустя, в объятьях неги,
Расплескав всю страсть чрез бреги,
Без гордыни и одежд
Оба полные надежд
Мэр с Пилоткою своей
Отдыхают от затей.
Дева пальчиком играя,
Мужу локоны лаская,
Говорит ему любя,
- «Первый нах, ты у меня!»

***

Во всю дурь гудок гудит
Паровоз стрелой летит
Мимо станции глухой
В городочек небольшой.
С ревизором из столицы
В град Бобруев он стремится.
Паровоз, издавши стон,
Подъезжает на перрон.
Ревизор в купе сидит
И девицу там щемит.
Проводницу Зинаиду...
Или Машу, Катю, Лиду.
Он объехал целый свет,
Всех упомнишь разве? Нет.
Дорогие проводницы,
Вы путейные царицы,
Вы начало всех дорог,
Вы преддверие, порог
Путешествия любого.
Формой цвета голубого,
Очарован навсегда.
Путеводная звезда
В глубине седых небес
Вы для нас. Пророк и бес.
Сознаваться в этом горько,
Написал б про вас, но только
У стиха иная суть.
Может быть, когда-нибудь
Напишу про проводницу.
А сейчас же возвратиться
Мне позвольте на перрон.
Гость уж наш шагает вон
Из уютного вагона
В бобруйградовое лоно
И глядит по сторонам.
Что ж герой наш видит там?

***

В городе такое диво:
Я скажу всем вам правдиво,
Раньше там нигде детей
И беременных людей
Было не сыскать вовек.
Каждый третий человек
Или бабка, или дед,
Или просто - дармоед.
А теперь там гам и шум,
А теперь там бэби-бум,
Что не снился и китайцам,
Или даже лесным зайцам!
И везде, куда ни глянь
Вместе жмутся инь и янь.

***

Гостя сам Медвед встречает,
Но спиртным не угощает.
И «превед» не говорит,
И откатом не добрит.
Молвит Миша ревизору,
Что чиновьему позору
Положить решил конец,
Ни один теперь подлец
От расправы не уйдёт.
Что закон теперь блюдёт.
Напоследок добавляет,
Что всех взяточников знает
Поголовно и в лицо,
Что возьмет их за яйцо.
Что владеет дипломатом
Полным разным компроматом.
А под самый под конец
Молвит Миша-удалец,
- «Да напомни, твою мать!
Что приемника назвать
Президент наш обещался,
А доселе не собрался».

***

Вот на этой самой ноте
Автору в его работе
Разрешите наконец,
Жирный написать КОНЕЦ.
(с) Аббадон

З.Ы.: Любые имена или сходства со знаменитостями, короче, случайны. Тупо использованы для рифмы. Гы...


Теги:





-1


Комментарии

#0 23:09  13-12-2007Вася Мудозвонкий    
хоть и стилизовано под Пушкина, читать невозможно из-за объёма произведения-не осилил. такие длинные стихи позволительно писать только знаменитостям типа Л. Филатова(типа про федота стрельца)! так что рекомендую тебе сначало снятся в фильме, стать известным, а уже потом твои фанаты и поклонницы (когда заинтересуются твоим внутренним миром) возьмутся кропотливо изучать твоё творчество и даже восхищатся будут. а так не зачёт!


З.Ы. вообще есть такая вещь как магия имён. привожу пример ЯРЦЕВ И РОМАНЦЕВ-бывшие тренеры спартака. ГУСЕВ И УТКИН-футбольные комментаторы. ПАРТИЯ МЕДВЕДЬ И МЕДВЕДЕВ, тоже своего рода ...

#1 23:22  13-12-2007Чёрный Кот    
Ну да,Пушкен жжот! А остальное ф топку,тем более рас спижженое.
#2 00:03  14-12-2007Abbadon    
Во-первых, не спизженое. Во-вторых, креатифф хуярил около года, ну и не утерпел, начало на Превед-медвед выложил и у себя в ЖЖ под замком. Могу дать сцылку, сравните даты, если такие умные, бля!
#3 00:05  14-12-2007Илья Волгов    
Кленусь, не буду читать.

Автор врёт.

#4 00:18  14-12-2007Noizz    
дохуя чота.
#5 01:04  14-12-2007Чёрный Кот    
Abbadon. Ну рас не спиздел-зачод ,тока Пушкен фсёравнопиздатей(с гарантией)
#6 01:41  14-12-2007Илья Волгов    
Забыл добавить - дурак.
#7 09:45  14-12-2007Голоdная kома    
Ужос.. рифмоупражнение убогое.. редкий боян. Бедный Мишудко, бедный А.С., бедный ЛП.

*плачет, бедная*

#8 11:52  14-12-2007rotabol    
Не читал, длинно, но за афтара обидно, что за недоверие к человеку, как к цыгану или греку?!
#9 13:47  14-12-2007X    
Абадон, если это твоё. то потрудись некст тайм выкладывать по чястям, а не высирать такими объёмами.
#10 13:53  14-12-2007El Nino    
пидор неграмотный, сука, не приемник, а преемник. как вы заебали невежественностью своей!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....