Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Вендетта

Вендетта

Автор: MaryAnn
   [ принято к публикации 11:35  17-12-2007 | Raider | Просмотров: 351]
"..Существует легенда о древней воинствующей расе броненосцев, посвятившей свое существование борьбе и завоеваниям новых земель.. Принадлежавшие к этой расе были с рождения закованы в броню и считались практически неуязвимыми. ..Достигшие совершеннолетия юноши и девушки выбирали себе пару для жизни и борьбы, доверяя друг другу свои слабые места, так как у даже самой совершенной брони они все-таки были.. И сражались они только парой, спина к спине, закрывая партнера от ударов врага.. Они были лучшими друзьями, но…если между ними происходил разлад, каждый из них становился идеальным врагом для другого, ибо знал, куда именно надо ударить, чтобы поразить насмерть….(c)"

Она считала себя сильной и независимой, окружающие ее- замкнутой и недоверчивой.
По утрам, стоя на остановке в ожидании автобуса, на котором она добиралась до колледжа, Мари с упоением представляла себе события начинающегося дня. Предвкушала, можно сказать. Вот кончаются занятия и студенты веселой гурьбой вываливают из дверей альма матер. До боли знакомые, любимые лица ее одногруппников. Решают ,где провести остаток дня, вечер, а может, и ночь. Вот решение принято и они толпой отправляются в облюбованное ими кафе. Или пиццерию. Или просто идут шататься по улице. Весело и беззаботно. Так они проводили почти все учебные дни, и каждое утро Мари была полна ожидания: может, сегодня? Она любила шумные компании, пиво и фаст фуд, дискотеки, клубы и пьяные безумства бесшабашных студентов. Любила свободу своего дня, беседы «за жизнь» с друзьями и не хотела ничего менять, но каждое утро полой пальто из-за угла мелькало: может, сегодня? Максималистка, как и все в ее возрасте, романтик, как все студенты, она верила в сказку. Но говорила (не без гордости) тоном взрослой, уставшей от жизни женщины: «Да, жизнь часто била меня лицом о стол, но я все еще верю.» Во что она верит, Мари не говорила, потому что не знала сама. Эту фразу она вычитала в какой-то книге, и решила примерить ее на себя, чтобы казаться еще более сильной и независимой.
Ей было 20 лет, она была хороша собой, неглупа и одинока.
Через месяц с небольшим наступило это «сегодня». Она встретила человека, который, как показалось, достоин ее ума и красоты.
Джон был трусом. Он это прекрасно знал, и так же прекрасно скрывал это от других.
Он боялся темноты, болезней, смерти и бедности. Ходил в секцию каратэ и в спортзал, чтобы не бояться хотя бы людей. В маленьком городке на окраине штата, откуда он был родом, Джон добился уважения сверстников, и его называли good guy. Девушки были не прочь с ним встретиться, но Джон боялся за свое здоровье, поэтому предпочитал иметь одну подругу. В 15 лет он начал встречаться с одноклассницей, и это продолжалось до его поступления в колледж. Он не любил ее, просто боялся быть не как все, но, уехав в другой город, обещавший столько приключений и веселой жизни, Джон избавился от ненужного груза, обставив это нехваткой времени и загруженностью в колледже. Но он не знал, что боится еще и одиночества. Эйфория от свободной жизни растаяла только через 2 года учебы. У Джона была куча друзей и еще больше женского внимания, но опять же страх его останавливал. Ему захотелось стабильности.
Однажды , в коридоре колледжа друг, толкнув его в бок, шепнул: «Видишь брюнеточку? Ничего вроде, да? На нашем факультете учится, вот думаю, как клинья подбить.»
Джон согласился: миленькая. И то ли из-за спортивного интереса, то ли захотев стать лучшим и обойти друга, он решил ее добиться. Ему было 20 лет, он был хорош собой, труслив и эгоистичен.
Они были абсолютно разными людьми, впрочем, как и все мы. Сначала первую скрипку играла Мари, возвращаясь домой после полуночи с компанией друзей, напрочь забыв о просидевшем весь вечер под дверью Джоне. Джон терпел, ходил с ней на дискотеки, пил пиво и притворялся веселым. Он ненавидел ее друзей, считая, что это они отговаривают ее от встреч с ним. В Джоне проснулось чувство собственности, он хотел эту девушку, хотел, чтобы она была полностью его, вплоть до ее мыслей и чувств. И встретил в ней равного соперника.
Мари с опаской смотрела на эти отношения, пытаясь понять, что Джон за человек. Он очень ей нравился- красивый, спортивный парень, смотрящий на нее преданными глазами, но, боясь потерять свою силу и независимость, близко она его не подпускала. Нет, она не была недотрогой, ей нравилось влечение плоти и она ему не противилась, но..Джон всегда был как бы на расстоянии.
Им исполнился 21-й год, они были молоды, красивы и абсолютно равнодушны друг к другу.
Через некоторое время они стали жить вместе. То были тяжелые, наполненные борьбой и болью отношения. Мари влюбилась, Джон, как ему казалось, тоже. Но каждый тянул одеяло на себя: мари боялась потерять контроль над ситуацией, Джон пытался его заполучить. Они очень хорошо знали друг друга и пытались узнать еще больше. Как две враждующие армии, они пытались путем шпионажа узнать секретное оружие и слабые места противника, чтобы знать, чего ожидать и при необходимости ударить по слабому месту. Джон знал, что мари однолюбка и боится предательства со стороны близких, знал ее прошлое, неудачные романы и переживания по поводу предательства друзей и любимых. Мари знала, что Джон трус, не понимала его страхов и иногда играла на них.
Но все-таки они любили друг друга. Как могли, конечно. Были и клятвы, и обещания, и признания. Мари часто ездила в гости к Джону, ей нравились его родители, да и они были не против этих отношений. Его семья переехала в Нью-Йорк и отец занялся бизнесом. Дела пошли хорошо, и ошалевший от радости Джон , захлебываясь от радости, рассказывал Мари о новой квартире с джакузи, о том, что на день рождения ему подарят автомобиль и что им обязательно нужно поехать туда вместе. Мари слушала, улыбалась и думала о том, как эти деньги повлияют на их отношения. Ей совершенно не хотелось ехать в Нью-Йорк, она хотела найти работу на лето, потому что брать деньги у родителей было уже стыдно. Просить их у Джона ей не позволяла гордость, да он особенно и не навязывался с помощью. Ему купили новенький Форд, и он все чаще наведывался в свой маленький городок, где осталась пустовать квартира. Он все реже оставался ночевать у Мари, объясняя это тем, что за квартирой надо смотреть…
Мари устроилась работать официанткой в небольшой ресторанчик и целый день пропадала на работе. Джон был против этой работы, ревновал, кричал, бил кулаками по столу, но Мари все еще считала себя сильной и независимой и настояла на своем, в порыве злости выпалив, что у нее нет богатых родителей, которые бы ее обеспечивали. Джон промолчал и успокоился.
В конце лета он уехал к родителям, Мари же осталась работать. Приходя после работы домой, она падала от усталости и рыдала в подушку. Узы разрывались, все, что их связывало, больше не имело значения.
Джон вернулся к началу учебы другим человеком – человеком, понявшим, что у него есть деньги, и что он может все себе позволить. Мари было больно это видеть, она никогда не гонялась за деньгами, считая, что это средство, а не цель. Влюбленные виделись раз в неделю, у них был секс и больше ничего. Учеба подходила к концу, все делали дипломные работы, и когда Джон опять собрался в Нью-Йорк, Мари, мягко говоря, удивилась. Приближался ее день рождения, и она надеялась провести его вместе с любимым. Он уехал, она осталась, не понимая, что происходит….
- Алло, привет, как дела ?
-Все хорошо. Вот, в ресторане обедаю..
- (молчание)
- (вздох)
- Ну, ты приедешь? У меня день рождения послезавтра.
- Не знаю…Дел много, да и дорога тяжелая…Я заболел еще..
- А ты не думаешь, что я обижусь?
-(раздраженно) Мари, прекрати! В конце концов, ты мне еще никто, чтобы указывать, когда мне приезжать…
Короткие гудки. .Она бросила трубку, задыхаясь от слез..
Они расстались. Мари вернулась к прежней свободной жизни с клубами, друзьями и одиночеством. Она все еще любила Джона, и теперь, стоя на автобусной остановке холодным зимним утром, она с волнением ждала: может, сегодня?
Он позвонил, предложил поговорить, и все началось сначала. Только теперь все было по-другому. Оба знали, что друг от друга никуда не деться. Оба гуляли по тихой на стороне, и зачем продолжались эти отношения- никто не знал. Джон жил будущим в Нью-Йорке, Мари- прошлым в их маленькой квартирке.
Они расходились второй раз, третий, четвертый…и сходились только из-за того, что никто, кроме Мари, не знал привычек и страхов Джона, и никто, кроме Джона, не знал одиночества и печали Мари. Они знали друг о друге все. Им было 23 года, они были молоды и не знали, что делать.
Джон сделал Мари предложение, считая, что она будет хорошей женой, знающей и понимающей его привычки. Мари, вспомнив, что она сильная и независимая, промолчала, понимая, что если она уедет в Нью-Йорк, то о независимости не будет и речи. В первую же ссору она сказала : « It’ s over, baby». Джон с облегчением вздохнул: как и перед колледжем, он не хотел иметь ненужный груз за спиной, мечтая о беззаботной жизни в Нью-Йорке с ресторанами и проститутками.
Они стали врагами. Нет, не снаружи- внутри. От любви до ненависти- один шаг, и каждый ненавидел другого за прошлые обиды и проступки.
Джон не смог забыть Мари и нанес удар первым. Он соблазнил ее лучшую подругу, женился на ней и уехал в Нью-Йорк. Нет, она была ему совсем не нужна, он просто мстил, и мстил жестоко, заставляя новоиспеченную жену слать Мари фотографии с их свадьбы и последующего путешествия.
Мари восприняла этот поступок спокойно, посмеялась со всеми над причудами судьбы, а внутри плакала кровавыми слезами. Она ненавидела предательство всеми фибрами своей души и не могла его простить. Подруга тоже оказалась в опале.
Прошло несколько лет. Джон жил в Нью-Йорке и ненавидел этот город. Ненавидел свою жену, свою работу и свою жизнь. Все чаще напивался с друзьями, снимал проститутку и плакал у нее на груди.
Мари была все еще одинока. Она устроилась на хорошую работу, купила автомобиль, и чувствовала себя как никогда сильной и независимой. У нее были мужчины, которые хотели сделать ее своей, но эти попытки она пресекала на корню, не желая больше обжигаться. Мари мечтала о вендетте и запаслась оружием, хоть и во вред себе.

Они встретились. В колледже была встреча выпускников, и все, кому было чем похвастаться, приехали повидаться с сокурсниками. Мари пришла так, со скуки, не ожидая встретить там своего врага. Джон приехал продемонстрировать свой автомобиль, костюм hot couture и увидеть Мари.
Они столкнулись в холле, в толпе располневших и постаревших однокашников.
- Здравствуй. Давно не виделись. Как Нью-Йорк?
- Хорошо. А ты как?
- Да нормально, спасибо. Как жена?
- Мы развелись.
- Мне очень жаль.
- А мне –нет.
- Ну ладно, увидимся.
На танец Мари пригласила его сама. Охмелевший от вина Джон начал чересчур откровенно ее обнимать. Мари не противилась, она уже знала, что будет. Джон начал говорить, что до сих пор любит ее, что этот брак был ошибкой и что он все эти годы ждал этого момента. Мари молчала и улыбалась.
Ночевали они у нее. Джон уехал назад, взяв с Мари обещание, что она приедет к нему в Нью-Йорк. Она пообещала, чтобы сделать еще больней.
Через неделю Джону пришло письмо. В конверте лежала справка из поликлиники с результатами анализов. Она оповещала о том, что Мари Райан является инфицированной вирусом синдрома приобретенного иммунодефицита уже 3 года и состоит на учете в хосписе. Он захотел ее убить, но понимал, что уже поздно. Им было 30 лет,они были несчастны, одиноки и потеряны.


Теги:





0


Комментарии

#0 12:02  17-12-2007Raider    
Полная ахинея.

P.S. За заведомое заражение партнера ВИЧ во всем мире сажают в тюрьму. И при этом очень надолго.

#1 12:02  17-12-2007Raider    
P.P.S. И это, в тридцать лет уже поздно убивать?? Тебе сколько лет, милочка?
#2 12:51  17-12-2007мараторий    
плачу,..володъко,ты чего так предвзято неравнадушен то к авторихе калченогай?..происке на придмет паибацца усматриваешь гыгы...абламайся бля...предпосыл невероятно тягомотный
#3 12:52  17-12-2007мараторий    
вдогонку,-дето спиженно..иле ис перевод неопрятный...
#4 12:52  17-12-2007Мустанг    
А палавой хуй не отрезала разве? В оригинале так было.. И ещё бабла оставила - типа подавись, урод, кобель, казёл!
#5 14:19  17-12-2007MaryAnn    
нада было в децкий сад помещать.написано в 18 лет ))))) гы))))))))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [16] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [4] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [8] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [6] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [7] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....