Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Норвегия

Норвегия

Автор: Арлекин
   [ принято к публикации 13:47  27-01-2008 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 267]
"На всей территории Норвегии в соответствующую погоду можно встретить троллей, которые выбираются из пещер погреться на солнышке со своими коровьехвостыми подругами хульдрами. И это не те безобидные мумии-тролли, которыми так гордится Финляндия. Их здешние родственники – злые и вечно голодные, им ничего не стоит слопать зазевавшегося туриста. Они фальшиво распевают паскудные песенки, неуклюже топая не в такт, а их зазнобы посверкивают своими бесстыжими козьими глазами, замышляя очередные пакости..." гид Петя

Самые первые титры – чёрные на чистом белом фоне. Они плавно возникают и гаснут в ритм с ненавязчивым саунтреком, в котором прослеживаются смутные нотки драйва. Через минуту-полторы снизу экрана в кадр поднимается тёмный силуэт крон деревьев. Становится понятно, что это небо странного, ненастоящего ярко-белого цвета, как будто на этом месте небо было раньше, но его вырезали, обведя листву леса по контуру, и остался плоский белый лист.

Титры продолжают отображаться в белой зоне неба. Камера спускается ещё ниже: кадр заполняет лесной пейзаж с отчётливой глубокой перспективой. Камера вниз 30º. Белое небо почти вытеснено из кадра, только узкая полоска над лесом (1/6 экрана). В этой полоске успевает появиться последний титр, затем камера спускается ниже, и камера видит Парня, механически идущего между деревьев.

Смена плана.
В кадре табличка: «МЫ ПЕРЕЕХАЛИ», лежащая на мшистой земле, усыпанной сухими жёлтыми листьями. На неё наступает нога в походном ботинке, верх которого прикрыт джинсовой штаниной.

Смена плана.
Снова кадр сверху. Камера разглядывает Парня, идущего под ней по лесу. Ему на вид лет двадцать. Его голова опущена, давно не мытые волосы торчат в разные стороны. На нём осенняя куртка. Камера следит за ним сверху и сзади, плавно поворачивается вокруг Парня, так, что он становится виден в полуобороте. С каждым выдохом из его рта выходит облачко пара.

В полной, не считая саундтрека, тишине отчётливо слышатся разнообразные хрусты, шелест, шуршание от его шагов. Оглушительные звуки человека в лесу. Звук его шагов усилен до предела, так что посредство динамиков исчезает, и звуки раздаются в головах зрителей.

Камера плывёт над Парнем несколько минут, предоставляя зрителям время внимательно его рассмотреть и, возможно, задаться вопросом: куда он идёт? (откуда?) Парень движется однообразно, как персонаж видеоигры.

Камера незаметно начинает от него отставать. Постепенно Парень выходит за пределы кадра. Камера продолжает притормаживать. В кадре пустой кусок леса. Плавное торможение камеры продолжается вплоть до остановки. Несколько секунд – и снизу в кадр входит Девушка. Идёт следом за Парнем, но медленнее.

Её руки безжизненно болтаются вдоль тела. Короткая стрижка, как у Парня; голова опущена вниз так, что подбородок упирается в грудь.

Камера плывёт над Девушкой в повторение плана с Парнем.

Смена плана.
В кадре табличка: «МЫ ПЕРЕЕХАЛИ» На неё наступает нога в кеде.

Смена плана.
Камера сверху и сзади Девушки, плавно поворачивается вокруг неё. Громкий хруст веточек под её ногами. Саундтрек стихает и миксуется с напевом Девушки, который до этого не было слышно. Она что-то мычит себе под нос, очень тихо – ту же мелодию, что и в саундтреке, который слышно уже с большим трудом. Песня Девушки всё громче, вытесняет саундтрек и звуки ходьбы. Теперь тишину нарушает только её очень громкое мычание – колыбельная, под которую не заснёшь.

Камера опускается на уровень с Девушкой, и направлена на её профиль.

Смена плана.
Крупно: лицо Девушки, уставшее, глаза закрыты, губы движутся, оглушительный, но в реальности вроде бы тихий голос.

ДЕВУШКА: Подожди.

Тишина. Девушка явно с большим усилием поднимает голову, тоже с трудом раскрывает глаза.

ДЕВУШКА: (громче) Подожди!

Тишина. Девушка прикладывает руки к лицу, закрывая глаза и щёки – то ли плачет, то ли она просто устала.

ДЕВУШКА: (тонкий, сорванный, сипловатый голосок, заглушённый ладонями) Подожди меня, подожди меня... подожди...

Её лицо искажается, и, в тот момент, когда раздаётся первый звук её всхлипа –

Резкое затемнение и тишина. Белым по чёрному название: НОРВЕГИЯ.

Темноту медленно растворяет изображение: граница леса метрах в двадцати от камеры, между лесом и камерой чистое поле, поросшее сорной травой. Белые буквы названия исчезают уже с этого фона.

В лесу за деревьями мелькают между стволами две фигуры. Они выходят из леса одновременно и вместе, и, ступив на поле, останавливаются, глядя куда-то за камеру и щурясь на яркое белое небо.

Смена плана.
Разворот камеры на 180º - в кадре противоположный конец поля, куда смотрели Парень и Девушка, за полем деревянный дом с хозяйством: огороженный загон для коров или другого скота, по двору бегают куры, ходят гуси, может, хрюкают поросята. Несмотря на всё это, на доме и на всей прилегающей территории отчётливо видится отпечаток заброшенности и запустения.

Голоса за кадром.

ПАРЕНЬ: Есть хочу.

ДЕВУШКА: Хорошо, идём.

Слышно, что они идут по траве. Парень входит в кадр слева, а Девушка – справа. Они идут бок о бок на расстоянии двух вытянутых рук друг от друга, удаляются от камеры и приближаются к дому. Пролазят сквозь изгородь. Неуверенно переступаются на территории.

Смена плана.
Парень и Девушка стоят перед дверью. После недолго раздумья Парень стучит в дверь костяшками пальцев. Ничего не происходит. Парень шумно судорожно вздыхает. Они молча ждут. Парень снова стучит, но уже кулаком.

Затемнение.

В темноте появляется вертикальная полоска света. Полоска становится шире, но чернота вокруг по-прежнему густая и однородная. Парень вглядывается внутрь сквозь щель.

ПАРЕНЬ: (громко, слабым голосом) Здравствуйте!

Тишина.

ПАРЕНЬ: Добрый день!

ДЕВУШКА: (её саму не видно, только голос) Ну что там? Видно что-нибудь?

ПАРЕНЬ: Не, вообще ничего.

Девушка отталкивает Парня, в полоске света появляется её силуэт. Одновременно дверь раскрывается шире. Девушка распахивает её полностью, слышно, как она ударяется о стену. Кроме прямоугольника света, вокруг прежняя темнота. Тихо.

Смена плана. Секунда черноты, звук щелчка выключателя, вспышка. Всё белое, как небо вначале. Медленно камера привыкает к яркому освещению. Проявляется антураж.

Камера в левом углу под потолком. Справа внизу Парень. Его рука всё ещё на выключателе, он осматривается по сторонам. Девушка проходит от двери в глубину комнаты.

Комната пуста. Дощатый пол, бревенчатые стены. Сверху извне границ кадра свисают две толстые верёвки. Две вермишелины немного покачиваются на сквозняке, чем-то напоминая спортивные снаряды.

Девушка подходит к ним, смотрит вверх. Внизу кадра Парень тоже поднимает голову.

Смена плана.
Полиэкран, вертикальное разделение пополам. Глазами Парня (слева) и глазами Девушки (справа): в потолок вмурованы четыре крюка, на двух крайних справа завязаны концы верёвок.

ДЕВУШКА: (за кадром) Чё-то я не поняла.

Быстрый монтаж. Планы по две-три секунды. Парень и Девушка бродят по остальным помещениям деревенского дома, которые уже более типичны, открывают дверцы шкафов, выдвигают ящики комода, заглядывают на антресоли. Ищут еду.

Судя по всему, здесь кто-то живёт, но сейчас никого нет.

Смена плана.
Пол с раскрытым люком погреба. Сначала оттуда выходит Девушка с целлофановым пакетом. Затем показывается и Парень.

Смена плана.
На стол высыпается десяток картофелин, ставится банка с маринованными огурцами.

Смена плана.
Девушка и Парень за столом плечом к плечу. Девушка откладывает вилку и откидывается на спинку стула. Тарелки обоих пусты. Парень допивает рассол из банки, в которой раньше были огурцы.

ПАРЕНЬ: Мне плохо.

Девушка хихикает, но как-то вяло.

Смена плана.
Они сидят на крыльце дома и откровенно скучают. По всей видимости, ждут хозяев.

Смена плана.
Сумеречное сиреневое небо, готовое вот-вот сделаться фиолетовым. Голоса за кадром.

ДЕВУШКА: А может, никто и не придёт.

ПАРЕНЬ: Идём спать?

Смена плана.
Они в темноте лежат на койке, накрывшись пледом. Спят.

Затемнение.

Новый план с того же ракурса, что и предыдущий, но уже утро. Они лежат в других позах, но по-прежнему спят. В тишине отчётливый звук курения сигареты. Звук выдоха. Между камерой и спящими героями плывёт рассеянный дым.

Смена плана.
За столом сидит женщина и курит сигарету. Одета в простые шмотки. Наблюдает за их сном без особой злости, но и без интереса.

Смена плана.
Крупно: лицо Девушки. Раскрывает заспанные глаза, несколько мгновений рассеяно моргает. Окончательно приходит в себя и, по-видимому, замечает женщину. Тут же снова захлопывает веки и притворяется спящей.

ЖЕНЩИНА: (за кадром) Я видела.

Девушка снова раскрывает глаза, неуверенно и пугливо смотрит на женщину.

Смена плана.
Женщина тушит окурок в одной из тарелок, из которых вчера ели герои, выдыхает последнюю струю дыма и принимает позу внимательного слушателя.

ЖЕНЩИНА: И, значит, вламываетесь вы сюда и... (одобрительные взмахи рукой и приветливая улыбка) Продолжай, продолжай.

ДЕВУШКА: М-мы...

Смена плана.
Девушка толкает всё ещё спящего Парня в бок. Тот резко просыпается и смотрит на неё. Потом так же резко переводит взгляд на женщину.

ЖЕНЩИНА: Ладно. Оденьтесь и выходите ко мне во двор.

Смена плана.
Женщина встаёт из-за стола и выходит из комнаты, закрыв за собой дверь.

Смена плана.
Дверь дома раскрывается, во двор выходят одетые, но всё ещё заспанные Парень и Девушка. Лица обоих выражают стыд и жалобную покорность. Они идут прямо. Камера поворачивается, отслеживая их перемещение. В кадр попадает женщина, герои подходят к ней. Женщина теребит за ухом неопределённой породы собаку.

ЖЕНЩИНА: Есть хотите?

ПАРЕНЬ: Нет...

ЖЕНЩИНА: Да, наверное. Так что, ребята? Хотите как-нибудь оправдать свою наглость или так уйдёте?

ДЕВУШКА: (смущённо-извинительно) Простите нас, пожалуйста. Просто... (бросает взгляд на Парня, голова его стыдливо опущена) Мы...

Резкое затемнение. Пять секунд тьмы.

Новый план.
Крупно: лицо женщины, профиль. Курит.

Смена плана.
Крупно: лицо Девушки, она виновато закусывает губу.

Смена плана.
Крупно: Парень смотрит в землю.

Смена плана.

ДЕВУШКА: Поэтому всё так и получилось. Извините нас, пожалуйста.

ЖЕНЩИНА: (сухо) Ладно, не переживай. Прекрасно понимаю твою ситуацию. Твою и его. Будем считать, я сама вас пригласила (усмехается), а то вас ещё совесть замучает.

Женщина бросает окурок, топчет его сапогом.

ЖЕНЩИНА: И куда вы дальше?

Смена плана.
Женщина делает шаг в сторону. Ещё один.

Смена плана.
Крупно: лицо женщины без выражения.

Затемнение. Пять секунд тьмы.

Просветление.

Синхронно с просветлением – нарастающий Девушкин истошный крик. Затем на белом проявляется сама кричащая Девушка. Она неотрывно смотрит куда-то за кадр.

Смена плана.
Женщина вынимает кухонный нож из груди Парня. Из отверстия пониже его ключицы сочится кровь. Парень грузно опускается на колени, руки вдоль тела, голова опущена. Падает лицом вниз и больше не двигается.

Смена плана.
Женщина тащит истошно визжащую Девушку в дом. Девушка отчаянно отбивается, но женщина достаточно уверенно с ней справляется.

Смена плана.
Женщина подтаскивает Девушку к одной из свисающих с потолка верёвок в первом помещении дома. Девушка извивается ещё энергичнее, и женщине приходится её ударить рукояткой ножа в висок. Девушка обмякает.

Смена плана.
Женщина потуже затягивает узел. Обе руки Девушки связаны так, чтобы та могла стоять лишь на цыпочках. На её лице вялое несогласие и ссадина возле уха.

Смена плана.
Женщина за ноги втаскивает в дом Парня. Он без сознания. Женщина пытается поднять его ноги повыше, чтобы обвязать их верёвкой, но ей неудобно: у неё всего две руки. Ноги Парня постоянно падают на пол, и ей приходится начинать всё сначала. Она пыхтит и сдувает с лица мешающие пряди.

Смена плана.
Женщина затягивает узел.

Смена плана.
Парень без сознания лежит на полу. У его груди и шеи уже образовалась багровая лужа. Его ноги задраны вертикально вверх.

Смена плана.
Женщина уходит в соседнюю комнату.

Смена плана.
Парень постанывает. Девушка плачет. Её коленки дрожат от напряжения.

Затемнение.

Новый план.
Женщина входит в комнату. Парень всё так же лежит в полубессознанке, Девушка сняла нагрузку с ног и просто висит на вывихнутых руках. Её голова свешивается набок. При появлении женщины Девушка с огромным трудом поднимает голову и мутно вглядывается в женщину. Та смотрит под ноги.

Смена плана.
Глазами женщины: заметно разросшаяся лужа вокруг Парня.

ЖЕНЩИНА: Он ещё жив?

ПАРЕНЬ: Жив.

ЖЕНЩИНА: Славно. Ну что, вы хотите, чтобы я рассказала вам, зачем? Хотите, чтобы я сейчас долго рассказывала о прошлом, настоящем и будущем?

Тишина.

ЖЕНЩИНА: Вы понимаете, моё прошлое, наше настоящее и ваше будущее. (Девушке) Ты хочешь?

Девушка вяло мотает головой, мол, не хочет.

ЖЕНЩИНА: (Парню) А ты?

ПАРЕНЬ: (слабо, тихо, шёпотом) Не...

ЖЕНЩИНА: (облегчённо) Чудесно.

Женщина уходит, явно в очень приподнятом настроении.

Затемнение.

Новый план.
Дверь открывается. Входит мужчина. Одной рукой держится за ручку двери, в другой несёт стул. Мужчина ставит стул в паре метров от Парня и Девушки.

Смена плана.
Две ножки стула погружаются в кровь Парня.

Смена плана.
Мужчина садится на стул. Несколько секунд смотрит на них.

МУЖЧИНА: Я её... брат.

Ждёт реакции. Не дождавшись, усаживается поудобней.

МУЖЧИНА: Зовут меня Ингвал Ингенманн. А её – Мина. Первые взрывы в горах были лет десять назад, когда только открыли рудник. Он у нас не слишком большой, так что никакой рабочей среды так и не возникло. Там одни местные работали. Ну, когда ещё здесь стояли дома и кто-то жил. Сейчас-то уже все переехали... Я ещё нормальный был, когда первый раз полез в тот карьер. Вам не передать, какая это была красота! Рудные жилы расходились по дну, как веера. Порода была рыхлой, так что копать там было не особенно трудно. Только люди иногда гибли, когда где-нибудь обваливалось. Жилу, которую я разрабатывал... там рудный пласт залегал очень глубоко, а его обязательно нужно было это... Выход рудного тела мы отметками обнесли, и нужно было рыть штольню, чтобы начать выемку. Пока шли вглубь жилы, всё время нужно было крепить породу. Она была слишком рыхлая, как я сказал. Мы потом вдолбились в пласт на такую глубину, что порода пошла твёрже, и её уже не укрепляли. Потом стало так твёрдо, что мы рвали динамитом. Это там, на глубине, где крепь уже не ставили...

Звук открываемой двери. Девушка поднимает голову. Ингвал оборачивается.

Смена плана.
Входит Мина Ингенманн. Она улыбается.

МИНА: Он вам уже что-то рассказывает. А я-то надеялась, что на этот раз обойдёмся.

ИНГВАЛ: Да я только про шахту...

МИНА: Всё равно не следовало, они же отказались знать.

ИНГВАЛ: (примирительно) Просто они боятся.

МИНА: нет, Ингвал. Они, как и остальные боятся только четырёх вещей: оперы, экзотики, крови и невозможности. И, всё же, им этих вещей не избежать. Они произойдут, они уже происходят. (повышает голос) Происходят!

Мина проходит в соседнюю комнату и хлопает дверью. Ингвал пожимает плечами и вновь обращается к Парню и Девушке.

ИНГВАЛ: Эспен Ховардсхолм писал, что новое – это крошечный мускул, неприметное движение в чреве старого. О будущем нам неизвестно ничего, но мы знаем одно: хозяева этого мира – убийцы, слуги его – лжецы, пророки его – поджигатели. Этот наш мир должен измениться или погибнуть.

Ингвал вздыхает, встаёт со стула и уходит в соседнюю комнату к Мине.

Затемнение.

Новый план.
В кадре вся площадь пола комнаты с верёвками. Пол покрыт красным ковром крови от угла до угла, от стены до стены. Посередине комнаты находятся Парень и Девушка, привязанные к верёвкам. Парень заметно оживился. Его глаза горят, полные жизни. Он барахтается в собственной крови, извивается, пытаясь дотянуться руками до верёвки. Девушка переступает с ноги на ногу, иногда подтягивается и подгибает ноги – тогда с носков её кед срываются вязкие тёмно-красные капли и, упав в кровь, вызывают на её поверхности тугое и непродолжительное волнение. На её лице отвращение пополам со страхом. Парень напрягается, тянется руками к своим ногам. Обхватывает внутренние стороны бёдер и перебирает руками, пробираясь вверх по ногам – в этот момент он полностью висит в воздухе. Но скользкие, перепачканные красным руки соскальзывают где-то в районе голеней, и Парень плюхается обратно, вздымая множество капель и заляпывая ими себя и Девушку. Он начинает всё снова. Девушка отплёвывается и облизывает кровь Парня с губ. Следует ещё две-три аналогичных попытки Парня, затем дверь соседней комнаты открывается, отгребая лужу в сторону: волна достигает стены, разбивается об неё и красное – снова гладь. Входит Ингвал, стирает рукавом кровь со стула и садится. Притихшие Парень и Девушка молча и испуганно следят за его действиями.

ИНГВАЛ: Так как, вы говорите, здесь очутились? Мина что-то рассказывала, но я ничего не понял.

ПАРЕНЬ: (уже не шёпотом, довольно живо, почти эмоционально) Мы обошли полстраны, пока попали сюда. За всё время мы с ней не встретили ни одного человека, поэтому подумали, что и в этом доме тоже никого нет.

ДЕВУШКА: Извините нас, пожалуйста.

ПАРЕНЬ: Мы правда не ожидали, что здесь кто-то будет.

ИНГВАЛ: Да и нас с Миной здесь бы не было, кабы не... (осекается, продолжает с изменившимся лицом) Это ведь и не наш дом. Он как бы наш, потому что мы его первыми заняли. Здесь раньше жили какие-то бонды.

ДЕВУШКА: Так вы тоже не местные?

ИНГВАЛ: Да нет. Нет, почему, всегда здесь жили, в этом захолустье. Все бонды здесь бедные были. Мы с Миной жили в шалаше на краю фьорда. Потом уже сюда переселились, когда никого не стало. И про рудник, что я рассказывал – всё правда.

ПАРЕНЬ: А где все?

ИНГВАЛ: В штольне.

ПАРЕНЬ: Все?

ИНГВАЛ: Да, все до одного. Все там.

ДЕВУШКА: Шесть миллионов?

ИНГВАЛ: Вы не поняли. В штольне только живые. Где-то пятьсот человек. Может, семьсот.

Смена плана.
Входит Мина.

МИНА: О, я смотрю, тебе уже лучше.

Смена плана.
Глазами Мины: махровые тапочки на её ногах впитывают ещё не загустевшую кровь.

ПАРЕНЬ: Да, спасибо.

МИНА: (смотрит на Девушку) А вот ты выглядишь неважно. (обращается к ним обоим) А Ингвал всё болтает?

ИНГВАЛ: Они же ни про что не знают...

МИНА: А ты? Много ты знаешь! Думаешь, тебе там (неопределённый жест рукой) откровение было? Истину узрел?

ИНГВАЛ: (в нос) Может, и узрел.

МИНА: Дурак ты. (Парню) Ну что, как думаешь, если я тебя сейчас отвяжу, встать сможешь?

ПАРЕНЬ: Давайте попробуем.

Мина отвязывает его ноги, и они падают в кровь. Сухие до этого штанины промокают в крови. Парень с удовольствием потягивается, разгоняя красные волны в разные стороны. Садится. Мина помогает ему встать и уводит его в соседнюю комнату.

ИНГВАЛ: (Девушке) А ты и впрямь совсем, погляжу, захирела. Это хорошо. Хорошо... (бормочет что-то) Вы в первый раз у нас?

Девушка кивает.

ИНГВАЛ: Ну и как? Прекрасная страна, не правда ли? Особенно, леса хороши. Вы же из леса, да? Неужели, никого там не встретили? (молчит, думает) Ну ладно. Ты пока приготовься, а я пойду, переоденусь.

Ингвал встаёт, берёт стул и уходит в соседнюю комнату к Мине и Парню.

В кадре остаётся одна Девушка.

Медленное затемнение.

Новый план.
В комнату возвращаются Мина и Парень. У Мины в руках совок и щётка. Парень румян и явно в тонусе, чего не скажешь о Девушке, которая совсем обмякла и висит на верёвке, как мешок с костями. Мина осторожно трогает носком сапога слой загустевшей крови, покрывающей пол.

МИНА: Смотри, как ты насвинячил! Весь пол залил!

ПАРЕНЬ: (робко) Прости, Мина. Сейчас всё уберу.

МИНА: Да уж, будь так добр. А то Ингвалу в таком свинарнике не очень-то приятно будет. Тебе вот, было бы приятно?

ПАРЕНЬ: Нет, не было бы.

Мина возвращается в соседнюю комнату. Парень берёт совок и начинает соскабливать запёкшуюся кровь с пола. Кровь отходит, как желе с тарелки, когда поддеваешь его ложечкой снизу. Парень собирает красного холодца на совок, а потом выносит его на двор, придерживая сверху щёткой. На это уходит довольно много времени. Наконец, остаётся только небольшой островок у Девушки под ногами. Парень осторожно отстраняет её спиной – Девушка отклоняется на верёвке под углом, - собирает остатки крови на совок и выносит их из дома. Из соседней комнаты входит Мина с ведром и тряпкой. В ведре мыльная вода. Мина начисто протирает пол, ни разу не меняя воды. Затем она выносит ведро во двор и выливает его розоватое содержимое на кучу свернувшейся крови Парня. Куча начинает нарядно блестеть на солнце. Мина возвращается в дом вместе с Парнем.

МИНА: Ингвал! Ингвал! Мы – всё! Комната готова! Можешь входить!

От крика Мины Девушка приходит в себя и с ещё большим трудом, чем раньше, поднимает голову. В комнату входит Ингвал без одежды. У него довольно дряблые мышцы и старая кожа – это, в отличие от его фигуры и лица, выдаёт его настоящий возраст – сразу постарел лет на двадцать. В глазах Девушки появляется обеспокоенность, но не более. Она слишком измучена. Ингвал снимает с Девушки джинсы. Она изворачивается и дрыгает ногами с тупым ожесточением. Пытается лягнуть Ингвала, но тот только улыбается, как нашкодившему щенку, продолжая сосредоточенно оголять нижнюю половину её тела. Начинает стаскивать с неё трусы. Девушка брыкается ещё агрессивней. Мина и Парень безучастно наблюдают за этим, стоя у входной двери.

МИНА: Давай, дорогая, извивайся изо всех сил! Ему так даже больше нравится! (смеётся) Да и скоро выбьешься из последних сил, и тогда он сможет спокойно кончить.

Мина выводит Парня из дома. Камера следит за ними, оставляя Девушку и Ингвала наедине.

Смена плана.
Мина ведёт Парня к изгороди. Они пролазят между жердей и пересекают поле. Камера останавливается на границе приусадебного участка и провожает их уменьшающиеся фигуры долгим планом, пока они не растворяются за лесной зеленью.

Смена плана.
Мина останавливается посреди леса.

МИНА: Туман безработицы окутал страну, и в ней стало голодновато.

ПАРЕНЬ: (будто очнувшись от забвения) А?

МИНА: Это что-то из Холта... Посмотрела на дымку у края леса, когда шли полем, и как-то вспомнилось... Ты как вообще, книги читаешь?

ПАРЕНЬ: Холта... Ховардсхолма – их не знаю.

МИНА: Может, Прейсена, Омре или, хотя бы, Рюда?

ПАРЕНЬ: Впервые слышу.

МИНА: Онрюда?

ПАРЕНЬ: Нет...

МИНА: Ну хоть Эгнера-то ты знаешь?

ПАРЕНЬ: (впервые по-настоящему эмоционально) Я ничего не знаю!!!

МИНА: Все они пишут об одном.

Смена плана.
Крупно: нога Мины в старом сапоге. Аккуратно подковыривает мыском что-то под палой листвой и мхом. Приподнимает это из-под зелёных, но уже шуршащих листов. Это табличка из ДВП-шного обрезка. Мина переворачивает её ногой: её движения плавные, минималистичные и результативные. На табличке истёршаяся надпись: «МЫ ПЕРЕЕХАЛИ».

МИНА: На самом деле эти таблички развешивали те немногие, кто остался, на дома того большинства, что исчезли. Вы раньше их не замечали?

ПАРЕНЬ: Не знаю. Да, наверное, видели несколько.

МИНА: Кто-то это предложил, а все остальные принялись это делать, хотя ни тот, первый, ни кто-либо другой не знали, зачем это нужно.

ПАРЕНЬ: Мина, у Ингвала такой шрам на шее... Он умер?

МИНА: (возобновляя продвижение по лесным кущам) Нет, то есть, это, конечно, риторика, но... Я перерезала ему горло, да, я сделала это когда-то, но он же не умер, ведь нет же, он не умер, а остался живой, и нельзя меня винить, нельзя таким образом, ведь я его не убила, я не хотела его убивать, никогда, я бы даже, мне и в мысли, я же, нет, нет, он просто, ну, если бы ты мог в этом разобраться, ну подумай, очень трудно, конечно, но ведь Ингвал не мёртв, он ведь живой, имеет там твою подружку, но тогда я просто вскрыла ему вены и трахеотомию шариковой ручкой, но пошло загноение и пришлось резать горло и выпускать заражённую кровь, так что я его не убивала, это была хирургическая операция, вот как я бы это назвала, и он истекал кровью, истекал, залил весь пол, кровь впиталась в доски, и они стали как будто крепче и задубели, хотя сами, кажется, из ясеня, но Ингвал встал и просто смотрел на меня, я это видела, как ты сейчас смотришь на меня, и он даже не моргал, просто встал и стоял, смотрел на меня, даже я подумала, что он всё-таки умер – так он пусто смотрел, но ты же видел, он живой-живёхонек, просто чище, легче, просто он стал такой воздушный и лёгкий, как дым...

Мина изображает руками индейский жест, параллельно ведя ладонями две вертикальных волны, подняв голову и закатив глаза.

ПАРЕНЬ: Я тоже умер, как и он?

МИНА: Нет-нет, не умер, вы оба не умерли, но...

Мина замолкает и уходит вперёд. Парень идёт следом. Они явно идут не просто так, а куда-то.

ПАРЕНЬ: В какой-то момент я уснул, а когда проснулся, то почувствовал себя так хорошо, как никогда прежде. Так что я тебе не верю.

Эти его слова адресованы спине Мины, уже еле промелькивающей меж листьев кустарника впереди.

Смена плана.
Ингвал в одних штанах сидит на ступенях крыльца, курит и читает ветхую и очень жёлтую газету, надорванную на сгибах.

Смена плана.
Мина и Парень проходят в ворота и идут по двору, распугивая кур.

Смена плана.
Они подходят к Ингвалу.

МИНА: Ну как?

ИНГВАЛ: Вот, послушайте. Наш мыс Нордкап – самая северная точка континентальной Европы. Полярный день там длится семьдесят семь суток с мая по июль. Ты это знала?

МИНА: Конечно. Есть ещё что-нибудь интересное?

ИНГВАЛ: (листает газету) Вот... Прошла выставка под названием «Унижение». Состоит из двух скульптур, которые являются исследованием опасных пластов человеческого желания и основанных на ритуале властных структур, которые заложены в наши социальные роли и в окружающие нас предметы в эпоху позднего капиталистического упадка...

ПАРЕНЬ: Сколько лет этой газете?

ИНГВАЛ: (вновь открывая первую полосу) Посчитаем... Двести... Двести девяносто. Нет, вру, триста десять. Я её на чердаке отыскал. Тут вот забавно, я не дочитал, послушайте: самая крупная из этих скульптур – белый автомобиль Ролс-Ройс Корниш, который окунули в смолу и вываляли в перьях...

МИНА: Как она там?

ИНГВАЛ: (вставая) Висит...

Смена плана.
Все трое входят в помещение с верёвками. Обнажённая Девушка с ссадинами по всему телу без сознания висит на верёвке.

МИНА: (Парню) Сходи во двор, набери воды. Хорошенько вымой её, а то Ингвал, наверно, наследил там в ней.

ПАРЕНЬ: Хорошо.

Смена плана.
Парень входит в помещение с ведром. Мины и Ингвала уже нет. Парень подходит к Девушке, прижимается лбом к её уху и нежно гладит её грязные волосы. Девушка очень тихо стонет. Откуда-то из-за стенки раздаются приглушённые голоса Мины и Ингвала.

ПАРЕНЬ: (шёпотом) Слышишь меня? Слышишь? Скоро всё это закончится. Я заберу тебя, и мы уйдём. Я выведу нас отсюда. Дай мне только поймать момент. Потерпи ещё чуть-чуть. Слышишь? Я выведу нас, скоро, скоро, обещаю. Ты сможешь ещё потерпеть? Ты сможешь. Потерпи. Я спасу нас. Дай мне только ещё немного времени.

Девушка тихо стонет.

МИНА: (голос из-за стенки) Вымыл? Подойди сюда.

ПАРЕНЬ: (громко) Сейчас, две минуты!

Он торопливо обмывает Девушку водой из ведра. Мина зовёт его снова. Парень уходит в соседнюю комнату.

ДЕВУШКА: (тихо) Я потерплю.

Затемнение.

В темноте чёткий голос.

МИНА: Есть будешь? У нас сегодня китовое мясо.

ПАРЕНЬ: Нет, я больше не испытываю голода.

Их голоса замолкают и в темноте длятся двадцать секунд тишины. Чёрный экран и никаких звуков. Когда уже начинаешь в недоумении ждать финальные титры, вдруг резко появляется динамический видеоряд.

В полумраке неосвещённой комнаты, глухо топая ботинками по дощатому полу, Парень подбегает к Девушке и начинает её отвязывать.

ДЕВУШКА: (слабым голосом) Одень меня...

ПАРЕНЬ: (шёпотом) Тихо. Одежда на улице.

Смена плана.
Дверь дома тихо и медленно отворяется. Первым выходит Парень, за ним – обнажённая Девушка.

ПАРЕНЬ: Подожди, я щас.

Он убегает за дом. Девушка стоит, обхватив себя руками, и дрожит. Спустя несколько секунд Парень возвращается в кадр с ворохом одежды. Девушка слабо протягивает руку. Парень суетливо помогает ей одеться и обуться. Потом он обнимает её за талию, и они бегут через поле по направлению к чернеющему впереди ночному лесу, из которого пришли.

Смена плана.
Парень и Девушка в ночном лесу. Остановились, чтобы перевести дыхание.

Смена плана.
Крупно: Парень тяжело дышит, упёршись руками в колени, опустив голову и исподлобья глядя на Девушку.

Смена плана.
Крупно: Девушка тяжело дышит, опустив глаза. Поднимает глаза на Парня и внезапно перестаёт дышать. Просто стоит и пристально смотрит на него.

Смена плана.
Крупно: Парень отводит взгляд, опускает голову, продолжая бороться с одышкой.

ДЕВУШКА: (спокойным ровным голосом) Отдохнул? Пойдём.

И, не дождавшись ответа, Девушка первой уходит в темноту между деревьями.

Смена плана.
Полностью воссоздаются начальные кадры, только всё наоборот: ночь, а не утро, движение в обратную сторону, впереди идёт Девушка, камера плавно делает вокруг неё оборот. С каждым выдохом из её рта выходит облачко пара. Камера отстаёт. В кадр попадает Парень, который идёт за ней следом.

ПАРЕНЬ: Подожди.

Парень останавливается, камера – тоже. Парень прикладывает руки к лицу, закрывая глаза и щёки.

ПАРЕНЬ: Подожди... подожди...

Смена плана.
Парень и Девушка лицом к лицу.

ПАРЕНЬ: Куда мы идём?

ДЕВУШКА: Не важно, куда. Как можно дальше отсюда.

ПАРЕНЬ: Я не понимаю.

ДЕВУШКА: Идём же!

ПАРЕНЬ: Ты помнишь, как мы оказались в Норвегии?

ДЕВУШКА: Что ты имеешь в виду?

ПАРЕНЬ: У меня нет воспоминаний.

ДЕВУШКА: Ты теперь мёртвый.

ПАРЕНЬ: Это что, упрёк?

ДЕВУШКА: Просто пойдём отсюда. Вернёмся обратно. На другой конец земного шара.

ПАРЕНЬ: С чего ты взяла, что Земля – это шар? У тебя есть доказательства?

ДЕВУШКА: Хотя бы снимки из космоса. И кругосветное путешествие.

ПАРЕНЬ: На всех снимках Земля плоская.

ДЕВУШКА: Есть снимки разных ракурсов.

ПАРЕНЬ: Монтаж. А путешественник мог просто обойти мир по окружности. Снимки из космоса... Кто тебе сказал, что Космос есть? С чего ты взяла, что существует Вселенная? Откуда ты знаешь, что есть всё, во что ты веришь? Никто даже не задумывается, есть ли он, Космос, на самом деле. Кто и что мы есть такое?

ДЕВУШКА: Хватит. Прекрати. Я хочу как можно скорее покинуть эту страну.

Смена плана.
Крупно: лицо Парня.

ПАРЕНЬ: Нет, мы должны вернуться туда.

Смена плана.
Крупно: на земле между ними табличка с надписью: «МЫ ПЕРЕЕХАЛИ».

Смена плана.
Парень выходит из сарая с вилами и идёт к дому Мины и Ингвала. Девушка идёт за ним.

Смена плана.
Парень входит. В комнате Мина и Ингвал. Ингвал держит в руке верёвку, которой была привязана Девушка. Он поворачивает к Парню озабоченное лицо.

Смена плана.
Парень бежит на Ингвала, выставив вилы перед собой. Он протыкает его голый живот, бежит дальше с Ингвалом, насаженным на вилы, и упирается в стену. Парень держит вилы, удерживая Ингвала припёртым к стене. Ингвал немного дёргается, наклоняется чуть вперёд, опускает голову на грудь, его руки безвольно повисают, пальцы конвульсивно подёргивают. Через несколько секунд он замирает. Кровь из ран не вытекает.

Смена плана.
Мина продолжает стоять на месте, глядя в ту сторону, где находятся Парень и Ингвал и выдыхая сигаретный дым.

Смена плана.
Девушка стоит в дверях и смотрит туда же.

Смена плана.
Парень выдёргивает вилы из Ингвала, тот падает на пол, а Парень снова выставляет вилы перед собой и поворачивается к Мине.

Смена плана.
Мина не двигается с места, в её руке дымится сигарета.

МИНА: Убьёшь меня?

ПАРЕНЬ: Нет, если ты меня рассмешишь.

МИНА: (смеясь, отбрасывает в сторону окурок) Когда Скади, дочь Тьяцци, потребовала, чтобы её рассмешили, Локи привязал бороду козла к своему члену.

Смена плана.
Парень подходит чуть ближе и резким тычком насаживает на вилы голову Мины.

Тьма. Звук падения тела.

Просветление.

Новый план.
Утро. Лес. Парень притаптывает ногами могилу. Девушка стоит позади и наблюдает.

ПАРЕНЬ: Теперь никуда не нужно уезжать.

Затемнение.

Новый план.
Камера вертикально вниз, метров с десяти. Парень и Девушка в мешковатой фермерской одежде кормят гусей и кур. Свиньи, похрюкивая, едят из корыта.

ДЕВУШКА: Я приготовила китовое мясо. Будешь?

ПАРЕНЬ: Нет, Мина, не хочется.

Камера поднимается над ними выше, и в кадр попадает весь двор, как на плане. Камера продолжает подниматься. С высоты птичьего полёта видно поле и лес, за ними – горы и река. С такой высоты двор кажется совсем маленьким. Камера поднимается. Кадр охватывает уже всю Норвегию, и видно, что на самом деле Норвегия – это остров, окружённый водой. Панорама расширяется ещё, и становится виден гигантский красный змей, лежащий под водой и обвивающий остров кольцом, и пожирающий собственный хвост. Камера продолжает подниматься вверх. Уже и сам остров Норвегия кажется маленьким, и змей похож на волосок, а вокруг острова – только вода.

Смена плана.
Табличка с надписью: «МЫ ПЕРЕЕХАЛИ».

Наложение нового плана и плавный переход.
Огромная пещера. Пятьсот, а может, семьсот блондинов и блондинок, тесно прижавшись друг к другу, смотрят в камеру одинаково безразличными глазами.

За кадром голос Девушки, которая мычит под нос знакомую мелодию.

В кадре – тысяча невыразительных взглядов.

Затемнение.

Девушка продолжает петь. Её голос очень усилен, как и в начале.

Финальные титры белые на чёрном.
Играет заглавная тема.

конец


Теги:





0


Комментарии

#0 13:57  27-01-2008Слава КПСС    
886 строк. 32225 знаков. Кто осилит, пусть маякнет за рубрику.
#1 14:16  27-01-2008Голоdная kома    
Сначала было "Маша и медведь" на норвежской почве, потом гибрид фильмов "Сияние" Кубрика с "Детьми кукурузы" Кирша и "Кукушкой" Рогожкина.

Вывод: палата №6.

#2 14:23  27-01-2008Арлекин    
кома, я всегда очень ценил твоё в высшей степени авторитетное для меня мнение, но... сначала не "Маша и медведь", а Гензель и Гретель, причём в голландской экранизации. потом - гибрид "Криминальных любовников" Озона с "Головой-ластиком" Линча и, может быть, чуточку подсознательного экзорцизма.


вывод: кино и театр

#3 14:29  27-01-2008Голоdная kома    
Кстати, согласна:

кино и театр (хотя и камерное!)

#4 14:32  27-01-2008Голоdная kома    
Ыы, тока Д.Линч "Голову-ластик" пять лет снимал, а ты за скока наваял?)
#5 14:34  27-01-2008Голоdная kома    
Понимаешь, экзорцизм и сюр и т.п. хорошо, но нет общей ээ.. кураги-изюминки, не зажгло!(
#6 14:38  27-01-2008Арлекин    
не хотел этот текст выкладывать - внатуре длинно. подумал, хуле, чем короче мой текст и чем он читабильнее, тем жоще и безосновательней его лажают. а длинный текст покруче выходит, но его всем влом читать. как решать эту амбивалентность? может, выпуливать по три абзаца и делить на части? типа, Норвегия, часть 134-я. или, вообще... бля, кто-то в дверь звонит
#7 14:39  27-01-2008Голоdная kома    
Не открывай!!!
#8 14:40  27-01-2008Арлекин    
а линч рулит, да? я этот текст писал медленно и лениво в течение полугода где-то. а то что не цепляет, это потому что у читателя саундтрека подходящего нету и, вероятно, воскресный мозг такое схавает только после темноты...
#9 14:41  27-01-2008Нови    
Хорошее кино.

Я посмотрела бы его в постановке М. Найт Шьямалана. Впрочем, ощущение будто уже посмотрела.

#10 14:42  27-01-2008Голоdная kома    
Ну, пока тебя там в собственном коридоре кромсают, пошла я по сети искать закачки вышеуказанных шедевров(

(Кстати, первое мнение часто явл. верным, говорила же Палата-6, вот и здесь форумчане мои согласны:

http://www.palata6.net/forum/index.php?showtopic=2127&st=40

#11 14:43  27-01-2008Арлекин    
Нови


а ты знаешь, пупсик, что значит это загадочное м.? кст, шьямалан бы галимо реализовал - его бы сорвало в тимбёртоновщину, полюбому. лучше, чарли чаплин.

#12 15:02  27-01-2008Нови    
Арлекин, это дурной тон говорить "пупсик" незнакомым дамам. Да и знакомым.
#13 15:09  27-01-2008КыцяКуклачева    
авангард, артхаус, абсурд =

КИНО и ТЕАТР

#14 12:51  28-01-2008Арлекин    
так чё, реды, рубрику меняем?
#15 13:13  28-01-2008Голоdная kома    
"ну, чеснэ слово, як дiты"

Арлекин

- выжил так выжил, не ори, - не из ума же?

Поздравляю)

#16 13:17  28-01-2008Арлекин    
Голоdная kома


чё делать? как всё это понять, простить и забыть? кст, ты спрашивала кто такой усатый узурпатор, а также как эталон микроинфаркта сочленяется с шайбой для настольной игры в романтический кёрнинг. тебе ещё интересно?

#17 13:25  28-01-2008Голоdная kома    
Арлекин

ты шо, конечно! Я не сплю, и не ем, буквально залипла в монитор, высохшими костлявыми узловатыми пальцами набиваю этот ответ: ДА!

#18 13:26  28-01-2008Голоdная kома    
Тока переместись для ответа под ТОТ креатив, плиз)
#19 13:27  28-01-2008Арлекин    
не-е-е... солнце, я тебе ничего тогда не скажу. ты прикинь, какая это замануха: у меня над тобой ВЛАСТЬ!!! мга-га-га-аааа
#20 13:34  28-01-2008Голоdная kома    
Море позитива!))
#21 13:42  28-01-2008Сантехник Фаллопий    
да, кено и тятр

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:15  24-11-2016
: [28] [Кино и театр]
Питерская коммуналка. Скажем, конец восьмидесятых.
За столом сидят двое – мать и дочь.
Обе в распахнутых пальто и зимних сапогах.
Они смеются и прямо пальцами вылавливают из скользкого кулька, лежащего тут же на столе, холодные солёные огурцы....
09:26  11-11-2016
: [17] [Кино и театр]
Шестирукая бабища с сиськами из силикона,
В стрингах из змеиной кожи и с ружьем наперевес,
След берет Иуды Кришны – всем известного гандона,
С рыжей и бесстыжей рожей,
Возбуждая интерес
У толпы многоголовой, многорукой, многоногой,
Именуемой кем надо - «потрясающий народ»,
А народ поверив снова жизни лучшей в жизни новой
Ждет, когда застрелит гада эта бестия вот-вот....
11:21  09-11-2016
: [4] [Кино и театр]
Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр....
13:14  07-11-2016
: [4] [Кино и театр]
ПОЭТ

По дороге на студию Вадим за баранкой был угрюм, на шутки товарищей не реагировал. Съемочная группа возвращалась с очередного редакционного задания – снимали сюжет на сахарном заводе....
20:59  01-11-2016
: [11] [Кино и театр]
"здесь и сейчас" - это тонкой иглы остриё.
или вниз со шпиля, или проткнут нАсквозь.
это фокус.., такой себе хитрый приём -
самого себя разглядеть под маской.
не такой, как все... таких, как ты сотни.
выпадаешь в осадок города, и где-то на самом дне
ставишь лета тавро, чтобы никто не отнял,
чтоб запомнить, как живое небо горело в огне....