Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Жизнь профессионального тусовщика

Жизнь профессионального тусовщика

Автор: Larisa 36
   [ принято к публикации 16:25  05-02-2008 | LoveWriter | Просмотров: 868]
Вся его жизнь прошла в тусовках, на частных вечеринках, яхтах, виллах знаменитостей, дискотеках, ночных клубах. Он были веселые времена.
Он стал наркодилером. Снабжал парижских тусовщиков «белым порошком». Скорее - элиту парижской тусовки – работал только для закрытых частных вечеринок.

А когда ему стукнуло 42, все изменилось.
Полицейские нашли у него пакет кокаина. Посадили на месяц.
Закрыли все счета в банке, отобрали кредитные карты, как он заявил. (Правда, Бондарев говорил, что полиция не имела права этого делать. И что наверняка он это придумал).
За день до встречи со мной его выпустили из тюрьмы .
Он вышел в кафе напротив своего дома – выпить капуччино в кредит. И, встретив меня с Марусей, решил, что мы – это ангелы, спустившие с небес, чтобы спасти его погибающую душу.
(Это он рассказывал мне, заливаясь слезами и благодаря своего католического Бога за милость).

Он рыдал на моей груди, причитая, что он несчастный, бедный разоренный, никому ненужный. Естественно, мое жалостливое русское сердце дрогнуло. Я его полюбила за муки.
Начался у нас роман прямо в кафе у барной стойки (подробности – в моей первой книге «Дневник иррациональной девушки»).

Мы с Настей поехали к нему в гости.
У него оказалась трехэтажная квартира на юге Парижа, обставленная в индийском духе. Он очень любил Бали – ездил туда на фотоссии своей бывшей жены-манекенщицы: она снималась там для рекламной кампании бренда Antic Batic. Это одежда, сделанная на индийский манер, но сшитая в Европе: цветастые платья, набедренные повязки - &.
В его квартире стояли кальяны, на стенах - расшитые ковры, покрывала, пахли благовония, горели свечи.
Студийная кухня с баром. Фотографии с бывшей женой в разных карнавальных костюмах. В масках, цилиндрах и веерами в руках.
Видимо, они были большими затейниками.
Мы с Марусей, естественно, остались у него ночевать.
Ибо выпито было немало.
А наутро у нас был поезд в Дьепп – мы уезжали к Вильяму Брую в гости, писать книгу.
Клаудио проводил нас до перрона, помахал рукой и как бы невзначай смахнул слезу.
Но меня не проведешь.
Все эти театральные штучки мы уже проходили когда-то.
Слава Богу.
…Он лежал на мне, придавливая сверху, я лежала, плотно сжав ноги, приподнимая кверху лобок.
Только в такой позе я получаю оргазм. Каким-то странным образом у меня так расположены внутренности, что все остальные позы подходят чисто для процесса.
А оргазм – только так. В позе солдата в стойке смирно, руки по швам.
И тут он забормотал мне в ухо: «Страшная штука – память тела. Я совсем уже об этом не думал, но, понимаешь, мой х.. помнит твою п…! Он помнит все, что было. Он реагирует на твой голос, на твое тело. Я не могу с этим ничего поделать».
Когда все кончилось, мы замерли.
...Так начался наш платонический роман. Она жила на острове уже месяц – снимала самый дорогой бунгало. Это было ее привычкой – интуитивно выбирать все самое лучшее. Что часто оказывается самым дорогим.
Бросив француза скучать одного в номере, я помчалась с ней на ночную дискотеку. Все мулатки и негритянки бросились с ней обниматься: «О, Джулия! Белль!» «Обожаю черных, - сказала Джу, мечтательно прикрыв глаза. –Они владеют своим телом лучше всех!» Да, когда негры танцуют – белым лучше посидеть у стенки. Я никогда не могла понять, как они умудряются двигать даже копчиком – словно это хвосты. Впервые я испытала шок, сходив на американский балет – встав на четверенки, негритянка высоко подняла задницу и выписывала ею такие пируэты – у зала был обморок. Это был настоящий секс – что, впрочем, и является сутью танца.
Надвинув на глаза бейсболки, мы бились в экстазе под африканские ритмы. Присмотревшись друг к другу, поняли, что мы обе классно танцуем. И даже примерно одинаково – агрессивно , по-мужски. Как и во мне, в ней не было этой жеманной женственности – ужимок, закатываний глаз. Мы обе были воинами-амазонками: воспринимали жизнь, как борьбу, в которой использовали самое первоклассное оружие – безупречную внешность, ум, интеллект и длинные ноги. По поводу себя могу честно сказать – внешность у меня скорее интересная, когда накрашусь – бываю чрезвычайно хороша. Но самое главное – это мои ноги: я мерила, такие только у Нади Ауэрманн (кстати, и фамилии рифмуются). И очень тонкие щиколотки. Для тех, кто понимает – это настоящая порода. Один мой знакомый продюсер оценивал женщин как лошадей: «Ляля,- говорил он,- запомни: в женщине главное – круп: на нем должны быть две ямочки. И еще – щиколотки и запястья : они должны быть тонкими!» С моими щиколотками и так все ясно, а что касается крупа…:
Так вот. У меня там не просто ямочки. У меня там прямо-таки ложбинки.
Потом я видела Джу в аэропорту: дело было в конце 90-х, и она вся была от «Versace». И впервые я увидела человека, которому это шло: металлические ремешки на тощих бедрах, белая олимпийка на выпирающих ребрах, очки и позолоченная дорожная сумка. Она пыталась ее закрыть: «молнию» упорно заедало. Высунув шеи, все присутствующие в терминале мужчины под озверевшие взгляды своих жен наблюдали за ней. Закусив губу, она все дергала и дергала карабин замка. Я подошла к ней : «Давайте я помогу Вам». – и, ловко отцепив из-под замка зажеванный кусок ткани, закрыла сумку. «Здорово это у Вас получилось» - сказала она хрипло. Я улыбнулась: «Опыт, сын ошибок трудных. Давайте обменяемся телефонами – на всякий случай». Ее лицо засияло: «Да-да, я только что хотела это Вам предложить, просто не знала, как Вы к этому отнесетесь». Я быстро написала на клочке бумажки ее телефон, бросила в бездонные недра рюкзака, и мы расстались. В самолете она молча протянула мне коробку самых дорогих конфет, продававшихся в Duty Free(кажется, это были желтые Fazer). По прилету ее встретил представитель VIPа, и она растворилась на моем горизонте.
Я заплакала, и со слезами на глазах заснула. Ночью я проснулась. Он сидел рядом со мной, тихо гладил по волосам и шептал: «Какая ты во сне красивая…» И опять началось это безумие. Только во мне пробудились какие-то нечеловеческие силы. «Как же ты любишь еб…ся!» - удивленно повторял он. Заснули мы на рассвете.
Утро. Я мрачная, не выспалась. Молча встаю с пола, с расстеленных курток и рассыпанных деталей туалета, начинаю одеваться. «Вставай, мне пора» – и отворачиваюсь к окну, чтобы его не смущать. Голый, он подошел ко мне и прижал к горячей батарее. Я ойкнула – а он взял меня за волосы и спустил мою голову вниз. И я окунулась в феромоны, и уплыла далеко-далеко… Я целовала его там, внизу, как новорожденного младенца, нежно и бережно, чтобы не поранить, не поцарапать, я тихо дышала и дула на его кожу, когда становилось совсем горячо… Когда я подняла голову, он стоял зажмурившись, закусив губы. Потом изумленно открыл глаза: «Как ты так можешь?»
...Не знаю, что такое промелькнуло в моих воспаленных мозгах. Я сказала : «Поехали».
Дальше было как в кино. Кадры замедленной съемки. Вошли в подъезд. Лифт. Квартира. Пустое помещение. На ковровое покрытие постелили куртку – под рукой больше ничего не было. Он резко дернул мои брюки-капри вниз – швы затрещали, но уцелели. Я осталась в одних ботфортах. «Какая ты красивая» – промычал он глухо.
Я молча его раздела. Под морщинистой шеей начиналось белоснежное, с нежной молочной кожей тело. Без морщин, складочек – лет на 25-30 (потом выяснилось, что это генетическое – у его матери в 83 года абсолютно такое же молодое крепкое тело –парадокс природы). Тело пахло фиалками, незабудками и нежным мускусом в паховых складках. Голова закружилась и все окуталось в туман. Так вот она, химия чувств. Никогда, клянусь всеми святыми, мне не приходилось испытывать такого обонятельного блаженства. Мужские тела пахнут все по-разному: от легкого перегара до парфюмированных отдушек, иногда с озонистым оттенком – после солярия.
У меня звериный нюх.
А вот такое со мной было впервые. Если феромоны называют веществом любви, то он ничего, кроме феромонов, вообще не выделял. От него не пахло ни потом, ни кожей, ничем! К нему неудержимо тянулось все тело, и я раскрывалась вся наизнанку, как цветок с клитором из клипа Пинк Флойд «Стена».
Сначала я его вылизала всего. Потом я сделала с ним то, что обычно происходит с резиновыми куклами – растерзала. Он ойкал, изумленно вздрагивал – но подчинялся. Качественного секса, судя по всему, у него не было с прошлого века.
Когда все кончилось, мы сели и стали подсчитывать потери. У меня была натерта вся спина, саднило. У него - до крови ободранные о жесткий ковролин колени.


Теги:





0


Комментарии

#0 17:31  05-02-2008Лев Рыжков    
Запомни, хуяторша, за х... и п... полагается ГВ. Брую от меня привет.
#1 19:16  05-02-2008Розка    
а теперь представим всё это в обработке Мамы или Василисы
#2 22:57  05-02-2008elkart    
Под морщинистой шеей начиналось белоснежное, с нежной молочной кожей тело. Без морщин, складочек – лет на 25-30 (потом выяснилось, что это генетическое – у его матери в 83 года абсолютно такое же молодое крепкое тело –парадокс природы). Тело пахло фиалками, незабудками и нежным мускусом в паховых складках. Голова закружилась и все окуталось в туман.


перенести в спизженное.

это печаталось в комсомольской правде.

про Абдулова и его любовь.

так-то оно ничего, просто нехорошо так к покойному. стыдно.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
02:39  20-01-2018
: [0] [Графомания]
Я вспарывал землю лбом,

На ты был со стужей,

Столько швов на мне , пломб,

Душа моя, промерзшая лужа,



Столько кожа не стерпит,

Лопнет словно бумага,

Листа осеннего трепет,

Солнца зимнего брага,



Ничего не забыть,

Ничего не отнять,

Тишиною завыть,

Да где ж ее взять,



Да где же убогому,

Найти свой приют,

Столько шума вокруг, гомона,

Облака

скалятся, корчатся ,...
00:36  18-01-2018
: [11] [Графомания]
Валентину весело у Машки
Каждый вечер трескать пироги.
Молоко налито в белой чашке
И попробуй котик убеги.

Сам то он наверное не белый
И пушистый как сибирский кот,
Но рукой всё гладит загорелой
Лишь его стряпуха целый год.

Спросит,-Ты наверное устала,
Прежде чем ласкаться до утра....
Качает лодочка озябшими бортами,
Ведут нас морем, словно лошадь под уздцы.
Смеются чайки беззастенчиво над нами,
Да на погонах вертят дырки погранцы.

Их старший, с кортиком, как пёс цепной неистов,
Такому крикнуть бы: Послушай, капитан!...
09:06  15-01-2018
: [13] [Графомания]
В старом буфете за пачками с чаем,
В древнем кувшине, покрытым золой,
Ты обнаружишь, явно случайно,
Спрятанный кем-то один золотой.

В руки возьмёшь и на нём прочитаешь:
"Тот золотой ты отдай бедняку".
Надпись прочтёшь и потом зарыдаешь:
"Нет, ни за что я отдать не смогу!...
00:35  15-01-2018
: [54] [Графомания]
Сегодня Миронов испытывает уверенность в собственных силах. Потому что умеет договариваться с руководством, выбивать деньги из спонсоров и даже переваривать критику коллег по цеху научился.
Он подходит к окну, как обычно, чтобы проследить за Аллой....