Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - кабак

кабак

Автор: барагоз
   [ принято к публикации 01:01  24-02-2008 | Saddam | Просмотров: 460]
- Друг , а я вчера видел как ты из гей-клуба выходил!
- Я вышел , а ты то что там остался ?
(с) фольклор

И сейчас мы находимся в кабаке.
когда я был студентом родного государственного университета я очень часто бывал в кабаках.
Что такое кабак ?
Кабак – это место где рабочие и нерабочие с минимальным вкраплением интеллигенции (представленной как раз студентами) проводят время путем испития алкогольных да бражных напитков.
Не избалованные вкусовыми качествами алкогольных изделий отечественной ликерно-водочной промышленности, да не обремененные большого достоинства купюрами в карманах, завсегдатая кабака быстро напивается всяким пятисортным пойлом, да потом начинает задираться друг на друга, хотя минут десять назад они клялись в обшей друг другу любви и вечной до гроба дружбе.
Разговоры, идущие в кабаках вертятся возле нескольких тем и заточены в основном под: еблю, развод кого-то на покупку дармового пойла (посредствам вводного слова «Слышь» и обращения «братан», «ты», «паря», в зависимости от уровня близости к объекту развода и отношения к нему же в данном отрезке времени), политику, просто «чисто поарать», а так же еще раз еблю , потому что именно с этой целью настоящий кабацкий мужчина может купить девушке одну или nцать бутылок пива, в зависимости от скорости улета девчины и отравления ее организма С2Н5ОН…
Разговоры кабака многозвучны, что не мешает им быть немыми и ели слышными. Первые литр-два пива вы еще можете сказать что-то остроумное, но вот последующие два-три литра , плюс пачка сигарет, плюс почти невставаемость , за исключением отлучения в отхожее место типа «сортир», со стула сделают из вас мычащего скота. Скота, который и способен то только на то, чтобы взять сидящую рядом девчину (если вам повезло и вы умудрились с ней познакомиться в предскотный период) за задницу и в таком положении судорожно пытаться вспомнить, а как же в таких случаях прибалтывают на «поебаться». Скот он и есть скот. Мычание очень скоро заменяет слова, а нетвердая походка – уверенный шаг.
Алкоголь сильнее других врагов и хитрее. Он делает из человека – дурака.
Но что-то я слишком расчувствовался.
Я много раз бывал в каабах и в его ситуативных положениях.
Я расскажу вам что такое кабак.
Итак, мы уже на месте.
Мы берем столик и заказываем по выбору и на вкус, что кому больше нравится, ведь выбор то у нас есть всегда: пиво или водку.
Другого здесь не пьют. Причем и сорта этих напитков не очень то отличаются на разных столиках. В кабаке пьют пиво не дороже 50 рублей за 0,5 (пять за ноль пять), и водку не дороже 150 рублей, опять же за 0, 5. Других вариантов тут нет.
И если вас угораздит заказать шампанское , или , не приведи Господь , мартини , виски или другую ересь, я вам не позавидую – вас окрестят лохом , притом богатым лохом, и скорее всего уебут. Будь благословенна Россия!
Мы берем столик и садимся. И пока один из нас идет к барной стойке за бражными напитками (а приносить вам тут никто ничего не собирается – даль пепельницу и за то спасибо скажите, а то ведь и унести могут), мы смотрим по сторонам.
Тусклые лица трудяг , которые ежедневно ходят ни то что бы на нелюбимую работу, а на работу которую они ненавидят, ненавидят самозабвенно , ненавидят так , что их ненависть вводит их на высшие круги духовной деградации, ненавидят эти лопаты, грабли , станки , все то , чем они создают общественный продукт и прирост ВВП, ненавидят капиталистический сук и их сынков на дорогих иномармарных машинах , собранных в Тольятти и под Питертауном, ненавидят своих жен и подруг за то что те тупые суки и весь день только и делают что жрут , срут или смотрят телевизор с этими вечными, не прекращающимися сериалами и Шоу Петросяна энд компании, болтают с не менее тупыми подругами и все время норовят что-нибудь напиздеть, украсть или просто позлословить (кстати ненависть к такого рода женщинам меня ничуть не беспокоит, боле того я разделяю ее в полной мере), они ненавидят свою зарплату в пятнадцать штук , которых все равно на нихера не хватает, а жизненных соков и жил она вытягивает столько . что хоть сразу в могилу, они ненавидят своих соседей, за то что те не ходят в кабак, а скопили (долбаебы , бля!) денег и уехали отдыхать в Египет, они ненавидят своих детей, которые тупые ублюдки неблагодарны им за кусок хлеба и стакан воды, а еще они ненавидят детей за то что они так похожи на них, и будущее их ожидает ровно такое же, они ненавидят своих родителей, за то что они были такими как и они и ничего им не рассказали и не научили, они ненавидят Правительство и Государство, за то что оно не работает за них и дает просто так сдохнуть от цирроза печени , в заблеванном гадюшнике, в куче своей рвотины и окружении таких же «милых» дружков в славном месте под названием Кабак.
Я не жалею этих людей, в моем сердце нет для них снисхождения. И будь я Гавриилом, перстой Божьей, эти люди были бы осуждены и отправились в Ад первыми.
Теплые, старые , потертые и кожные куртки , хотя в помещении тепло, надеты на плечи, а на головах у многих кепи совсем странных фасонов. Бутылка водки на столе и две уже приконченных, глаза залитые кровью и взгляд куда-то вперед, две бляди сидящие рядом. Вот как гуляет босота.
Ах , да самое время сказать про музыку.
Если это так называется.
Поп музыка прошлых десятилетий и блатная песня, именуемая у нас шансоном, я даже и не знаю почему.
Босота гуляет… Чтож ты фраер сдал назад… Вооооооольные не забывааааааайте, да бродяг подогревааааааайте.
Да пошли вы все нахуй , сидельцы!
Никогда не понимал этих слюней, которые распускает все это быдло, когда слышит подобные вот звуки. Уровень развития этих людей настолько низок, что включи по простоте душевной сейчас Вивальди в нас, наверное, полетели бы стулья. Здесь не слушают Вивальди, здесь слушают Бутырку.
Но музыка здесь, как и везде в прочем, является только фоном, фоном для ничего. Потому что именно ничто здесь и происходит.
Ах, вот и долгожданное пиво!
Уже скурено по три, а то и четыре сигареты, снова делаем ежика их пепельницы – выиграет тот стол, на котором будет стоять самый колючий ежик! К этому негласному соревнованию, единственным призом за которым будет рак легких, трахеи, бронхов, пищевода, губ, языка, гортани, быстрая, мучительная смерть в сорок пять–пятьдесят лет или, это если повезе, удачная операция, дырка в шее и свистящее дыхание, подключаются скоро все, и помещение наполняется въедливым , противным табачным запахом. Да здравствует корпорация Филиппа Мориса! Ура, курильщики! Ура, ходячие трупы!
Мы больше не смотрим по сторонам. Все, что нам нужно, мы получаем друг от друга и от холодного, а может и теплого, но на сто процентов разбавленного (если мы вязли разливное) пива.
Так продлиться недолго и скоро, минут через тридцать, один из нас идет к туалету.
Туалет, ибн «сортир» в подобным кабаку местах – это место о котором говорить можно долго.
Начнем с того, что сортир, сука, занят. Не знаю, говорил ли такое Галыгин( эй вы , люди будущего, хоть кто-то из вас знает что такое Галыгин ? а Камеди Клаб ? Если нет, значит я не зря писал свои опусы.. Если знаете, то лучше бы я сейчас пошел спать, а не ебал мозги себе, железком другу – компу, в три то часа ночи) но он точно должен был бы такое сказать!
Сортир, сука, занят – поэтому многие не дожидаются его открытия и идут ссать прямо на улицу. От постоянных ссак, гектолитров мочи как раз то и стоит такой прикольный аммонный запах по весне возле Кабаков, да остановок, да в парках, да возле подъездов, да во дворах детских садиков, школ, просто на пустырях. Ссут везде. Вива , Росси!
Но я не такой.
Морозить свой половой орган да посреди улицы – это не мое. Лучше я пристроюсь к этой вот блондинистой тетьке и буду ее клеить, потому что просто так стоять, дожидаясь своей очереди – скучно.
Тетке, на вид которой лет двадцать пять на самом деле восемнадцать или девятнадцать. У нее длинные прокуренные волосы и стринги торчат прямо из штанов. Тетку зовут Таня. Таня любит бухать и ебаться по пьяне. Она, конечно же ,того мне не сказала, но это я и так знаю. За месяц у нее было десять разных парней, и это для нее не предел.
В качестве ознакомления с «блядями нашего двора» она вполне сойдет, и я приглашаю ее за наш столик.
Очередь в сортир, чем-то напоминающая очереди за хлебом в самые нехорошие годы нашей советской бытности, это удивительно место, где можно в легкую снять девчонку, прибалтать ее и тому подобное. Слава мочеиспускательной способности в купе с выделительной его функцией!
Итак, мы идем за наш столик.
Я беру Тане и ее подруге и еще одной подруге пива, они, естественно, не отказываются. Мы начинаем разговор. Я мил как никогда. Алкоголь очень славно влияет на меня: я начинаю много улыбаться и говорить приятную чепуху женщинам.
О чем мы говорим не стоит внимания.
Замечу лишь, что туплю я страшно, но слушают меня почти с открытыми ртами.
И тут я замечаю девчонку, которая минут двадцать назад пыталась спросить у меня салфетку, чтобы вытереть стол. Она бухая, и может быть поэтому она перепутала меня с официантом , которого здесь никогда не было.
Девочка только что промахнулась мимо стула, пытаясь на него сесть, и все сидячие за столом парни над ней громко смеются. Я наклоняю в бок голову, когда ее взгляд вдруг касается меня и делаю снисходительную рожицу
Она замирает и делается каменной ровно на пять секунд, не мешкая, вскакивает со своего стула, почти уронив бутылку с теплым пивом, и направляется явно ко мне. Так как кто-то уже спланировал ее себе сегодня на ночь, я отвожу взгляд и совсем не смотрю на девочку, которая уверенным, но слегка заплетающимся шагом, целенаправленно идет ко мне.
Она подходит, без лишних слов берет меня за руку, своим движением побуждая меня встать и следовать за собой.
Я так и делаю, потому что сейчас мне это по приколу.
- ТЫ же сказал, что ты уехал – начала она.
- Ты меня с кем то путаешь, девочка , - я глажу ее по плечам и трогаю волосы.
- Сергей же, правильно ? – совсем серьезно вопрошает девочка, глядя на меня мертвыми от алкогольного отравлении глазами.
- Ты ошиблась – пытаюсь вырваться я – Денис.
Она вцепилась в рукав и что-то пытается сказать, но я вырываюсь и иду обратно к своему столу. Мне сейчас не до сук. В любом смысле этого выражения.
Я вижу эту девочку еще долго – она сидит то за одним, то за другим столом. На нее смотрят не меньше пяти пар мужских глаз, специально считал. Глаза эти голодные, и, видимо, нормального, да и просто секса у их уже не было давно. А тут такой случай. Достоевщина. В этой стране никогда ничего не изменится.
Мне жаль девочку, но я не мать Тереза, да и не спасти ее уже.
Девочка бродит от стола к столу и вдруг, как раз в тот момент, когда я упустил ее из виду, она вырастает снова возле и пытается меня куда-то увлечь. То, что это ни закончится добром ни для меня ни для девочки ни для того человека, который очень скоро подойдет ко мне неровной походкой и произнесет: «Слыыыыыышь», я прекрасно понимаю и не поддаюсь.
Она мямлит что-то и тут я ловлю ее взгляд. Бля, да она совсем еще девочка! И лицо. У нее очень милое лицо. Она не совсем еще похожа на тех блядей, которые разбавляют нашу компанию сегодня. И тут я взрываюсь.
Я беру ее за мохнатую и мягкую голову и наклоняю немного с силой к себе. Я шепчу ей на ухо:
- Тебе сколько лет?
- семнадцать.
- семнадцать? - я просто ахуеваю от этой жизни.
- восемнадцать, поняв свой промах, переговаривает ответ она.
- Бля, восемнадцать ? – ахуеваю я снова. – вот что, бери свою одежду, сумку, хватай такси и езжай отсюда домой. Ты пьяная. Ты себя не контролируешь. Тебе надо домой.
Она не вырывается, и слушается меня, но потом вдруг, как будто вырванная на миг из трясины безумия, она снова погружается в него и отвечает :
- Нет, мне еще работать, В Таймауте. Мне танцевать.
- куда танцевать? Ты, бля , видишь себя со стороны ? Тебе же пиздец. Какая, нахер, работа ? иди домой, лови такси, учись, получай знания, становись умней, получи ахуенную работу и никогда, слышишь меня, никогда не приходи сюда!
- Мене танцевать, мне в Таймаут – безумие не сдает просто так своих позиций.
- Посмотри туда – она ведет взглядом за моим, я показываю ей за столик, где она сидела еще несколько минут назад. – Они все, все, слышишь, хотят тебя выебать. И ни по разу и ни в одиночку. Если ты не уйдешь, так и будет. Слышишь? Иди домой, поступай в институт и никогда, никогда не приходи сюда. Пожайлуста.
Она качает головой и на этот раз сама уходит.
Я не отпускаю ее взглядом, готовый любую минуту , как только кто-то другой захочет ее увести куда-то, встать и разебать нахуй это гавно. Чтобы только она, девочка, которую я не знаю и больше когда не увижу, доехала до дома благополучно.
Но проходит минут пять. Она все это время сидела за столом, подперев свою головку ручками. И вдруг по ее телу, совсем не заметная, как волна, дрожь проскочила и она встрепенулась. Быстро вскочила, взяла свою куртку, сумку и, не оглядываясь, побежала к выходу.
Очень хочется верить, что она пошла домой. Очень хочется верить, что на больше никогда сюда не вернется.
Да, здравствует надежда. Она умирает по пятницам.
В своем списке «добрых дел» на сегодня я уже поставил галочку. Чем бы себя занять?
Ах, вот.
Интересный объект изучения.
Однажды во Франции в семье дворянина родился чудный мальчик. У мальчика были золотые кудри и премилые щечки. Матушка его любила, а отец так и вообще в нем видел только маленького ангелочка. Однажды во Франции случилась великая революция, и мальчик пошел воевать. Но не для того чтобы отстоять честь предков, мальчик присоединился к бунтарям. И не прогадал. Маркиз де Сад был хорошим воином, а еще он очень хорошо разбирался в людях, в их видах и разновидностях, а еще он превосходно знал Порок. Не могу сказать послужил тому богатый опыт, или же природная фантазия в союзе с наблюдательность, да вот только образы нарисованные в его днях Содома, живут поныне.
Посмотрите на эту «девушку».
Ей около тридцати. Под тридцатник, как говорят у нас. У нее толстая, шершавая жопа, обвисшие плоские сиськи и щеки, но худые руки и еще есть талия. На ней надет вполне сносная, еще не потрепанная дубленка, дешевая, конечно, но что делать… У нее на руках маникюр, выполненный силами соседки – маникюрше по «образованию». Она курит Винстон. Ее зовут Наташа. Как в американском порно фильме. Знаете же, девушек из «России» очень часто называют Наташами. Наверное что-то есть в этом имени дьявольское, притягивающее к себе Порок.
Наташа стоит у барной стойки и пьяными, телячьими глазами смотрит вокруг. Чего е она ищет?
Наверное ей нужна работа: ведь со своей то она уволилась месяц назад и теперь живет на взаймы. Врят ли.
Тогда ждет свою подругу, чтобы весело провести время. А то все задерживается? У нее нет подруг, кроме бутылки водки или пива. Единственная ее приятельница, если исключить сутенершу Таню, у которой она время от времени ищет для себя заработка – сигарета. И она одна. Значит снова мимо.
Тогда одно – ей нужен мужчина. Сильный, смелый, который утешит ее и вознесет на высшие круги обожания. Может и так. Но в наличии в кабаке таких не имеется. Да и если ли они в остальном мире? Вот в чем вопрос.
Наташа идет только одного – разрешения одного, единственного вопроса, тяготящего ее сегодня – а где взять денег еще на пару бутылок пива? Или стопок водки, по вкусу, выбор всегда есть.
Где она найдет эти деньги нас не интересует. Но то, что ее желание сбудется – волноваться не стоит. Она еще никогда не ошибалась в выборе сегодняшнего друга.
Пока, Наташа. Мы с тобой закончили.
Минуты начинают лететь слишком тягостно, алкоголь давит на физическую оболочку мозга, та перестает выдерживать и психика сдает. Виртуальное содержание моего головного компьютера требует срочной перезагрузки. Душа, наполненная кучей благих желаний и добрых устремлений не может, просто физически, если только это понятие применимо к естеству идеальному, не способная быть в местах подобных кабаку.
Надо бы уйти, да только театр еще не закрыт, не все роли сыграны, а главный зритель – моя любознательность не насытились окружающей действительностью. Блять, как я не хочу верить в то что это говно – действительно, а ни виртуально.
Две картины. И мы отсюда уйдем. Я обещаю.
Мозг переполнен, и я пытаюсь встать, чтобы выйти на улицу, поймать машинку и свалить отсюда навсегда. Но не удалось. Тяжелая волосатая рука упала сверху на мое плечо, как раз в тот момент, когда я оторвал свою задницу на пару сантиметров от стула.
Я поднимаю удивленные глаза вверх, моя задница при этом плюхается вниз, и я вижу человека неопределенного возраста в широких очках и клетчатой кепке.
- Позволь обратиться?
- Позволяю. – отвечаю я. На нас никто не обращает внимания. Все мои товарищи заняты «девочками». Тем лучше.
- Я Офицер, я боевой Полковник. Что ты… вы , вы.. можете мне доложить , сударь по поводу…хм… случившегося ?
- Все спокойно!
- Спокойно? Хм… Ты… Вы, вы… согласитесь составить мне компанию? У меня там есть…хм… - он начинает рыться рукой в широком кармане своей старой куртки, из под которой, однако выглядывает неплохой пиджак.- у меня там есть.. мелочь…согласитесь ли вы? не откажите старику? Я пенсионер. Извольте.
Я, теперь уже освободившейся от его тяжелой руки быстро вста , усаживаю его на соседний стул и иду в направлении бара.
- Бутылку водки, и стакан пива.
Пиво – мне. Не хочу водки.
Мы разлили.
- Я боевой полковник – он выпил. – я служил в Афганистане. Сударь что ты…хм.. Вы, вы, можете мне ответить? Где? Хм… я никто. Я пенсионер.
Его слова начинают путаться. Я понимаю, что ему уже давно хватит и что я зря взял эту бутылку.
- Так вы были в Афганистане?
- Я убивал – кидает он, вскакивает, опрокидывает недопитую бутылку и с силой рвет в строну выхода. Потом останавливается и, будто не понимая, что он задумал или просто об это забыв, он снова возвращается к моему столику:
- Да, Я убивал, но не женщин и детей! Нет, сударь! Только мужчин. Бородатых. Только их. – он опрокидывает рюмку.
И тут передо мной стает очень и важный вопрос: а не пиздит ли он ?
С одной стороны такая ситуация, когда в кабаке находится бывший советский офицер, сломавший себе жизнь и пропивающий пенсию, возможна.
Но с другой – слишком уж не по настоящему он обращается ко мне и, это видно, он подошел то с явным желанием развести меня на выпивку. Не уж то этот человек промышляет тем, что вызвав жалость, а может даже сыграв на патриотических , остаточных чувствах людей, снимает с этого всего свои барыши в виде пары стопок водки ?
- Так вы были в Афганистане?
- Я убивал! – кричит он мне, срывается с места и исчезает в дверном проеме кабацкой двери, с силой распахнув последнюю.
Еще очень долго нахожусь в неком замешательстве. Откуда он взялся? чего хотел? развести меня на выпивку, или сострадания? Даже если и так, то тем, что он там кого-то убивал, меня не проймешь. Люди всю жизнь воюют друг с другом, смотрят в отверстия оптического прицела на свою жертву, а потом нажимают на спусковой крючок и бах! – цель , расположенная в полторы тысячи метров от невидимого убийцы падает замертво, или же режут горло, хлыщет кровь, душа летит в небеса, или проваливается в магму земной мантии: гореть вечно…
Но если разобраться: горение это только процесс соединения элемента химической таблицы Менделеева с кислородом, с О2. Признак реакции – горение, читай выделение энергии посредствам излучения. Результат: оксид элемента. В аду, что есть кислород? Выходит так. А раз там есть кислород, значит там есть и жизнь!...
Кабак наполненный множеством разнородных, но в то же время одинаковых как близнецы людей очень скоро перегревается запаянной скороваркой. Будет взрыв.
Ждать долго не приходится.
Один сказал неприличное слово своему другу, кому-то со стороны показалось, что намеревались обидеть его. Слово за слово и вот уже первая кровь, неловкие удары и животный оскал. Драка в кабаке глупа, бессмысленна и жестока. А еще она смешна. Портить себе костюм, терять зубы, клочки волос, набивать синяки или ломать кости – что может быть глупее? Из-за неловко сказанного слова, из-за неправильно понятого, или понятого как раз правильного взгляда. Да какая разница? Мне своя целостность дороже. Каждого из этих боевых петушков, по одиночке и всех скопом я могу унизить, избить, заставить есть свои фекалии вне бара, завтра, когда они будут трезвы. А не сейчас, забитых до краев гормонами, забывшими на какое-то время кто они и что из себя представляют.
Кабак – очень интересное место для целей смелого исследователя человеческих натур. Души, попавшие туда – больны. Болезни их разнятся по симптомам и степени развитости, но схожи они в одном – в своей природе и основе, которой всегда есть дурное воспитание и низкий интеллектуальный уровень.
Порок захватывает сердце. Тьмой, вечной тьмой затягивается ваша главная мышца. Кабак – это место сбора, шабаша больных душ.
Каждый, попавший туда, каждой, кому там понравилось, каждый, кто остался там – обречен.
Ищете спасенье.
Бегите из кабака.


Теги:





0


Комментарии

#0 03:09  24-02-2008Saddam    
Сука, блять. Ты фекалии свои, в другой раз, в меньшем объеме испражняй. Заебалсо читать.
#1 13:17  25-02-2008ЛентаМёбиуса    
согласна с предыдущем коментатором..
#2 15:28  26-02-2008Иван Гилие    
Странно. Я раньше получал удовольствия от посещения вот таких вот грязных, вонючих злачных мест. А потом прошло как - то само..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [12] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...