Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Когда приходит ночь...

Когда приходит ночь...

Автор: weshmaster
   [ принято к публикации 13:15  20-03-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 306]
Глава 1. На берегу вечности.

«Ночь не знает боли, Она не помнит обид. Но Ночь не умеет чувствовать,
а значит жизнь Её печальна и нелегка», - шепчет кто-то.
«Но ночь не живёт! Она же не живая», - удивляется Человек.
«А откуда тебе знать, что Она не Я?» - смеётся голос.

Шум моря, волны, ночь. Месяц сиял очень ярко, освещал белый песок и следы на нём. На берегу стоял высокий мужчина, одетый в плащ из лёгкой ткани, он смотрел вдаль. В руках у него обрывок бумаги. Его лицо, освящённое обманчивым лунным светом, казалось не живым, а длинные каштановые волосы белыми. И весь он будто изваяние, вот только взгляд его тверже и сильнее камня.
Около мужчины появилась девушка. Она была одета в длинное белое платье, на голове у нее венок из маленьких красных цветов. Ее лицо непередаваемо красиво.
- Ты не сделаешь этого! Не смей Кор! – кричит она.
- Я должен испытать эту половину Сердца, сирена , – отвечает он ей.
- Но это запрещено! Я тоже хочу узнать правду о Сердце, но не такой же ценой!
Нельзя похищать человека из другого мира.
- А я и не собирался, - пожимает плечами Кор. - Я всего лишь хочу, чтобы в
одном из миров появился человек, который будет нам обязан. Я дам ему
всю силу нашего мира, и когда-нибудь он вернёт нам наш свет.
Сирена молчит.
- Ты предвидишь гибель света? – тихо спрашивает девушка.
- Когда-нибудь это должно случиться, – строго говорит Кор. Я не утверждаю,
что это будет скоро, но отрицать очевидное нельзя: мы слишком часто
вмешиваемся в тонкие материи нашей вселенной! И всё равно никто из нас не
в силах победить изначальные силы: смерть, судьбу и другие… Мне очень
жаль, что старейшины не поняли меня, но ты! Ты должна! Ты всегда была
мудрейший из женщин, не даром же во время войны за Право ты входила в
совет старейшин! Мы победили благодаря тебе, а эти глупые индюки
выгнали тебя из Совета, якобы, потому что ты женщина! Да пусть мне покажут
хоть одного мужчину, который достоин тебя! И после всего этого ты их
защищаешь!
- Не кипятись Кор, - спокойно отвечает сирена. - Женщины не могут входить в
состав Совета, да я и не обижаюсь на них. А что касается вселенной… да, я
понимаю тебя, и ты бесконечно прав – нам нечего противопоставить судьбе.
Пока нечего. Но я не уверена, что ты на верном пути. Мы не должны
повторять ошибки прошлого. Мы как будто стоим на краю бездны с
завязанными глазами, пытаемся отойти от края, но лишь подходим ближе
и ближе. Один неверный шаг - и всё, впереди лишь пустота и вечность. Она
всегда манила нас, мы как бабочки, летящие на огонь, не знаем, что через миг
мы сгорим. Так же и смерть, мы не ведаем, что такое бессмертие. За всё надо
платить, и возможно, приобретая бессмертие, мы теряем что-то. У нас нет
чего-то, что есть у людей. Возможно, у нас нет души. Не знаю, и знать не хочу.
Но когда-нибудь мы пожалеем, поймём, что бессмертие совсем не то, что мы
думаем и это не то к чему надо стремиться.
- Возможно это так, а может, и нет. Мы ведь не знаем! Но ни в коем случае
нельзя впадать в уныние, - улыбнулся Кор.
Мужчина посмотрел на небо. И печально улыбаясь, достал листок.
- Луна уже достаточно высоко. Пора начинать. Ты со мной? – спросил он.
- Наверно, я сошла с ума. Да, я с тобой! Я верю тебе! Начинай.
Кор улыбнулся. Сирена выглядела озабоченной. «Никогда бы не подумал, что такое возможно! Она наконец-то согласилась со мною!» - подумал Кор.
Он достал листок и внимательно посмотрел на него. На бумаге постепенно проявились символы. Тонкий лист будто рвался по швам! Внезапно поднялся ветер, и вот море уже бушевало, волны взметались к самому небу! Но среди шума и грохота слышалась песня. Она то затихала, то, как птица взмывала вверх! Постепенно всё успокоилось, только над морем осталась лёгкая золотистая дымка.
Кор опустился на песок, рядом с ним осторожно присела и девушка. Хоть они и слишком разные, но сейчас, на этом пустом берегу, в их головах крутились одни мысли: «Теперь всё. Нам остаётся только ждать. Неужели это всё, что я могу сделать? Ах, как же холодно ночью!».

* * *

«Кровь. Скоро будет много крови. И ты бессильна что-либо сделать!»
Сны, сны… От этого голоса бросает в жар и холод. Уже давно в её сновидениях присутствует что–то липкое и неприятное. А после этих кошмаров так трудно проснуться!
Невысокая девушка лет шестнадцати шла по занесённым листьями дорожкам и осеннее солнце играло вместе с ветром её рыжими волосами. Всё кажется таким далёким от совершенства…
Как раз напротив её дома парк и теперь, осенью, он утопал во всех оттенках красного и жёлтого. Но сейчас девушка не видела всей этой красоты, она думала о своём сне: Последнее время он стал сниться чаще. Нужно что-то делать, с каждым разом всё труднее просыпаться! Страх, страх… Аня понимала, что боялась не голоса, а того, кому он принадлежал. И ещё она точно знала, что существо, которое преследовало её, не могло быть человеком.
Эта девушка всегда придавала огромное значение снам. Очень часто она попадала в чудесные места, которые, как ей казалось, были частью одной мозаики. Например, её любимым местом во сне был необычный город. Он буквально утопал в зелени садов и солнечном свете. Дома в нём были сделаны из разноцветного стекла, и в какой бы из них она ни зашла везде её встречали с радостью. Однако за всё это время никто так и не сказал ей, как назывался этот город. Но самое замечательное, что во всех свои чудесных сновидениях она чувствовала себя хозяйкой, и всё что она ни хотела, тут же исполнялось.
Другое дело эти кошмары. Они снились Ане примерно раз в месяц, и каждый раз голос говорил ей о её бессилии, с самого раннего детства, сколько она себя помнит…
Родители несколько раз водили её в психиатрию, это всё ерунда… «Настоящий отец поверил бы, - рассеянно думала Аня, - С самого детства ещё на много лет вперёд, я всегда буду одна с этим страхом».
Самый печальный, самый грустный момент её жизни, так она считает, но… «Что это? Какой чудесный аромат, - она рассеянно улыбается, - так тепло и спокойно. Что это, кто здесь? Рядом со мной, держит за руку…» Наваждение проходит остаётся лишь тепло и ощущение лёгкости…

На самом краю Москвы она вздрагивает и просыпается. Обняв колени тёплыми ладонями Аня сидит под одеялом и вспоминает сон. В спальне ещё спит соседка, до рассвета остаётся совсем немного это шанс прогуляться и обдумать спокойно, что делать дальше.

Мягкие шаги по занесённым листвой дорожкам, всё как во сне, только не так тяжело. Тепло и улыбка всё ещё где-то внутри неё.
Аня проходит мимо основного здания школы и направляется к воротам, сейчас есть шанс проскользнуть мимо сторожа незамеченной, если это удастся, то весь парк к её услугам.
«Частная школа, как несправедливо, но находиться рядом с этим человеком я больше не могу», – слёзы текут, хотя она и поклялась, что больше никогда не будет плакать.
Странно, мать стала такой отчуждённой после появления этого мужчины. Они поженились почти сразу же. Мама была счастлива, а Аня… на неё по настоящему давило общество отчима, хотелось бежать как можно дальше, чтобы никогда не видеть этих тёмных, глубоких, как море, глаз. Он не воспитывал её, не наказал ни разу, даже почти не разговаривал с ней, зато всегда был рядом.
Сначала всё было ещё ничего, а затем обстановка в доме стала серой и по настоящему мучительной. Это напоминало её кошмары, они стали сниться ей всё чаще. Мать не чувствовала ничего и списывала её напряжение и страдание на простые предубеждения и нелюбовь, хвасталась подругам о том, какой заботливый и милый у неё муж. В то время, как он ни разу не улыбнулся ей, не дарил подарков, жил и с ними и одновременно очень далеко.
Наконец, когда отчим в очередной раз ушёл не пойми куда, Аня попросила маму отдать её в частную школу, где училась Лена – её единственная подруга. Долго не думая и не спрашивая отчима, она согласилась и через день, пока его не было, Аня уехала в частную школу на окраине Москвы. Никто с тех пор так ни разу и не приехала.
«Странно, прошло уже больше месяца, она забыла про меня? Не может быть, а если с ней что-то случилось?» – из глаз всё текут и текут слёзы, остановить их никак не получается.

Вздох, листья падают на плечи. Шаг, ещё шаг, луч утреннего солнца согревает виски. Удар сердца - и становится тепло, как во сне, нежная рука гладит щёку и согревает то, что обычно называют душой… Ане так хорошо, слёзы высыхают, жаль, что нельзя растянуть эти мгновения на целую вечность… Жаль, что нельзя поделиться этим теплом с папой…

Но Кто-то наблюдает за Аней. От Его недоброго любопытства, ей и снятся кошмары. Он наблюдает за девушкой. Он не может убить её сейчас, в этом мире Он слабее её, но очень скоро всё изменится. Так истерзанна Его творением, удалось сбежать от преследователя? Но берегись, Он найдёт тебя и тогда наступит конец твоей жизни, как и её! Тень пролегла через весь парк и протянулась к Ане, но её отбросило назад чьей-то силой. «Проклятая сирена! - яростно шепчет Он. - Я всё равно доберусь до девчонки!» Тень отодвинулась, взгляд Его погас, и существо растворилось в сумраке…

Глава 2. Свет сквозь мрак.

На небе сияют звёзды.
Они такие одинокие, такие далёкие,
Но так ярок их свет,
Потому что в одиночестве их сила.
Но это не для людей…

Красное здание школы, расположенной по соседству с парком, но туда запрещено выходить. Стадион и теннисный корт рядом с дорогой, но в ту сторону Аня почти никогда не ходила. Это был неизвестный, пугающий мир, пусть цветной и наигранно весёлый, но бледный, жестокий. Зато парк она знала отлично, так много часов она проводила на своей любимой скамье около озера Все грустные, весёлые, запоминающиеся моменты были связаны с длинными аллеями и жёлтыми листьями клёна…Но сейчас было 12 часов дня, пятница, и все ученики сидели как раз в этом здании школы. На улице покрапывал мелкий дождик, планирующий когда-нибудь перерасти в сильный ливень.
Школьные друзья, как много этим сказано! Гораздо больше, чем можно сказать двумя словами! Здесь и школьные вечера, и интриги, и козни, и зависть, и дружба, и поддержка, и столько чудесных мгновений вместе! Но Аня не успела завести ещё друзей, да их почти и не было никогда.
Прозвенел звонок, после алгебры наступает черёд биологии. Учительница просто чудо! Такая милая полненькая женщина! У неё трое внуков и диплом «Лучшему преподавателю», написанный кем-то вручную. Аня всегда с нетерпением ждала её урока, ведь это так интересно! Но когда она подошла к классу, на пороге стояла их директор, худая, высокая с длинными, светлыми волосами, собранными в хвостик на затылке. Вопреки ожидания, совсем не злая и не старая, а молодая, красивая женщина. Не строгая, с юмором, её любили абсолютно все ученики (особенно мальчики).
Все с недоумённым видом столпились перед ней.
- Я сожалею, - со скорбным видом сказала она, - но у Любовь Михайловны очень тяжёлый перелом. Её не будет около трёх месяцев. На это время мы нашли вам неплохую замену, прошу не обижать и любить. Николай Эдуардович.
С этими словами из класса вышел он… Стук сердца, кровь закипает. Ужас, отчаяние, боль!

Урок биологии прошёл неплохо для всех, кроме Ани. Она выбрала самую последнюю парту, подальше от отчима. Совсем не слыша ничего, Аня размышляла, почти плача.
Итак, отчим нашёл её. При этом делает вид, что ничего не происходит, где мама? Как она восприняла его уход? Что ей теперь делать, куда бежать? Соседка смотрела на неё с недоумением и волнением. После урока был обед. Аня, как в трансе, села за один из столов с девочками. Её соседки вовсю обсуждали нового преподавателя.
- Он просто чудо! Такой красавчик, а волосы, а глаза!
- Да, ты права! Кареглазый блондин – это такая редкость! Может крашеный?
Аня от неожиданности подпрыгнула на месте.
- Как вы сказали? Кареглазый, блондин? – поинтересовалась она.
- Ты что не смотрела на него совсем? Я же ясно выражаюсь! – соседка отвернулась и
продолжила разговор с остальными.
Аня сидела, как в воду опущенная, всё бы ничего, только у отчима её зелёные глаза, да и был он, собственно шатен, в чём она только что и убедилась…

После обеда у всего класса была физкультура на улице. Пока все шумной толпой переодевались Аня скользнула за толпу и прокралась к ограде. За ней начинался парк, удачно миновав сторожа, милого бородатого старичка и по совместительству дворника, она пробежала вперёд, подальше от школы, по дорожке.
Сзади мелькнул кто-то, девушка обернулась, но никого не увидела. Обняв плечи и поплотнее запахнув куртку, она пошла быстрым шагом вперёд, за деревья. «Это он, я чувствую, почему не отстанет, зачем мучает меня?» Всё так и мелькает перед глазами, мир сливается в причудливые полосы из всевозможных цветов… Осторожно опустилась на скамейку, он здесь, чувствую, что же делать, что…
Раздался резкий крик. Аня подняла взгляд на дерево, там сидела птица, будто сотканная из алых нитей света, роскошный хвост горел пламенем и жаром, рубиновый глаз внимательно рассматривал девушку. Воздух колебался, листья сгорали вокруг птицы, которая внезапно взмахнула крыльями и села на скамейку рядом с Аней. Девушка, удивлённая, некоторое время просто смотрела на свою соседку, а потом подняла руку и поднесла к ней.
На куст сирени, где-то сзади опустилась тень. Птица резко взлетела, обдав Аню жаром её крыльев, уселась на дорожку и посмотрела на девушку, как бы зовя за собой. Аня нерешительно встала и пошла за птицей куда-то вглубь парка, но, не сделав и десяти шагов, она остановилась. Резкий жар, размытые линии, алый огонь мелькали перед глазами, феникс (а это был он) исчезал за этим хаосом перьев и огня. Аня, просто потому что хотела удержать равновесие, подбежала к фениксу и схватила его за длинный хвост. Сверкнул огонь, и всё погасло… Пустая дорожка парка, одинокая скамейка у озера.

Резко крикнул ворон на ветке в парке, ветер налетел и сорвал последние листья с деревьев, солнце панически сверкнуло и исчезло за тучей, мир волновал переход через границу.
Он упустил девчонку, её феникс провёл по светлой тропе, но ничего, Он поспешит за ней, найдёт и уничтожит!

* * *

Свет, яркая чёткая стрела устремляется сквозь облака. Они чернее ночи и ярче рассвета… Здесь есть лишь облака под ногами и над головой, а ты летишь между ними, узкое, до невозможности, пространство, ничем не обременённое и не затронутое.
Феникс, оглядываясь, летит вперёд, рассекая облака сильными взмахами крыльев, твоя душа устремляется за ним и свет огня окутывает тебя теплом…

* * *

Когда ты просыпаешься утром не там, где ожидаешь – это неприятно, когда встаёшь в совершенно незнакомом месте – это шок. Аня проснулась, а точнее очнулась не просто в незнакомом месте, солнце светило над головой и даже не одно, три маленькие точки ярко сияли вокруг главного светила. Айна находилась в лесу, но никак ни в парке, резкий крик феникса вернул её к действительности.
Немного полюбовавшись сиреневым небом, она встала с худого, гибкого парня, лет семнадцати. Серёжка в ухе и красный платок на голове наводили смутные мысли толи о пиратах, толи о концерте какой-то модной группы. Встав с распластавшегося на земле «пиратика», она тут же пожалела об этом, тот одарил её таким убийственным взглядом, что Ане стало плохо.
- Не нашла лучше места, чтобы приземлиться? – парень вставал с земли и, отряхиваясь,
ехидно глядел на девушку. – Ты что, с неба свалилась?
Аня поспешно оглянулась по сторонам.
- Нет, с дерева, ты кто? – ответила растерянно она.
- Я Ирон, проезжал тут мимо, когда на меня сверху упала ты, - он недовольно оглядел её.
- Прости, я не хотела, - Аня растерянно огляделась по сторонам, - Где мы?
- Кто мы? Как тебя зовут?
- Анна.
- Что, Айна? Красивое имя, необычное.
- Да нет же, я… Ну ладно, если хочешь, зови Айна, - она расстроено посмотрела по
сторонам. - Но где же парк и Москва?
- О чём ты? Что такое Москва? Вынужден разочаровать, ближайший город в трёх днях пути отсюда.
- Что же мне теперь делать? - в ужасе воскликнула она. – Возьми меня с собой, а?
Ирон хмыкнул и с сомнением посмотрел на девушку.
- Мне чужие тайны ни к чему и всё же интересно – как ты-то сюда попала?
- Я… - Айна запнулась, постепенно вспоминая всё: и птицу, и тень, и переход.
- А! – парень явно обрадовался. – Память отшибло? Хотя нет, имя ты своё всё-таки
помнишь. Ну что ж, поехали, но тебе придётся сесть со мной на коня, а завтра уже
приедем в город.
Айна уставилась на чёрного коня неподалёку. Потом с тоской на Ирона.
- А куда ты потом?
- В сторону Шиорского леса, у меня там дела!
- Можно с тобой? – Айна умоляюще взглянула на него. – Мне всё равно некуда идти. Я
совершенно не знаю, где я, денег нет, вернуться домой не могу.
- Ну уж нет, возится ещё с тобой… - начал было Ирон, но, взглянув на Айну, собиравшуюся было опять расплакаться, замолчал. – Так и быть, поехали, но тогда придётся покупать тебе коня в городе, ведь путь-то не близкий.
Ирон подошёл к своему коню и помог забраться Айне, после чего залез сам и они уже было отъехали, когда из-за куста выпорхнула птица, феникс. Он уселся на плечо Айны всем своим видом показывая, что слезать не намерен.
- Это твоя птица? – удивлённо воскликнул Ирон. – Но фениксы очень редко выбирают себе хозяина! Тебе, наверное, очень повезло, раз такая птичка благосклонна к тебе. Как его зовут?
- А я обязана его как-то назвать? – удивилась она.
- Конечно! Иначе приручение будет не полным.
- Тогда его зовут… - Айна задумчиво посмотрела на сияющие крылья. – Пусть будет
Пиро, да, я ведь не знаю, девочка это или мальчик.
Она ласково погладила пёрышки феникса и ещё раз посмотрела ему в глаза.
- Да, тебя зовут Пиро, ты понял? Пиро. Хороший феникс…


Теги:





1


Комментарии

#0 15:04  20-03-2008Француский самагонщик    
Афтар, это роман? Если да, то следующие части будут слиты в канализацию. Тем более, что и "лицо, освЯщённое обманчивым лунным светом", к этому располагает.
#1 01:17  21-03-2008Файк    
Хороший пенис...
#2 01:20  21-03-2008Colonel    
ахтунг?
#3 01:35  21-03-2008гадцкий Папа    
Афтар сказачьнег. скаска - гамно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
...
08:26  04-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]
Иван Петрович был не простым человеком. Ещё он был писателем. Взялся он как-то роман писать, причем писать его необычно, не так как все - обычными чернилами или же карандашом. Взялся он его писать невидимой пастой. Такой вот он был скрытный, чтобы даже муха не прочла что же он там пишет....
08:25  04-12-2016
: [3] [Х (cenzored)]
I
Я не надеюсь не на что,
Хочу лишь принести я вам тепло,
И пусть не плед, ни чай, всего то слово издалёка,
Но пусть запомниться надолго, навсегда,

Как запах розы зимней ночью,
Он закрывает разум до утра,
И греет сердце теплой речью,
Мой стих, который не прочтете никогда....
Радист орбитальной станции крутил ручки настройки:
- Да, что за гадство! - бормотал Николай, - С этими солнечными выхлопами ни до кого не дозвониться!!!
- Ты кому звонишь? - спросил, вплывая в рубку связи, командир
- Твою ж мать! - выругался радист, - Сёдня же у Серёги, бортинженера, день рождения!...
20:57  02-12-2016
: [177] [Х (cenzored)]
Наш царь-Донбасс,
Он грезит планом невозможным,
Не в те проливы он ведет баркас,
И кормит нас подножным кормом.

Наш царь-"Сирийский принц",
Воюет за контракт арабский,
Привел он в мир нас рабский,
А сам имеет трех цариц....