Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Прокурор начинает сердиться. Часть 2. Глава 13.

Прокурор начинает сердиться. Часть 2. Глава 13.

Автор: мусор под шкапом
   [ принято к публикации 07:43  21-03-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 397]
ГЛАВА 13

- Ну? Что же Вы молчите, Владимир Анатольевич?! Где, я Вас спрашиваю, работа по делу?!! Почему до сих пор не задержан заказчик убийства?!
Я виновато опустил голову, подыгрывая трагифарсу, в очередной раз устраиваемом Николаевской. Распекать следователей, задавая угрожающим тоном риторические вопросы, было ее хобби. И лучшим выходом для подвергшегося экзекуции было виновато молчать, тупо уставившись в коричневую полировку стола начальника первого отдела городской прокуратуры.
Отвечать, а тем более возражать, было категорически противопоказано для здоровья следователя. Здоровью же Николаевской ничто уже не могло повредить. Всей прокуратуре было известно о ее давней черепно-мозговой травме, ежегодных курсах лечения и медицинском противопоказании работать с людьми. Однако, покидать кресло она и не собиралась. Власть над людьми, даваемая её работой, была намного слаще и привлекательнее пенсионной перспективы. Работа была для Николаевской всем.
Краем уха слушая усиливающиеся упреки в некомпетентности и лени, я вспоминал обстоятельства лежащего передо мною уголовного дела...

В ноябре прошлого года два молодых русских бизнесмена решили провести очередную аферу по максимальному получения прибыли при минимальных вложениях. Только на этот раз своим партнером они избрали азербайджанца Вугара, предложившего ребятам партию водки “Финляндия” по весьма умеренной цене. Забыв, что бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке, “новые русские” сели в “девятку”, принадлежавшему одному из них, назовем его Алексей, и, предвкушая большой барыш от перепродажи “огненной воды”, отправились на встречу с Вугаром. Деньги, как и положено в России, они передали азербайджанцу наличными в долларах, после чего на двух машинах покатили на склад, где якобы стояли контейнеры с вожделенной водкой. По дороге импровизированная колонна завернула к дому Вугара, где последний внезапно вспомнил о запланированной встрече, и в качестве проводника посадил в машину Алексея своего “брата”, некого Рахманова, обещавшего показать дорогу на склад, где бизнесменов якобы давно ждали. Рахманов долго плутал по городу, постоянно ошибаясь адресом, после чего попросил затормозить на пустом шоссе и, внезапно выхватив из-под куртки пистолет ТТ, застрелил сидящего за рулем Алексея выстрелом в затылок. Компаньон убитого, назовем его Сергей, в шоковом состоянии обернулся к сидящему на заднем сидении Рахманову, и увидел зияющее дуло пистолета в пяти сантиметрах от своего лица. Улыбающийся Рахманов нажал на спусковой крючок, но ТТ дал осечку. Сергей видимо родился в рубашке, потому что и следующие два выстрела у Рахманова не получились. Между русским и азербайджанцем началась борьба, в процессе которой Рахманов выскочил из машины и, отстреливаясь из “ожившего” пистолета, побежал за угол соседнего дома, где его, возможно, ожидала машина заказчика Вугара. Очумевший от чудесного спасения, Сергей решил испытать свою судьбу еще раз и бросился вдогонку за Рахмановым. Однако, погоня продолжалась недолго. В какой-то момент бизнесмен понял, что пистолет у Рахманова настоящий, и в следующий раз может не повезти, поэтому прекратил бессмысленное преследование убийцы и вернулся к смертельно раненому Алексею, умершему вскоре на руках своего удачливого компаньона.
Получив в ноябре материалы этого дела, я спокойно положил немногочисленные бумаги в папку, сделав на ней карандашную пометку “Глухарь”, так как ни я, ни сотрудники “убойного” отдела не сомневались, что найти азербайджанского киллера будет невозможно. Однако, через неделю нас с операми ждал сюрприз. Была установлена съемная квартира Вугара, на которой остался, видимо специально забытый заказчиком, паспорт Рахманова. Хотя прописка была в Азербайджане, у сыщиков была фотография убийцы, а значит, поиск преступника обещал быть успешным. И действительно, через пару дней, Рахманов был задержан в Выборге, где скрывался в общине земляков, базировавшейся на очередной съемной квартире.
Чудом оставшийся в живых Сергей уверенно опознал Рахманова, дав подробные обвинительные показания. Через некоторое время старичок - пенсионер случайно, выгуливая собаку, обнаружил и оружие преступления - пистолет ТТ, брошенный Рахмановым во время погони в сугроб снега. Как показали баллисты: пистолет был тот самый.
Практически по всем параметрам дело было раскрыто: арестованный опознанный убийца сидел в “Крестах”, пистолет после экспертизы - в моем сейфе, Сергей сменил место жительства и ждал начала суда, опера отмечали редкое “поднятие заказухи” , Вугар (фотографию и данные которого удалось добыть) объявлен в розыск. Дело было готово к направлению в суд, но...
Вмешалась Николаевская, заявившая, что без заказчика Вугара дело в суд не пропустит. Все были в недоумении, и Лукин в частности. Такого еще не случалось. Обычно, если один из участников преступления скрывался или установить его не представлялось возможным, уголовное дело в отношении него выделялось, после чего с другим номером и поручением на розыск хранилось в прокуратуре. А основное дело направлялось в суд, где преступник, получив заслуженное наказание, отправлялся отбывать его в места очень отдаленные, ожидая там прибытия подельника.
Но в этот раз из-за немотивированного каприза начальника первого отдела все застопорилось. Для розыска азербайджанца Вугара брались бесконечные отсрочки. Каждый раз Николаевская устраивала истерику: почему негодяй еще не пойман? Я в который раз забрасывал уголовный розыск отдельными поручениями, регулярно получая стандартные отписки о ведущихся оперативно-розыскных мероприятиях по делу. Всем было понятно, что ничего сделать нельзя. По неофициальным данным, Вугар в день убийства отбыл на историческую родину, подставив Рахманова милиции, и найти его на территории Азербайджана было практически невозможно. Однако Николаевская дело в суд не пускала, требуя фантастических вещей. Порою складывалось впечатление, что она еще живет и работает в светлые времена Советского Союза, когда созвониться по телефону с коллегами из Баку было также легко, как на выходные съездить в Нарву.
Азербайджан был другим государством, со своими законами и традициями. Связаться с ним можно было лишь через Генеральную прокуратуру, что означало долгие месяцы ожидания нулевого результата. Возможно, Николаевская это и понимала, но отменить свое указание не могла. Не в ее это было правилах. И поэтому...

- Владимир Анатольевич! Я к кому обращаюсь?! Почему Вы не выполнили моих указаний?! Я же четко их написала.
- Каких указаний, Татьяна Александровна? Все следственные действия были проведены, - я поднял на кричащую женщину усталый взгляд.
- Как это “все проведены”?! А это что?! Вот! На сопроводительном письме в ваш район. Найти гильзы на пути следования преступника. Они найдены?
- Всего с места преступления было изъято 4 гильзы, две из салона машины, когда Рахманов после осечек передергивал затвор и две рядом с машиной, когда он неудачно стрелял...
- Так. Мне это ясно. Но где остальные? Ведь пенсионер, нашедший пистолет, показал, что в нем был один патрон, да и тот в патроннике. Так?
- Да. Он для проверки оружия выстрелил в землю, и затвор остался в крайнем заднем положении...
- Вот! Значит, магазин был пуст. 4 гильзы - с места, одна у пенсионера. Где оставшиеся гильзы? Молчите?! Ясно же, что они остались на пути отступления Рахманова! Почему Вы их не нашли? А ведь я указала на это!!!
- Дело в том, что в тот вечер был глубокий снег. Горячие гильзы, скорее всего, просто утонули в нем. А электромагнита у наших районных экспертов нет...
- Снег?! Какой еще снег?! Я отлично помню 20-ое ноября 97-го года! Никакого снега в тот день не было!!!
И тут я допустил грубую ошибку:
- Как же не было, Татьяна Александровна? Вот фототаблица, - и я наивно положил перед онемевшей от ярости Николаевской фотографии вечернего заснеженного Северного проспекта.
Что тут началось...

* * *

Из кабинета Николаевской я вырвался только через 40 минут и отправился переваривать все услышанное о себе в кафе городской прокуратуры, базировавшемся в европодвале под самой надежной “крышей” Петербурга.
Общеизвестно, что язвы желудка и двенадцатиперстной кишки образуются от излишней сентиментальности, отягощенной ненормированным питанием. Поэтому я подумал о совмещении приятного с полезным, решив плотно пообедать. Цены в кафе держались на высоте птичьего полета, но качество соответствовало, и заведение пользовалось известной популярностью среди работников прокуратуры.
К своему немалому изумлению, за одним из столиков я увидел своего товарища из Московской районной прокуратуры Андрея, с аппетитом поглощавшего куриное чахохбили из горшочка.
- Вот так встреча! Андрюха, ты, что здесь делаешь?
- Я-то работаю. А вот Вы, Владимир Анатольевич, по какому праву прохлаждаетесь, уклоняясь от борьбы с мировой преступностью?
- Ни фига себе “прохлаждаюсь”! Сейчас тетя Таня так “пропарила”, что в баню ходить не надо.
- А-а, ну понятно. Сам виноват. Не надо было волокиту разводить.
- Кто бы говорил! Сам-то...
- Что было - то прошло. А кто старое помянет... Сам знаешь.
- То есть как “прошло”? Ты теперь все дела за 2 месяца кончаешь?
- Кончают сам знаешь когда, а дела заканчивают и направляют в суд, для рассмотрения по существу.
- Ладно, Андрюха, кончай умничать! Колись, в чем твоя проблема.
- Кому Андрюха, а кому и Андрей Владимирович... А о проблемах я теперь забыл. С тетей Таней даже не здороваюсь.
- Ты что в следственную часть перешел?
- Бери выше!
- Неужто к Иван Иванычу в замы?
- Ну, это в следующем году. А сегодня я прокурор отдела по надзору за соблюдением законов органами ФСБ.
- Круто! Кто ж тебя пропихнул?
- Пропихивают, сам знаешь что, а меня пригласили за трезвый ум и твердую память.
- Да уж “за трезвый ум”... Это точно о тебе! Величенко помог? Он же теперь зам Иванова.
- Ну, наконец-то догадался! Не прошло и часа. До того как стать прокурором Московского района он был начальником моего отдела. А ты не знал?
- Я в прокуратуру работать пришел, а не слухи собирать.
- Надо быть в курсе всех дел. Здесь этому быстро учишься. Не то, что в районе. Я тут 2 месяца, а уже столько знаю... Рассказать?
- Ты лучше расскажи, почему из района ушел? Ты же был просто в восторге от работы. Мне все уши прожужжал, о том, как здорово с операми в засадах ночью сидеть.
- Было дело. Жужжал...
- Ну, так что случилось?! В чем дело?
- Случилось... - Андрей замолчал, демонстративно пережевывая обжигающий кусок цыпленка.
- Ну, давай. Колись.
- Знаешь, Вовчик, не думаю, что мне хотелось бы об этом говорить, но... Рано или поздно, ты все равно узнаешь и возможно в другой редакции. Так что, расскажу авторскую.
Андрей доел чахохбили, вытер рот салфеткой и начал меланхолично помешивать ложечкой остывший чай.
- Весной мы с операми из ОБЭП закрутили одно дело по Комитету здравоохранения. Вдаваться в подробности я не буду. Но смысл в том, что один крупный дядя из Комитета подделывал кое-какие бумаги, связанные с импортом накросодержащих лекарств. Вот мы его и крутили. Негласно, конечно. Были собраны кое-какие доказательства. Но все косвенные. Свидетелей не было. Вернее они молчали... И вот, однажды мне позвонили на работу, и вежливый мужской голос предложил решить мои материальные проблемы за прекращение расследования...
- Какую сумму предлагал?
- Хорошую. Тебе не предложат. Я его послал подальше. Вечером позвонили домой. Это был другой человек... Тоже очень вежливый, - Андрей поднял на меня покрасневшие глаза. - Он сказал следующее: “Уважаемый, Андрей Владимирович. Мы не будем Вас убивать. Это бессмысленно. На Ваше место придет другой. Мы сделаем следующее: завтра Вашу мать изобьют неизвестные. Если Вы будете упорствовать, то послезавтра мы убьем Вашего отца”. После чего этот голос подробно, по минутам, рассказал мне, как провели мои родители этот день...
- И что же ты сделал?
- Утром я пошел к Величенко. Он тогда еще работал в районе. Сообщил ему обо всем. Он сказал: “Охрану мы Вам, Андрей Владимирович, конечно обеспечим. Но Вашим родителям вряд ли. Людей нет, сами знаете. Да и долго охранять Вас не будут. Неделю, не больше. Если ничего не случится, охрану снимут”. Тогда я написал рапорт на увольнение, - Андрей отхлебнул ледяной чай. - Но Величенко предложил мне перевод. И вот, я здесь, - он грустно улыбнулся. - Знаешь, если бы дело касалось только меня, я бы ни минуты не колебался, но мамы... Самое ужасное было не в том, что говорил этот подонок, а как он говорил. По его голосу я понял... Нет, почувствовал, что он сделает все, что обещает. И мне стало страшно. По настоящему страшно. Я именно тогда понял, что игры в сыщиков закончились, и началась настоящая жизнь... - Андрей поднялся из-за стола, с шумом отодвинув стул. - Ладно, Вовчик! Мне пора работать. Привет тете Тане! - и Андрей, опустив голову, пошел прокурорствовать.

* * *

Не успел я зайти в свой кабинет, как загудел местный телефон.
- Володя? Приехал уже? Зайди-ка ко мне, - голос Лукина был встревоженный и не обещал ничего хорошего.
- Ты что в городской прокуратуре натворил? Звонила Николаевская, сказала, что тебя увольнять надо! - начал прокурор, как только я вошел в кабинет.
- А она не сообщила, за что?
- Сообщила! По делу Рахманова. Запустил, говорит, совсем. Загубил перспективное дело. Гнать, говорит, таких следователей надо из прокуратуры. Вот так. Что скажешь?
- Я ничего не скажу. Прошу Вас ознакомиться с делом, - и я выложил на стол предусмотрительно захваченную папку, со специально для такого случая приготовленной справкой о проделанной работе.
Минут пять Лукин молча листал двухтомник, после чего задумчиво поднял на меня глаза.
- А почему дело до сих пор не в суде? Его еще в феврале можно было в городской суд загнать. А сегодня 30-ое июня.
- Так ведь сама Николаевская и запретила. Сказала, что пока заказчика Вугара не найдут, дело в суд не пропустит.
- Что за бред?! - прокурор захлопнул папку. - А если его вообще не найдут?! Она что, 26-ю статью забыла? Что-то я ни хрена не понимаю.
- Не знаю. Может и забыла. Только ее истерики я уже третий раз выслушиваю, а сегодня она Вас подключила.
- Та-а-ак... Ну, мне все ясно. Кстати, завтра она меня с замом вызывает к себе на ковер. Сказала, чтобы и ты был... Но тебе ехать не надо. Мы сами. Ты справочку по этому делу подготовь для меня.
- Уже, Тимофей Юрьевич! - я вынул из папки свежеотпечатанный листок.
- Хорошо... Но только, не нравится мне эта ситуация, Володя. Похоже, решила она за тебя взяться. Всерьез.
- За что же, Тимофей Юрьевич? Она ж сама меня в 97-ом году к подарку представила в приказе.
- Да что ты! Разве это для нее имеет значение. Понимаешь, она человек такой. Надо ей постоянно кого-нибудь грызть. Со света сживать. Не может она без этого. Только на моей памяти она восьмерых хороших ребят под увольнение подвела... Так-то вот.
- Но почему именно я?!
- А это, как повезет. Ты просто сегодня ей под руку попался. А у нее обострение, - Лукин многозначительно покрутил пальцем у виска. - Вот и отоварила тебя по первое число. Теперь не забудет... Я ее знаю.
- Но ведь я ни в чем не виноват.
- А это не важно. Помнишь старый анекдот: “Семья гостей проводила, утром звонят. “Вы вот вчера были у нас, ушли, а у нас ложка серебряная пропала. Так что больше к нам не приходите!” “Так ведь мы ничего не брали!” - оправдываются гости. “Да. Знаем. Мы сегодня ложку нашли. Но, знаете... Осадок неприятный остался”. Так и с тобой...
- Что же мне теперь делать? Самому что ли увольняться?
- Нет, увольняться не надо. Работник ты хороший. Я тебя в следственный отдел порекомендую. В городскую прокуратуру. Там сейчас как раз новый начальник кадры набирает. Кириллов Петя. Мы с ним раньше работали в транспортной прокуратуре. Думаю, возьмет тебя... Я поговорю.
- Спасибо, Тимофей Юрьевич.
- Ну что ты, Володя. Думаешь, ты один в такой ситуации оказался? Да только из нашего района пять человек из-за Николаевской уволились. Лешка Милин, каким у нее любимчиком был! А потом прогневил чем-то. Запил и понеслось... А Володька Стаканов? Пил? Пил. Но мужик был порядочный. Тоже съела. Меня-то она не тронет. Возраст все-таки. Уважает, наверное. А кто помоложе, тех она и за людей не считает. Завтра я тебя прикрою. Приказа о взыскании не будет. Не волнуйся. А потом уж, думай сам...
- Я уже подумал.
- У тебя отпуск когда?
- С 20-го июля.
- Ну вот, осталось всего ничего. Как с делами?
- Три закончу. А два придется передать. Рахманов этот несчастный, по нему “отсрочка” до августа, да дело Опаршина и компании, там еще двух надо задержать. Там до сентября годовая отсрочка...
- Ну, ясно. Это не проблема. А три дела в суд, говоришь? Это отлично! Вот завтра и уведомлю Николаевскую, какими сотрудниками она разбрасывается...

* * *

Успокоенный прокурором, я отправился в свой кабинет заканчивать работу по двум бытовым убийствам и побоям сотрудника милиции.
Около семи радостно зазвонил телефон.
- Владимир Анатольевич? На месте? Очень хорошо! Из второго отдела главка беспокоят. Беля только что задержали!
- Да вы что?! Где же?!
- Он на проверке документов попался. Сейчас к нам везут. Мы за Вами машину высылаем.
- Отлично! Но главное - потерпевшую на опознание и очную ставку привезти. Записывайте ее адрес...
Продиктовав данные Пасадиной, я начал лихорадочно искать дело Беля среди 42-х “глухих” дел, аккуратными стопками лежащими в моем сейфе. Постановление об аресте, санкционированное прокурором, к счастью лежало в деле. Схватив пустые бланки опознания и очной ставки, я галопом спустился вниз к сигналящему УАЗику ГУВД.
Вечер только начинался.

* * *

Бель уныло сидел, прикованный к ножке стола, в компании трех дюжих оперативников. Мое появление не произвело на задержанного никакого эффекта. Я представился и Бель, с трудом преодолевая охватившее его волнение, тихо произнес:
- Мне нужен адвокат.
Его слова вызвали дружный хохот оперов, пообещавших ему 12 адвокатов в камере “Крестов”. Однако, я достал блокнот и, найдя номер круглосуточного дежурного поста адвокатов Объединенной коллегии, заказал защитника на сегодняшний вечер. Ситуация была неординарной и закрепить доказательства хотелось намертво. А лучшего признания, чем в присутствии адвоката на суде и не ждали.
Через пол часа привезли испуганную Пасадину. Она приехала вместе с отцом, которого я видел впервые. Мужчина внимательно взглянул мне в глаза и отошел к стене длинного коридора ГУВД, утопавшего в сумраке частично отключенных ламп.
- Ну вот, Елена Сергеева, - отойдя с потерпевшей в сторону, начал я инструктаж. - Мы задержали того самого Виталия. Сейчас я проведу опознание. Вы осмотрите трех мужчин и укажите мне, который Вас... Который совершил в отношении Вас преступление. Вы вкратце, в двух словах опишите произошедшее: такого-то числа, там-то, совершил то-то и то-то, подробностей не надо. Вы уже давали показания. Потом подъедете адвокат Беля...
- У него есть адвокат? - испугано пролепетала Пасадина.
- Да. Я только что пригласил дежурного. Да не бойтесь Вы. Ни Бель, ни адвокат Вам ничего не сделают.
- Это Вы так говорите.
- Я это не только говорю, но и обещаю. Ясно Вам? Вот так. Успокойтесь. В общем, подъедет адвокат, и мы начнем очную ставку. Я попрошу Вас рассказать произошедшее, Вы более-менее подробно расскажите. Потом спрошу у Беля, подтверждает ли он сказанное. Затем Бель и адвокат смогут задавать Вам вопросы. Но отвечать на их вопросы Вы не обязаны. Я у Вас сам буду спрашивать: хотите ли Вы отвечать. Договорились?
- Это все, что от меня сегодня будет нужно?
- И сегодня и вообще. Дело фактически готово. Осталась пара экспертиз. Так, что, возможно, наша встреча будет предпоследней.
- Предпоследней?
- Да. Когда дело будет окончено, я приглашу Вас в прокуратуру для ознакомления с делом. Но это будет потом, а сейчас... - и я открыл дверь в кабинет, где Бель в окружении двух немного похожих молодых оперов из соседнего отдела ожидал своего путешествия по длинным лабиринтам уголовно-исполнительной системы.
К моему удивлению дежурный адвокат приехал быстро, и все следственные действия мы завершили еще до 23-х часов. За эти несколько часов, проведенных в обществе Беля и Пасадиной, я убедился в правдивости ее слов.
Ни что так не раскрывает истину, как очная ставка... И хотя в 90% случаев стороны опровергают друг друга, настаивая на ранее данных показаниях, внимательному следователю отлично видно кто из допрашиваемых врет. Другое дело, что доказать ложь бывает очень трудно, но для формирования, так называемого, внутреннего убеждения, такой опыт бывает весьма важен.
Бель был потрясен случившимся. Похоже, он и забыл о событиях многомесячной давности. И только сейчас, со всей ужасной очевидностью перед ним раскрывалась перспектива дальнейшей жизни.
Адвокат вел себя абсолютно индифферентно. Только поинтересовался у осмелевшей к концу очной ставки Пасадиной, зачем она пошла в квартиру Беля, на что потерпевшая довольно дерзким тоном ответила: “Проводить. Потому, что он был сильно пьян. Но оставаться у него я не собиралась, если Вы это имеете в виду”. На этом вопросы сторон были исчерпаны.

Провожая Пасадину до выхода из ГУВД, я заметил новую перемену в ее поведении. Она перестала бояться ситуации.
- И чего я, дура, волновалась? Он же просто подонок. Он меня сам боится, - заявила мне на прощание девушка, открывая тяжелые входные двери, чтобы навсегда покинуть мрачные стены “Большого дома”.

* * *

Утром 1-го июля, подписав у прокурора 30-ым числом постановление о возобновлении следствия по делу и получении месяца на расследование, я рысью начал выполнять за две недели то, на что УПК отводил месяц.
Мое заявление Пасадиной о готовности дела не было ложным. Дело действительно было готово в том смысле, что все следственные действия, возможные без участия обвиняемого были выполнены. Но теперь появился тот самый обвиняемый. И мне предстояло: получить у Беля образцы крови и слюны, для проведения сравнительной биологической экспертизы его выделений со спермой из влагалища потерпевшей, спермой на постельном белье и трусах Пасадиной, а также кровью на подошве утюга из злополучной квартиры. Получив заключение экспертизы, я смог бы предъявить окончательное обвинение арестанту, и ознакомить его и Пасадину с материалами дела.
Проблема заключалась в том, что на руках у меня были путевки и билеты в Феодосийский пансионат, датированные 20-ым июля. И отмена данной поездки была невозможна.
Таким образом, начало июля стало для меня сплошным цейтнотом в раскаленном пыльном городе. Мой бронзовый загар в основном был заработан в результате путешествий в окрестностях Мечниковской больницы. Чтобы уменьшить работу экспертам, а значит увеличить скорость выполнения, я разбил одну экспертизу на три, поставив каждому специалисту единственный вопрос. И таким образом, получив моральное право бегать с просьбами о скорейшем ответе.
Титаническими усилиями воли, исчерпав до дна все отпущенное мне природой мужское обаяние, к 15-му июля я добился получения трех вожделенных заключений экспертов биологов.

* * *

17-го числа, жмурясь на обжигающее летнее солнце и тихо напевая навязчивую хитовую мелодию, я не спеша возвращался в прокуратуру. Желая продлить наслаждение прекрасным летним днем и внезапно свалившейся на меня свободой, я брел по запыленной Арсенальной набережной, легкомысленно помахивая потертым “дипломатом”, в котором лежало дело Беля с только что подписанной 201-ой.
Пожалуй, только следователю известно это чувство...
Когда недели, а порой и месяцы напряженной, отбирающей все нервные силы кропотливой работы, рождают единственную бумажку. Протокол ознакомления с материалами уголовного дела! Десятки допросов и экспертиз, изнуряющие ночные выезды на места происшествий, сотни листов документов завершаются одним типографским бланком, подписи под которым подводят итог многомесячной работе на пределе сил.
Но какое блаженное облегчение ощущает этот скромный чиновник в сером костюме, получив вожделенную подпись обвиняемого...
Наверное, только обезумевшему фану, прорвавшемуся сквозь неистовую толпу поклонников к обожаемой “звезде” за автографом, знакомо нечто подобное, когда он возвращается домой, прижав к груди измятый листок с желанной закорючкой...

- Владимир Анатольевич!
Я обернулся. Рядом со зданием районного суда стояла Пасадина с отцом.
- Владимир Анатольевич, обождите. Мне надо поговорить с Вами, - она, смущаясь, подошла ближе.
- Что случилось? Мы вроде все закончили...
- Да, да, я знаю, но... В общем, я хотела бы поблагодарить Вас за сделанное. Честно говоря, я не верила, что Вы его посадите. Слышала раньше всякие вещи о работе следователей... Но Вы оказались не такой. Я очень этому рада. Владимир Анатольевич, спасибо Вам огромное, - в ее глазах блеснули слезы.
- Ну что Вы. Это же просто моя работа, - я был искренне растроган.
- Нет, нет. Вы не правы, - отец Пасадиной подошел ближе и протянул руку, - Петр Сергеевич. Очень приятно с Вами познакомиться. Я присоединяюсь к словам дочери. Огромная Вам благодарность от всей нашей семьи, - он с чувством пожал мне руку. - Вот. Если что-нибудь потребуется, я всегда к Вашим услугам...
Мужчина протянул мне “визитку” главного инженера Петроэлектросбыта.
- Еще раз спасибо. Спасибо, что честно выполняете свой долг. Всего хорошего.
Отец, обняв дочь за плечи, не спеша удалялся к станции метро, а я, ошарашенный произошедшим, остался стоять у обветшавшего здания суда с бесполезным кусочком картона в руке.
Впервые за три года меня благодарили за выполненную работу.


Теги:





-1


Комментарии

#0 10:42  21-03-2008Шырвинтъ    
Автор, прочти пожалуйста объявление на главной.

Вышли остаток одним куском, и давай закончим эту бодягу.

С уважением, шы.

#1 11:04  21-03-2008Француский самагонщик    
Автор, вчера тебе было сказано. Литпром не предназначен для публикации романов. Следующие порции, если пришлешь, уйдут в канализацию, будь твоё творение хоть трижды шедевром. Ничего личного
#2 11:12  21-03-2008Хренопотам    
Считаю, что вариант, предложеный Шы, является отличным соломоновым решением.

Автор, те кто читает твою нетленку, дочитают и оптом, не рассыпятся.

#3 22:54  21-03-2008Хренопотам    
Да вот твоя 13-я глава!!!
#4 23:01  21-03-2008Colonel    
правильное решение! коллективный разум редакции гениален!!!
#5 23:18  21-03-2008мусор под шкапом    
andreazz

Только после тебя!

Шырвинтъ

Хорошо, 3 часть будет направлена в печать полностью.

Француский самагонщик

Тогда надо правила Литпрома размещать на общедоступном месте, чтобы все видели: романы не совать!

Ведь общеизвестно, что не опубликованные законы применяться не могут.

Хренопотам

Надеюсь, что дочитают.

Colonel

Уж что-что, а коллективизм в нас не истребить.

#6 23:20  21-03-2008Colonel    
ну что ж, прочитал я и 13-ю главу... когда будет опт?
#7 23:24  21-03-2008Григорий Залупа    
А хули, нормально чювака пропеарили гы
#8 23:24  21-03-2008мусор под шкапом    
Colonel


Завтра днем выложу 3 часть.

#9 23:25  21-03-2008Лев Рыжков    
А вот кто бы написал окончание всей этой тягомотины? Кратенько так. Пусть прокуроров, гыгы, задушат гигантские кальмары. Или там похитит лох-несское чудовище. В общем, что-нибудь такое, креативное, гыгы. Сам бы написал, но не до того.
#10 23:29  21-03-2008Григорий Залупа    
Чтоб написать окончание надо блин прочитать начяло... я пас, епт
#11 23:34  21-03-2008elkart    
LoveWriter


Окончание как оно есть.

Прокурор лезет в залупу.

Залупа даёт прокурору просраться.

О! Кончил!

#12 23:35  21-03-2008гадцкий Папа    
Хтота четал ету хуйню?.. ниверю.
#13 23:36  21-03-2008elkart    
Залупа гигнтского кальмара ебет в жопу лохнеское чюдовище. Прокурор мочится в сортире.

754 комментария.

#14 23:38  21-03-2008Лев Рыжков    
Григорий

Не надо ее читать. Достаточно знать имена персонажей. Они наверняка есть в последей главе. Кстати, у тебя должно получиться. Уже чото ржу.

#15 23:40  21-03-2008elkart    
ЛитПром начинает сердицца. Прокурор тихо ухуевает.

Эпилог. Специально для прокурора создаецца отдельная рубрека: Секретный роман.

#16 23:49  21-03-2008Григорий Залупа    
Я б нахуярил да у миня план по написания креософ. Баюсь не уложиться в график гыгы

бля суки! уже придумал одну хуйню!

#17 23:49  21-03-2008мижгонa    
гадцкий Папа

я не читала, но многа наслышана.

заметь, ктати, я тя не палю.

#18 23:50  21-03-2008Григорий Залупа    
Я б нахуярил да у миня план по написания креософ. Баюсь не уложиться в график гыгы

бля суки! уже придумал одну хуйню!

#19 10:10  22-03-2008мусор под шкапом    
Ладно, упражняйте в остроумии.

А вот по поводу окончания вы обломаетесь.

Никакая фантазия не сравниться с реальной жизнью.

#20 10:48  22-03-2008мусор под шкапом    
рррргаф-гаф-гаф!
#21 13:19  22-03-2008Файк    
И мой камент праебалса...
#22 13:22  22-03-2008автолюбитель    
Извините не читал...

А про что они пишут?

#23 13:23  22-03-2008автолюбитель    
Это телесериал что ли?
#24 13:30  22-03-2008Файк    
Кальмар заебал прокурора анально.

Конец уже близок - и стон , и слюна

Летят в монитор, и сие актуально

Как пыльный мешок в экспертизе говна.

.

Сы. Вариант канцофки.

#25 13:42  22-03-2008elkart    
Файк 13:30 22-03-2008

заипца.

#26 13:47  22-03-2008Лев Рыжков    
Давай, Файк, поэму, гыгы, отдельным креативом. Акция "Возмездие прокурорам" объявляется открытой.
#27 16:32  22-03-2008Файк    
Заслал йа исчо, есличо.Пытался пачеснаку па тексту афтра паработать, но нихуйа не вышло.
#28 20:09  22-03-2008ося фиглярский    
МПШ.

Отдаю идею.

Предложили взятку прокурору.

Тот говорит, приходи ночью на кладбище, я буду сидеть на дереве. Кинь мне сумку с деньгами и уебывай.

Ну, взяткодатель так и поступил. Приходит на кладбище, слышит свист, смотрит кто-то голый на дереве сидит и голосом прокурора грозно говорит, мол, оставь сумку оставь сумку, сцуко. Ну пассажир охуевший оставил сумку прокурор соскочил захватал сумку нах и с воем в темноту съебнул.

Ну и ни хуя не сделал. Пассажир ясен хуй приходит с заявлением о даче взятки...

Из жизни случай хуле.

Дальше, МПШ, фантазируй. Кто в дурке, блять, кто где...

Вот если бы так написал...

Да еще покороче...

Глядишь в рекоменд бы заехал...

#29 22:24  22-03-2008бубень    
ат нахлыневшев мыслев врастапырку пригнуло аж. думать буду нат сежетом
#30 10:13  23-03-2008Хуй знает кто-2    
ося фиглярский

Я не могу гробить УЖЕ ГОТОВОЕ.

За идею, конечно, спасибо. Но боюсь, что этот сайт

не для меня. НЕ терплю тоталитаризма и навязывания чужой воли. Я сам был винтиком системы и с трудом из нее выбрался. Больше винтиком чужых желаний я не буду.

#31 10:17  23-03-2008Хуй знает кто-2    
Кроме того, высланную мною 3 часть не опубликовали.

Хотя именно диктаторы-редакторы дали мне совет направить окончание оптом. Но кинули. Я не удивлен.

Поэтому всем желающим прочитать последнюю 3 часть рекомендую зайти на сайт www.proza.ru и найти автора под ником Марк Владимиров. Там будет и роман в трех частях и сборник коротких рассказов и повестей, от убитого на Литпроме мусора под шкапом.

На этом прощаюсь. Живите как можете. А я ТАК не хочу.

#32 10:33  23-03-2008ося фиглярский    
ХЗК-2

Да не гробь ты его.

Это сырой материал, в первую очередь, мое мнение.

Не хватает в нем чего-то. Не знаю чего.

Может, для проф/юристов он и интересен. Но ведь пишешш-то ты не для юристов только.

Напомнил твой креос мне одну книгу П. Астахова. Средней парш-сти книга хуле. Название уже забыл. Что-то про рейдеров там. Но где Астахов, и где мы?

Какой-то графоман в 18-м веке опубликовал несколько томов хуевых стихов. Прославиццо хотел. Прославился хуле. Не стихами только, правда, гыгы.

Вот и Астахов иже с ними Компания таких же графоманов вводят всех нас в заблуждение, на деньги клиентов выпускаю ХУЙНЮ.

А потом народец начинает думать, что это литература. И пишет также. А богатого спонсора-то и нет.

Пойми правильно, до хуя сейчас говна издаёцца. И покупаеццо. Потому што раскручивают это ГОВНО.

Настоящая литература - это во-первых красиво. Во вторых, это НОВИЗНА. А вот новизны-то у тебя и нет, к сожалению.

И ставить себе целью прославиться своими творениями, по-моему, вообще нельзя. Хотя я тебя в этом не обвиняю.

И еще. Я очень хорошо знаю русскую литературу. ОЧЕНЬ. Без скромности. И очень плохо знаю иностранную.

Поэтому смею тебе сказать свое мнение. Это у тебя такая же "литература", которую пишут некоторые проф/адвокаты и прокуроры. И которую забудут через три года.

Ты лучше посмотри методику изложения материала в креативах, которые попали в рекоменд. Полезно.

Интересные выводы можно сделать для себя.

#33 10:50  23-03-2008ося фиглярский    
ХЗК-2.

Посмотрел кстати.

Я прав.

Найди спонсора и опубликуй.

Прочитают. На Россию тиражом тыщи полторы. Если повезет.

У меня, кстате, биография такая, что на пять романов материала хватит. Присниццо, хуй проснешься. Тока охота как-то это с юмором изобразить. И приврать охота блять очень, процентов на 80, бгыгыг. Если получиццо, сделаю. А нет, так ну его нах. Хуле позорицца. Таких как я до хуя, все писать начнут, ебануццо можно.

#34 11:05  23-03-2008Докторъ Ливсин    
рОман не читал..

но ося фиглярский(10:33 23-03-2008) здравые весщи говорит..

ЗЫ книгу П. Астахова - тожи, и не то, что денег стало жаль, а все по той же причине..

высер..

#35 11:08  23-03-2008ося фиглярский    
ХЗК-2.

И вообще. Еще один совет. Я очень люблю Гайдара.

Почитай его "Лбовщина, или Жизнь ни во что". В Интернете эта почти забытая штука есть. Посмотри его методику изложения.

Весь твой роман можно уместить на 4 страницах по методике Арк. Гайдара.

#36 11:15  23-03-2008ося фиглярский    
Докторъ Ливсин

Это Говно я и купил для того штобы убедиццо, что это ГОВНО.

Вместо тово штобы выпустить строго научную докумен/книгу, Астахов решил прославиццо. Прославилсо неибаццо как. Теперь у меня ассоциация с ним как адвокатом-графоманом.

Выпустил бы документалистику, был бы ему мой респект.

А так...

А вот старый один адвокат опубликовать смог свою книгу тока тиражом 1000 экз.

"Исповедь строптивого адвоката" М. И. Когана называеццо.

А книга блять заебись.

И стоит у меня на первом ряду в полке.

И перечитывал уже я ее раза два.

#37 21:58  23-03-2008Хуй знает кто-2    
ося фиглярский

Проблема заключается в том, что у меня НЕТ ЦЕЛИ издавать роман. Я зарабатываю своей профессией и не жалуюсь. В романе я описал СВОЮ ЖИЗНЬ, это не вымысел.

Вот дело-то в чем. Жаль, что ты до сих пор этого не понял. Цель публикации - единственная, послушать чужое мнение. Не более. Жаль, что мое произведение не формат. Но там, где это формат (на ЖЖ и прозе) я уже публиковался. Однако отзывов получил очень мало, хотя народ судя по счетчику читал. Правда есть у меня несколько коротких рассказов. Как раз по размеру подойдут в формат ЛП. На полторы странички. Только вот не знаю стоил ли теперь это публиковать.

#38 08:13  24-03-2008ося фиглярский    
ХЗК-2

Если у тебя это все опубликовано, то есть вариант, что читатели ЛП это видели.Тогда нахуй это слать?

А автобиографию надо так и называть АВТОБИОГРАФИЯ.

#39 19:37  12-04-2008прокурорская морда    
ося фиглярский

Я бы так и назвал. Да такой рубрики нет.

#40 19:39  12-04-2008прокурорская морда    
Забавно поулучается. Креатив в Хуете, а висит на главной уже хуй знает сколько времени.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:05  09-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Шагает с портфелем
Бредет он устало
На борьбу против лени
Шагает упрямо

Упала зарплата
Не в деньгах ведь счастье
Дыру в пиджаке прикрывает заплата
Являясь собою целого частью

А в здании сером
Цветастые дети
Рисуют похабщину мелом
Рисуют и те блять и эти

И парты исчерчены малой рукой
И порваны в клочья цветы у окна
И пнуть б малолетних дебилов ногой
Но вот раздается вопль звонка

И серый, угрюмый учитель
Безумств вакханал...
- Я беременна.
- Не сомневаюсь.
- Не веришь?
- Почему же. Верю. Прошлый раз ты обещала приехать к моим родителям, чтобы рассказать им о наших близких отношениях.
- Я погорячилась.
- А позапрошлый раз ты была не замужем, но из твоей квартиры с воплями выскочил твой муж в семейных трусах и почему-то без топора....
15:50  09-12-2016
: [0] [Х (cenzored)]

...Пока я принимал душ и одевался, Карл подогнал машину к отелю. Он намеревался после завтрака с поколесить по окрестностям, чтобы проветрить мозги после вчерашнего. Почти одновременно к отелю подкатило такси с зальцбургскими номерами. В нем находилось юное создание с длинными льняными волосами....


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
23:38  07-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....