Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ГиХШП:: - Новый Год 2

Новый Год 2

Автор: Алексей Кобелев
   [ принято к публикации 15:33  31-03-2008 | LoveWriter | Просмотров: 357]
Двадцать восьмого декабря Дед Мороз проснулся в девятом часу утра на удивление трезвым и выспавшимся. Причиной этому служило отсутствие выпивки, денег на нее и желание пенсионера недели две-три вести здоровый образ жизни. В углу его избы стояло несколько ящиков с тушенкой, галетами и одеждой выделенной ООН в качестве гуманитарной помощи старикам ведущим одинокий образ жизни. Съев пару банок тушенки и попив кипятку с сахаром старик понял, что пришло время готовиться разносить подарки. Для выполнения этой миссии требовались, минимально, две вещи – Снегурочка и, собственно, подарки. Снегурочка отсутствовала довольно долго и никто не знал где она и с кем. Подарков тоже не наблюдалось в пределах прямой видимости от избушки старого педофила.
В дверь осторожно постучали. «Снегурочка! Вернулась и хочет прощения! Конечно прощу!» вихрем пронеслось в голове Морозова. Он подбежал на кривых ногах к двери и распахнул ее. Однако на пороге вместо девочки стоял коротышка. Дед мороз в шоке замер, а лилипут произнес с неизвестным старику акцентом «Здрас-ствуйт-те» и протянул письмо. Непослушными руками Морозов вскрыл письмо. Оно было от двоюродного братца Санты и по прикидкам деда не могло предвещать ни чего хорошего. Пройдя в избу и надев очки перемотанные вдоль и поперек лейкопластырем он стал читать мелкий почерк своего брата. «Здравствуй дорогой брат! Очень надеюсь, что ты больше не пьешь алкогольные напитки. Особенно водку, ведь она разрушает твою печень, которой в молодости досталось от грибов, как впрочем и моей. Я знаю о твоем плохом финансовом положении и невозможности нанять, как в прошлом году, китайских и вьетнамских нелегалов для производства и упаковки подарков. Поэтому посылаю к тебе на подмогу сводный отряд лапландских гномов-разнорабочих для полноценной подготовки к Новогодним праздникам. Они немного ленивые, но ты можешь смело применять телесные наказания для стимулирования рабочего процесса и все будет ОК. Кормить их надо мало, так как от перекорма они становятся ленивыми и постоянно засыпают. Сильно их не бей – рука у тебя тяжелая, а скелетики у них хрупкие.
Твой брат Санта»
Оторвав взгляд от письма Морозов понял, что дверь он не закрыл и изба окончательно остыла. На пороге все также нерешительно мялся гном. Старик подошел к нему. Коротышка едва доходил ему до пояса. За его спиной он заметил развеселой расцветки небольшой фургон набитый гномами-разнорабочими из Лапландии. Этот фургон он сперли в семьдесят шестом в ленинградском парке аттракционов во время дружественного визита в СССР. В фургоне изначально не было мотора и частично дна и гномы долго приспосабливали туда мотор от бензопилы «Дружба», но он никак не подходил и они поставили лодочный мотор «Вихрь», мощностью аж тридцать лошадиных сил. Фургон действительно двигался как вихрь – то влево, то вправо, иногда даже прямо. Просто они забыли снять гребной винт.
- Как тебя звать?
- Миукколо.
- Значит так, по-нашему будешь Миша, а для прикола еще и Мяука.
- Хорошо, хозяин.
- А твоих трудяг как звать то?
Мяука стал перечислять всякие гномьи имена, которые показались Морозу стремными и не заслуживающими внимания.
- Ладно, Мишка, будешь ими сам командовать!
- Слуш-шаюсь, хозяин!
Успокоенный пенсионер отдал приказание Мяуке нарубить или наворовать дров и пошел в избу прятать от нежданных гостей гуманитарную помощь ООН. Попрятав в подпол и погреб ящики с тушенкой, сахаром, печеньем, галетами и прочей съестной всячиной он успокоено вздохнул и закурил беломорину. Вскоре вернулись гномы и с хитрыми рожами положили около печи несколько охапок дров. Сперли – справедливо решил дед. Однако хитрое выражение на лицах гномов было не от того, что они сперли дрова у председателя Даздрапермовского колхоза, а от того, что в протест неоплачиваемому труду они помочились на дрова и справедливо надеялись на неприятный запах при топке. Затопив печь Дед Мороз учуял запашок, но не придал этому особого значения – всякое померещиться может в таком возрасте, тем более если ты страдаешь энурезом уже восьмой год.
Тем временем гномы оккупировали сарай на предмет проживания и производства подарков. К вечеру производство было запущено. Линия производила кукол, медвежат из соломы и прочую дрянь, которую предстояло дарить в Новогоднюю ночь детям и взрослым страдающим умственной отсталостью.
Тем временем старый был озабочен отсутствием половой партнерши и, по совместительству, напарницы в раздаривании подарков. Проблема была острой и требовала оперативного решения. Он перебирал в уме различные варианты, но ничего путного не находил. Тогда он решил съездить к своему корешу – Матвею. Выйдя из избы он поймал первого подвернувшегося гнома, спросил его «вот из ю нейм?» и сделал страшные глаза. Гном затрясся и ответил «май нейм из Вассисуалио». Дед мороз потащил его к фургону работников попутно давая инструкцию следующего содержания: «вот что, Васька, ща поедем в Даздрапермовку, к коршу моему, Матвею. Ты поведешь, а то гаишники у меня второго года права отобрали, так что я теперь за руль ни ногой. И чтоб быстро!». Кое-как усевшись в маленький фургон Мороз скомандовал «Поехали!». Пока ехали в село пенсионер успел нарушить антиалкогольный зарок и осушил бутылку самогона. Лихо вкатив в село Вассисуалио выполнил полицейский разворот, сбил двух старух, трех юннатов, одного пионера, пьяного скинхеда и дочку председателя колхоза которая возвращалась с утренника в клубе, где обслуживала в приват-кабинке пастухов и зоотехников. Когда они наконец подъехали к дому Матвея солнце уже заходило. Друг Морозова сидел на завалинке и пьяно икал – он испытывал шок от увиденного зрелища. Он никогда раньше не видел столь мастерского вождения микроавтобуса, тем более коротышкой, которым командовал его друган Морозов. Когда один из друзей выкарабкивался из фургона, другой уже успел отойти от пережитого и поднимал свою тощую филейную часть навстречу друга дабы приветствовать того великолепным метеоритическим залпом, основанным на брожении капусты и первоклассного деревенского кефира. Под гром салюта старые друзья пожали друг другу руки и степенно пошли в избу. Когда Морозов изложил Матвею суть проблемы они помолчали, потом выпили по стопарику и Матвей начал излагать свое видение решения проблемы. «Все фигня, главное, чтоб женщина была хорошей и доброй. Ты ж Глафиру хорошо знаешь? Вот прекраснейшая кандидатура!» убежденно вещал старый маразматик. Второй пенсионер с ним соглашался. Так за приятными разговорами прошел вечер, а за ним и ночь. Под утро, достаточно пьяные они отправились к Глафире. Толстая и неопрятная старуха встретила их неприветливо и с порога заявила, что денег на опохмел не даст, как впрочем и самогонки тоже. Однако, услышав коммерческое предложение друзей, она сразу потеплела душой и стала рыться в сундуках с приданным выискивая подходящий для снегурочкиной роли наряд. Когда она вышла из-за ширмы наряженная в облегающую розовую кофту пятьдесят шестого размера (оттенок гламурности по ее мнению), чулки в крупную сетку и резиновые сапоги до середины бедра настроение стариков сразу упало. Когда же она надела кокошник своей прабабки и шинель офицера абвера, украденную во время массовой зачистки соседнего села из чемодана квартировавшевося у нее офицера Ганса Миллера, самочувствие друзей вообще снизошло на нет. Убедив настойчивую бабку, что они возьмут ее на все утренники Снегурочкой, а также подарят новую кочергу и отремонтируют рукомойник старики поспешно ретировались. Вариант с беззубой Глафирой обламывался и не сулил ничего хорошего. Ничего хорошего, кроме безопасного орального секса и того, что она была технически не в состоянии съесть их сухарики и воблу к пиву, коими они запаслись в огромных количествах она не представляла.
В связи с возникшим горем оба пенсионера единогласно решили выпить какой-нибудь жидкости, для поднятия творческой активности головного и спинного мозгов. Спасительным эликсиром на сей раз выступил технический спирт. Набравшись метанола до состояния технической неспособности себя обслужить и испортив, в связи с этим, свои штаны старики заснули только ранним утром. Сон алкаша краток, но крепок, как любил говорить председатель колхоза имени краснознаменного Даздрапермовского свинарника Петр Овсеич. Когда Мороз и Матвей проснулись, то обнаружили несколько странностей, которые произошли пока они спали. Во-первых, кто то переодел спящего Матвея в женское платье и теперь упитанный старикашка был похож на старую домохозяйку. Во-вторых, оба друга спали в обнимку на одной кровати. В-третьих, у обоих во рту было ощущение как на заброшенной звероферме (о чем незамедлительно вспомнил Морозов и содрогнулся от пережитого когда-то ужаса). Задница Матвея подозрительно болела, но он предпочитал об этом не думать. Однако при инвентаризации своей тумбочки он обнаружил пропажу камфорового масла, после чего стал подозревать неладное. Скептически оглядев друг друга друзья пришли к выводу, что можно больше не искать Снегурочку, а просто на пару отработать в этот праздник и вместе весело нажраться на халяву. Роль Снегурочки, естественно, выпала Матвею. Когда с организационными вопросами было улажено друзья решили поехать на делянку Мороза. Выйдя из избы и пинками разбудив спящего под крыльцом гнома-водителя Ваську они с толкача завели тарантас и распевая новогодние псалмы поехали. Проезжая мимо дома председателя колхоза они потребовали остановить экипаж гнома, после чего вышли и стали петь колядки. Чтобы они уехали колядочникам подал не только председатель, но и все его соседи. Забрав с собой пару мешков всякой еды, зачастую даже не протухшей друзья двинулись в свой путь дальше.
Когда они, въехав во двор, стали выбираться из автомобиля, ретранслятор на столбе вдруг запел на два молодых девичьих голоса какую-то веселую песенку про мальчика гея, мотив старикам понравился и они стали пританцовывать. При виде двух старых маразматиков, один из которых был в платье, танцующих под эту песенку гномы стали ехидно смеяться в свои маленькие кулачки. Неожиданно один из самых молодых и шустрых гномов не выдержал и заржал в голос, чем и привел непохмеленных пенсионеров в бешенство. Они поймали и долго били гнома ногами и даже ударили поленом, но не сильно и всего три раза.
Когда вся суматоха стихла, Мороз с Матвеем зашли в избу, вскрыли несколько банок тушенки, отобрали у гномов пару литров водки и стали обсуждать план действий в Новогоднюю ночь. Когда довольно сильно опьяневший Матвей вышел во двор дабы справить малую нужду на тарантас гномов он запнулся обо что-то и пребольно ударился головой об железный бампер сего автомобиля. Придя в сознание Матвей вдруг вспомнил, что прошлой ночью собственноручно лечил геморрой себе и Морозову камфорным маслом, отчего в его сознании закрепилось, что Морозов все таки его лучший друг. И никак иначе. С такими светлыми мыслями он сделал свое темное дело и пошел обратно в избу. Зайдя туда он увидел, что его лучший друг спит сидя на лавке, оперевшись для пущего удобства лицом в стол. Нежно погладив его по голове он укрыл его старой попоной и полез спать на печь. Он еще не знал, что ее не топили несколько лет и обострение радикулита ему обеспечено. Утром они проснулись почти одновременно и долго приходили в себя. Дед Мороз еле мог пошевелиться – так затекло его хрупкое тело. Матвей же наоборот, бодро спрыгнул с печи, о чем немедленно пожалел. Радикулит немедленно дал о себе знать. Придя в себя друганы отправились в сарай хозяина делянки, который был теперь фабрикой по изготовлению кантрафактных подарков. Производство шло полным ходом. Всюду валялись кусочки ткани, ваты, солома, какие-то нитки, лейблы известных производителей и прочая ерунда, абсолютно не нужная в условиях холодной погоды. Попинав для порядка работников мини-фабрики пенсионеры пошли в дом и занялись прямой подготовкой к празднику. Косметики в доме Мороза практически не было – малолетка все забрала с собой. Однако помада, тени, румяна и какой-то крем все таки были найдены. Кое как загримировав небритое лицо Матвея до подобия трансвестита неудачника они вышли во двор. Гномы тихо сгорали от зависти и любопытства. Они ведь тоже любили праздники. Смазав вазелином все четыре лыжи спецтранспорта – саней ДМ-1 они приказали гномам запрячь в них оленей, штук десять-двенадцать, не больше. Проворные гномы все сделали быстро и уложились в стандартные четыре часа.
Поняв, что пора вступать в бой кавалерии старики направили свои стопы на фабрику подарков, где стали хозяйственно собирать подарки в мешки красного цвета. Собрав все, что могли заметить они вышли и погрузили это в сани. Гномы тихо про себя ругались – старики унесли даже инструменты и также тихо про себя радовали – мусор они тоже унесли.
Сев в сани и залихватски крикнув эг-гей!!! Они понесли в снежную даль.
По дороге они обсуждали очередность раздачи подарков . и в конце концов пришли к консенсусу. Первым делом, уже затемно они приехали к дому Петра Овсеича. Еще в дороге Матвей смог убедить друга обойтись в этом году без лазанья по печным трубам, чем и был весьма доволен. Постучав двери и покричав «Откройте, налоговая полиция!» они стали ждать и радоваться звукам сопровождавшим прятанье вещей. Когда дверь открылась и они вошли внутрь – дом председателя напоминал жилище пролетария конца революционных времен. Пока Дед Мороз отвлекал внимание семейства песенками и похабными анекдотами Матвей-Снегурок пошел делать свое мстительное дело. Первоначально он избавил свой кишечник от содержимого под подушку супружеской кровати. Затем проделал подобную операцию со своим желудком, но на этот раз содержимое оставил под разукрашенной елью детишек председателя. После чего с чувством исполненного долга вернулся в гостиную. Подарив председателю и его домочадцам по соломенной кукле и чупа-чупсу они отбыли восвояси. Настроение у них резко поднялось и они запели песенки. Следующей на очереди была полоумная девка Агрипина тридцати пяти лет от роду. Агрипина, начитавшись в детстве сказок про говорящих зверей и прочий бред обкуренных писателей, пошла в лес искать такие чудеса. Однако в лесу она встретила не говорящего медведя или колобка, а пьяного мужика, вымазанного тиной, грязью, пересыпанного сеном и хвоей. С перепугу от своей начитанности она приняла его за Лешего. И когда он попытался спросить у нее дорогу до ближайшей деревни невнятным «А-у-ы! Й-о-м-м-м-м… и-а-ум-м-м, на!» с ней случился первый, в череде многих следующих, припадок. Агрипина была известна тем, что верила в сказки до полной невменяемости. Когда Дед Мороз и его Снегурок постучались к ней в дверь она с радостью открыла и, забравшись на табуретку стала декламировать стихи Агнии Барто. Получив в награду оранжевого медведя с набивкой из ваты она зашлась счастливым смехом. В это время морозов тщательно шарил в ее комоде в поисках ценностей, но не найдя там ничего он пересыпал все ее вещи мелко покрошенной стекловатой с одной мыслью – «нет ценного – чешись!». Под благодарные вопли великовозрастной дурочки они благополучно покинули сей гостеприимный дом. Без подарков в Даздапермовке осталась лишь толстуха Глафира – друзьям было стыдно за свой обман и они предпочитали не показываться ей на глаза.
Дальше их путь лежал по городам, селам и деревням родины. Одному мальчику они подарили специальную куклу вуду. Пацана они конечно обманули, но он, вообразив, что это его учительница уже через полчаса привел в негодность куклу с помощью иголок, ножниц и огня. Другому балбесу они задарили мягкую игрушку, сказав, что она его съест, если он будет слушаться своих родителей. Таким образом они готовили себе смену. Девочкам они дарили, по большей части, всякие чупа-чупсы, не забыв намазать их касторкой, или печеньки, которые щедро начиняли антидепрессантами. Почти во всех домах их поили. Если они чувствовали, что объем их желудка заканчивается, они не мудрствуя лукаво поступали точно также, как в доме председателя.
Последний подарок они решили подарить видному мужчине, который жил в Москве. Жил он не бедно – у него была своя крепость красного цвета со звездами на башнях. Рядом с крепостью стоял персональный морг этого мужчины, где однако лежала мумия его предшественника. Когда Дедушка Мороз и его верный Снегурок вежливо постучались в ворота крепости их сначала не хотели пускать, но потом подумав и рассудив, что праздник портить некрасиво все же впустили. Стражники их тщательно обыскали и только после этого пустили во внутренний двор, где стояла большая и красивая елка. Рядом елкой стоял тот самый видный мужчина и ждал их. Они долго разговаривали, он читал им стихи, пел песенки, а напоследок, получив в подарок трех соломенных кукол, два чупа-чупса и коробку печенья он попросил их прийти на следующий Новый Год и принести еще подарок и налил им по рюмке наливки. Выпив с ним на брудершафт они откланялись и ушли. Когда они вышли за ворота крепости Морозов и Матвей стали хвастаться друг перед другом – кто что смог стащить в этой крепости. Морозу удалось увести две больших елочных игрушки и ручку «Паркер», а Матвею повезло больше – его улов составили несколько купюр разных стран разного достоинства, бутылка заморского пойла темного стекла и какие-то блестящие камешки, переливающиеся разными цветами радуги, которые он взял в кармане незадачливого придворного. Осушив бутылку на придворцовой площади они уселись в сани и с чувством выполненного долга отправились домой.
Когда они добрались до дома Морозова, гномов уже не было. Они, скорее всего, отправились на свою историческую родину. Изба была по прежнему нетопленой. Радовало одно – никто не покусился на гуманитарку, а значит можно было безбедно прожить минимум до лета, а то и до осени. А самогон можно гнать и из еловых и кедровых шишек.


Теги:





-1


Комментарии

#0 19:01  31-03-2008Вечный Студент    
ниасилил

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
— Избавь от памяти, прими для мучения, расскажи безумному, — бормотала я у сына за спиной снятие заклятие забвения, которое высмотрела мне Ксюшка на женском канале «Бигуди».
Не вздрогнул. Cидит спокойно. Значит, он под защитой Бога.
— Игореша, ты бы постригся, — начинаю я....
16:00  02-12-2016
: [23] [ГиХШП]
при взгляде на верёвку
я хочу повесить её
при взгляде на неё
я хочу повесить верёвку
я хочу повесить её на неё
я хочу повесить верёвку
на еённую сущность
на еённую сухость
на её на неё на её
на еённую узость
на еённую сухость
на неё на её на неё
....
говорить о политике можно бесконечно много. можно поднять вопрос нефти, вопрос золота, вопрос того, что страны богатые бриллиантами живут беднее всех, а те, у кого почти ни хера нет, кроме как города построенного на воде, из-за которого пришлось эту воду устранить, живут грандиозно;...


Добряк обыватель Жлобенко Аркадий,
наевшись малины, поносил малиной,
сидел и кряхтел он в мечтаньях о саде,
о внучке Надежде и жёнушке Зине.

А в это время внучка Надежда
для деда за запреты, что достали неволить,
договаривалась с киллершой страпонессой,
чтоб та смогла насмерть его отстрапонить....
...