Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Любимая жизнь

Любимая жизнь

Автор: Алексей Кобелев
   [ принято к публикации 02:53  01-04-2008 | Х | Просмотров: 291]
В открытое окно врывались потоки прохладного утреннего ветра и, коснувшись меня, уносились в распахнутую на другой стороне квартиры балконную дверь. Они подчинялись законам сквозняка, который иногда заставлял не только слегка шевелиться мои волосы, но пробегать мурашки по моей спине, когда порыв был особенно сильным и свежим. На подставке дымилась чашечка ароматного кофе, а рядом (как ни смешно – на остатках старой дипломной работы) лежали свежие круассаны. Я сидел откинувшись в кресле и смотрел на погасший монитор, старый магнитофон играл Aqua и день начинался так классно, что хотелось, чтобы это мгновение длилось максимально долго. Когда последний круассан был дожеван и проглочен зазвонил телефон.
- Алло! Спишь? Не разбудил? – в трубке раздавался голос лучшего друга.
- Антонио, привет! Ты в городе? Я рад! Когда пересекаемся? У меня вообще столько глобальных планов, что твой приезд как раз вовремя.
- Уже свободен, давай, поднимай зад и пошли на пляж.
- Через полчаса я буду около твоего дома.
- Хорошо.
Сборы? Да ничего проще – в сумке быстро оказались полотенце, несколько яблок, сигареты с зажигалкой и первый подвернувшийся под руку глянцевый журнал с изображениями автомобилей, компьютеров и полуобнаженных женщин. В тоже время на мне, благодаря проворству рук, уже были не только плавки, но и шорты, футболка и сланцы. Немного подумав, я дополнил гардероб очками, почти не затемненными, а припасы небольшой суммой денег.
В условленное время я был в пяти метрах от нужного мне дома, а Антонио уже облаченный в пляжную униформу выходил из подъезда. Вы знаете, что такое встреча друзей? Это не просто встреча. Это целый ритуал – «свое» рукопожатие, «свое» обнимание, «свои» подколы. Процедура не занимает много времени, но важна в силу необъяснимого, но ритуального значения. И вот проведя этот древний ритуал мы с Антонио пошли в сторону пляжа. Машин в этот день почти не было и мы шли прямо по проезжей части. Разговор шел сразу обо всем: мы делились новостями, рассказывали интересное, что с нами произошло за время разлуки и просто травили анекдоты. Примерно на половине пути, когда солнце жарило уже во всю свою звездную мощь, мы сняли футболки и, подставляя свои бледные телеса лучезарному светилу, еще больше не торопясь продолжили свой путь. Когда мы наконец выбрали место на пляже, мою кожу уже ощутимо пощипывал проступающий краснотой загар и я зашел в спокойные воды реки дабы немного охладиться и вспомнить свои навыки пловца. Как ни как я открывал свой пляжный сезон. Плавать я не то чтобы хорошо умел, но на воде держался уверенно, далеко не заплывал и от этого всегда знал меру. Выходя из воды под мерный стук зубов и критично оценивая мурашки и синеватый цвет тела я зачерпнул пригоршню водички и спешно подскочил по раскаленному песку к другу. Когда он, получив порцию адреналина на спину из моих ладоней, подпрыгнул из положения «абсолютно и расслабленно лежа» в положение «ничего не понимаю, но страшно недоволен стоя на коленках» я довольно рассмеялся, после чего получил огрызком яблока по лбу. Весь день прошел в обычном полуленивом пляжном отдыхе: купание, загорание на песке, пожирании яблок, редких походах в киоски за минералкой и мороженым, запусканием «лягушек» – плоских камней и всем прочим, на что способны молодые и пытливые умы, которым немного за двадцать.
Уже ближе к вечеру мне позвонил Тим и предложил выпить пива в одном из многочисленных кафе на свежем воздухе, также включив в культурную программу Артура и Джесси.
- Аль, вдруг сказал Антонио, у меня сегодня вечером семейный ужин, который отец устраивает для деловых партнеров. Мне надо с ними посидеть. Наверное, для приличия. Если хочешь – можешь прийти.
- Опять слушать эти умные разговоры? Лично мне больше по душе все творческое, все креативное. То, где нужно придумывать интересные ходы. Даже бизнес я предпочитаю креативный, ты же меня знаешь.
- Знаю – рассмеялся он и, швырнув камушек в воду, вдруг предложил – давай бросим все к черту на месяц и на машине отправимся к морю.
- Ха, на чьей? У меня нет, у тебя тоже. Водительских прав у нас тоже нет, а лето – вот оно, уже идет. Надо поспешить, причем сильно.
- Хорошо, я поговорю с отцом, может он поможет нам чем-нибудь.
- Я тоже подумаю, что и как делать.
- Блин, знаешь, я не буду у него спрашивать, я тоже все сделаю сам.
- Окей, брат!
- Да, брат!
Одевшись мы ушли с пляжа, всю дорогу обсуждая наш новый план. Мы четко знали, что хотим. Мы знали зачем хотим. У нас не было четкого план как все сделать, но разве это так уж важно? Особенно когда есть огромное желание.
Зайдя в квартиру я услышал мелодичную трель – уходя я не выключил компьютер и он принял несколько электронных писем. Ничего интересного – прайсы на рекламу, предложение воспользоваться адресной рассылкой, реклама многофункциональных чудо-приборов и уведомление об уплате за домен и хостинг одного из моих сайтов. В колено вонзились когти – это Пират, притащенный с улицы черно-белый, с огромными ушами, хитрющими глазами и наглым характером котенок, полез по шортам к моему плечу. Собственно за привычку сидеть на моем плече он и стал Пиратом, хотя как вариант рассматривался и Флинт, но котяра говорить не умел. Стряхнув наглеца на пол я пошел на кухню и достал ему из холодильника кусок мяса, налил в миску молока и стал наблюдать за ним. Пират в момент приема пищи представлял собой некое подобие маленького пылесоса – мерное урчание всегда сопровождалось неимоверно быстрым поглощение практически любого количества пищи. Впрочем я особо над ним не издевался и еще не ставил эксперименты накладывая по фунту и более мяса. Сожрав мясо и выдув молоко Пират лег отдыхать там, где стоял и блаженно закрыл глаза. Перешагнув через него я подошел к телефону и набрал Тима.
- Привет. Где сегодня будем сидеть?
- Возле пляжа новое открыли. Проверим как там?
- Я был сегодня на пляже, видел этот шалман. Там всякий сброд собирается ближе к вечеру.
- Значит не туда. Помнишь «Альбу»?
- Ага.
- Тогда туда?
- Не вопрос, ты же знаешь, там красивые официантки, много сортов пива и не дурная пицца.
- Официантки? А как же Джесси и Лора?
- Кто именно?
- А ты с кем?
- Я всегда сам с собой.
- Ладно, в «Альбе» увидимся.
- Через два часа.
- Окей.
Оставшееся время я провел приводя себя в порядок: контрастный душ, погладить одежду, заплатить за сайт – так прошло почти полтора часа. Когда часы показали четверть восьмого я облачился в свой обычный вечерний костюм – джинсы, рубашка, туфли, допил сок и вышел на улицу. Таксист попался болтливый и успел по дороге рассказать мне не только всю свою биографию, но и пройтись по политикам и городским властям. Впрочем это меня изрядно позабавило. К «Альбе» мы подошли одновременно. Тим был в детской шапке с рожками и пускал мыльные пузыри в Джесси, а Артур старательно изображал из себя ее телохранителя и старательно пытался принять на себя все «пули». С этой компанией меня связывал довольно продолжительный роман с Джесси, совместная учеба в университете с Артуром и общие интересы в рекламном бизнесе с Тимом. Заняв столик под навесом недалеко от стойки бара, я помахал рукой в надежде, что меня увидят и поймут официантки, а Джесси поступила проще – она зазвонила в колокольчик вызова. Спустя десять минут мы уже пили легкое, слегка горьковатое и переливающиеся солнечным светом в лучах заходящего солнца пиво и ждали пиццу. Впрочем, мы с Тимом успели выпендриться и заказали по сырной тарелке. На этот десерт около полугода назад я подсадил его, когда мы регулярно обедали в одном из ресторанчиков недалеко от наших офисов. В «отместку» за это он научил меня довольно проворно пользоваться китайскими палочками, что способствовало моему увлечению китайской кухней. Меня всегда привлекала культура востока, и я ни разу не упускал случая еще больше узнать о востоке. Ради этого я мог пропускать интересные вещи, которые в моей иерархии ценностей стояли на том же уровне или ниже. Милая официантка с кукольным личиком принесла пиццу и забрала пустые бокалы. О, этот аромат свежей пиццы! Запах горячего, хорошо пропеченного тонкого теста, смешанный с запахами сыра, помидор, базилика и бекона. Мало того, что я люблю пиццу, а если не есть до этого добрую половину дня, то все запахи воспринимаются еще сильнее, а мозг говорит тебе, что если все это не съесть – можно просто умереть с голоду. Странно, но несмотря на всеобщее голодное состояние трапеза прошла довольно спокойно, никто ни разу не подавился, несмотря на то, что мы еще умудрялись обсуждать новинки последнего Женевского автосалона. Джесси тараторила о Peugeot, Франции и вообще, создавалось впечатление, что она окончательно свихнулась по всему французскому.
Я вовсю работал челюстями, когда кто-то провел мне пальцами по ребрам. Как я это не люблю! Вообще-то, как ни странно, я очень боюсь щекотки – на ребрах, под мышками, на пятках, везде, где она существует. Кто-то говорит, что это от того что я ревнивый, кто-то просто говорит что я излишне нервный. Лично мне плевать на все это – я просто боюсь щекотки. Хотя может быть я нервный ревнивец. Проглотив застрявший в горле комок пиццы я обернулся и увидел Лизу и Глеба, которые радостно улыбались и были очень довольны произведенным эффектом. Они уселись за наш столик и тут же официантка, но уже другая, принесла нам с Тимом десерт. Лиза с Глебом чуть подумав заказали себе по легкому салату и еще «в счет компании» пару бутылок красного. За размеренным и приятным обсуждением нового в жизни каждого из нас незаметно наступила полночь и мы разошлись по домам.
Пират спал на клавиатуре свесив лапы на стол и выглядел таким довольным, что даже мысли его согнать как-то не возникало. Развалившись на диване перед телевизором, где у меня показывал всегда только музыкальный канал я стал думать о том, как быстрее попасть на море. Я никогда там не был. Ни на холодном, ни на теплом и это меня не особо устраивало. Все выходило просто – получить «права», купить машину, отложить часть неспешной работы, а срочную поручить тому, кому я доверяю больше всего. Просто только на первый взгляд. На второй же все немного иначе – если с деньгами и работой разобраться можно быстро, то стать дипломированным водителем – на это уйдет не меньше пары месяцев, а это меня уже не устраивало. Ладно, утром поговорю со знакомыми, имеющими вес во властных структура решил я и отрубился.
Грохот. Один глаз открыт быстро, а второй уже нет смысла открывать -–все и так хорошо видно. Клавиатура на полу, монитор на боку, слышно чье-то злобное сопение. Повернувшись на бок я увидел как Пират охотится за залетевшим стрижом. Откуда он взялся в городе? Эта типично деревенская птичка сидела на самой верхней полке стеллажа с моими вещами и смотрела по сторонам. Пират был уже на второй из семи полок и собирался лезть дальше. Котенок, размером чуть больше ладони, жертва немногим меньше него, а расстояние между полками чуть больше фута. Охотник перебрался на третью полку и резко мявкнул. Стриж слете с полки, сделал пару ломаных кругов по комнате и вылетел в открытую форточку. Котяра ринулся за ним, но был остановлен подушкой, кинуть которую - единственное что догадался сделать я, что бы отсрочить таким образом его самообучение полетам с двенадцатого этажа. Встав с дивана я поймал его и, отругав за безответственное отношение к собственному здоровью, понес на кухню кормить витаминами. Если вы никогда не пробовали кормить котов, а тем паче котят витаминами в таблетках – вы многое потеряли. Эта процедура им не нравится изначально, ибо витамины: во-первых – полезны, во-вторых – невкусные, в-третьих – в таблетках, в-четвертых – эти таблетки жутко сухие. Сама процедура тоже требует отдельного описания. Заперевшись с котом на кухне я достал банку с таблетками, извлек пару и растолок их на столе. Пират уже успел спрятаться за холодильником и только сверкал оттуда глазищами. Собрав порошок в ложку и примостив ее в тарелке я набрал во вторую ложку воды и полез за холодильник. Вытащив царапающегося и кусающегося скорее для демонстрации своей воли, нежели чем для самозащиты кота я сел, обернул его полотенцем, оставив снаружи только голову я перешел ко второй части. Одной рукой разжав пасть второй я сначала всыпал в разинутую пасть порошок и быстро, пока он все не выплюнул, залил водой и мгновенно захлопнул его челюсти. Жалобно мяукнув Пират все проглотил и я его отпустил. В качестве компенсации за временные неудобства Пират получил большую порцию творога, щедро политого сливками и тут же успокоился.
Мой завтрак был как и у моего кота, только размер порции был значительно больше плюс я, в отличии от своего маленького питомца, пил зеленый чай. Когда я вышел из душа то понял, что котенок мне сполна отомстил за витамины – он перегрыз провод клавиатуры и игрался с разлохмаченными концами. Монитор тоже треснул. Хотя это означало только одно – я окончательно перехожу на пользование только ноутбуком. Погрузив его в сумку я отправился в офис. Мой офис – это мое произведение искусства. Пару лет назад я умудрился совершенно случайно (хотя я никогда не считаю, что в этой жизни хоть что-то происходит случайно) купить последний, тридцатый, этаж и крышу одного здания совершенно за бесценок. Хотя какой это бесценок, если я за все это расплачивался почти год? Что меня особенно радовало – офис находился в двадцати минутах неспешной ходьбы от моей квартиры и из его окон был виден весь город. Тридцатый и тридцать первый этажи как никак. Отделкой помещений руководил я лично и так затрахал своими пожеланиями дизайнеров и строителей, что поначалу они почти отказались работать со мной, но потом как-то стерпелись и воспринимали меня просто как сумасшедшего. Зато вид моего рабочего места меня устраивал, как, впрочем, и моих сотрудников. Само здание было монолитным и часть перегородок я отделал кирпичом. Местами он был просто отшлифован, местами было граффити. Часть помещения была отделана матовым стеклом и полированной сталью, в паре мест была натянута пленка с напечатанными на ней фотографиями. Проще говоря было то смешение стилей какое мне нравилось. Жизнь в офисе только начиналась – на рабочих местах были только моя секретарша и курьер, сотрудники службы доставки привезли воду и какие-то продукты, да на диване в холле развалился полусонный Антонио, в ногах которого стояла небольшая дорожная сумка.
Проход в свой кабинет я поздоровался с Мари (секретарша) и Альбертом (курьер). Антонио зашел следом и мы, наконец-то, поздоровались. Он открыл сумку и стал спокойно выкладывать на стол дорожные карты, автокаталоги и кучу других бумаг. Скоро мой стол из матового стекла был полностью завален принесенными им вещами и… Море не ждет! Сняв трубку я немного подумав, положил ее на место и достал сотовый телефон. Звонить с него по личным просьбам, не всегда праведного характера однажды и навсегда стало моей хорошей привычкой и я позвонил брату главы городского комитета.
- Алекс? Здравствуй, это Аль.
- Здарова! – голос Алекса был бодр и весел, при этом явно чувствовалось, что он кушает.
- Помнишь, я несколько раз начинал ходить в автошколу?
- Ага, только из пяти раз, ты ни разу не закончил курс полностью, лентяй.
- Знаю, что грешен, потому и звоню.
- Говори!
- Можешь мне помочь и еще другу моему сдать экзамен экстерном?
- Друг Антонио?
- Угу, он самый – начинаю в тот же момент махать дружбану, который уже успел вытащить из шкафа хьюмидор и разлить по стаканам кока-колу.
- Передавай ему привет, - прикрыв микрофон передаю привет, стараясь побольше гримасничать, Антонио уже достал из бара виски, - в конце недели устроит?
- Конечно, вот за это я тебя обожаю. Спасибо тебе, Алекс!
- Просто вам повезло – в пятницу моя невеста так же экстерном сдает, а вместо спасибо лучше помоги моим ребятам мерчендайзером.
- Область?
- Алкоголь и табак.
- Хорошо, я его к тебе откомандирую. Месяца три устроит?
- Да.
- Когда созваниваемся?
- В пятницу заезжай за мной в полдень. Адрес еще помнишь?
- Да. До встречи.
- Пока.
Пить с утра конечно вредно, но когда дело касается обмывания таких важных вещей – очень даже рекомендуется. Банальные по пятьдесят вылились в бутылку на двоих и полностью уничтоженный запас колы. Нам вдруг нестерпимо захотелось поесть. И не просто поесть, а как в те времена, когда у нас денег было немного, в голове были, по большей части, только развлечения. Если быть предельно честным, то мы заказали в соседнем кафе пирожных с кремом (в отличии от того времени – целую гору) и пару бутылок минералки. Спустя два часа я более или менее пришел в себя, Антонио спал на диване, наши лица все еще были в заварном креме, а за дверью слышался назревающий скандал. Хорошо отруганная секретарша как правило или увольняется или дисциплинируется. Мари выбрала второй путь, и услышав звон стаканов и громогласные тосты (да, да, да – поголосить мы любим) приняла правильные выбор и объявила о том, что «туда нельзя». Держать в одиночку осаду она научилась быстро и потому справлялась с каждым разом все лучше и лучше. Вытерев лицо полотенцем я вышел в приемную. Все оказалось до смешного просто – дизайнер Вовчик (а как вы хотели? Да, действие происходит в России, меня зовут Леха, Антонио – Антон, ну короче многие имена переведены на буржуйский лад) притащил мне макеты рекламных плакатов, а Маришка его не пускала. Попутно издеваясь над его вечно помятым и небритым лицом. Успокоив секретаршу я пригласил его к себе и он с, одному ему присущим, вечно удивленным лицом стал показывать мне свои наработки. Выбрав то, что мне нравится я отправил его в типографию делать заказ и поднялся на крышу. Полгода назад, еще зимой, напоив вертолетчиков мы с Антоном уговорили их поднять нам на крышу старый небольшой железный бассейн. Небольшим он был для выпивших пилотов, в реальности же представлял собой железную посудину высотой три, шириной двенадцать и длиной пятнадцать метров. Однако авантюра удалась и, как ни смешно, вертолетчикам за полет над городом ничего не было. Абсолютно ничего. Бассейн по периметру окружала двухэтажная «палуба», как я ее называл которая располагала парой раздевалок и небольшим помещением, где хранились еда и напитки в небольшом количестве. Забравшись наверх я прямо в одежде прыгнул в воду. Она искрилась на солнце, была прозрачна и очень быстро промочила одежду. Вечерами и иногда по выходным мы любили все командой собираться здесь – купание на крыше определенно позитивно влияет на корпоративную культуру и способствует сближению. Во всех смыслах этого слова. Рядом с головой смачно упал апельсин. Сзади стояли Тоха, Джесси, Маринка и Артур.
- Вылезай, я в нете нашел тачку, спокойно сказал Тоха и кинул еще один цитрус.
- Ага, щас, только девочек искупаем! – в это время Артур толкнул Джесси, она схватилась за Маринку, та в свою очередь за Антошку и они все втроем свалились в бассейн. Следом прыгнул Артур.
Спустя час, уже сидя в сухой одежде, мы с Антоном окончательно выбрали машину: FORD MUSTANNG SHELBY 5,6 V8 1974 года выпуска. В складчину мы ее тянули спокойно и сразу отправили письмо владельцу. Был вторник и до пятницы с экзаменом в ГАИ было еще очень много времени. К вечеру пришел ответ от хозяина форда и мы, тотчас по прочтению, забронировали билеты на самолет и номера в гостинице. Талантливо начатое с алкоголя утро неожиданно потребовало продолжения и мы с Антоном двинули в клуб. «Гринвич» был лучшим клубом региона, вход туда мы имели в любое время суток и года абсолютно свободный, независимо от состояния и степени нашей обнаженности, а на третьем этаже находилось «Облако» – ресторан с отличной европейской кухней и моей немалой долей. Клубная «программа» была уже обкатана – начали со всяких коктейлей. Потом я на танцпол, а Антоха сразу в чилл-аут, куда я потом и присоединился с двумя какими-то девочками, лет двадцати от роду. В чилл-ауте мы вдруг резко перешли на шампанское, причем моя широкая душа вдруг потребовала гусарства и я стал мешать шипучку с вискарем. Дальше банально – Антоха увез одну деваху к себе, я другую к себе. С утра она представилась Таней и даже прибралась в квартире и приготовила завтрак. Правда я не очень представляю откуда у меня могли взяться свежие фрукты, но это мелочь. Мелочь жизни. Очередная. Когда Таня уходила – написала свой номер на зеркале в прихожей свей ярко алой помадой. После щелчка замка мне вдруг захотелось понюхать эту помаду. Запах оказался пластилиновым, дешевым. Я потрогал мазки – липкие. Вдруг меня начало тошнить, я просто представил, как я с ней целовался. Гадость. Дешево, банально. Я уже давно предпочитал тех женщин, которые стараются следить за собой и не пользуются дешевой косметикой. Интересно, алкоголь всегда так притупляет чувство прекрасного в моей извращенной голове?
Стоя под контрастным душем я вспоминал одно место, недалеко от дома моей бабки, где я очень любил бывать. Обрыв, сзади каскадно спускается большой холм, который я по привычке называю горой, передо мной расстилается река… Я вижу рыбаков в резиновых лодках, островки, отгораживающие старое русло от нового… Рябь бликует на ослепительном солнце… Слышны крики чаек, на противоположном берегу все в зарослях ивы и ольхи… За ними заливные озера, и озера соединенные протоками с рекой… Я стою на самом краю обрыва и можно сделать шаг вперед, а можно назад, но самый кайф стоять под палящими лучами солнца на самом-самом краю обрыва босиком, в одних джинсах… И каждой клеточкой организма ощущать легкий ветерок, ветерок настолько слаб, что запутавшись в волосах уже не может найти выход и остается там навечно… Можно стоять раскинув руки и запрокинув голову… Тогда глаза зажмуриваются от нестерпимо-яркого света, которое излучает солнце… И уже абсолютно неважно, что можно полностью обгореть… А на губах все еще хранится вкус спелых ягод, которые в изобилии растут прямо под ногами… за воспоминаниями я совершенно не ощущаю перепады температуры в душе, мне пофиг на все – я отдыхаю, как то смешно, по-детски, просто вспоминаю. Грохот в гостиной вернул меня обратно – опять Пират разбушевался. Естественно от голода, потому что его никто еще не кормил. Выйдя прямо так из душа я все таки удовлетворил его естественную потребность, оделся и пошел работать. Хотя нет, я пошел получать удовольствие от зарабатывания денег. Не люблю слово работа, и даже не знаю почему. В качестве транспорта иногда я выбираю велосипед, так было и в этот раз – хотелось покататься, попутно решая вопросы, возникшие в офисе. Все таки я правильно сделал, что полюбил качественный алкоголь – никакого похмелья, сердце работает как швейцарские часы, моторика не нарушена, но в желудке все равно гадко. На половине дороги завибрировал телефон:
- Брат, привет! – Антохин голос говорил о его прекрасном настроении и самочувствии.
- Да, брат!
- Ты где? Что делать собираешься?
- Да вот в офис еду. На велике.
- Понятно.
- А что хотел предложить? – чувствовалось, что Антонио просто не хочет меня отвлекать от работы, хотя планы имелись определенно.
- На пляж сходить.
- А ты поел? Тебя девочка накормила?
- Не только накормила. – раздался чересчур довольный голос.
- Пошли позже, я сейчас все дела улажу и пойдем. Как только все утрясу – сразу позвоню.
- Хорошо.
- Пока!
- Пока!
В это время я поворачивал и какой-то лихач на старой раздолбаной Тойоте чуть меня не сбил. Ну вот, приключения уже начинаются. День обещает быть продуктивным на них и дальше. В офисе царил жуткий бардак – я забыл, что заказал апгрейд компьютеров и теперь шли локальные конфликты за наиболее удачные конфигурации обновленных системников. Вовчика уже цапнула зубами за обе кисти Маринка, Альберт канючил, что курьерам теперь тоже положен компьютер для вычисления наивыгоднейшего маршрута, Лиза и Ксюша требовали в отдел менеджмента отдельную сеть. Другие, впрочем, тоже не оставались в стороне. Отдуваться приходилось пацанам из компьютерной фирмы, которые чувствовали себя как немцы в горящем танке окруженном партизанами – особо не пошумишь, а вылезать и бежать смерти подобно. Успокоив всех тем, что два самых мощных компьютера я забираю себе, чтобы играть с друзьями в War Craft, я отдал распоряжения Стасу, уже полгода успешно исполняющего функции моего заместителя и официально отбыл в отпуск.
Телефон:
- Привет.
- Привет, Леха.
- Пляж отменяется. Москва ждет.
- Я уже готов.
- Через час заеду.
На первом этаже я встретил Славку и Марата. Рассказав им вкратце про Москву я соблазнил их возможностью прокатиться на настоящем Muscle Car, но взамен потребовал услуг по доставке нас в аэропорт. Легко жить, когда консенсус находится и достигается быстро и качественно. Спустя два часа мы с Антоном уже были в аэропорту, а спустя еще три часа были уже в Домодедово. Оба ни на йоту не ориентировались в столице и потому по-простому, как туристы класса medium, пользовались картой. Все оказалось просто – гостиница в четыре звезды на ночь, встреча с утра с хозяином машинки, пробивание ее по разным базам данных на предмет угона и возможных повреждений, оформление документов и погрузка Нашей Машины на платформу поезда. Вечером вылет обратно. Уже в самолете решили не пить, чтобы совсем не наглеть при сдаче экзамена ГАИшникам и из аэропорта разъехались на такси по домам.
Пятничное утро, как никогда бодрое. Легкий завтрак у меня и стратегический, на сутки, для кота. В полдень я, Антон и Слава заехали за Алексом с Ингой и отправились на площадку. То, что иногда мы с Тохой все же сидели за рулем сыграло свою роль. Как впрочем и то, что мы приехали с Алексом. За документами завтра, после обеда, сказал пухлый розовощекий майор, страдающей одышкой. Славка отвез нас в «Альбу» и пообещал вернуться уже без машины, чтобы выпить «по-человечески». Это означало литр джина или литров пять-шесть темного пива. Когда он вернулся официант принес уже второй графин с «триста» Dewars и очередной набор салатов и шашлыка. Позже подтянулись Джесси (она же Вика), Тим, Артур, откуда-то появились еще знакомые и началось банальное обсуждение планов отпуска всех присутствующих по очереди.
Забрав документы в ГАИ мы рванули на вокзал и около часа ждали прибытия поезда. Литр водки в нашей стране решает многие бюрократические проблемы, поэтому Ford был сгружен первым и мы рванули на регистрацию, которая по старой памяти толстого майора прошла без очереди. Правда в ГАИ все же разбирались в выпивке и потому все обошлось уже не водкой а коньяком, хотя для меня он так и остался бренди.
- За рулем бухаем?
- Нет.
- Правильно.
- На пассажирском будем пить!
- Держи пять! – не удержался я.
Мустанг постави у меня на подземном паркинге. Как знал, что пригодится, когда покупал место. Я поднялся собираться к себе, Антоха уехал к себе. Вещи нужны были все. Кота пристроить некуда – все знали его наглый характер и охотничьи повадки. Хотя… Была одна подруга детства.
- Привет, любимая!
- Привет. Что надо? – Юлька, кажется, почувствовала подвох.
- Любишь молодых симпатичных котиков?
- Ты стал сутенером и торгуешь мальчиками? – чувствовалась ирония и желание задеть за нашу последнюю встречу.
- Нет, мне нужно на месяцок котенка моего пристроить.
- Ты завел котенка?!
- Ну да, его Пиратом зовут.
- Сейчас приеду.
- Жду.
Через пятнадцать минут она была у меня. Сколько раз я жалел, что мы расстались как любовники и теперь просто дружим. Повосторгавшись враз присмиревшим Пиратом она сказала, что он может жить у нее сколько угодно. Юлька стала собираться домой. Однако этому не суждено было сбыться. Достаточно было подойти сзади и нежно ее обнять, как вновь воспоминания о прекрасных моментах, когда мы были вместе, захватили на с головой. Уже с утра, по привычке, делая вид, что в очередной раз ничего не произошло, я помог ей погрузить в ее бэху кошачий дом о двух этажах, питание на первое время, коробку с игрушками и витаминами и, под конец, отчаянно брыкающегося, царапающегося и мявкающего на всю улицу Пирата. Когда проблема проживания питомца была решена я побросал в две дорожные сумки побольше одежды, дисков, и остального барахла. Спустившись на подземную парковку я забросил сумки в багажник и сел за руль. Что нас ждет? Поворот ключа зажигания. А море теплое, какая температура на ощупь? Рык V-образной восьмерки наполнил весь паркинг. Я отчетливо слышу где-то в глубине мозга Sunshine Reggae в исполнении Laid Back. Я чувствую запах свежего влажного воздуха. Рука на руле, американский ГУР не передает никаких вибраций. Зато рука на рычаге коробки их чувствует. Интересно, что Антошка возьмет с собой? Рычаг в положение D. Плавно, еще немного, совсем чуть-чуть на правую педаль. Я совсем забыл, предыдущий хозяин сделал чип-тюнинг двигателя! Поворот вправо – виден пандус выезда. А песок на море какого цвета? Скоро узнаем – правая педаль почти вдавлена в пол! Задние колеса все еще буксуют. Вот это мощь!
- Привет! Выходи через пять минут.
- Привет! Иду.
Кажется, что стрелки часов идут слишком медленно. Даже секундная. Может часы сломались? Черт! Надо было брать с турбийоном. Хотя на телефоне то же самое время. До чего же хочется, чтобы время быстрее прошло. Парковка. Антон кидает свои сумки в багажник. Хлопок двери. Ага! Тогда у американцев тоже не было качественных уплотнителей! У нас их впрочем нет до сих пор. Снова газ в пол. Вот и выезд из города.
- Доставай карту.
- Зачем?
- Ну мы же путешественники, романтика странствий и чтоб не заблудиться.
- Дорога все равно пока одна.
- Давай, из бардачка доставай! Сделай дяде приятно.
- Ладно, хрен с тобой!
- Компас взял?
- Нет.
- Заблудимся же!
Минутой здорового смеха начиналось наше путешествие. Мы молоды, успешны, в меру богаты и надменны. Мы знаем что хотим и делаем это. Мы красивы в конце концов. Хотя с такими деньгами и ресурсами все красивы. Море ждет нас…


Теги:





1


Комментарии

#0 02:58  01-04-2008X    
кто-нить, если прочтёт это, скажыте - это гомно?
#1 11:53  01-04-2008Файк    
Да хуйа букофф.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:26  06-12-2016
: [0] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [3] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [5] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [10] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....