Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Ave Caesar, morituri te salutant (Пометка на Конкурс)

Ave Caesar, morituri te salutant (Пометка на Конкурс)

Автор: Авт Срало ПиТэк
   [ принято к публикации 05:22  01-04-2008 | Х | Просмотров: 966]
От Автора: Эта история специально адаптирована под художественный рассказ для доступности излагаемого материала, цель - захват большей целевой аудитории. Рассказчик пожелал остаться неизвестным, но от себя замечу, что усомниться в его словах повода не было...

Дмитрий Анатольевич возвращался домой после работы. Загнав машину на стоянку, он по пути решил заскочить в супермаркет, прикупить бутылочку коньяка и лимон – повод был. Шеф намекнул, нет, даже не намекнул, а поставил в известность - его повысят в должности. Очень скоро. Это сулило Дмитрию Анатольевичу, ни много - ни мало, продолжение уже в статусе «головокружительной» карьеры и долгожданное признание коллег, относившиеся до сих пор к нему как к выскочке и лизоблюду.

Дмитрий Анатольевич двигался неспешным шагом по тёмной малолюдной аллее и наслаждался весной. Весна – его любимое время года, в особенности ранняя, как сегодня. Снег, от весеннего солнышка, подтаял и хлюпал под его туфлями, грозя замочить насквозь ноги, воздух наполнился, успевшими позабыться за долгую зиму, ароматами особой весенней свежести и голосами беспечно снующих повсюду и без умолку чирикающих воробьёв. «Ээаххх» - вдохнул Дмитрий Анатольевич полной грудью, остановившись и задрав голову к верху, к небу, на котором стали появляться первые звёздочки, прикрыл глаза. «Какой чудный сегодня день. Всегда бы так…» - на выдохе, мысли в его голове текли, под стать его походке, спокойно и размеренно. Немного ещё постоял, вдыхая и выдыхая весенний воздух с запрокинутой к вверху головой, и ощутив вечернюю прохладу поплотнее, у самого горла, прихватив воротник пальто, бодро зашагал домой, тихонько насвистывая себе под нос мелодию джодассеновского шлягера «L’ete indien».

Жил Дмитрий Анатольевич в высоком двадцатиэтажном доме, который построили по проекту ленинградских архитекторов, в тридцатые года двадцатого века. И раньше и, тем более, сейчас этот дом считался элитным. Большие чистые парадные, огромные лестничные пролёты с отдельным местом для курения, столик при входе для консьержки - всё в доме говорило о состоятельности здешних обитателей. Дмитрий Анатольевич зашёл в подъезд и остановился на входе, на резиновом коврике топая ногами, стараясь стряхнуть уличную грязь, налипшую на его туфлях.

- Ой, - позади Дмитрия Анатольевича жалобно пискнуло. Он обернулся и увидел, что массивной подъездной дверью придавило хрупкую девушку, пытавшуюся прошмыгнуть в парадную вслед за ним и, по его вине, не сумевшую сделать этого. Дмитрий Анатольевич, как настоящий джентльмен, кинулся даме на выручку, помогая справиться с тяжеленной дверью, и пресекая девичий отказ, произвёл первичный осмотр ушибленного места.
« Хм… а ни чё такая… приятная », - остался он довольным первым впечатлением от осмотра ушиба, и самой дамочки.
- Извините, пожалуйста. Я вас не видел и не думал, что за мной кто-то идёт, - оправдывался Дмитрий Анатольевич, бережно поддерживая девушку за ушибленную руку и провожая ее, аккуратно к лифту.
- Оййй, ой. Да ничего страшного… сама виновата, - бедняжка корчилась от боли при каждом шаге.
- Как же так... Ой, как некрасиво получилось-то, - причитал Дмитрий. Он действительно был раздосадован допущенной, пусть и нечаянной, оплошности. – Ещё раз извините, пожалуйста. Вам, какой этаж?
- Девятнадцатый…
- А мне двенадцатый. Вы позволите? – Дмитрий Анатольевич бережно отстранил девушку в сторону и стал закрывать створки лифта.

Лифт был старый и полностью соответствовал антуражу этого дома. Он ездил по шахте огороженной от лестничных пролётов мелкоячеистой сеткой-рабица, входную дверцу надо было открывать самому при посадке и высадки, при движении лифт был медлителен и скрипуч, но старожилы к этому давно привыкли и даже находили в этом особенную прелесть некой эксклюзивности «под старину».

Протяжно завыв и привычно застучав своими многочисленными шестерёнками, резко дернувшись в самом начале своего движения, лифт медленно стал подниматься наверх. Дмитрий краем глаза разглядывал спутницу. Молоденькая, лет восемнадцать, миниатюрная блондиночка с почти кукольным миленьким личиком. Одета она была в сапожки, на шпильке, доходящие ей почти до колен, дальше шли джинсовые бриджи или короткие джинсы, Дмитрий Анатольевич слабо разбирался в современной молодёжной моде, белый приталенный пуховичок и на голове шапочка-беретка, лихо заломленная на бок.
« Уххх… прямо вся такая…в моём вкусе», - мужчина плотоядно ощерился.
- А я вас раньше никогда не видел. Вы кому-то в гости пришли? – Дмитрий попытался завязать вежливую беседу со своей попутчицей.
- Ой, - уже привычно пискнула девушка и судорожно начала копаться в своей сумке. Она делала это очень забавно, умудряясь запихивать руку чуть ли не по самый локоть в довольно маленькую сумочку, чем-то там бряцала и звенела, рывком вытаскивала руку наружу, амплитудно при этом разбрасывая локти в разные стороны.
- Вы что-то потеряли?.. А, девушка?.. Вам помочь?..– весело спросил Дмитрий Анатольевич, сдерживаясь, чтоб не прыснуть со смеху от поведения этого странного персонажа.
- Не-ет. Я щас… вот только… - лепетала, растеряно девушка, не отрывая своего взгляда от нутра сумки.

Лифт, вдруг резко остановился по серёдке между шестым и седьмым этажом.
- Дееевушка, - с укоризной в голосе произнёс Дмитрий. – Вы же случайно на «стоп» нажали, ну вы что? А если мы сейчас застрянем, что делать-то будем?– Он попытался её отстранить от кнопок с номерами этажей.
- Стой, сука! Назад, – в горло Дмитрия Анатольевича уперлось и стало давить остриё ножа. Он даже почувствовал тёплую струйку крови, потёкшую по горлу за воротник рубашки. – Рыпнешься, я тебе горло перережу, понял?
« А ножичек-то армейский », – отметил про себя машинально Дмитрий.
- Ээээ…а в чём собственууу… - жалобно заскулил Дмитрий Анатольевич получив сильнейший удар коленом между ног. От неожиданности он выронил из рук пакет с коньяком, и лимон, вылетев оттуда покатился по полу лифта, к дверям.– Да ты чё, с ума сошла чтоох?.. ой, ой, ай…

На мужчину обрушился град ударов - ногами по телу и рукоятью ножа по голове. Закрыв голову руками, он сжался в уголке лифта, реагируя айканьем на особо болючие удары.
- Вопросы ещё есть? – тихо, в самое ухо, спросила девушка.
« Вот же сука… даже не запыхалась…» - глядя на неё из-под руки, заплывшим от наливающегося синяка глазом, оценил ситуацию Дмитрий.
- Чё вылупился, дядя? Деньги где? Сюда, быстро.
- Нааа, – он спокойно из внутреннего кармана достал свой портмоне. – Девушка, вы бы меня просто попросили - дай денег, я бы и без этого… вашего… дал…
- Тебе чё, опять въебать? Жало прикрой, - девушка говорила полушёпотом, водя лезвием ножа у Дмитрия Анатольевича перед глазами. – По шинкую щас тебя, дя-дя. Часы снимай, сидишь. Мобильник где? Что там у тебя ещё ценного? О, запонки подойдут и эту…заколку на галстуке тоже давай, снимай.
« Отвлечь её как-то надо разговором…ногой в колено…выбить нож и резко лбом по сопатке…», - прокручивал в голове Дмитрий Анатольевич варианты отпора лифтовой налетчице, тянул тихонько время, снимая запонки и галстучную заколку.

- Ээээ, - начал было мужчина.
- А ведь я вижу, ты меня совсем не боишься, - перебила его налетчица, присев на корточки и пристально, сузив глаза до щёлочек, смотрела на него, склонив голову чуть в бок, к плечу. – Ведь не боишься же? Смелый, что ль?
- А что, надо бояться?
- Хм…Блин, люблю я смелых мужиков, а ещё симпатиииичных, как ты. Мало вас, - блондинка запустила руку в шевелюру Дмитрия Анатольевича и начала нежно массировать пальцами его затылок. – Любишь, значит, острые ощущения, дядя?
- Да не то что бы очень. А что, можешь устроить? – Дмитрий Анатольевич чувствовал какой-то подвох в её словах, но в чем он заключался, понять пока не мог.
- Хыыы… Могу…Легко при том.… Вставай, снимай брюки, - похихикав, резко высказалась дама.
- В смысле?
- В прямом, снимай-снимай. Обосрался что ли, смельчак?

Дмитрий Анатольевич, ошарашенный таким поворотом событий, встал, расстегнул ремень на брюках, затем пуговицу и ширинку, брюки рухнули вниз к туфлям, а подходящего момента для нанесения сокрушающего удара всё не подворачивалось. Девчушка, неловко переминаясь с ноги на ногу, всё время уходила с линии удара в самый последний момент, а нож постоянно маячил в подозрительной близости от его горла. Налетчица, снова презрительно хмыкнув, присела на корточки и... стянув с него трусы, стала играть его яичками, перебирая их пальчиками, затем взяла его член в руку и начала мягкими поступательными движениями большого и указательного пальцев то закрывать, то освобождать головку от крайней плоти. Затем шаловливо пробежалась языком по всей длине члена, продолжая держать его одной рукой, а другой начала нежно сжимать его набухающие яйца. Нож валялся теперь на полу, у самых туфель мужчины. Дмитрий Анатольевич обалдело, от неожиданности застонал, когда она взяла его член в рот, лаская его языком и губами. Вверх, вниз, языком вокруг головки, глубже, так, что бы головка достала до гланд. Почти выпустила его, и, плотно сжав губы, начала опять медленно пропускать его в рот.
- Не надо…прошу, оох…не надо, - шептал Дмитрий Анатольевич, закатив глаза.- Я женат, счАстливо женат... А если узнают, Боже мой?.. Аахххх, глубже…
Он непроизвольно положил обе свои ладони ей на затылок, погрузив пальцы в волосы, мгновенно разлохматил их. Попытался руками задать ритм ее движениям.
- Бубубубубу, - забубнила девица с членом в глотке.
- Чё?
- Да ты, сука, ахуел, - она резко освободила свой рот, и тонкая ниточка слюны протянулась от его вздыбленного мужского достоинства к её алым губам. Нож снова оказался в руке девчонки, а затем рядом с его горлом. Она больно саданула по руке Дмитрия. – Прибалдел там, что ли? Расслабился? В глаза смотри мне...
Она снова взяла член Дмитрия в рот и начала яростно отсасывать, но своего взгляда от него уже не отводила. Она причмокивала, иногда не успевала проглотить слюну и попёрхивалась. Дмитрий Анатольевич не мог поверить в сюрреалистичность ситуации, в которой он оказался: ему, в лифте, делала минет налетчица, причём очень симпатичная, в вытянутой руке которой был нож упирающийся в его горло.
« А сосёт, чертовка, умеючи…класс», - мужчина уже не помышлял ни о каком отпоре. Хотелось одного – кончить.

Дмитрий Анатольевич застонал сквозь зубы и резким движением постарался вогнать ей член в рот на всю длину. Дамочка успела сжать губы, понимая, что сейчас произойдет: фонтан спермы ударил ей в нёбо, заливая горло, а она продолжала ласкать его губами и языком. Девушка глотала всё без остатка, прилагая к этому все свои усилия. Дмитрий Анатольевич громко задышал, закинув обе руки себе за голову, приходя в себя и водил языком по внезапно пересохшим губам. Дама, ни капельки не смущаясь, встала, и пристально смотрела ему в глаза, вытирая губы салфеткой, вдруг стремительно ударила Дмитрия кулаком в живот, да так, что тот, издав сдавленное - «уууууу» - согнулся пополам, и грузно осел на пол. Она привела кабину лифта в движение, нажав одну из кнопок на панели. На седьмом этаже девушка опрометью выбежала из остановившегося лифта и с победоносным криком - «Йииеехууу, я сделала это»,- ринулась бегом вниз по лестнице.

Дмитрий Анатольевич остался сидеть в углу кабины со спущенными штанами и всеми своими причиндалами наружу. Прислушиваясь к удаляющемуся цоканью женских каблучков, он тяжело дышал, ничего не замечая кругом, и как-то отрешённо, погрузившись целиком в сам процесс, стал зубами свинчивать пробку с коньячной бутылки, которая почему-то не хотела поддаваться его усилиям. Наконец откупорив бутылку и плевком отправив пробку в полёт за пределы лифта, стал жадно пить из горла большими глотками, как обычную воду, совсем не чувствуя горечи.
« Фууу, блять…ну хоть не убила, ссссучка…ну и денёёёёк»
Подобрав с пола, сиротливо валявшийся под ногами лимон, он впился зубами в жёлтую, грязную кожуру…

Эпилог.

В темном помещении, полностью заделанным до потолка белым кафелем, освещался только один стол из множества здесь находившихся, стоящий как раз посередине помещения. Возле стола, плечом к плечу стояли два человека, негромко переговариваясь между собой, что-то рассматривали на свет в пробирке. На столе лежало тело молодой белокурой девушки с огромным хирургическим разрезом на животе. Тот, что был белом халате, главный патологоанатом городского морга № 178, Юрий Васильевич Шыряев производил вскрытие в присутствии директора Главного Управления ФСБ Николая П.
- Тут где-то около трех миллилитров семенной жидкости, сперматозоиды ещё функциональны, - Юрий Васильевич передал пробирку в руки фээсбэшнику.
- Молоденькая совсем, - Николай П. смотрел на растерзанное девичье тело с сожалением. - Жалко её, жить да жить... наказы президентские, по демографии, исполнять...

Директорские причитания прервал звук телефонного аппарата, звонкой трелью возвещающего о входящем вызове. Патологоанатом, вздрогнув от неожиданности и с укоризной глянув на Николая П., стал собирать инструменты в железный ящичек, протирая их спиртовым раствором. Фээсбэшник, пантомимой демонстрируя крайнюю форму извинения и что просто необходимо ответить на звонок, снял трубку.
- Да... Да я. Соединяйте, жду,- Николай П. чуть отошёл в темный угол, ожидая ответа на том конце провода, военная выправка и безупречный военный френч делали его похожим на оловянного солдатика, каким его рисовали раньше в детских иллюстрированных книжках. – Да, слушаю. Здравствуйте, Владимир Владимирович. Да, экземпляр теперь у нас есть... получили... да, качественная... оказалось возможным, новое слово в нанотехнологиях, не без этого... я сам не совсем понимаю, Владимир Владимирович, какая-то суспензия, состоящая из бикулярного соединения на кремнеорганической основе с пониженной валентностью молекул, обволакивает пищевод... да-да, конечно, я подготовлю справку к нашей встрече... Нет. Не думаю, чтоб объект догадался... Всё поставили под банальный гоп-стоп... Справились на отлично. Задействовали наших лучших сотрудников... Лично разрабатывал и контролировал... И фотографии, конечно. Что?.. Сотрудников?.. – он взглянул на мертвое тело на столе, - сотрудников представим, конечно... В нашем деле, сами знаете как... Платье уже везут... Так точно! Всё будет в лучшем виде, Владимир Владимирович. Разрешите приступать к операции «Приемник». Слушаюсь! Служу России!!!

- Наступил лишь одной ногой, а в говне уж по уши... – замурлыкав себе под нос мотив, где-то слышанной ранее песни, Николай П. повесил трубку и пошёл обратно, к свету, в кругу которого, всё ещё тихонько бряцая железками, копался Юрий Васильевич. – Ну что, Василич?.. Сам!.. лично благодарил. Ты тоже в отчетах фигурируешь, так что не время кручиниться. Всё будет...
- Да я, в общем, и не кручинюсь, с чего ты взял?
- А, не обращай внимания. Мои хлопцы тут все доделают, ага? а мне пора... Дела, знаешь ли, государственной важности...
- Ну, бывай Коля. На созвоне, если что...
Николай П. бодрым шагом вышел из помещения через стеклянную дверь, над которой была прикреплена металлическая дощечка с выгравированным латинским изречением «Home homini - lupus est».


Теги:





1


Комментарии

#0 08:12  01-04-2008Дервиш Бакинский    
человек человеку волк

по мне так все 10

просто минус 1 за ощущение недосказанности

так што в итогэ дэвят

Пачэму home, афтырь?
#2 08:57  01-04-2008Дымыч    
Кто-то из больших. Гадать не буду.

Десятка.

#3 09:20  01-04-2008Х АТ Т А Б Б Ы Ч    
Десятка.
#4 09:41  01-04-2008aminazinum    
Лаврайтер?

читается неотрывно..

концовка слита.

Дервиш Бакинский 08:12,

+1

.

итого - Девять.

#5 10:27  01-04-2008Шрайбикус    
9. Минус 1 за "шаловливый язычок".
#6 10:34  01-04-2008Шева    
9
#7 10:58  01-04-2008Буцефал    
9. Объект неправдоподобно ходит пешком)
#8 11:00  01-04-2008YDD    
Понятно.
#9 11:01  01-04-2008Буцефал    
Кстати, это вряд ли кто-то из редаков)
#10 11:11  01-04-2008Арчибальд Мохнаткин    
9 жэлезобетонное.Пока лучшее в конкурсе.
#11 12:00  01-04-2008Саша Штирлиц    
8
#12 13:04  01-04-2008Иван Гилие    
Хуяссе опус..
#13 13:47  01-04-2008ГССРИМ (кремирован)    
наивно, блять.

Но любимая тема раскрыта своеобразно.

Оценка 5.

#14 13:52  01-04-2008Щикотиллло    
Нихуя не лаврайтер. Тот никогда не напишет "по шинкую". К тому же - Лаврайтер то же самое написал бы смешнее. Он также знает, что под воздействием ферментов желудочного сока сперма мгновенно денатурирует. Ну и всякий там латинский выебон не к месту типа "идущих на смерть" и "челчелу волк" даунгрейдит. Может это даже не Хренни.
#15 14:08  01-04-2008Кешастик    
9
#16 14:09  01-04-2008кошак    
сдесь гениальность 3.
#17 14:39  01-04-2008Nebel    
9
#18 20:16  01-04-2008Шева    
Перечитал еще раз, -

из того, что прочел, как по мне, - лучшее

#19 21:57  01-04-2008Хренопотам    
Забавно.

С появления Дмитрия Анатольевича стал ждать Владимира Владимировича и автор не обманул, респект.

Отдельный зачот за пуховичок.

Сцена в лифте описана сочно и неожиданно.

К сожалению, презрение к пунктуации и местами к орфографии не позволяют поставить высший балл.

"ПрЕемник", блять! (с)

7,5

#20 22:19  01-04-2008Розка    
хахаха! неужели Лаврайтер? на всякий случай - 10
#21 22:25  01-04-2008прокурорская морда    
ИМХО, я бы эпилог выбросил. Он вообще не нужен.

А сам рассказа ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ. Но без эпилога был бы намного лучше.

поэтому 9.

#22 22:51  01-04-2008Lunatik    
А это не .... И орфография, нда.. Промолчу пока.
#23 22:52  01-04-2008Lunatik    
8 кстати. в Альманах все равно такое не включат, гг
#24 23:10  01-04-2008Вечный Студент    
отлично

но бля минут три за "сильнейший удар коленом между ног", и тут же игра пальчиками и атсос"

так что тока 7

#25 23:45  01-04-2008Colonel    
сначало вопще нехотел четать такое потомушто боялся... но потом решылся всётаки одним глазком проскролить...
#26 23:54  01-04-2008Colonel    
блять, прИёмник- это радио!!! всё впечатление испортил
#27 09:10  02-04-2008Докторъ Ливсин    
8..

Дядё?..

#28 09:51  02-04-2008Григорий Залупа    
пездато. сцену отсоса включить во все хрестоматии. 10
#29 09:57  02-04-2008Sgt.Pecker    
Хо! очень зоебись 9!

(хз может и LW)

#30 10:03  02-04-2008YDD    
9.
#31 12:01  02-04-2008Медвежуть    
Присоединяюсь к зиндану.Не понял хитрого ФСБшнова плана.А так 8 беспезды.
#32 14:01  02-04-2008Лев Рыжков    
1 балл. Не понравилось.
Тока из-за того что Залупа дал 10, дам 5
#34 14:54  02-04-2008ося фиглярский    
8
#35 16:23  02-04-2008norpo    
10 мегазачот, стремительно, красиво, аж привстал даже, гыгыгы
#36 16:24  02-04-2008Надин    
Странная вещь, пожалуй 7
#37 18:23  02-04-2008Лихоухов    
9

красиво

#38 23:14  02-04-2008Лена Че    
о, отлично...


10

#39 23:19  02-04-2008Билал    
согласен с Дарвишим Бакинским...9
#40 23:47  02-04-2008Colonel    
несмотря на все отмеченные недочёты - 10 баллов.
#41 15:45  03-04-2008Perdbek    
слишком неправдоподобно 7
#42 20:04  03-04-2008VETERATOR    
Вот помню же, меня здесь что-то в каментах зацепило.

Щикатилллины "ферменты желудочного сока".

Дохтур удивил.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [10] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....