Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - IA 14-ый

IA 14-ый

Автор: Venom Acidoff
   [ принято к публикации 20:17  17-04-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 537]
«Замечательно, просто великолепно как всё замечательно сложилось, ай да Пурцев, ай да сукин сын!» - Аркадий Павлович сидел со связанными руками посреди комнаты и улыбался как идиот. Вокруг лежали четыре трупа, один из них был «ай, да сукин сын» Пурцев.
- Пурцев, Алексей Иванович, а это вы всё здорово придумали. Очень вами доволен! - продекламировал Аркадий Павлович, глядя на мёртвого Пурцева. Горло Алексея Ивановича было перерезано от уха до уха, его тело лежало в огромной луже крови, а остекленевшие глаза глядели куда-то сквозь серый потолок комнаты. – Но все-таки, хорошо было бы тщательно финал продумать. – Продолжал Аркадий Павлович, Алексей Иванович молчал в ответ - надеюсь, вы мотаете на ус?
Аркадий Павлович вздохнул и расплакался…

Два месяца назад, игровое агентство «RG-ZZONE» испытывало острую нехватку игровых сценариев. Заместитель генерального директора Аркадий Павлович поставил задачу главному креативщику агентства, Пурцеву Алексею Ивановичу, в течении двух недель решить данную проблему. Для обеспечения максимальной работоспособности, Пурцева на две недели освободили от любой работы, разумеется кроме поставленной задачи, кроме того ему предоставили неограниченные средства для решения вопроса. Чем собственно тот и воспользовался, после множественных возлияний и оргий, он решив что работу таки необходимо выполнять, обратился залежам неадекватных и нестандартных сценариев, контр – культурным ресурсам.
В течении десяти часов Алексей Иванович изучал креативы сетевых авторов, в основном по комментариям втыкателей. Натыкаясь на массу комментариев со следующим содержанием: «К/Г, А/М – аффтор долбоёб, убей себя. Только время потерял» - он начал отчаиваться найти, что то -стоящее. И вот когда надежда почти покинула его, он наткнулся на один довольно странный текст, автор под псевдонимом «ИАТринадцатый» разместил креатив под названием «Как правильно убивать время», где тщательно почти по ролям расписал игровой сценарий под хорорр, забытая деревня, где много загадок и старых деревенских проклятий. Это было то, что нужно, Пурцев расхохотавшись, принялся распечатывать текст.
Через несколько часов Алексей Иванович, демонстрировал слегка отредактированный сценарий (имя автора и олбанские обороты были предусмотрительно вырезаны из текста) Аркадию Павловичу. Тот пришёл в неописуемый восторг, действительно сценарий был хорош, оставалось только найти маленькую глухую деревеньку.
Деревенька «Средние ключи», была отобрана посредствам трёхнедельного кастинга. Если говорить честно, то глава деревни оказался наиболее сговорчивым и стоимость затрат по совокупности включающая в себя: стоимость согласия председателя, стоимость участия почти всех местных жителей (нужно было непосредственное участие местных в массовых сценах плюс проживание персонала компании и участников), была гораздо ниже чем в аналогичных деревнях. В течение четырёх дней репетицию сценария прогнали четыре раза и наконец, в деревню привезли первых четырёх игроков.
Игроками были один крупный бизнесмен, топ менеджер довольно серьёзной фирмы и двое скучающих представителей «золотой молодёжи», комфортабельный автобус доставил их в район «Средних ключей», с этого момента начиналась игра. По сценарию игроки были знатными Археологами, разыскивающие артефакт «Смерть кощея». Первый активный персонаж, был лесник Кузьмич, который за бутылку абсента согласился провести игроков в деревню, где, согласно сценария, было необходимо собрать информацию о древних преданиях, после чего получить карту и найти «смерть кощея». Кузьмич был маститым актёром, его репутация первой скрипки в районном ансамбле самодеятельности, помогла вырвать эту сказочную роль, несмотря на то, что Аркадий Павлович привез своего актёра.
- И чего вам там надо-то всем? – Ехидно спросил провожатый, пряча за пазухой бутылку с жидкостью ядовито зелённого цвета.
- Кащеву смерть ищем, деда! – скрипучим голосом произнёс Игорь, один из представителей золотой молодёжи. Он нехотя достал из кармана бумажный конверт с белым порошком, приставил к ноздре плотно скрученную купюру и жадно втянул содержимое конверта. Заметив на себе недоумевающие взгляды, Игорь пояснил: - Я просто, хуй дойду так до вашей деревни. Будешь? – спросил он у Артёма, который был вторым представителем мажоров.
- Не, я вторую неделю после реабилитационного центра, отец сказал, что если всё нормально будет, Порш подгонит. Так что меня раз в неделю проверяют…
- Ну как хочешь, - перебил Игорь – Деда! Тут далеко идти-то, до твоей ёбаной деревни?
- Чего это она ёбаная, археолог хуев, ты не заговаривайся. Чай не в городе. – Резво ответил Кузьмич, от чего Игорь закашлялся. – В минут сорок осилим, не многа. До вас ещё приезжали археологи, искали чего-то, искали… - Дед перебрался через поваленную сосну, после чего скрутил беломорину в козью ножку, прикурил и побрёл в лес.
Четверо унылых игроков второй час плутали по еле заметным лесным тропинкам, впереди покрякивая, торопился Кузьмич.
- Ну чего, ахренологи, чё приуныли то. Тут осталось-то, плюнуть да растереть! – подбадривал он.
- Ёбана в рот! Дед, ты заебал нас по лесу таскать, чё нельзя было просто вывести? – начал ерепенится Игорь. – Мне нахуй эти марш – броски не нужны! - Что-то громко лязгнуло под его ногой, и он с криком ухнул в траву. – СУКА, чё это за хуйняя! бляяяЯЯЯдь!
Кузьмич не торопливо подошёл к орущему Игорю и вынес свой вердикт:
- Это медвежий капкан милок, кажись ногу, тебе перебило. – Он внимательно окинул взглядом, троих невредимых «Археологов», - Он идти не может, надо кого ни будь оставить, а я из деревни врача приведу.
- А чё до деревни меня не дотащить!?…- пытаясь не орать, прохрипел Игорь.
- Мил человек, кто ж тебя потащит-то? – усмехнулся Кузьмич, затем ухмыляясь, повернулся к остальным и спросил. – Чё, ребята может, дотащите? Я б в молодые годы то дотащил, да здоровье уже не то.
Игроки переглянулись, и слово взял Илларион Петрович, который в миру слыл удачливым бизнесменом с невероятным чутьём и железной логикой:
- Дед, правильно говорит, у нас рюкзаки по тридцать килограмм, плюс дороги чёрт знает сколько ещё. Если парня с собой потащим, то я не уверен что до темна доберёмся. А так приведём врача, ещё людей и утащим до деревни. – Он посмотрел на Артёма. – Тебя как зовут?
- Артём.
- Артём, посиди тут с ним. Я вижу, ты парень здравый, посмотри, чтоб ничего с ним не случилось. – Всё это было произнесено с невероятным спокойствием и уверенностью, Артёму ничего не оставалось делать, как принять предложение нового лидера.
На бедро Игорю наложили жгут и объяснили Артёму как им пользоваться, когда ослаблять, а когда вновь затягивать, оставили две банки тушёнки, чайник и спички на всякий случай. Илларион Петрович конечно покривил душой, он лично не собирался никого искать и отправлять в лес, считая что это либо сделает Кузьмич, либо что эти парни просто персонажи игры. И даже если бы это были настоящие люди, то всё равно он никого бы никуда не потащил.
Через двадцать минут группа из трёх человек вошла в деревню, Илларион Петрович спросил у Кузьмича, где ему остановится, после чего отправился в указанный дом. Там он кинул хозяйке на стол пять тысяч рублей, поужинал, сходил в баню и благополучно отошёл ко сну.
Топ менеджер Альберт Максимович, попытался расспросить Кузьмича о искомом артефакте:
- Кузьмич это по батюшке вас? – осторожно поинтересовался он.
- Иван Кузьмич я, у нас тута вдова одна есть, Клавдия. Молодая совсем, красивааая. У неё остановишься, а то уж очень она просила мужичонку ей посимпатишней. – Кузьмич лукаво подмигнул Альберту.
- Да конечно, Иван Кузьмич, я и сам не прочь если красивая. Иван Кузьмич, вы мне расскажите что ни будь про «смерть кощея», что и в правду Кощей жил тут, он вообще существовал? – В ответ Кузьмич пробормотал:
- Жил…жил, не тужил… вот дом Клавдии, завтра утром всё узнаешь и про Кощея, и про смерть его.

По прошествии трёх часов Артём начал серьезно сомневаться в том, что кто-то вернётся. Вернее сказать, он стал подозревать, что всё часть игры и вероятно Игорь тоже. И если Игорь персонаж игры значит, он не ранен и боятся нечего, потому что в случае опасности Игорь скинет с ноги бутафорский капкан, прервёт игру и защитит его.
Артём отправился в лес за дровами, солнце медленно склонялось к верхушкам деревьев, сумерки окутывали лес, становилось не много не по себе. Артём оттащил большую засохшую ветку к тому месту, где лежал Игорь, собственно Игоря на месте не оказалось, капкан лежал на месте, кровь под капканом, а Игоря не было. Артём прогулялся вокруг поляны в надежде отыскать ещё дров, и по большей части надеялся обнаружить в кустах истекающего кровью Игоря. Он внимательно всматривался в жухлую траву, пытаясь высмотреть пятна крови, оставленные Игорем, однако сумрак надёжно скрывал все, что могло бы остаться. В качестве топлива Артём набрал охапку хвороста, развёл небольшой костер, достал из своего рюкзака пакет чипсов, тушенка, которую ему оставили, представляла ему столько мороки: расковыривать ножом, разогревать на костре и потом есть разогретые обрубки сухожилий, определённо чипсы были более адекватным решением. Через пару часов Артем, укутавшись в дизайнерскую тонкую куртку GFF попытался заснуть, холодная жёсткая земля, полчища комаров и гаснущий костёр измотали его и под утро, Артем, находясь почти в истерическом состоянии уснул.

Игорь видел, как Артём отправился в лес за дровами, нога болела просто не выносимо. Он не мог поверить в то, что целых три часа пролежал с перебитой ногой, где-то в мыслях, сразу после боли и недоумения, начал складываться приблизительный текст искового заявления. Игорь старался запомнить точное время происшествия и то, сколько прошло до прибытия помощи.
Через несколько минут Игорь потерял сознание, отрывками приходя в себя, он видел, как кто-то освобождает его ногу из капкана, накладывает шину, вкалывает в бедро какие-то обезболивающие. «Ну-ну, сука, всё ровно засужу всех» - бормотал Игорь в бреду, человек взвалил Игоря на плечо и отправился куда-то в лес.
Игорь открыл глаза, несколько раз с силой моргнув, он принялся осматривать то, что находилось вокруг. Землянка, оформленная в стиле Хай-тек, несколько выбивалась из привычной реальности, на стенах висело огромное количество широкоэкранных плазменных телевизоров, которые показывали, как сельские жители прогуливались по улицам, занимались какими-то делами в своих домах, ругались в сельпо с продавцом, покупали самогон из под полы. «Что за бред? Нахрен это кому-то нужно? Наверно это сон, ебанутся что то меня наверное с барбитуры, которую вкололи, убрало» - Игорь закрыл глаза и решил воспользоваться оставшимся временем без боли для того чтобы ещё поспать.

Альберт Максимович, вальяжно развалился на кровати, отдыхал после бурного секса, Клавдия, накинув халат и обувшись в калоши, ушла доить корову.
Клавдия была хороша собой, упругие ягодицы, пышная грудь, стройные ноги, единственное, что смутило Альберта, это немного толстоватые щиколотки. Однако после того как она встав на четвереньки прогнула спину и похотливо произнесла:
- Отрахайте меня в попку, пожалуйста! – все сомнения были отброшены. Альберт, словно дикий тигр, вцепился в ягодицы Клавдии и принялся терзать её узкое анальное отверстие своим внушительным органом. Задыхаясь в похотливой истоме, Клавдия трогала свою влажную киску и ждала когда Альберт, наконец, догадается помочь ей в нелёгком деле достижения оргазма, но Альберт был недосягаем. Единственное что пришло ему в голову, это в момент эякуляции подскочить к лицу Клавдии и засунуть член ей в рот, Клавдия почувствовала себя настоящей грязной сукой, которую попросту использовали, от чего собственно и испытала невероятной силы оргазм.
Дождавшись, когда Клавдия уйдёт доить корову, Альберт поднялся с кровати, замотался в простыню и хотел пойти прогуляться, но простыня постоянно соскальзывала. Он принялся осматривать дом в поисках булавки или чего ни будь подобного. Единственное что смог обнаружить Альберт, это старинная цыганская игла, воткнутая в косяк двери. Игла была украшена каким-то непонятным рельефным орнаментом, в котором цветы переплетались с миниатюрными горгульями и прочими мифологическими существами, Альберт попытался выдернуть её из косяка, но игла казалось, вросла в дверной проём.
Альберт упёрся ногами в порог и принялся вытягивать иглу из косяка, простыня соскользнула с плеча. Голый с покрасневшим от напряжения лицом, грозно напрягая все мышцы тела, сопровождая всё это громогласным сопением, Альберт рухнул на дощатый пол, сжимая в руках иглу. Изумлённо разглядывая, добытую ценой не человеческих усилий и нескольких заноз в заднице, удивительную иглу, он сделал вывод что это и есть первая подсказка. Накинув простыню, Альберт подскочил к своему рюкзаку и вколол трофей в шёлковую подкладку своей эксклюзивной олимпийки.
Через некоторое время появилась Клавдия, её лицо имело странное выражение, словно непонятная забота охватила её. Она на скорую руку собрала на стол. После пережитых напряжений Альберт уплетал жареный картофель, запивал его парным молоком вприкуску с бутербродами. Наевшись до состояния, когда шевелиться уже почти не возможно, Альберт медленно перебирая ногами рухнул на койку и надеясь на то, что через некоторое он сможет жестоко отодрать Клавдию, уснул как младенец. Хозяйка с тревогой смотрела вокруг, она не понимала, что её тревожит, что-то изменилось, что-то перестало работать… Но голодная до мужчин Клавдия задушила свои тревоги и скользнула под одеяло к Альберту.

Илларион Петрович каким-то шестым чувством определил, что в комнате что-то происходит, не открывая глаз, он принялся вслушиваться:
- .. и чего, опять кого-то за смертью послали? – шептал чей-то голос.
- даа.. опять, археологи говорят, может им сразу про Чернявого сказать, а то ходить будут целую неделю. Всех мужиков споят, они же потом опять всё что горит, выпьют. Помнишь тогда даже сахара не осталось. – Шептала хозяйка дома.
Илларион Петрович ухмыльнулся в темноте и отметил про себя, что получил полезную информацию. Надеясь на продолжение в пределах нужного информационного потока, он выслушал часовой дайджест всех деревенских слухов и сплетен, перед тем как его глаза закрылись и он уснул, Илларион Петрович узнал даже о том, что у Ивана Кузьмича, который соизволил довести их до деревни, на жопе вскочил огромный фурункул, предположительно «это он от плохой городской энергетики заразился».
Иллариону Петровичу приснился какой-то грузинский хирург, стоя вместе с ним на крыльце больницы, они наблюдали за крупными хлопьями снега, которые медленно падали откуда-то из карманов угрюмого серого неба. Врач повернулся к Иллариону Петровичу и почти без акцента произнёс:
- Это агония зимы…
В тот момент фраза была наполнена каким-то глубоким смыслом, словно первозданная истинна, просвечивалась сквозь слова, которые ни к чему не обязывали. С каждым мгновением этой истины становилось всё меньше и меньше, от чего Илларион Петрович начинал злиться, он пытался разумом удержать истину, хотя бы маленькие крупицы этого бесконечного света. Когда он наконец понял что нужно было сделать, было поздно, нужно было - просто проснутся.

Артём возненавидел утро, в полу дрёме он повернулся на другой бок, и оказалось что вокруг всё покрыто маленькими каплями холодной росы. После почти бессонной ночи это был перебор. Артём лёг на спину и заорал в полный голос:
- СУУУУКАААА! БЛЯЯЯЯЯДЬ! АААААААА-СУУУКАААА-УУУУУУ! АААУУУ! БЛЯЯЯЯЯДЬ! ЁБАААНЫЫЫЙ ДЕЕЕЕД! - Спать не хотелось, внутри, словно разряды тока, переливалось раздражение, ненависть и чёткое желание нанести, кому ни будь травмы. Ещё хотелось принять душ и завалиться в тёплую кровать с мягкими подушками и тёплым одеялом.
По - психовав минут десять, Артём послал нахуй всю игровую компанию, их ебаный сценарий и ёбаные поиски ебаной «Смерти Кощея». Поискав вокруг хоть одного наблюдателя от компании и никого, не обнаружив, он решил выбираться своими силами. Выбросив из рюкзака всё не нужное, оценив преимущества тушёнки перед чипсами и вооружившись ножом, Артём отправился в том направлении, куда, как ему показалось, отправились Кузьмич и двое других игроков.
Поплутав по лесу около сорока минут, Артём обнаружил дерево с засечкой. Посмотрев вокруг, он обнаружил ещё одно дерево с небольшой аккуратной зарубкой, следующее дерево с опознавательным знаком находилось в пятидесяти метрах от второго дерева.
- Игруны хуевы… - пропыхтел Артём, перебегая от одного дерева к другому в поисках заветных засечек, в надежде выйти хоть куда-нибудь.

Альберт Максимович, чуть приоткрыл глаза и увидел деревянный потолок. Мозг пытался сориентироваться, стараясь объяснить не характерную обстановку вокруг. Снова зажмурив глаза, и потрогал пальцами ног одеяло, солнце пробивалось сквозь комнатные растения, которые в изобилии оккупировали все четыре подоконника, по дому разносился аромат жареных оладий.
Альберт, вспомнил как в детстве, он точно так же просыпался в деревне у бабушки, такой же дощатый потолок, мягкое одеяло. Где-то во дворе дед что-то ремонтирует по хозяйству, а в лесу через дорогу, полуразрушенные здания сельского коровника, где он сражался с деревенскими пацанами на деревянных мечах. Глубоко в душе Альберта, существовал тот самый стержень его сознания, драгоценный камень души на который постепенно налипала грязь, с возрастом грязь каменела, её становилась больше. Альберт причёсывал грязь, облачая её в изящную, более приемлемую и симпатичную форму, украшал грязь побрякушками из витиеватых умозаключений авторов стильных романов. Сейчас же начало твориться что-то странное, словно кусок окаменевшей грязи отпал от алмаза души, и сущность маленького ребёнка который без лишних объяснений и хитрых выворотов понимал, что есть добро и зло, и без колебаний осознавал, что делает что-то плохое или хорошее, показалась наружу. В груди стало очень тепло, голова немного закружилась, словно Альберт глотнул свежего воздуха. Он резко взбрыкнул ногами, и одеяло полетело прочь, встав с кровати, Альберт отправился на кухню, желая поприветствовать Клавдию шлепком по её упругой заднице.
Клавдия стояла на табуретке по среди кухни, от шеи к потолку тянулась верёвка, ноги едва доставали до табурета, руки связаны за спиной. Во рту торчал кляп, а по щекам текли слёзы, стоя на цыпочках, она переминалась с ноги на ногу, пытаясь найти равновесие, на груди красным горели глубокие царапины. Альберт, уплетал оладьи и время от времени, кидал оладушек в Клавдию, стараясь бросить его так - чтобы он прилип на живот, оладья были горячими и если снаряд запущенный Альбертом прилипал, Клавдия начинал дёргаться и рыдать, что очень забавляло её гостя.
- Ой Клава! Ой ты меня щас уморишь просто! – Добавлял Альберт каждый раз, когда прекращал ржать. В конце, концов, Клавдия потеряла равновесие, табуретка вылетела из под её ног и она повисла под потолком, замерев на несколько мгновений в воздухе, она с грохотом обрушилась на пол, верёвка лопнула с глухим щелчком. Альберт закатился в истерическом хохоте, он сполз под стол и хохотал несколько минут. Клавдия лежала на полу и рыдала, рыдала навзрыд, горячие ручьи слёз текли по лицу и капали на пол, через некоторое время под её головой образовалась солёная лужица. Просмеявшись Альберт подошёл к рыдающей хозяйке схватил её за волосы и потащил в спальню, ему очень хотелось сделать с ней что ни будь этакое и он вспомнил про вчерашний трофей. Поместив Клавдию в позицию раком и оставив её руки связанными за спиной, он отправился к своей сумке, достав иглу, Альберт подошёл к Клавдии и принялся теребить пальцами её клитор. В ответ, та начала издавать характерные звуки, свидетельствующие о приятности данных действий, недолго думая, Альберт вонзил иглу в правую ягодицу. Клавдия на секунду замерла, после чего её начало колотить мелкой дрожью, место укола потемнело, кожа вокруг начала окрашиваться чёрным цветом, пятно становилось больше и больше. Клавдия начала жевать кляп и выть, звук доносился откуда-то из её груди. Альберт побледнел, ему стало немного страшно, одним движением, верёвки скрепляющие руки Клавдии за спиной были разорваны, кляп выпал изо рта:
- Еби меня, - прошипела Клавдия, Альберт не видел её лица, только чёрное тело, её попка всё так же была оттопырена. – давай, сука, а то я тебе член оторву.
Альберт посмотрел на свой член, тот стоял словно кол. Альберт нехотя погрузил его в лоно Клавдии и почувствовал, как тысячи иголочек впились в его агрегат, вырваться обратно было просто не возможно. Хозяйка дома принялась с силой вдавливаться ягодицам в его бёдра и лобок, погружая всё глубже и глубже член Альберта в себя. Постепенно в Клавдию вошли яички, Альберт начал скулить от боли, влагалище Клавдии становилось всё больше и больше. Альберт упирался руками и пытался хоть что-то сделать, но он не понимал что происходит, понимание пришло только тогда, когда таз Альберта начал с хрустом ломаться, а икры ног почти достали до затылка. Через какое – то время Альберт поднял голову и увидел, как жадное влагалище Клавдии миллиметр за миллиметром продвигалось по его груди, блестящая чёрная задница постепенно приближалась к его голове. Сама Клавдия издавала при этом булькающие звуки и всхлипы, по всему было видно, что ей это доставляет огромное удовольствие…

Илларион Петрович с восьми часов утра прогуливался по центральной улице, повинуясь своему чутью, он подходил и начинал вести задушевные беседы с местными жителями. Представляясь родственником Кузьмича, он расспрашивал о здоровье детях и прочее, угощал мужиков папиросами, которые предусмотрительно приобрел перед поездкой у продавцов конфиската, почти за бесценок. Вчерашняя лента местных новостей, очень помогала Иллариону, потому что после новости о фурункуле на заднице Кузьмича ни у кого не оставалось сомнений в том, что перед ними действительно родственник Кузьмича. К концу беседы, Илларион Петрович рассказывал о том, что его сын болен раком и надежды нет никакой, но вот его дядька Кузьмич, рассказывал о каком-то колдуне Чернявом. И в конце добавлял, что сегодня его «дядька» хотел отвести его туда, да видно набрехал всё Кузьмич.
После такого диалога, местные выкладывали почти всю информацию о «Чернявом» в надежде хоть как-то помочь, несчастному родственнику Кузьмича. Когда, наконец Илларион Петрович знал практически всё о местном колдуне и хранителе древних традиций Кирилле Афанасьевиче, известном в народе как «Чернявый», только тогда Илларион Петрович смелым шагом отправился на окраину деревни к дому искомого персонажа.
Кирилл Афанасьевич медитировал в позе лотоса на крыльце своего покосившегося дома, когда Илларион Петрович прокрался к крыльцу, «Чернявый» приоткрыл один глаз и окинув взглядом гостя продолжил медитировать.
- Здравствуй, Чернявый! – уверенно произнёс Илларион Петрович, широко улыбаясь, он откровенно радовался взятому темпу, предвкушая скорую победу.
- Тссс…. Ни пизди, мешаешь. – пробормотал Кирилл Афанасьевич. Его нежданный гость вытянул своё недоумённое лицо и, взглянув на часы, попытался немного подождать.
«Блядь, с такими темпами я ничего не успею!» - Илларион Петрович начал дрыгать ногой, ожидание непонятно чего выводило его из себя. «Этот сука, Старец Фура он может же блядь целую вечность сидеть тут». Ожидание выводило из себя, бесполезное стояние действовало словно катализатор, на негативные стороны Иллариона Петровича. Он чувствовал как сдержанность, и здравомыслие сгорают в нем без остатка, словно бензин которым плеснули в огонь.
- Всё нахуй, дед Чёрнохуй. Давай мне подсказку и я пошёл.
- Ни пиздиииии ….. мешааааааешь. – снова пробормотал дед, не открывая глаза.
- Блядь ты чё! Ты не понимаешь что ли. Мне по графику сегодня карту нужно добыть, чё ты мне мозги то ебёшь, скажи чё сделать чтобы ты говорить начал? Дрова наколоть или воды наносить, или водки тебе, или бабу? – Кирилл Афанасьевич никак не реагировал на внешние звуковые раздражители – Ёбана в роот! Или пиздюлей тебе дед дать!? А! Сука чё ты молчишь то?!
Мозг Иллариона Петровича прекратил рациональное мышление, мысль о том, что надо во, чтобы то ни стало заставить говорить этого старого пердуна, пульсировала, словно зубная боль. Из последних сил сдерживая себя, Илларион Петрович ладонью ударил Кирилла Афангасьевича по лицу.
Дед открыл глаза и уставился на Иллариона Петровича, тот виновато поеживаясь, сел на землю. Глаза какого-то невероятного оттенка синего цвета с вертикальными зрачками, уничтожали Иллариона Петровича. Незадачливый гость почувствовал, как по его жилам растекается ужас, его великолепная интуиция просто верещала об опасности, но было понятно, что уже ничего не поделать и паника начала заполнять разум.
- Что ж ты ирод. Что ж ты блядь,
Смеешь руку поднимать?
Наказать не знаю как,
Псам тебя на клочья рвАААААААААААААААААААААААААААть!
На последнем слове дед перешёл на визг. Этот звук проникал всюду, Илларион Петрович чувствовал, как звук проникал в его тело, кости и череп стали вибрировать в резонанс с визгом, казалось, что мозг и глаза лопнут. Кирилл Афанасьевич закатил глаза, пальцы его рук выписывали в воздухе замысловатые узоры, воздух вокруг него начал подрагивать. Илларион встал на четвереньки и почувствовал, как его скелет начал уменьшаться в размерах, утягивая за собой мышцы тела, лишние куски плоти начали вываливаться через рот. Лоскуты кожи, отрываясь от нового тела падали на землю. Илларион начал орать от боли отплёвываясь кусками мяса.
- ААААААА…. Ууу мммяяяяяууууу! ММЯЯЯУУУУУ! - Кричал Илларион Петрович, вместе с телом менялось и его мышление, не осознавая того, он перешёл на реактивное мышление, то есть начал думать, если можно сказать думать в этом случае, картинками, исчезла возможность анализировать и сопоставлять факты, даже простой страх исчез, сейчас Илларион Петрович испытывал просто животную панику. Дед взял Иллариона на руки и потеребил его по голове.
- Ну что кошара? Пиздец пришёл, ВЕРДО! АРИГ! – крикнул он, и откуда – то выскочили два огромных кавказца. – Тут ко мне в гости ваш завтрак пришёл! – собаки завиляли хвостами и принялись весело гавкать, Илларион пытался вырваться и начал шипеть.
Дед легко подбросил кота в воздух. Псы почти одновременно подпрыгнули, вцепились в кота и приземлившись принялись тянуть его в разные стороны. Голова Иллариона дёргалась в разные стороны, псы бесцеремонно вырывали куски мяса с костями из тщедушного кошачьего тела, прижимая его лапами к земле – чтобы удобнее было догрызать верещащего кота.

Артём остановился около невероятного деревянного терема, деревья с засечками здесь заканчивались. Шедевр деревянного зодчества потрясал своей красотой и массивностью, Артем подошёл к двери, постучав несколько раз но не дождавшись ответа он вошёл в дом.
Большой холл, освящённый какими-то странными светильниками, вёл видимо в гостиную, где стоял большой мягкий диван. Артем, недолго думая завалился на диван и уснул. Когда он проснулся, то обнаружил себя связанным. Рядом с Артёмом сидел огромный медведь, животное не рычало, не злилось, вообще медведь просто разглядывал Артёма.
- Что ты здесь делаешь? – спросил медведь. Артём поперхнулся слюной, которую интенсивно сглатывал от страха. Медведь слегка похлопал его по спине. – Ещё раз, что ты здесь делаешь?
- Говорящий медведь… - пробормотал Артём.
- Вообще-то медведица, ближе к вопросу. – оборвала медведица.
- Я в игре участвовал, цель игры найти «Смерть Кощея», один из игроков попал в капкан. Меня с ним оставили, потом этот пострадавший куда-то делся. Я переночевал в лесу и отправился искать деревню, где должна была проходить игра, в лесу я нашёл деревья с засечками… - медведица, выдохнула и замотала головой, Артём продолжил. – Пришёл сюда по засечкам, постучался, никого не было. Вошёл, уснул. Проснулся, говорящая медведица, тут динамик где – то на груди?
- Как деревня называлась, где в там играть собирались?
- «Средние ключи», помоему.
- Деревня «Средние ключи» это километров пятьсот отсюда, вас кто ни будь, вёл через лес?
- Да дед старый, кажется, его звали Петрович.
- Может Кузьмич?
- Да, да … точно. – Артём с интересом разглядывал медведицу, пытаясь найти динамик на груди, «Вот ведь, навыдумали. Молодцы обязательно ещё раз потом сыграю» - А что с засечками?
- Ты думаешь это игра? Знаешь что такое «Смерть Кощея»? Это древнейший артефакт, который вскрывает тёмную сторону человека и его самые страшные таланты. В «Средних ключах» вас второй день ждут, не дождутся, но вот незадача двое игроков уже сгинули. Кстати Кузьмич, тварь редкая – он себе приемника искал несколько месяцев, видимо нашёл.
- Так Кузьмич он кто, я чего-то не понимаю. – улыбаясь спросил Артём.
- Кузьмич? У него нет имени на самом деле, это сложно я сейчас тебе кое- что покажу, чтобы ты больше не лыбился, думая, что это игра. А потом постараюсь всё объяснить. – Медведица, встала на задние лапы и начала вырывать лапами клоки шерсти.
Шерсть сыпалась на пол, постепенно неуклюжая фигура медведицы стала походить на фигуру девушки, морда стала приобретать миловидные черты. Девушка взвизгнула, и последние клочки шерсти разлетелись в разные стороны, а на голове появилась копна рыжих вьющихся волос.
Артём зачаровано наблюдал за грациозной рыжей богиней, которая не стесняясь своей наготы, подошла к нему и глядя в глаза присела на корточки, представив Артёму возможность разглядеть её гладко выбритую киску.
- Место где мы сейчас находимся, это ворота в альтернативные миры, Кузьмич – это тринадцатый хранитель этих ворот. Сейчас у него есть возможность закончить свою вахту. Именно поэтому вы здесь все и оказались, один из вас новый хранитель. Понятно?
- Не знаю, а что с засечками? – Спросил Артём, девушка загадочно улыбнулась и склонилась над лицом Артёма.
- Эти засечки сделал мой отец, их может увидеть только мой суженый. Поэтому ты теперь мой жених. – Она нежно прикусила мочку уха Артёма. – И никаких возражений, иначе мой отец сотрёт тебя в порошок…
Артём улыбаясь, позволил девушке делать с ним всё что она хотела, он был совсем не прочь остаться с ней.

Игорь открыл глаза прямо перед ним стоял Кузьмич.
- Руку вытяни… - Произнёс Кузьмич, Игорь послушно вытянул руку, дед схватил его руку и начал борматать –
Новый номер, гордая стать
Честь большая ворота охранять
Знает небо, слышала земля
Новый хранитель, имя не поменять
Черти и бесы, теперь все твои
Будь осторожен, себя береги!
Ладонь Игоря начало жечь со страшной силой, Кузьмич медленно растворялся в воздухе и наконец, совсем исчез. На ладони Игоря горел выжженный номер 14.

Аркадия Павловича пытали восемь часов, он мечтал о том, чтобы ему просто перерезали горло как Пурцеву или застрелили, как остальным сотрудникам «RG- ZZONE». Время от времени заходил отец одного из пропавших участников и спрашивал:
- Чё, пидор. Вспомнил куда Игоря дел? - Аркадий Павлович пытался объяснить, что всё это недоразумение, после этих слов его ноги прижигали паяльником или привязывали к ещё теплым утюгам и ждали, пока они начнут раскаляться.
Раз в пол часа появлялся врач, который следил за тем чтобы Аркадий Павлович не помер раньше времени.
Несколько раз, рассказав про Кузьмича и услышав, в конце концов, что никакого Кузьмича в районом ансамбле самодеятельности нет. Он получил свою долгожданную пулю.


Теги:





0


Комментарии

#0 20:50  17-04-2008Venom Acidoff    
ЙЕЕССС иа снова тута!
#1 20:52  17-04-2008Француский самагонщик    
Начало потянуло на более высокую мистику. Но как пошла мистика... Нахуевертил, заплутал походу.
#2 21:03  17-04-2008Venom Acidoff    
2 Француский самагонщик

Вы мне постоянно мозг своими коментариями выносите, начало интересное но как пошла критика, нихуя не понятна, разложено плохо, букфф мало или наоборот что нормально прочитать влом становится? Паясните, или просто:ЛЮДЯМ НЕ ПОНЯТНО, ПИШИ ПРОСЧЕ?

#3 21:16  18-04-2008Colonel    
блять, еле осилил... букоф уж оооочинь дохуя, и так ничего вроде...

моё мнение, что покороче было бы лучше


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....