Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Лучший из снов

Лучший из снов

Автор: crbrus
   [ принято к публикации 04:00  11-06-2008 | я бля | Просмотров: 369]
"...я проснулся"... нет. Не так. Рассказывать я начну с другого. Лучше так. "Я заснул..."

Я заснул. Наверное. Потому что потом - я точно помню это - я проснулся. Хотя, может быть, я и не засыпал вовсе... Я не философ, я не стану вдаваться в эти вопросы. Лучше я расскажу все то, что случилось со мной, а поверить в происходящее или не поверить - ваше дело. Я частный детектив, я ищу истину, но для себя ее я так и не смог найти. Вчитайтесь в эти строки, быть может, вы найдете в них отгадку.

Вступление
Я шел. Не зная, куда и зачем иду. Даже не так: я видел, что кто-то идет, и видел то, что видел этот "кто-то". Было темно, невозможно было различить многих деталей. Такие мрачно-депрессивные сны, где я был лишь зрителем и наблюдал, как кто-то прячется, или убегает, или совершает кражу, снились мне лишь изредка. В том, что это был лишь сон, я был уверен. Целиком и полностью. Потому что - ну не мог я не знать, что я делаю. Хотя такие четкие сны, где не было изъянов и швов, которыми сознание услужливо прятало свои причуды, мне не снились никогда.
Пройдя через несколько комнат, я понял, что все окна были задернуты тяжелыми шторами и свет пробивался лишь через узкие щели между ними, выделяя пылинки, пролетавшие через них. Пыли было настолько много, что можно было точно разглядеть, где оканчиваются эти полосы света. Пересекая одну из них, я заметил металлический блеск внизу. Приглядевшись, я разглядел нож. Внезапно я ощутил сильную порцию страха, липкого и противного, готового сцепить все мои движения и не давать мне пошевелиться... Но что он мог сделать мне, и так неспособному пошевелиться? Страх нарастал с каждым шагом, и когда я вошел в следующую комнату, я уже молча молился о том, чтобы проснуться в холодном поту от противного писка будильника.
Но этого звука я тогда так и не услышал. Вместо этого я разглядел в стене комнаты пролом - ровно напротив дверного проема. Что было там, внутри, я никак не мог разглядеть, как ни старался. Через три минуты я расслышал глубокий вздох и понял, что движусь вперед. Уже в проломе я понял, что внезапно стало немного светлее, хотя я и не видел, откуда шло освещение. Свет был призрачным, казалось, что сам воздух начал светиться сам, или хотя бы стал прозрачнее, не мешая видеть сквозь него.
В дальнем углу серого куба, в котором я оказался, пройдя через пролом, вжималась, стараясь стать незаметной, девушка лет 20. То, во что она была одета, одеждой назвать было уже нельзя. Скорее это были какие-то обрывки ткани, державшиеся на каких-то ниточках и запекшейся крови. Она была бы очень красива... Если бы в ее волосах не запутались комья грязи, а лицо было покрыто сетью царапин. Она с видимой усталостью подняла на меня взгляд, и в нем я не увидел страха. Лишь затравленность.
Я почувствовал, что направился вперед. Перед ней я остановился. Я уже понимал, что произойдет, но не мог отвернуться, как ни хотел. Внезапно исчез ставший уже ярким свет, и я видел лишь пронесшееся вверх, а затем резко ушедшее вниз блестящее лезвие. Первый удар я смог разглядеть. Он пришелся, если я смог разглядеть в точности, чуть левее сердца. Кровь залила лезвие, и я перестал видеть вообще что-либо.
Криков не было. Но звуки ударов становились все тише, пока не угасли совсем. Я перестал видеть, слышать и чувствовать что-либо. И тут я с криком вскочил в кровати, замотанный в простыню. На часах было 6:12, и это было только начало кошмара...

Глава 1
Все. Я проснулся в холодном поту в моей кровати. На часах было 6:12. Скоро я бы проснулся и сам. Отключил будильник, встал, пошел на кухню приготовить себе обычный завтрак холостяка - бутерброды с кофе. После чего оделся, перешел в комнату, отведенную под офис, занялся уборкой на письменном столе, которую планировал уже полгода. Тщетно. Через полчаса ко мне влетел мужчина лет 50, в костюме, пошитом на заказ в одной из, наверное, лучших мастерских нашего города - все сидело идеально, несмотря на то, что было видно - поднимаясь ко мне на 3 этаж, он торопился. В руках у него был дипломат, достойный вместить все тайны государства. Такие люди обычно ко мне не заходили. хотя какое "обычно"... Никогда у меня не было таких гостей.
"Детективное агентство Алекса Клепаски?",- спросил он с порога... Гхм. Извини, читатель, я забыл представиться. Александр Клепаски, 28 лет. Частный детектив. Живу в Нью-Йорке. За окном у меня мирно идет 1978 год - с пасмурного неба изредка падали капли дождя; гул уже слышен за окном, хотя еще очень рано, по крайней мере, для меня. Ну, все. Хватит лирических отступлений. Откуда у меня такая тяга к ним? Я ведь не привык писать в этом жанре, я умею лишь набивать на моей старенькой машинке отчеты...
-Да, вы не ошиблись. Оно самое. присаживайтесь, не желаете ли кофе? - Ответил я. Видимо, все же я уже добился какой-то репутации в нашем сообществе, что ко мне заходят столь важные люди.
-Спасибо, но времени нет, - забормотал он, - времени нет, его очень мало...
-Объясните в толком, что случилось. А я все же сварю кофе. По крайней мере, себе - я еще сплю на ходу.
-Ладно, тогда и мне чашечку, покрепче, если можно, - сказал он, присаживаясь.
Уйдя на кухню, я крикнул оттуда "Вы пока рассказывайте, я все прекрасно слышу."
И он начал свой рассказ. С первых же фраз мое сердце сжалось - все это я уже как будто видел... или не "как будто"?
-Моя дочь пропала 2 дня назад. Я подал заявление в полицию, они обещали сделать все, что в их силах... Но тщетно. Никаких следов. она как будто испарилась из своей комнаты. Сегодня утром... я не знаю, как это объяснить... Я вновь нашел ее. В груди у нее был нож... Она была мертва будто бы всего лишь несколько минут... Я...Я не знаю, как это объяснить, все это так странно... И непонятно. Как будто она все эти 2 дня скрывалась от кого-то, бегая по лесам - ее одежда была изодрана, а тело было покрыто грязью... И вдруг вернулась в свою комнату, после чего ее и убили... А я... Не услышал ни звука из ее комнаты, просто решил заглянуть в ее комнату еще раз, понимаете, вдруг я вспомню что-то важное о том, куда она могла пропасть... Нет... Извините, я не могу это рассказывать.
-Вот, попейте кофе, вам станет полегче, - сказал я.
В кофе я не стал добавлять сахар, вместо этого я добавил туда немного успокоительного из моих личных запасов. Работа у меня, знаете ли, нервная.
-С-с-спасибо...
Он выпил кофе и действительно, стал выглядеть чуть поспокойнее.
-Быть может, вы хотя бы представитесь и скажете, как звали вашу дочь?
-Да, да, простите меня, просто такое... Ну понимаете...Извините, я, кажется, начал заговариваться. Я сэр Джеймс Баррен. Мою дочь зовут... Звали Лиз. Элизабет, бедная Элизабет...
Значит Джеймс и Элизабет. Я сделал пометку в блокноте, чтобы не забыть, если что.
На разговоры вышел и Биос, мой кот. Трепля его за ухом, я слушал рассказ моего посетителя дальше.
-Знаете, вы оказались единственным частным детективом в округе, о котором я хоть что-то слышал... "ага, значит я работал на его знакомого" И потому решил обратиться к вам. В полицию идти еще раз я не хочу - они не смогли ее найти - не смогут найти и убийцу. А вот когда человек работает за деньги... Увы, я остался прагматиком, даже думая о том, что мою дочь убили. Я готов отдать любую сумму, которую вы назовете, главное - найдите убийцу. Я не хочу, чтобы вы привели его ко мне, и я взглянул ему в глаза... Я хочу мести. Но от вас я хочу пока что только его имени. Хотя бы имени, - добавил он, глядя мне прямо в глаза. У меня возникло нехорошее предчувствие, но тут же пропало, как будто само испугалось увиденного.
Ну что ж. месть так месть. Пока мне исправно платят, я готов не то что найти этого человека - я готов сделать так, чтобы он нашел сэра Баррена. Мне без разницы, что я делаю. Деньги не пахнут, в отличии от предвкушаемого мной ужина в ресторане.
Через 10 минут мы уже заключили стандартный договор, вы их наверняка видели, не стану вдаваться в подробности, а в кошельке у меня уже был чек с неплохим авансом. После этого мы пошли к нему домой - как оказалось, сэр Баррен (который попросил звать его Джеймс), жил в доме напротив, на 5 этаже. Заходить в квартиру он не стал("вы там и так все найдете" - сказал он. Ну что ж... желание клиента - закон). Так что вошел я один. Вдруг я вспомнил мой утренний кошмар "обстановка такая же... и та дверь, в которую я тогда вошел, прикрыта" и, хотя я и убеждал себя, что это был всего лишь сон, невольно ощутил дрожь в коленях. "Страхи надо перебарывать" - решил я, и пошел уже знакомым путем. Одна дверь.. Другая... "стоп. Что это...Тут же была стена с проломом... А сейчас - окно, из которого я даже могу увидеть мою квартирку! Стоп...Я в ее комнате... Значит..." Я невольно обернулся. Лучше бы я этого не делал. Хотя и пришлось бы все равно. Это была та самая девушка. Из моего кошмара. Одетая в те же лохмотья... И нож был воткнут в грудную клетку именно там, куда я целился... Что это могло быть?
Я замер в нерешительности, но через пару секунд во мне что-то щелкнуло, и сознание, будучи не в силах понять что-либо, отключилось. Я начал механически делать все те же самые действия, что я желаю каждый раз на месте преступления. Надел перчатки, снял отпечатки пальцев с ножа, затем соскоблил немного грязи с ее кожи... И взялся за рукоятку оружия убийства, желая вынуть сам нож и положить его в еще один бумажный пакет. Вдруг в памяти вспыхнул образ того, кто стоял за мной в моем сне. Я его ни разу в жизни не видел... но тем не менее, я знал где он живет и кто он.
Сказав Джеймсу, что возможно понял, кто виновен в смерти его дочери, я уехал к тому дому, образ которого вспыхнул у меня в сознании несколько минут назад. Подъезжая, я уже начал сомневаться, правильно ли поступаю. Но, к счастью, я доехал раньше, чем мой напарник - внутренний голос - успел разубедить меня в глупости моей затеи. Звоня в дверь, я еще не знал, во что ввязался... Но уже был полностью уверен, что ничего хорошего из этого не выйдет. А мое второе "Я", мой лучший друг, вместо того чтобы нашептывать мне "беги оттуда... беги", начало нести какую-то ерунду о том, что я буду говорить, когда открою дверь. Через пару минут непрерывного стука в дверь я развернулся и хотел уйти. Но дверь все же открылась. На пороге стоял тот самый молодой человек из моего кошмара. На его лице появилась гримаса, в которой удивительным образом смешивались ненависть и страх, а в руках появилось оружие непонятной формы. Я услышал выстрел, почувствовал боль, но когда я захотел прошептать последние слова, как это делали герои книг, я не смог сделать этого. Вместо этого я вскрикнул, свет в глазах померк, и я поднялся в постели. На часах было 6:13...

Глава 2
Я проснулся. На часах было 6:13.
"какой ужасный сон... и ведь все было таким настоящим... но таких совпадений не бывает, потому что... потому что их просто не может быть". С такими мыслями я встал, пошел на кухню, ненароком разбудив обиженно зашипевшего Биоса, сделал себе завтрак. Но как только взял в руки кружку с кофе, во входную дверь начали стучаться. Крича "да-да, я сейчас открою", я взялся за входную ручку, и тут меня вновь пронзило то странное, щемящее - нет, даже не чувство - предчувствие, как будто сейчас со мной вновь произойдет что-то, что я уже один раз испытал, и это 'что-то' мне очень не понравилось. Но деваться было некуда, и я открыл дверь. На пороге был сэр Джеймс Баррен. "что за... этого ведь не может быть..."
В этот раз заикался уже я.
-С-с-сэр Джеймс Б-баррен?
Мой вопрос подействовал на него отрезвляюще.
-Да... а откуда вы меня знаете? Я, конечно же, немного слышал о вас, но кто, черт возьми, рассказал вам обо мне? Вашего секретаря я не предупреждал, за его отсутствием, в одних с вами кругах мы не вращаемся...
-Это не важно. С-скажите, а у вас есть дочь... Лиз?
-Да... Вернее нет... Уже нет. Но откуда вы знаете и это?
-Скажем так, у меня был вещий сон, - ко мне начала возвращаться прежняя хватка. Сон это был или нет, но деньги все равно понадобятся, - садитесь, расскажите все, что произошло с Элизабет, а я пока приготовлю кофе. Вам он поможет, да и мне тоже.
Я решил приготовить кофе согласно традиционному обряду. Может, хоть это немного отвлечет и успокоит меня. Взяв какой-то стальной поднос, я насыпал в него песка из маленькой баночки. Не знаю, откуда у меня эта банка - вроде бы один из моих прошлых клиентов собирал песок из разных экзотических мест, а я по старой привычке взял на память кусочек его коллекции... а может быть, это было просто очень старое печенье. скорее всего правдой оказался бы второй вариант, но я все же верил в первый - в голове начали всплывать картины комнаты, уставленной такими банками, заполненными песком красного, белого, желтого, перламутрового, черного и многих других цветов.
Пока на раскаленном песке закипала турка, я начал рыться по шкафчикам с препаратами. Теперь я искал препарат еще и себе. "слишком слабый... слишком сильный... вообще для другого... а, вот и то, что мне надо". Я взял с полки самое сильное из безопасных успокоительных средств, и положил в чашку Джеймса одну таблетку. Подумав, я кинул в свою три. Сэр Баррен что-то тихо бубнил, видимо в надежде, что я слушаю его. Конечно же, я бы слушал его... если бы не слышал это вчера... нет, не так. Один сон назад. Наверное, так будет вернее.
-Все вскипело, сейчас я принесу кофе.
-Да-да, благодарю... Бедная Лиз...
Мы выпили по чашке кофе. Лекарство начало свое действие. Многое стало мне безразлично, но я остался в ясном сознании. Поняв, что мне все же придется поехать к неизвестному парню, который хочет меня убить, я достал из нижнего ящика стола мой револьвер и пристегнул кобуру. Договор... Какой, к чертям, договор, если меня хочет убить абсолютно незнакомый мне человек?
-Зачем вы достали оружие?
-Не бойтесь, я не собираюсь вас убивать, во всяком случае, сейчас, - я ухмыльнулся. Однозначно, препарат начал действовать. - Договор мы с вами подпишем сегодня вечером, вы не против? Я, кажется, знаю, кто может быть причастен к убийству Лиз. Мне надо проверить это.
Я помнил мой сон во всех подробностях. Проехав по тому же маршруту, я думал о совершенно других вещах. "Кто этот тип, я выясню, это не проблема. Откуда он знает меня... а с чего я взял, что он меня знает? Может быть, он просто решил, что я из полиции, пришел за чем-то? Нет... не все так просто, человек, боящийся полиции, не станет так пугаться какого-то конкретного человека, да и с оружием открывать дверь тоже вряд ли будет...
Я знал, что деваться мне особо больше некуда. Если я не найду и не убью того парня, в конце концов он избавится от меня. Так что, стуча в дверь, я уже поднял револьвер. Главным для меня теперь стала моя реакция. Дверь распахнулась, на пороге появился именно он. Я нажал на курок, он - тоже. Раздался выстрел. Один. Одно из орудий дало осечку... но какое? Я уже ничего не чувствовал и не понимал, но с трудом переведя взгляд вначале на себя и ничего не увидев, а потом безразлично взглянув на медленно расплывающееся пятно на рубашке этого парня, которого я люто ненавидел, хотя и до сих пор не знал его имени, я понял, что победил. Дело сделано, и удовольствие от сделанного дела, столь (как казалось мне тогда) важного для меня, начало расходиться по всему телу. "Да... Я пошел в детективы именно ради него, этого странного, непонятного, но будоражащего кровь чувства... Стоп, это не оно... Но я знаю, что уже ощущал его раньше...Когда? Когда? Так... Нет, не может быть... Я умираю? Но почему, ведь я - не он - попал... А он еще умирает, и чем хуже становится ему - тем сильнее это чувство во мне... Он пытается что-то мне сказать!"
Отплевываясь кровью, парень пытался что-то мне прохрипеть, но я расслышал это только сейчас
-...Ошибся в том, в чем был прав... Не пытайся найти меня еще раз, я найду тебя сам...
И вдруг - темнота. Но в этой темноте я вижу смутные силуэты знакомых мне вещей. Вот все стало четким. Я повернул голову вправо. На часах было 6:14...

Глава 3

6:14. Я проснулся. Только что я помнил весь свой сон - и все забылось. Я попытался уснуть и отдохнуть еще полчаса, но - безуспешно. Через 10 минут меня поднял стук в дверь. И тут я все вспомнил. Весь свой сон. Или все-таки не сон? Быстро одевшись, я подошел к двери и крикнул через нее "сэр Джордж, это вы?". Затаив дыхание, я прислушался. Через некоторое время через стук крови в ушах я расслышал "да, это Джеймс. Но откуда, черт побери, вы знаете мое имя?"
Деваться было некуда, и я открыл дверь. В любом случае был шанс, что сейчас я окончательно проснулся, а мои средства уже могли уместиться в свинье-копилке. И я решил пойти ва-банк. Не дав ему начать свой разговор, я усадил Джеймса, к которому я уже привязался - еще бы, по моим внутренним часам это был единственный человек, с которым я разговаривал за последние 3 дня, и начал рассказывать ему его историю. На его лице появлялось все большее удивление, превратившееся в конце концов в гримасу страха и паники. Когда я закончил рассказывать все, что помнил, Джеймс спросил "откуда вы знаете это все". Я не знал, что ответить ему, поэтому сказал честно: "нет, я не могу вам этого сказать. По крайней мере, сейчас. Единственное, что вы должны знать - я знаю об этой истории гораздо больше, чем вы". После чего попросил у него ключи от его квартиры, сказав, что он все равно не сможет войти в нее по своей воле. Все равно Баррен был в таком состоянии, в котором мог бы выполнить любую мою просьбу. Оставив его у меня (я ему уже доверял; к тому же у меня были ключи от его квартиры), я отправился к нему в квартиру. Труп Лиз. "Она и в смерти не потеряла своего очарования... Стоп. Откуда бы мне помнить ее при жизни?" Я видел ее лишь один раз, и то - в своем сне (сне ли?). Но я прекрасно помнил, как она выглядела пару месяцев назад... Откуда? Объяснение типа "ее окно выходит как раз на мой офис" могло бы меня удовлетворить при обычных условиях, но не сейчас. А что же тогда сейчас?
Я выглянул в окно. Вокруг кипела жизнь, а в моем окне я мог разглядеть Джеймса, сидящего и допивающим кофе с видом, словно его мысли где-то далеко, и явно не там, где сейчас были мы с его трагически погибшей дочерью. Убрав голову из окна, я вернулся к моему обычному занятию - сел и начал думать. Итак, что у меня было? Сначала мне приснилось, как я убил Лиз. Напрягшись, я начал вспоминать детали, но смог вспомнить лишь то, что на ноже уже были засохшие пятна чьей-то крови. Нет. Хватит врать самому себе. Я помнил все в мельчайших деталях. И каждый раз, когда я вспоминал этот сон, в нем появлялось все больше подробностей. Настолько страшных, что я лучше бы забыл их. Если и это - сон, в следующий раз, когда я проснусь, я никуда не пойду. Не буду открывать кому-либо дверь. Черт с ними, с деньгами, еще как-нибудь заработаю. Оно того не стоит. Теперь осталось понять, почему происходит все остальное. Если это сон, то это могло бы все объяснить. Но сны мне не снились уже много лет. Да и даже в детстве они не были настолько четкими. Внезапно меня осенила мысль: а что если попробовать... Проснуться? Это было настолько абсурдно, что я решил попробовать. И вдруг представил себя со стороны и рассмеялся. Да, я, наверное, представлял забавное зрелище - опытный, детектив, щиплющий себя за руку возле трупа. Да и не может быть это сон, если я думаю, что я во сне. Но какое же тогда может быть объяснение? Я не знал, что делать. Нет... Я опять врал самому себе. Мне надо было пойти к тому парню и спросить, почему он хотел меня убить. И спросить так, чтобы он не убил меня еще раз. Сначала мне надо было узнать, кто этот парень. И тут... Я понял, как я увидел его. Я увидел его в расширившихся от страха глазах жертвы.
Зайдя в полицейский участок к Тому, я узнал кое-что, что было нужно мне. Особых новостей не было, так что мы болтали о всякой ерунде, пока он рыскал в картотеке.
-Алекс, тебе снятся кошмары? Я сегодня полночи не мог уснуть из-за какого-то бреда, от которого проснулся с воплями.
-"знал бы ты какие у меня отношения с моими снами" Да, то же самое. Но согласись, это логично, при нашей-то с тобой работе? Я вот уже третий день просыпаюсь около шести утра. Когда я сказал про время, во мне начала ворочаться какая-то мыслишка. Я ее запомнил, но развивать не стал, оставив на потом.
-...пассии у тебя опять нет? Ой, прости, не хотел напоминать...
-"а разве я с кем-то встречался? " Да, до сих пор не поймал ни одной симпатичной. Гхм... Напоминать о чем? ничего же не произошло!
-Ты уже забыл? Молодец, я бы так не смог...
"Стоп, да я ничего не помню о своем прошлом!"
-Ага, вот и наш клиент! Держи, если надо - оставь до завтра. По старой дружбе.
-Ага, спасибо. Завтра занесу. Я начал чувствовать себя нехорошо. В голове стучала мысль из одного простого слова - "домой". Уже когда я выбегал из помещения, я услышал крик Тома на прощанье: "за тобой должоо-оок"
Уже дома я, не раздеваясь и даже не снимая ботинок, рухнул на кровать. Джеймс куда-то ушел. Я дико устал - но не физически. В моей голове словно готовили мозги в горшочке, зачем-то периодически помешивая и задевая стенки. Но все равно я цеплялся за любые ниточки воспоминаний. Взгляд на стену - на ней висел коллаж с газетными вырезками про меня - и воспоминания начали возвращаться. Вот мое первое дело. Я выследил грабителей. Не понимаю, как такое дело могли доверить новичку, но все же мне все удалось. Мне всегда все удавалось. Через полчаса я вспомнил лишь короткие, непонятные фрагменты: вот я сижу на крыше какого-то ангара; вот я пробираюсь с револьвером в руке через какие-то заросли, следя за светом; вот я получаю в банке деньги. Вот и все, что я смог вспомнить. Ладно. Буду играть по правилам этого мира. Если я буду пытаться вспомнить что-либо еще, у меня лишь появится больше вопросов, на которые у меня нет ответов. Но это все было не важно, мне нужен был ответ лишь на один вопрос: "что за чертовщина происходит со мной?" Я решил спросить это у человека, который меня убил.
Я сел за стол и начал писать письмо. Что написать? "почему вы захотите убить меня, если увидите?" Бред. "почему я знаю вас?" Бред еще больший. Тем более что я не хотел подписывать письмо. Хм... Может, стоит сначала заглянуть в эту папку? Я долго не решался, но все же открыл ее. Ничего не произошло. Присмотревшись в строчки, напечатанные дрянной полицейской машинкой, я смог прочитать о моем убийце кое-что. Его звали Уолтер Сандерс, ему было 24 года, он работал над созданием нового дирижабля на благо государства и вообще, был примерным горожанином. Жил он один: мать осталась в глуши, когда он приехал покорять большой город, а жены у него не было никогда. Лицензию на оружие не имел... Ага, вот она, зацепка! Оружие у него точно есть, значит, скоро может произойти обыск. В полицию он стрелять не станет. Я смял недописанное письмо и выкинул его в корзину. Теперь - бегом в участок, пока он не закрылся. У меня оставалось около часа.
В участке Том, убирая дело обратно в картотеку, спросил:
-этот твой Уолтер, он замешан в чем-то серьезном?
-Да...Нет...Господи, Том, я не знаю! Я тебе могу сказать только то, что знаю сам! Ты знаешь, мы же друзья; а я знаю лишь то, что если он увидит меня, он попытается застрелить меня!
-Алекс, успокойся. Во-первых, тебе надо успокоиться. Я даже готов приготовить что-нибудь, если это поможет. Хочешь теплого молока?
Он радостно рассмеялся.
-а что во-вторых?
-а во-вторых, откуда ты знаешь, что он попытается тебя убить?
-Том, ты мне друг, но этого я не могу тебе сказать. Ты мне просто не поверишь.
-Да ладно тебе, ты же знаешь, я поверю даже в то, что нас всех заменят железные машины, если ты мне это скажешь.
-Нет, Том, и не проси. Я не хочу, чтобы и ты был в опасности.
-Ясно. Больше не буду спрашивать. Уолтера мы будем брать завтра - моя смена закончилась. Пошли, посидим в баре.
-Том, а нельзя ли сделать арест сегодня?
-К сожалению, нельзя. Иди домой, поспи, а завтра с утра я забегу к тебе и разбужу тебя.
Придя домой, я не знал чем заняться. Спать было страшно, но все равно сил уже не было, и я решил прилечь.
"что за... Где я? Почему я в квартире Баррена? Почему я...Опять не управляю собой?"
Взгляд в зеркало. В зеркале - не я, а Уолтер Сандерс. В его глазах я вижу те же чувства, которые, наверное, были бы в моих глазах. Словно он тоже увидел не себя. Я не помнил этого в прошлый раз. Я чувствую себя маленьким ребенком, забравшимся в чью-то машину и тихонько подглядывающим за тем, куда она несется, не в силах догадаться об ужасной конечной цели маршрута. "Откуда у меня эти странные воспоминания?" Тем временем Уолтер уже был в комнате Лиз и направлялся к пролому в стене. "Откуда пролом? Откуда??? Я точно помню, что тут было окно!" Я знал, что сейчас произойдет, и не хотел на это смотреть... Но не мог отвернуться. Я смог лишь чуть повернуть глаза. Но то, как нож вознесся вверх, оставляя за собой в воздухе капли крови, еще 3 раза, я все же вынужден был увидеть.
Я проснулся около 5 часов утра в холодном поту. И я точно знал, что сегодня продолжается вчерашний день. Не решаясь спать дальше, я встал, разбудив заодно и кота, свернувшегося у меня на кровати, и пошел на кухню. Скоро должен был прийти Том, и я решил приготовить нормальный завтрак. Пока на сковородке аппетитно скворчали яйца и бекон, я заварил кофе. "Ну вот, даже кофе скоро закончится" - подумал я, и с теплом вспомнил об авансе. Тома все не было, и я расправился с едой в одиночку. Оказалось, что уже почти все продукты закончились, и я все-таки пошел за покупками. Вернувшись с парой объемных пакетов и неплохим остатком от обналиченного чека в кармане, я обнаружил у двери записку: "Мы возьмем его около 8 утра. Приходи к девяти, сможешь с ним пообщаться. Том".
Немного огорченный, я отпер дверь и вошел, балансируя с пакетами в руках. К полдевятого вся снедь была рассована по шкафчикам, а я уже запирал за собой дверь. Добравшись до полиции за 20 минут, я кивнул головой дежурному на входе и прошел в дверь отделения для задержанных. Там я и нашел Тома и Уолтера. Они оба о чем-то тихо беседовали, но когда дверь скрипнула, они обернулись на меня. В глазах моего друга я прочитал радость от того что я все-таки пришел. В глазах убийцы меня я увидел лишь холодную ненависть - ту самую, с которой он выпускал в меня пулю. Но сейчас его ненависть была чистой, без примесей, в ней не было ни капли удивления или каких-либо других эмоций. Он рванулся, забыв, что пристегнут наручниками к решетке. Но даже внезапная боль не смогла убрать с его лица эту гримасу, в которой я с ужасом прочитал холодную решимость уничтожить меня. Том сказал "ну что же, оставлю вас наедине" и тихо исчез. Не было причин винить его в предательстве - этого парня я побаивался даже сейчас.
В нерешительности я подсел к нему и спросил:
-Почему ты хочешь меня убить?
-Я хочу отомстить тебе за смерть Лиз! Я любил ее, а ты... Ты... Ты отобрал у нее жизнь у нее самой и у меня!
-Стоп! Я не убивал ее!
-Я не верю ни одному твоему слову! Я сам видел это все! Я видел, как ты убил ее!
-Я не убивал ее. Я видел, что ее убили... Но это был не...
-Я точно знаю, что это был ты, и ты меня не сможешь обмануть, ублюдок!
-Уолт, успокойся. Если бы я ее убил, тебя бы я сейчас пристрелил как человека, который видел это все. Объяснись. Криком все равно не поможешь.
И тогда он сказал то, от чего все у меня внутри словно перевернулось.
-Ладно. Я видел сон. Я не мог управлять собой и был словно наблюдателем. В этом сне я увидел, как тот, в теле кого я был, убил Лиз... Мою Лиз... И я видел этого человека в зеркале. Это был ты.
Я не знал, что ответить ему. Но, наконец, что-то во мне повернулось, и я проговорил, словно выплевывая слова:
-я тоже видел этот сон. Но убийцей в нем был ты.
"Ему было уже незачем жить. А я чувствовал, что не смогу жить, если не пойму что случилось". Так я думал, вновь сидя у тела Лиз и ломая голову над происходящим вокруг. И тут я понял: пролом в стене! Там, где сейчас окно, был пролом, ведущий в другую комнату. И я решил: если я попал в рамки этого мира, надо играть по его правилам. Я разбежался и прыгнул в окно. Когда я летел вниз в окружении мелких осколков, внезапно обострился слух. Я услышал, как сталкиваются песчинки из стекла. Услышал, как щелкает секундная стрелка в моих часах. Когда я коснулся земли, мне показалось, что просто внезапно выключили свет. Боли не было. Исчезли все звуки, кроме одного - методичного щелканья часов. Попытавшись увидеть, откуда идет звук, я разглядел лишь три цифры: 6:15.

Глава 4
6:15. Я резко вскочил с кровати. Звук падающих осколков не исчез, мешая мне думать. Но мне не требовалось размышлять - откуда-то я знал, как и что мне надо делать. Быстро одевшись, я выскочил из квартиры и побежал вниз по лестнице. На выходе я встретил Джеймса. Остановившись, я сказал ему "Дайте ключи. Мне надо видеть тело Лиз". Эта фраза ввела его в транс, но ключи он все же отдал. Чувствуя угрызения совести, я протянул ему связку своих. Перебегая через улицу, я чуть не попал под колеса автомобиля, и тут меня пронзила мысль: "Я не погибну. Я просто еще раз проснусь, и единственное, что я теряю - один из шансов разобраться в происходящем". Мысль надо было обдумать, но на это у меня не было времени. Я точно знал, что я что-то упустил, когда я в прошлый раз осматривал квартиру. Но что? Вот что требовалось выяснить.
Входя в квартиру, я ощутил, как что-то неосязаемое, навалилось на меня. Атмосфера тут стала еще более враждебна к живым. Но мне было наплевать, я знал, что именно ищу, и понимал, что не продержусь ни минуты больше, чем того требуется. Я проходил комнату за комнатой, нигде не задерживаясь. Я начал чувствовать свою цель. Мне это не понравилось - эта способность появлялась лишь тогда, когда мне грозила серьезная опасность.
Я подошел к комнате Лиз. Дверь, к счастью, была открыта, и мне не пришлось открывать ее с дрожью в коленях и глубоким вдохом, как это делают в дешевых детективах. Подбежав к телу, я начал осматривать его. Почему-то я был уверен, что разгадка всего - где-то там. Когда я ощупывал труп, у меня не было ни капли брезгливости, но вместо этого появилось чувство вины. Как будто это действительно я убил ее... Ага, вот я что-то и нашел. Этим чем-то оказалась записка, написанная карандашом на клочке оберточной бумаги. Она была крепко сжата в кулачке Лиз. И как это я сразу ее не заметил? Неразборчивым подчерком на ней было набросано всего несколько слов: "никто не виновен в этом в этом мире". Дальше были брызги чернил, словно автор записки хотел написать что-то еще, но не успел и отбросил ручку. Эта фраза должна была заставить меня понять что-то очень важное... Должна была, но не смогла. Вместо этого меня осенила мысль. Я начал рыться по шкафчикам, пока не нашел ее дневник. Одна простая вещь тогда волновала меня: подчерк. Я сверил, и оказалось, что записку написала Лиз. Значит, она знала, что ее убьют, еще до того, как увидела убийцу, и попыталась предупредить... меня? Или Уолтера? Я не знал. Это мне и предстояло выяснить. Сунув в карман тетрадь, я направился... нет, не к "моему убийце", как я его начал звать про себя. А к Тому в участок, одолжить бронежилет.
Уолтер открыл дверь и, как и в прошлый раз, со странным выражением лица выстрелил мне в грудную клетку. Но Том добыл для меня лучшее, что было на складе. Меня просто толкнуло назад, но я успел ухватиться ему за руку. От испуга Уолтер выронил свой пистолет. Резко отпрянув назад, он добился своего - я разжал захват. Но, к счастью, я смог удержаться, и влетел за ним в дверь. Мне повезло и во второй раз - он не стал размахивать каким-нибудь светильником, а упал передо мной на колени с криком "убивай! Мне незачем жить!". Я сначала не понял, что он имеет ввиду, но потом сообразил, что речь идет о Лиз. Без слов поднял его и усадил на диван. Сходил, налил ему стакан холодной воды, вернулся и сел рядом. И начал говорить.
-Я не убивал Лиз. И ты тоже. Я это знаю. Мне долго это объяснять, ограничусь такой фразой - мне тоже снятся сны.
Он молчал, но перестал смотреть на меня враждебно.
-Ты мне нужен. Нужен, чтобы разобраться с тем, что происходит.
-Что происходит? Я тоже ничего не знаю, но могу сказать - мы с тобой оба неправы. Это непонятно никому... Я видел сон, как ты убил Лиз. Ты ее не убивал, и почему-то я тебе верю. Что же происходит?
-Это нам и предстоит выяснить. Пойдем в квартиру Барренов, ты мне поможешь.
На часах был полдень. Мы с Уолтом повторили путь, по которому мы шли во сне, и пытались найти разногласия. Но наши сны были одинаковы... за исключением отражений в зеркалах. К концу мы уже были готовы бросить все и пытаться найти ответ где-то еще. Но каждый раз нам казалось, что на следующем шаге попадется что-то, что окажется ключом ко всей этой истории. Мы все-таки прошли по всему пути, но так ничего не нашли. В бессилии мы сели в кресла. Квартира действительно вытягивала из нас силы. И тут Уолт спросил меня:
-Алекс, а ты ничего не находил тут до этого?
Я понял, что забыл показать ему записку.
-Точно... до тебя я нашел в ее руке записку. В ней было написано "никто не виновен в этом мире". Как думаешь, что это значит?
Безразличным тоном патологоанатома он ответил:
-Тут может быть несколько значений. Либо "никто в этом мире не виноват в чем-то, что произошло", либо "перемирие, которое случилось, не было чьей-то виной"...
У меня возникло чувство, что это говорит не Уолт, а кто-то еще. Он же тем временем продолжал.
-...Но мира тут быть не может. Вначале кто-то попытался настроить Алекса против Уолтера и Уолтера против Алекса, убив девушку и показав им друг друга. А затем связав их в над-сне...
Тут Уолт дернулся и сказал
-Извини, я немного задремал. Воздух тут плохо действует на меня, да еще и тело той, которую я любил... Я, наверное, не выдержал
-Ничего, ничего... Всего пара минут прошло. Я тоже задумался
По спине у меня пробежала дрожь. Эта квартира мне явно не нравилась.
-Алекс, ты не против, если я пойду домой? Я чувствую, что не могу тут больше быть. Мне на самом деле очень плохо.
Рассеянно я проговорил:
-Да-да, иди, все нормально. Я побуду тут еще немного.
-Ты уверен? Ты тоже выглядишь так себе. я думаю, будет лучше, если ты тоже пойдешь отсюда.
-Ладно. Я сейчас тоже пойду. Только попью чего-нибудь.
-Я принесу тебе. Я на самом деле волнуюсь за тебя.
Он ушел. Я же остался в раздумьях в комнате. Меня почему-то волновал лишь один вопрос - где та комната? Я помнил о множестве других странностей, но они мне были как-то безразличны. Скользя взглядом по стенам, я внезапно увидел маленькую каплю крови на ковре. На самом деле было странным то, что я ее разглядел - густой ворс и темно-красный цвет отлично скрывали пятна крови. Капля была в другой стороне комнаты, там, куда брызги точно не могли достать. Я присмотрелся и увидел целую цепочку темно-бурых точек, ведущую под кресло. Засунув туда руку, я нащупал рукоятку ножа. Достав его, я понял, что отпечатки утеряны безвозвратно под слоем крови с налипшей на нее пылью, к которому еще и прикоснулся я. Осмотрев его, я не нашел ничего примечательного - ни ритуальных знаков, ни борозд или царапин... просто нож из стали с 20сантиметровым лезвием, заточенный настолько, что я порезался, едва прикоснувшись к нему. Мою кровь он впитывать не стал. Это был совершенно обычный нож - без каких-либо хитростей.
В комнате стало настолько душно, что я распахнул окно. Мне в лицо ударил порыв свежего воздуха.
Вернулся Уолт с двумя стаканами воды. Увидев у меня в руках тот самый нож, он запнулся за край ковра и полетел на меня. Вода брызнула мне в лицо, и я машинально отпрянул назад. Это было моей ошибкой. Нож вылетел у меня из рук, а я сам вылетел из окна. О том, что сейчас вновь проснусь, я уже догадался. А если и нет - мне было уже не страшно. Я почему-то начал чувствовать ту самую "бренность всего сущего", о которой говорят многие. Задумчиво следя за ножом взглядом, я увидел, что капля воды коснулась его. И тут... в отражении на ноже я разглядел что-то серое надо мной. И тут внезапно потемнело. Я приготовился по привычке открыть глаза. Не вышло. Мне стало страшно. Я расслышал вдалеке лиру, на которой играли что-то заунывно-печальное. Ужас придал мне силы, и я все же смог распахнуть веки. И я увидел, как медленно падает последняя из планок, превращаясь из 5 в 6. в этот раз я проснулся в 6:16.

Глава 5
6:16... Лежа в кровати, я пытался понять, что же происходит вокруг меня. Наверное, это все - мое больное воображение, а я, наверное, сейчас лежу в какой-то больнице в коме после выстрела Уолтера. Но что же мне надо сделать, чтобы проснуться? Я не знал. Ущипнуть себя, как это делают во сне? Не поможет, я уже четыре раза погибал, и это не помогало... или все же помогало? Внезапно меня осенило. Время. Каждый раз я просыпался на минуту позже. В прошлые разы я не обращал на это внимания, мне было не до того. Теперь же мне уже нет дела до чего-то другого. Я подошел к часам и осмотрел их. Я совсем забыл, что на них столько кнопок. Так, а что если... Ага. Будильник. Он заведен на 6:20. Возможно, нужно, чтобы он меня разбудил? Нет... Я не хочу четыре раза прыгать из окна, чтобы проверить это. Да и... У меня в груди похолодело. Откуда в прошлый раз у меня была такая уверенность в своем бессмертии? Что, если этот раз - последний, и я больше не проснусь?
Я не мог больше об этом думать, мне стало по-настоящему страшно. Хотя... Может, это сама судьба давала мне шанс переиграть все по-новому, когда я совершал фатальную ошибку? На долю секунды мне показалось, что я был готов проснуться еще раз, но это ощущение схлынуло в тот же миг.
Возможно, мне надо было все же понять, в чем дело, чтобы эта загадка не мучила меня. И только когда я не буду привязан к этому кошмару - я буду волен проснуться. Хотя... какой кошмар? Мне нравится это время. Я бы никогда в жизни не захотел жить ни сто лет назад, в эпоху паровых котлов и джентльменов в высоких цилиндрах, ни пусть даже лет через двадцать-тридцать, в будущем, с телефонами, которые будут у каждого в кармане и хитрыми устройствами, которые будут работать от электричества. Мне нравится мой 1978 год, мне нравится Нью-Йорк, в котором любому человеку в холодном городе плевать на то, кто ты, если у тебя нет в кармане пачки денег, город, который видится в каком-то особенном свете.
Когда я готовил на кухне кофе, раздался стук в дверь. Я был готов к нему, и поэтому остался на месте. Я знал, что это Джеймс. Но я хотел знать, что будет потом, поэтому приглушил конфорку. Ровно через две минуты и двадцать секунд, если судить по часам на стене кухни, стук прекратился, и я услышал удаляющееся тихое и приглушенное входной дверью клацанье подкованных ботинок из мягкой, не скрипящей кожи, владелец которых, судя по всему, был около сорока лет, да и по всем остальным характеристикам был похож на Баррена. Почему я не стал открывать дверь? Мне стало интересно, что он будет делать, если не сможет прийти ко мне.
Я поставил кружку, полную горячего, обжигающего напитка из кофейных зерен, и подошел к окну. Джеймс перебегал через дорогу обратно к дому. Внезапно я почувствовал какую-то боль в голове, опустил глаза, а когда поднял - его сбила машина. Его смерть была на моей совести, но я был твердо уверен, что она не должна стать напрасной. Я вылез через окно на пожарную лестницу и подбежал к телу. Баррен уже не дышал, но тем лучше. Я перекинул его худощавый труп через плечо, и, крикнув всем: "это мой друг, я отнесу его в больницу", пошел к его дому. Я не собирался тащить его обратно в квартиру. Мне просто нужны были ключи. Этика? Какая этика, это все ведь мой бред... или нет? Я не знал. В любом случае, даже если бы это оказалось реальностью, я бы поступил точно так же.
Поднимаясь на восьмой этаж, я задумался, чего я собираюсь выяснить. Неужели мне нужен был тот нож? Что бы это мне дало? Отпечатки убийцы? Да нет, дело в другом... Да знал я откуда-то, что отпечатков на нем не было. Быть может, мне нужна та пустая серая коробка, которая была в моем сне? Да, может быть. Но с другой стороны, зачем мне пустая бетонная коробка? Да и как я найду ее? Отражение в ноже... Может, его и вовсе не было? Я остановился на секунду, но тут же тронулся с места. Чем ближе была квартира, тем больше она тянула меня к себе. Я знал, что еще раз погибну в ней. Но я уже получил то, что мне нужно. Я знал, что мне делать, когда я проснусь. И еще. Я точно знал, что проснусь.
...Дрожащими руками я подбирал ключ за ключом, но ни один не подходил. Хотя я и открывал эту дверь уже не один раз, я все напрочь забыл. Со лба уже начали падать первые капли холодного пота. Я чувствовал, что что-то ужасное случится, если я не войду в нее. И тут предпоследний ключ, мягко звякнув, вошел в скважину замка. Я с усилием повернул его, и замок тихо щелкнул. Я попробовал открыть дверь, но она не поддалась. Я начал судорожно проворачивать ключ. На третьем щелчке дверь воде бы поддалась, но я упорно продолжал проворачивать ключ в замке, пока не сломал его, и в моих руках остался лишь металлический кружок. Дверь, больше ничем не удерживаемая, открылась вовнутрь. Потянул слабый ветерок.
Убеждая себя, что это всего лишь сквозняк, я толкнул дверь, заставив ее распахнуться до конца, и мелкими, осторожными шагами вошел внутрь. Во всех углах мне мерещилась какая-то потусторонщина, которая развеивалась, стоило мне сделать шаг к ней. Когда я пытался открыть почему-то заклинившую дверь в комнату Лиз (но я отчетливо помнил, что и во сне, и в прошлые разы она была открыта), я был готов к тому, что она будет жива. Когда дверь все же распахнулась, я отпрыгнул назад, взвинтивший сам себя до предела и готовый уже к чему угодно. Но ничего не произошло.
Я осторожно вошел. Все было точно так же, как и в прошлый раз, за исключением какой-то мелочи. Я помнил, все было так же... Но меня что-то грызло изнутри. Я огляделся по сторонам. Тихо хлопали колышущиеся от ветра тяжелые шторы. Тело лежало в той же позе, мебель была там же; я нагнулся и заглянул под кресло - нож был там же, но доставать мне его пока не хотелось. В близком к сумасшествию состоянии я закружился по комнате, затем выглянул из окна за глотком воздуха и понял. Окно было закрыто. Что же это могло значить? Что кто-то пробрался в квартиру, или наоборот, вылез из нее через окно, заботливо прикрыв дверь? Я терялся в догадках. Причем ни одна из них не помогла бы мне продвинуться в моих поисках.
И тут я вспомнил то, что хотел узнать. Я вспомнил про отражение в ноже. Аккуратно достав его из-под кресла, я начал вглядываться в отражение на лезвии, но оно было настолько заляпано кровью (откуда столько крови после трех ударов?), что я ничего не мог на нем разглядеть, так что я пошел на кухню за водой. Как только я вышел, дверь захлопнулась, и послышался звук закрывающегося окна. Я ломанулся обратно, но дверь опять заклинило, в этот раз - намертво, но я бился в нее примерно полминуты, прежде чем признать поражение.
Со страхом я направился на кухню - надо было все же помыть нож и посмотреть в другие окна. Сейчас я начал слышать то, чего не отмечал тут раньше - какие-то тихие шумы, которые вызывали у меня панический ужас, но я упорно продолжал отмывать нож под горячей струей воды от запекшейся крови, убеждая себя, что это все - шутки сознания, которое по-настоящему боится этой квартиры. Не помогало. С дружащими руками я быстро домыл нож и обернулся. Никого. Звуки опять шли из-за моей спины, теперь еще и усиленные металлической раковиной. Я засунул в раковину затычку, но не помогло - резина не смогла окончательно заглушить их.
Заставляя себя совершать каждый шаг, я медленно продвигался к окну, хотя меньше всего на свете я хотел оставаться в этой квартире, и каждый удар сердца, словно песчинка в песочных часах, увеличивал мой страх, который уже почти перерос в панический ужас. Единственное, что удерживало меня тут - это осознание того, что мне все равно придется вернуться сюда.
Я подошел к окну, пристально вглядываясь в отражение в ноже, но так ничего и не увидел. Выглянув из окна, я еще раз взглянул в лезвие, теперь уже пытаясь увидеть, что происходит у окна комнаты Лиз. Ничего. Возможно, я ошибся, и это была лишь туча, а возможно... Я высунулся еще, чтобы разглядеть поподробнее, и понял, что нахожусь в той самой бетонной коробке, серой и абсолютно пустой, но тем не менее она вызывала у меня какое-то тревожное чувство. В ней не было крови, но я был абсолютно уверен - именно в ней убили Лиз. Я шагнул и...
Моя нога не нащупала твердой поверхности, но я уже не мог удержаться, и начал падать из окна. Серая коробка вокруг меня исчезла, и я увидел небо. Я повернулся спиной вниз, потому что не хотел смотреть, как я погибну в очередной раз. Я слишком устал от смерти. В смерти нет боли, зря я ее боялся из-за этого. Сейчас я боялся лишь того, что не проснусь.
Темнота. Мрачная мелодия арфы. Я ничего не вижу, но это не значит, что ничего вокруг нет. Я чувствую страх, но это неважно. Главное, что я чувствую что-то, на чем я лежу. Плоская поверхность. Рядом со мной тоже кто-то есть. Еще один. Или одна. Я не могу понять. Я ничего не вижу, а рукам что-то мешает. Наверное, я все же окончательно умер, а это - Чистилище.
Я открыл глаза. 6:19. Я ошибся. Это было не чистилище. Это был, наверное, какой-то сон.

Глава 6
6:19. Я лежал в своей кровати. 6:20... 6:21... Кровь стучала в висках, не давая сосредоточиться. Мысли нарочито медлительно пролетали перед моим внутренним взором, но я все равно не успевал осмыслить их. Я готов был лежать так целую вечность. Или - хотя бы ровно столько, сколько нужно для того, чтобы я начал думать. Но у меня не было времени. Я чувствовал это. Почему? Я не мог этого сказать. Все было вроде бы так же, как и всегда... Но что же меня подгоняло?
Когда боль в висках немного утихла, я попытался решить, что же мне делать дальше. Через силу. Через адские мучения.
В руках у меня был не клубок загадок с торчащими из него нитками. В руках у меня был с добрый десяток колец, которые мне было не под силу разорвать. У меня были вопросы, почти на каждый из них нашелся бы с десяток ответов. Единственный вопрос не давал мне покоя: "что же, все-таки, за чертовщина творится?". На него у меня не было ни одного ответа. Я мог сколько угодно убеждать себя, что это все - горяченный бред, я мог не задумываться над вопросом, но мне надо все же было что-то решать, и мне надо было как-то жить. И я бы не смог жить дальше, не поняв всего, что происходило со мной за последнее время. Время ли?
Может, это судьба играла со мной в свою хитрую игру, может - это был знак свыше, может, я сегодня по-настоящему проснулся... в первый раз, а может - ни один из этих ответов не верен. Но я не хотел быть тем, кого ведут под руку всю его жизнь. Я хотел жить так, как нравится мне самому, и никак иначе. Я не хочу вмешиваться в таинственные игры неизвестных мне.
Я попытался вспомнить ту мелодию, но мне не удалось. Те тихие перешептывания у меня за спиной... О чем они разговаривали? Единственное, что я помнил - это то, что голоса знали ответ на мой вопрос. Но каков он был? Я так и не вспомнил.
Я не знал, что мне делать... Не знал ли? Вновь начало появляться то странное чувство, которое вело меня тогда к квартире. Я знал, чем это все кончится, но пошел. Одевшись, я спустился вниз, в гараж. Там стоял мой запылившийся, не разу не использовавшийся со студенческих времен мотоцикл. В бензобаке еще плескалось горючее. (Откуда? Оно должно было испариться еще пару лет назад!). Двигатель мягко завелся. Не зная, куда я поеду дальше, я выехал из гаража.
Чья-то воля вела меня прочь, из города. У меня не было сил противиться ей, и я лишь послушно поворачивал руль. Когда я пересек черту города, я вновь услышал голоса. Вначале мне казалось, что я слышу их прямо из квартиры Джеймса и Лиз - настолько тихими и призрачными они были. Одновременно с тем, как я услышал их, мне показалось, что немного потемнело - словно туча закрыла солнце.
Но чем дальше я выезжал за черту города, тем громче раздавался шепот. Он начал почти что перекрикивать рев соседних машин, и я, кажется, начал разбирать слова. Но чем громче становился шепот, тем темнее становилось все вокруг. И когда я смог расслышать и разобрать слово, я уже ничего не видел. Я почувствовал, что мотоцикл врезался во что-то, потому что меня дернуло вперед. Я помню, что шел на обгон какого-то грузовика.
Этим словом было "смерть".
Я вновь был в... Нет. Я не знал, где я. Быть может, я и не ошибся, и это было Чистилище, и я был заперт между Адом и Раем. А может быть, и ошибся. Я надеялся на второй вариант.
Мрачная, пугающая мелодия арфы становилась все громче. Я пытался встать, но что-то сковывало мои движения. Я не мог поднять веки, да и света через них я не мог ощутить. Попытки вырваться не приводили ни к чему. Но внезапно я понял, что могу открыть глаза. Я открыл, но ничего не увидел.
Попытавшись увидеть, откуда идет звук, я все же смог разглядеть слабое пятно зеленоватого цвета. С ужасающей болью я напряг зрение и увидел цифры. 6:20. справа в верхнем углу был значок колокольчика. Мелодия шла из будильника.
Я рухнул обратно на кровать. Справа от меня кто-то зашевелился. Я заглянул, чтобы увидеть, кто лежал со мной рядом. Это была Лиз.
Будильник пискнул в последний раз и отключился. Я медленно осматривал комнату, в которой находился. Прямо напротив кровати был огромный телевизор. На нем стоял тот самый будильник, который показывал уже 6:34. А я все смотрел дальше. Над телевизором стояла полка с фильмами, аккуратно разделенными на три раздела: "фантастика", "ужасы", "нуар-детективы". Я вспомнил, как мы с Лиз любили смотреть все эти фильмы... Нас с ней завораживала атмосфера Америки семидесятых, невозможные вещи, созданные талантливыми режиссерами... А перед сном всегда смотрели какой-нибудь качественный хоррор. Вот и сейчас на плеере валялась коробочка со скромной надписью "шорохи".
6:59. У Лиз запищал мобильник. Ей было пора идти на работу. Я тихо выключил будильник в ее телефоне и пошел на кухню, где приготовил ей кофе. По всем традициям. Насыпав в противень песка из подаренной кем-то банки. Разбудил ее. А сам спустился с третьего этажа на первый и открыл скромную дверь с надписью: "Детективное агентство Клепаски". А через пятнадцать минут приехал секретарь и влетел в дверь с криком: "Алекс, извини, опоздал!".
Я был рад, что все же проснулся. Проснулся окончательно. А если это было не последнее пробуждение... Ну что ж. Впервые за мои тридцать четыре года я мечтал не о бессмертии, когда на следующий день после смерти я буду вновь просыпаться в своей постели, а о том, чтобы больше не просыпаться. Мне хватало моей жизни. Мне хватало этого сна, и я не хотел просыпаться дальше. Ведь это был лучший из моих снов.

Эпилог
В 8 утра ко мне забежал человек, неуловимо похожий на сэра Баррена. Его манеры, его походка...
С порога он влетел ко мне в кресло и забормотал: "времени мало, его почти нет...". Через пару минут он все же начал говорить. Звали его Джеймс Сандерс, и его сына, Уолтера, убили.
Вокруг меня начали шептаться голоса... Я расслышал в их невнятном бормотании слова "Сон", "Смерть", "Беги". В моих глазах потемнело.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:04  11-06-2008ЗК Кукан     
о господи, пожалей мое зрение автор)
#1 14:53  11-06-2008Илья Волгов    
хуй

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [43] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....