Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Чем пахнет ромашковый венок…

Чем пахнет ромашковый венок…

Автор: Atrey
   [ принято к публикации 20:03  13-06-2008 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 1087]
- Мне похую, - сказал Леша Кривцов и вошел в горящую избу.

Где-то вдали не ко времени закричал петух. Глупая птица, цвета огня, дважды проголосила и, сорвавшись на высокой ноте, затихла.
Дурная птица.

- Почему ты не вышел?

Огонь бился в оголенных окнах, прорывался сквозь крышу; ревел, гудел, изрыгал проклятья.

- Я ждала.

К небу взлетали искры. В воздухе танцевали черные бабочки, порожденные пожаром.

- У тебя такие веснушки - словно полянка усеяна новорожденными маслятами.

У сельчан лица были одинаковые, похожие на маски, оранжевые, с открытыми ртами и угольными глазами.

- Разве ты должен был так поступать?

Одна из женщин, всплеснув руками, упала. Плашмя. На спину. И тут все застыло; умерло, словно на фотографии.

- Не молчи.

Пожар смолк. Стал неслышим.

- Не молчи.

Тишина убивала огонь. Неистово погибало пламя.

- Останься со мной. Не уходи.

Из окна вылетел сверток. Упал на землю. Ткань развернулась. Открылось личико младенца, испачканное сажей; искривленное удушьем. Крик младенца вспорол опаленную реальность.

- Мы еще встретимся. Правда?

Горящие стропила с треском обрушились. Внутри что-то хлопнуло. Яркой вспышкой полыхнул вечер.

- Почему ты не вышел?
- Я понял - внутри и снаружи - одно. Разницы нет.
Они сидели в роще, где были друг с другом не раз. Под дубом, имя которому дали - Илья Муромец.
- Я не верила, что увижу тебя когда-нибудь. Но так этого хотела.
- Не мудрено, что не верила. Я ведь сгорел.
- Какая глупость. Это ж такая глупость.
- Любая очевидность - глупость.
- Почему так?
- Потому что, очевидность - это нереальная реальность. Даже не мир логики. Это тупизм невежества, лени и страха.
Нюре было нестрашно. Только одиноко. Леша был рядом, но не смотря на это - ей было так одиноко. До слез. Беспомощных и горьких.
- Какая красивая сегодня луна.
- Но, Леша, щас же день. Луны не видно.
- Не видно? ты так полагаешь?
- Ну, конечно же.
- Правильно - не видно. И потому она прекрасна. Разве не так?
- Я не понимаю. Луны нет - как же можно говорить о ее якобы существующих качествах.
- Ты не понимаешь. Жаль.
Леша наклонился вперед и сорвал ромашку, росшую меж его ног. Он повертел цветок перед глазами и протянул Нюре.
Девушка зарделась.
- Что ты можешь сказать об этом цветке.
- Ну, это ромашка, - Нюра говорила тихо, стесняясь, - цветок наивный и красивый такой незаметной, повседневной красотой. Хоть по правилам русского языка ромашка женского рода - но мне кажется, что на самом деле ромашка относится к роду мужскому.
Нюра почесала кончик носа и продолжила:
- Ромашка цветок для гадания и, как показывает жизнь, довольно точного. Я гадала на ней, вернее на нем, целоваться с тобой или нет.
- И что.
Нюра откинула голову и звонко рассмеялась. Понюхала ромашку и посмотрела на Лешу.
- А ты будто и не помнишь.
Помолчали.
- Я вот сейчас понюхала ромашку, - в голосе Нюры звучало, невесть откуда взявшееся, лукавство, - и почувствовала едва уловимый запах. Так пахнет после дождя, или пыль, танцующая в луче солнца, а может так пахнут бабочки. Еще так пахнет венок, который плетут из ромашек.
- Да уж. Чем же еще может пахнуть ромашковый венок.
Леша подвинулся ближе к Нюре, провел рукой по девичьим волосам, и забрал ромашку. Посмотрев на небо, растер цветок между ладонями. Одной рукой обнял Нюру за талию, а другую поднес к ее лицу.
- Чем пахнет?
Нюра чуть склонилась к его ладони и несколько раз глубоко вдохнула.
- Не ромашкой. Ромашкой не пахнет. Потом, гарью, пожаром, тиной и чем-то горьким или сладким до горечи, так бывает? - трудно понять.
- Понять не трудно - понять невозможно. Возможно только знать. Так как знаю я, что луна, которая не существует, - прекрасна. И прекрасна она именно по причине своего отсутствия. Впрочем все это лирика.
Леша взял лицо Нюры в ладони, повернул к себе и посмотрел ей в глаза.
- Что ты видела?
- Ничего.
- Не торопись. Время не существует - так что не стоит его перегонять.
- Почему?
- Там где вечность, нет места логике и времени. И все же - что ты видела?
- Ты вошел в избу. Огонь поглотил тебя. Но не всего. Часть тебя осталась рядом со мной. Я не могла видеть эту твою часть - только чувствовать. Все что я видела было похоже на картину маслом, непрерывно меняющеюся картину; мультфильм, нарисованный маслом. Было жутко, но и чудесно. Жутко - ведь все происходило реально, а чудесно, потому что походило на сказку. Свежесть и легкость я ощутила, будто после сенокоса нырнула в прохладную чистую реку. Потом из окошка вылетел какой-то дымящийся комочек. Комочек кричал. Крик походил на птичий. Вот странно, но это так. Словно некая мифическая птица поранилась и мучилась болью. Все бросились к этому комочку. Ну конечно же, это был младенец. Ты спас его, а сам остался в огне. Потом, я думаю мне это привиделось, огонь потух и я увидела сад, там росли одни только лилии. Но лилии необыкновенные: белые, красные, синие, золотистые - разных цветов, даже прозрачные. Цветы пели. Их песня была монотонной; и в этой монотонности, однообразии было ее волшебство. Я подумала о том, что это поет сама вечность и видение исчезло. Опять горящая изба.
- Ты подумала.
- Да.
- Язык необходим человеку для общения с самим собой и себе подобными. Без него не строятся города и не пишется история. Но так ли это необходимо? Преграда к познанию. Преграда, которую суждено преодолеть немногим, а может никому не суждено. По крайней мере, я не знаю ни одного человека, которому это удалось. Ни одного.
- Ни одного?
- Слова могущественны. Они живут внутри нас. Разве верно - спасать символичную жизнь, жертвуя настоящей? Все облечь в слова, а потом облечь в слова самое ничто, даже единожды увиденную истину, самодостаточную и ненуждающуюся в какой-либо форме. Как это притягательно! и как это пагубно! Смертельно.
Леша плюнул на ладонь и приложил ее ко лбу девушки.
- Оторвись от слов. Закрой глаза - если тебе так лучше видно. Ляг, если боишься бездонной высоты.
Нюра закрыла глаза.
- Слова - это пауки. Они бесшумны и быстры. Их необязательно произносить вслух. Лети, не двигаясь; и молчи, а то упадешь.
Стрекотали кузнечики. Плескались рыбки в реке.
По щеке девушки скатилась слезинка.
Нюра открыла глаза. В них было сияние.
Она поднялась. Отряхнула травинки с подола платья и пошла в сторону деревни.
Леша смотрел ей вслед и улыбался.
Он был рад своей улыбке.


Теги:





1


Комментарии

#0 01:14  14-06-2008гадцкий Папа    
пахоже на сурдапиревод хуёвава кено
#1 15:38  14-06-2008viper polar red    
такое многообещающее начало, и такая поебень в итоге...
#2 18:25  17-06-2008Викторыч    
Ну вошел и не вышел. А смысл?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:16  22-04-2018
:
[5] [Графомания]

Я, пресловутые полстакана
Наполню жизнью на полпути
У сумасшедшего старикана
Который мог по воде идти

Который — не надрывая глотку
Водил сквозь волны слепой народ
И потому, не нужна мне лодка
Чтоб жизни море осилить вброд

И я, наученный, пошагаю
Седой и голый, как идиот....
23:53  21-04-2018
: [12] [Графомания]
У современности в фарватере
Мне скучно. Я в другом году
Ругаясь запросто по матери
В колонне воинской иду

Близки покрикиванья ротного,
Не в тягость тощий сидорок,
И в радость топот войска потного
И хлёсткий русский матерок.

Легко солдатам быть с ним смелыми
На марше ухватив кураж,
Он под бомбёжкой и обстрелами
Звучит почти как "Отче наш"....
12:31  21-04-2018
: [7] [Графомания]
В ворчанье утреннего бытия,
В отсутствии кофейных ароматов,
Смотрело на меня второе я,
Как будто бы под дулом автоматов.
Как будто виноват, я безгранично,
Что сны стряхнул покинувши кровать
И негу сладкую нарушил не прилично,
Не дал благоговеянно доспать!...
14:28  20-04-2018
: [15] [Графомания]
Жорж был редкостным подлецом!
Саша не выдержал, схватил за лицо!
Indignation, indignation!
C'est pas ma faute. Je n'y peux rien.
Да простит меня няня Арина,
Жорж, вы редкостная скотина!
Как вы могли, обрюхатив Екатерину,
Мерзкие пальцы свои ,потянуть к Наташе....

Если долго кого-то ждёшь
Начинаешь терять рассудок
И к тому же, уж трое суток
По истрёпанным нервам — дождь

Отрывается первоцвет
Как придаток, для жизни лишний
Зимних яблонь и дикой вишни
А кого-то, как прежде — нет

Я кому-то пишу стихи
Вечерами, и хмурым утром,
Только кажется мне, что будто
Не писал ни одной строки

А отверженный первоцвет
Голубями летит под ноги,
От которых белы дороги,
И кого-то, как прежде — нет....