Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - П Ь Я Н Ь

П Ь Я Н Ь

Автор: виктор иванович мельников
   [ принято к публикации 12:41  17-06-2008 | глупец | Просмотров: 943]
- Витёк, с горла пить самогон могу, с горла пить водку – не могу. Не пить совсем?
Воробьёв смотрел в мою сторону с надеждой. Его руки дрожали, щёки и веки отвисли. Запах дорого одеколона не скрывал вчерашнего перегара – наоборот, усиливал. Он верил, что я скажу ему последнюю его же фразу.
Я ответил:
- Как хочешь, Валера. Я умею по-всякому. Будешь?
Рука потянулась к бутылке. Я отдал ему вожделенную жидкость, он снял пробку, глянул на меня, как в последний раз, и засадил полствола.
- Знатный ты булдырь!
Запить тоже было нечем. Валера скривился. Рвотные позывы погнали содержимое желудка наружу. Он хрюкнул как бы и еле успел высунуться из окна автомобиля.
«Ауди» стояла на окраине города у обочины ещё минут двадцать. Я приводил Воробьёва в чувства. Ему не следовало пить с горла – правда. Но желание похмелиться всегда выше желания перетерпеть, заставить себя сдержаться, чтобы потом не думать о дрожащем теле, похожим на ливер, вынутый из убитого животного, – и это правда более горькая, известная мне самому так же хорошо, как и сам бодун.
- Витёк, допивай без меня, - сказал Валера.
- Я бы тебе и не дал больше! Добро переводишь. Смотри и учись! – Я допил бутылку с двух заходов и выкинул в окно. – Главное, не торопиться.
Валера хмыкнул недовольно. Лицо его было болотного цвета. Интересно, как выгляжу я со стороны?
- Поехали?
Воробьёв сорвался с места, как сумасшедший гонщик Шумахер. В таком состоянии он был плохой водитель, я переживал. Надо было всё-таки оставить ему водки.

Я обязан был показаться на работе. Мой статус не позволял мне прогуливать, как и Воробьёву. Я работал завмагом на одного «крупного» предпринимателя. А Валера – мент поганый - начальник милиции, подполковник. Ему и флаг в руки с надписью «даёшь стране обрезанных костей!».
Щербакова не было. Как хозяин, он мог появиться в любое время. Я оказался первым на рабочем месте, хотя и опоздал на целый час.
Спрятавшись в кабинет, я включил компьютер, выпустил пар. В сейфе стояла бутылка коньяка, но о ней стоило забыть: неприлично пить одному.
Щербаков позвонил на сотовый, сказал, что не будет сегодня. Всех, кто станет спрашивать его, отсылать на завтра.

Коньяк вынырнул из сейфа. Мариночка, секретарь Щербакова и по совместительству его любовница, разлила коньяк по рюмкам. Двадцатилетняя сучка позволяла делать с собой всё. Я это знал от Щербакова, он рассказывал, доверялся. Но позволяла делать только ему, остальных она просто не замечала. Или делала вид. Гордая.
Мою персону она лицезрела и относилась ко мне, как к необходимости: работа есть работа. Но выпить любила. Коньяка или шампанского. Поэтому я её и пригласил в кабинет к себе.
Мы ни раз уже выпивали, и до Щербакова ничего пока не доходило. Но даже если Мариночка и проговорилась бы, то всё равно ничего бы не произошло: слишком многих людей из милиции, налоговой инспекции и прочих инстанций я знал. И умел договориться. Именно поэтому Щербаков и держал меня в начальниках. По сути своей, я должен был следить за порядком и дисциплиной в торговом зале. Старший менеджер отвечал за приём товара и ревизии. Я же отвечал за самого себя. Не работа – подарок судьбы, халява. И ещё: зарплата. Приличная.

Мариночка тонкими пальчиками взяла рюмку. Я представил её ручку, сжимающую мой возбуждённый член. Прелестная картина! В ширинке появилась жизнь. Жив я ещё, жив, пьянь сраная!
- В этом месяце плохая торговля, - сказала Марина.
- Не надо о работе, - попросил я её.
- Виктор Тимофеевич, вам всё равно, а я получаю от прибыли.
Я усмехнулся. Кто, как ни я, знал о премиях Марины.
- Не надо, - повторил я свою просьбу.
- Так за что выпьем?
- За тебя, за твоё здоровье, красавица!
- Вы мне льстите, Виктор Тимофеевич.
- Констатирую факт! И будь более доступной.
- На что вы намекаете? Для вас, что ли?
- Можно и так.
Она улыбнулась.
- Замуж хочется, наверное?
- За первого встречного не пойду.
Отвечает, как ребёнок. Красивой жизни хочется.
- Это правильно. – Я опрокинул свой коньяк в горло, Мариночка сделала маленький глоток.
- На примете есть кто?
- Почему это вы так интересуетесь, Виктор Тимофеевич?
- Интересно, просто.
- Пока никого.
- Значит, свободна?
- Как ветер в поле.
Я решил рискнуть.
- После работы поехали ко мне, а?
- Заманчивое предложение. А потом секс?
- Как пожелаешь.
- Старый конь борозды не портит, - усмехнулась Мариночка.
- Вот и сделаешь выводы.
- А сколько вам лет, Виктор Тимофеевич?
- Сорок два.
- Хорошо сохранились. Жена знает о ваших похождениях?
- Жена знает, что я алкоголик, поэтому со мной не живёт.
Я налил нам по второй.
- Шутите, Виктор Тимофеевич.
- Я не шучу – и хватит называть меня на «вы». Проще, Мариночка, проще будь.
- А мне так нравится. И я не хочу быть простой. Это не интересно. В первую очередь для вас, мужчин.
- О! Ты знаешь толк, стало быть, во всём.
- Знать всё невозможно. И вы об этом тоже знаете.
- Я слишком много знаю, Мариночка.
- Поэтому и пьёте много?
- Может быть. Так ты едешь вечером со мной?
- Еду, Виктор Тимофеевич. Вы такой лапочка! Уговорили.
- И не пытался.
Коньяк мы так и не допили. Помешала пожарная проверка. Не хватало пять огнетушителей по инструкции. Пришлось отдать товар по себестоимости в кредит.
Ненавижу я работу пожарников! Интимный разговор нарушили, суки!

Мариночка отработала по полной программе. Шлюха из неё вышла бы высококлассная!
Я ей сказал:
- В Голландию тебе надо. Там всегда была бы при деле. И деньгах. Улицу Красных Фонарей знаешь?
Ничего не поняв, пьяная, Мариночка сказала:
- Старый конь! Борозду испортил! Мне плохо…
Наверное, зря я предложил вначале выпить.

Сотовый надрывался.
- Виктор Тимофеевич, возьмите трубку. Ваш звонит. Раздражает!
Я было хотел вырубить телефон, но увидел, что это Воробьёв.
- Да, Валера!
- Витёк, я к тебе еду на такси.
По голосу видно было, что Воробьёв – в хлам!
- Что случилось?
- Потом.

Валера не вошёл в квартиру – ввалился. На нём были шорты, футболка и тапочки: домашний вариант. В пакете пять литров пива. Пиво было кстати, сам Воробьёв – нет.
- О! – сумел сказать он и выбил чечётку. – Мясо!
- Это кто? – спросила Мариночка сонным голоском.
- Начальник полиции нравов.
- Я больше никому не дам. Не хорошо мне… Нахал вы, Виктор Тимофеевич.
Воробьёв прилёг рядом с ней на диван.
- А я с женой поругался. И вовремя это сделал.
- Я догадался, Валера.
- Она спит? Как её зовут?
- Мариночка пьяна. Ты для неё что шёл, что ехал. В данный момент. Раньше ругаться с женой надо было. Тогда был бы и секс. Может быть.
Валера откинул одеяло, мутным взглядом окинул голое тело девушки, сказал:
- Красивая! Моя жена была когда-то такой же. Двадцать лет назад.
- Забудь!
- Забыл, Витёк. Только сейчас вспомнил.

Мариночка как будто не пила. Сразу видно – молодость! Она бегом отыскивала свою шмотку, одевалась.
- Я с кем-то спала ещё? Не помню, - она смотрела на храпящего Воробьёва.
- Успокойся!
- Виктор Тимофеевич, мы опаздываем на работу.
- Я вызову такси. И скажешь Щербакову, что я тебе звонил и предупредил, что задержусь на пару часиков.

Пива не было: выпили ночью всё. Воробьёв позвонил сыну. Сказал, чтобы тот пригнал его машину.
- Валера, - сказал я, - ты в плохой форме.
Он оглядел себя, перезвонил снова сыну, сказал:
- Олежек, не забудь в прихожей мою милицейскую форму.

- Витёк, с горла пить самогон могу, с горла пить водку – не могу. Не пить совсем?
Воробьёв смотрел в мою сторону с надеждой. Его руки дрожали, щёки и веки отвисли. Запах дорого одеколона (уже моего) не скрывал вчерашнего перегара – наоборот, усиливал. Он верил, что я скажу ему последнюю его же фразу.
Я ответил:
- Как хочешь, Валера. Я умею по-всякому. Будешь?
Рука потянулась к бутылке. Я отдал ему вожделенную жидкость, он снял пробку, глянул на меня, как в последний раз, и засадил полствола.
- Знатный ты булдырь!


Теги:





0


Комментарии

#0 13:16  17-06-2008Х АТ Т А Б Б Ы Ч    
Как все знакомо до боли!

Понравилось.

С бодуна такое может и нравится, вооще-то!
#2 13:59  17-06-2008Х АТ Т А Б Б Ы Ч    
Да, нет, дело не в бодуне.Просто жизненно.
ништяк
#4 15:33  17-06-2008Девочка-скандал    
хуйня.
#5 15:35  17-06-2008zemychka    
жизненно, отлично)))

как-то потянуло в студенчество, в нехорошую квартиру....

Хуёвый ништяк в нехорошей квартире.
#7 16:34  17-06-2008Кобыла    
закольцевал, значит. дежа вю

*Помешала пожарная проверка* - вспомнилось, как на складе отчитывались о коммерческих расходах, то бишь, взятках: "Приходила СЭС, взяла тигровых креветок. Приходил пожарник. Взял ящиком водки"

Закольцевал, а как иначе? Всё, так и должно быть: по-новому, ещё по сто...
#9 18:50  17-06-2008Петя Шнякин    
Виктор Иванович, пора с бухлом завязывать, я щитаю.

Раскас зачотный, прям молодость вспомнил. И тёлку одну - она как выпьет, любила поебацца с 2-3 мужыками.

Как говаривал один мой знакомый, значит, завязать можно только петлю на шее...
#11 19:06  17-06-2008херр Римас    
Показана знакомо-прелестная сторона жизни здоровых мужчин.
Мужчины здоровы, когда пьют, когда не пьют - больны.
#13 20:48  17-06-2008Арлекин    
нихуя не буковски. с автором не согласен насчёт идеологии бухания. я вот не пью, и никому не рекомендую. лучше употребляйте наркотики
#14 20:55  17-06-2008бубень    
Однако, при этом пьют и когда больны, и когда здоровы...
#15 22:05  17-06-2008херр Римас    
Перечитал еще раз, отдохнул.Отдельное спасибо за "зеркальный" пролог и финал.Спасибо,как 200 г. принял!
Арлекину.

Еду в Новороссийск. 1997 год. Блок-пост. Тормозят менты. Проверка. Идут по салону автобуса, выбирают. Один смотрит на меня, говорит: наркотики есть? Да, отвечаю. Идём на улицу, открываем багажное отделение, я достаю сумку. Показывай, говорит. Покопавшись в тряпках, я достаю бутылку водки: "Вот мой наркотик!" Мент готов был меня съесть. Иди на хуй, говорит. Я пошёл на своё место.

Мораль: каждому своё, мы все здесь наркоманы-графоманы.

римантассу


Насчёт 200 г. Тут меня варикоз заебал. Народное средство подсказали. Алаказию настаиваешь на 250 грамм чистого спирта 10 дней. Значит, заказал ноль пять литра чистого спирта медикам - принесли. Я лекарство сделал - а куда остальное? Развёл щас, и принял. Бутылка вышла.

Хорошо!

Да, кстати, насчёт идеологии - не согласен. Болезнь это, а не идея.

А до Буковски мне далеко, как до Бога!

Чё-то я писал о вреде... Круговой поруке, а нарвался... мы не пьём, воздерживаемся... Враньё! Об этом можно пииииииииииисать без базаров.
#20 14:54  24-06-2008наследник големятина    
однако...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
04:26  10-11-2018
: [12] [Про скот]
Вот стоит стакан
На столе. И стул
Смеет не упасть,
А стоять. Стакан
Пуст стоит. И стол
На полу пустом.
За столом глаза
Смотрят и слезят.
Смотрят и молчат.
На стакан пустой,
Что стоит, на стол.
Стул стоит, но он
Вместе со столом
Молча в унисон
Только и всего,
Что стоит на том,
На полу пустом....
17:26  08-11-2018
: [15] [Про скот]
...
00:15  07-11-2018
: [16] [Про скот]
Москва, дай мне прикурить
От пряного запаха прелой листвы.
Октябрь сбежал во всю прыть,
Как заяц, по мерзлому насту травы.

Рыжеет закат-лиса,
Ползет отражается в створе окна.
Москва - большой депрессант.
Она захолустна, пуста, холодна....
02:28  06-11-2018
: [11] [Про скот]

Праздный дух вселенского потопа
Тихо стелет устрицы во рту
Утонула будто вся Европа,
Мы вдыхаем моря немоту,
Через быстро выросшие жабры,
Правда рыбам сразу не продать
Ни дома свои ни канделябры,
То есть денег больше не видать....
21:05  05-11-2018
: [8] [Про скот]
- Ну чё, застыл, хуле ты на неё смотришь? Димон, наливай бля!

- Серый, меня ещё за прошлый раз жена не простила.

- Гремучие кастрюли! Да ты каблук, чё ли? Да не ссы, мы по сто грамм, и бутылку в холодильник уберём. Так сказать, культурное мероприятие....