Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Разговор с другом

Разговор с другом

Автор: Shopen
   [ принято к публикации 15:03  10-07-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 413]
Эх, Саймон, Саймон, дружище. Как же долго мы с тобой не разговаривали!? А все почему? Потому что мы оба очень заняты. Потому что нам обоим некогда. Представляешь, настало время, что нам с тобой, старым, закадычным друзьям, уже и некогда поговорить. Это я вот сейчас в больницу попал, и ты ко мне пришел, я рад этому. Хоть поговорить с тобой можно. Скажи, а если бы я сюда не попал, ты бы меня навестил, как раньше, помнишь? Молчишь? Ну, молчи. А ведь раньше как было? Мы с тобой по несколько раз в день говорили, спорили, радовались чему-то, грустили, влюблялись. Влюблялись, почему-то все время в одну и ту же девушку. Я помню, как меня это злило. Тебя тоже наверняка это злило. Верно? Ну, скажи, не темни. Ну не хочешь, как хочешь. Все равно это славные были времена. Никак не могу понять, почему же все так сильно изменилось. Я даже и не помню точно, когда тебя узнал. Не напомнишь, когда это было? Вот. Видишь, ты тоже не помнишь. А все почему? Да потому что это было так давно, что в памяти и следа не осталось от нашей первой встречи. Страшно представить, сколько же лет мы с тобой вместе! И на протяжении всех этих лет не было ни дня, что бы мы не виделись и хотя бы не перебрасывались парой фраз. Но только не сейчас. Сейчас настал тот момент, когда мы оба все больше и больше молчим. Когда, если кто-то из нас что-то говорит, то второй делает вид, что не слышит или действительно не слышит. Ну, как же так? Что же между нами произошло? Да, я с тобой согласен. Наверное, ничего между нами не произошло, да и произойти не могло, просто мир вокруг нас изменился. Именно в этом вся загвоздка. Мир изменился. Но, постой. Мир же и раньше менялся, и нам это никогда не мешало. Нет, все-таки тут, что-то не то. Мир, скорее всего, здесь не причем. Тогда в чем причина? Может причина в том, что мы устали друг от друга? Тоже врядли. Раньше же не уставали. А может у нас, интересы изменились? Так они и были у нас всегда диаметрально противоположными. Нам даже женщины всегда разные нравились. Я даже женился на девушке, которая ТЕБЕ сильно нравилась. Я помню, как ты меня упрекал за это. Странное что-то происходит, Саймон. Саймон, ты меня вообще слушаешь? Нет, к сожалению, ты как всегда меня не слушаешь. Ты опять где-то далеко. Наверное, опять утонул в своих мягких мечтах о прекрасном будущем. Я тебе завидую. Ты всегда умел мечтать и жить своей мечтой. А вот мне как-то с этим никогда не везло. Ну, ничего, я уже привык, и к тому, что сам не могу, так как ты мечтать и к тому, что ты меня часто не слушаешь. Какой же ты все-таки засранец, Саймон. А я ведь и в правду поверил, что ты меня не слушаешь. И уже хотел на тебя обидеться. А ты все-таки слушал и делал вид, что не слушаешь. Вот видишь, даже в такие минуты ты делаешь вид, что не слушаешь. Почему, Саймон? Объясни мне. Не можешь объяснить? Ты не можешь. Жаль. А я знаю, почему ты не можешь, Саймон. Хочешь, расскажу? Тебе не интересно? Врешь! Я точно знаю, что ты мне врешь. Тебе еще как интересно. Просто у тебя такой характер. Ты живешь на противоречии всему миру. Ты с детства на черное, говорил бело и даже дрался за свои убеждения. Саймнон, ты со мной за это дрался. Помнишь? Вот и сейчас, ты просто мне противоречишь как упрямый мальчишка. Не потому, что ты не можешь мне это объяснить, а просто потому, что тебе так хочется. Ну что ж, а я все равно тебе расскажу. Да, ты действительно никому, никогда ничего не объяснял. Не объяснял своих поступков, даже когда они были нелепыми и глупыми. Ты не считал нужным. Ты всегда хотел, что бы мир был у твоих ног, а не ты у подножья мира. Наверное, ты был прав, наверное, ты и сейчас прав. Видишь, как все стало на свои места? Ты положил мир к своим ногам, а я так и остался у подножья. И как тебе это удалось? Не понимаю. Твои дурацкие поступки, я наверное никогда не забуду, но вспоминать их тоже не хочется. Ты всегда, с самого детства, появлялся незаметно, вытворял черт знает что, и так же незаметно исчезал. Я до сих пор не понимаю, как тебе такое удавалось? Но, тем не менее, я тебя всегда считал своим лучшим и единственным другом. И сейчас считаю. И если мне и хотелось с кем-то говорить о чем-то тайном и очень секретном, то только с тобой. Ты помнишь, когда нам было лет по одиннадцать, двенадцать, когда у меня был первый сексуальный опыт? Да, да, это было летом, в деревне. Мы с тобой вместе там отдыхали у моей бабушки. Так вот, про этот опыт я рассказал тебе первому. Я не мог тебе не рассказать, ты бы и так все понял. Поэтому, я решил сразу с тобой поделиться этим случаем, что бы ты потом не мог меня обвинить, в том, что я с тобой, со своим самым лучшим другом не поделился. Ты часто меня в этом упрекал. Я даже помню, как ты мне врать запрещал. Смешно такое вспоминать. Но, наверное, именно ты меня отучил сначала от вранья детского, а потом и от взрослого. Спасибо тебе за это, Саймон. Хотя, я и сейчас иногда вру. Жизнь такая, приходится. А помнишь, как мы прятали от моего отца папиросы, которые я воровал у него? Странно. Тебе всегда не нравилось, что я вру, но, а курить то именно ты меня и научил. Ты говорил, что это делает меня взрослым и это нравится девчонкам. Зря я тебя тогда слушал. Наверное, лучше бы я врал? Да черт с ними и сигаретами и с враньем. Давай о тебе. Ты знаешь, вот что я вспомнил. Даже и не знаю, почему я это вспомнил. Помнишь, давно, очень давно, я еще жил с родителями, ты учил меня гладить собственные брюки? Смешно, даже как-то. Ты, кто вообще никогда не брался за какую либо домашнюю работу, учил меня гладить брюки. Так вот в тот момент, я даже и не понял, как ты появился за моей спиной и начал подсказывать. Как ты вообще вошел в квартиру? Помнишь, как твои подсказки сначала раздражали меня, и я бегал периодически в ванную, что бы намочить голову холодной водой? Мне тогда это помогало. И сейчас помогает. А потом я все-таки научился гладить брюки и даже свои рубашки и сейчас у меня это замечательно получается. И за это тебе тоже большое спасибо. Я даже помню, как ты учил меня водить машину. Нет, конечно, учил меня водить отец, а вот когда я садился за руль без отца, со мной рядом всегда был ты, мой верный друг и наставник. До сих пор не понимаю, где же ты всему этому научился, ведь мы с тобой ровесники? Откуда ты все это знал? А помнишь, как мы вместе сдавали с тобой экзамены на права и вместе их провалили? Нам тогда обоим было горько и печально. Я тогда не знал, что сказать родителям и просто соврал. А ты со мной потом за это несколько дней не разговаривал. Я помню, как мне тогда тебя не хватало. Это было не легкое для меня время. Но все же мы с тобой получили свои заветные «корочки» и нашей общей радости не было предела. Видишь, Саймон, как много нас с тобой связывает? А вот еще. Помнишь, когда я отмечал свое шестнадцатилетние, мы вместе с тобой так напились, что пели песни под памятником в центре города и нас чуть не забрали в милицию? Веселые были времена. Но почему же сейчас мы отдаляемся друг от друга? Я вижу, Саймон, я вижу по твоим глазам, что тебе не безразлично все то, о чем я сейчас говорю. Хотя ты продолжаешь настырно это отрицать. Можешь это делать сколько угодно. Ты вспомни тот день, когда у меня родилась дочь. Помнишь? Ты помнишь, как тогда я был счастлив? Да я был на седьмом небе от счастья! И кто со мной разделил эту радость? Кто стоял со мной рядом под окнами роддома? Да, Саймон, это был ты, а говоришь что тебе все равно. Нет, не все равно. Если бы тебе было все равно, то мы сейчас с тобой не говорили. Хотя конечно, это я говорю, а ты все больше слушаешь. Или не слушаешь? Саймон, ты опять меня не слушаешь? Слушаешь, слушаешь, я вижу, я пошутил. Не кипятись. А когда я уехал в Москву, ты тоже поехал со мной, ты приехал несколько позже, но все-таки ты приехал. Помнишь, как мы снимали одну комнатку на двоих в Подмосковье? А помнишь ту бабульку, которая нам ее сдавала? Да, да, точно, она еще тырила наши йогурты из холодильника. Весело было. Но я на нее не в обиде, мне даже прикольно было. Да и ты не злись. Она старый человек, но может захотелось ей йогурт, вот она его и съела. Понимаю. Но может ей, каждый день его хотелось, и он был в холодильнике. Да перестань, Саймон, ну мы же не обнищали из-за этих йогуртов и с голоду не померли. Так что все в порядке, забудь. Помнишь, как нам не хватало денег, и мы ходили пешком до метро? Сейчас то нас обоих не заставишь в метро лезть, только по большой необходимости. Все больше как-то на машине. Зажрались! Что-то у нас с тобой прямо таки вечер воспоминаний получился. Ты знаешь, я очень рад, что ты нашел время и заскочил ко мне в клинику. Нет, я правда очень рад. Ты заходи почаще, а то меня тут совсем скука заедает. О, слышишь? Это медсестра по коридору каблучками стучит, укол мне несет. Ты, это, давай, спрячься, что ли куда-нибудь. Они, почему-то мне не верят, что у меня есть такой надежный и верный друг как ты, говорят, что такого не должно быть, а когда я им про тебя начинаю рассказывать, они говорят что ты плод моего воображения. Как же так? Какой же ты плод? Как такого не должно быть? Ты же есть! Я это знаю. Ты мой друг и я не хочу, что бы ты уходил. Но сейчас лучше хотя бы спрятаться, так, на всякий случай. Мне укол сделают, и я тебя позову, продолжим вспоминать нашу молодость. Ну, давай, до встречи. И, Саймон, ты подумай над тем, что я тебе сказал. Мы же всегда были вместе, и нам было весело, я бы не хотел это менять. Подумай, Саймон. Мне сейчас как никогда нужна твоя поддержка и помощь. Понимаешь, Саймон. Она мне нужна как тогда, когда умер мой отец, когда я потерял одно из самых близких для меня людей. Я помню, ты был рядом. Да, ты молчал, но я знал что ты рядом, что ты меня не оставишь в такую минуту. Я знаю, что ты меня понимаешь, Саймон. Подумай над всем этим. Я тебя прошу, Саймон, дружище.


Теги:





0


Комментарии

#0 15:20  10-07-2008Француский самагонщик    
Не текст, а кирпич какой-то. Если кто асилет, маякните плиз
#1 15:26  10-07-2008Oneson    
да. афтр,разов бы 10 хоть по энтеру впендюрил. или остановиться не мог? не читается.
#2 15:28  10-07-2008Буцефал    
Вероятно, здесь зашыфрована шызофрения или раздвоение личности.
#3 00:43  11-07-2008Жан Аливье    
Не хотелось бы шутить, но может это поможет ГГ(автору?). Если бегло читать, то можно подумать, что ГГ разговаривает со своим дружком, каждый называет своего по-разному. Ну, Вы понимаете, о чем я? (не при дамах будь сказано)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок


Маньяк цветовод Лизунец Апостолович Оригами
распял себя думками: Мой гений, большого предтечие -
спасёт мир, восстановление девственности муравьями,
путём щекотания сломанного - совсем без увечия.

Мерси девчонке, посаженной голой на муравейник,
слыла она брошенкой, а стала как новая лялечка -
бесспорно, открытие тянет на Нобеля премию,
с воплем фанаток: Лизуньчик, ты наш пупсик и заечка!...
11:52  08-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Демиург Чантаскел, прижавшись одним ухом к подушке, пытался уснуть, воткнув палец в другое ухо; однако свистящий, тоненький голос продолжал звучать казалось внутри самой головы: "правитильство ришило поднять став..."
Вскочив с дивана, Чантаскел с наливающимися кровью глазами обвёл свою мастерскую - ничего, что могло бы издавать какие-либо звуки не было -только под потолком висела, так и незаконченная планетная система....
23:38  07-12-2016
: [5] [Х (cenzored)]
Кошка видела в окошко:
падал пух лохмато вниз
На деревья, на двуногих,
и на замшевый карниз.
Полизала, жмурясь, лапку,
шубку белую, как снег,
И зевнула сладко-сладко,
окунаясь в сонность нег....
19:25  06-12-2016
: [8] [Х (cenzored)]
...
08:00  05-12-2016
: [9] [Х (cenzored)]
Лает ветер на прохожих
белых, желтых, чернокожих,
В подворотнях остужая пыл.
Лихорадит всех до дрожи,
перекошенные рожи,
Как же этот чум людей постыл...

Нет ни дня без войн, насилья,
плачет небо от бессилья,
И снежит, снежит, снежит в душе....